Че­ло­ве­ка без мечты не бы­ва­ет

Gomelskaya Pravda - - СЛУЖБА - На­та­лья СТАРЧЕНКО

В тра­ди­ци­он­ной руб­ри­ке “Интерактив” Фе­ликс ЯШКОВ от­ве­тил на лич­ные во­про­сы

— Успеш­ность или чув­ствен­ность? — Успеш­ность. Успех — это ес­ли до­бил­ся в жиз­ни то­го, че­го хо­тел: в про­фес­сии, в се­мье. И ес­ли все хо­ро­шо у тво­их род­ных и близ­ких. Успех — это ко­гда есть чув­ство ком­фор­та, и ко­гда у те­бя есть опре­де­лен­ные воз­мож­но­сти. В том чис­ле фи­нан­со­вые. Но не толь­ко. Ко­гда есть воз­мож­ность об­щать­ся с людь­ми, ко­то­рые нра­вят­ся. — Се­бя вы счи­та­е­те успеш­ным че­ло­ве­ком? — Ес­ли по­смот­реть со сто­ро­ны, быть на­чаль­ни­ком та­мож­ни, без­услов­но, до­сти­же­ние. И мне, не скрою, при­ят­но. Од­на­ко все­гда есть к че­му стре­мить­ся. По­то­му что че­ло­ве­ка без мечты не бы­ва­ет. Лич­но мне хо­те­лось бы еще где-ни­будь се­бя по­про­бо­вать, еще где-ни­будь при­го­дить­ся. Же­ла­тель­но в рам­ках та­мо­жен­ной служ­бы. — Утро или ве­чер? — Утро. Я ра­но про­сы­па­юсь, и это наи­бо­лее про­дук­тив­ное вре­мя. — Бо­улинг или би­льярд? — Би­льярд. В та­можне мы про­во­дим кор­по­ра­тив­ные со­рев­но­ва­ния по это­му ви­ду спор­та. В фи­нал я еще ни ра­зу не вы­хо­дил: у нас есть бо­лее ма­сте­ро­ви­тые би­льяр­ди­сты. Что ж, тем ин­те­рес­нее с ни­ми иг­рать. Да и мое са­мое глав­ное увле­че­ние — ры­бал­ка. Как с пя­ти лет на­чал удить, так это за­ня­тие не бро­саю. При­чем ры­ба­чу не ра­ди ка­ко­го-то гран­ди­оз­но­го уло­ва. На­вер­ное, са­мое боль­шое, что вы­лав­ли­вал, — щу­ку око­ло 5 ки­ло­грам­мов и со­ма ки­ло­грам­мов на 12. Сам про­цесс мне при­но­сит удо­воль­ствие. — Са­лат или суп? — Смот­ря ка­кой суп. Ес­ли хар­чо или со­лян­ка, то с удо­воль­стви­ем. Но в це­лом боль­ше мне нра­вит­ся жа­ре­ная ры­ба. Осо­бен­но ес­ли сам ее пой­мал и при­го­то­вил. Я во­об­ще люб­лю по­есть. Дру­гое де­ло, что за­ча­стую из-за спе­ци­фи­ки ра­бо­ты оста­юсь без обе­да. — Те­ле­ви­зор или ве­ло­си­пед? — Те­ле­ви­зор. На­при­мер, смот­рю ка­нал “Охо­та и ры­бал­ка”. Там нра­вят­ся бук­валь­но все пе­ре­да­чи. Ес­ли нуж­но вы­де­лить что-то, то на­зо­ву про­грам­мы “Се­кре­ты труд­ных во­до­е­мов” и “Со­ве­ты бы­ва­лых”. — Жел­тый или зе­ле­ный? — Зе­ле­ный. Мне этот цвет бли­же. С воз­рас­том на­чи­на­ешь лю­бить бо­лее спо­кой­ные то­на. К то­му же это цвет при­ро­ды, ра­до­сти.

— Ес­ли бы не ста­ли со­труд­ни­ком та­мож­ни, ка­кую бы про­фес­сию вы­бра­ли?

— В шко­ле я очень лю­бил ис­то­рию, по это­му пред­ме­ту все­гда толь­ко пя­тер­ки по­лу­чал. А еще мы с то­ва­ри­щем кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ли мо­не­ты. Жи­ли то­гда на бе­ре­гу Вол­ги и на­хо­ди­ли их у ре­ки. Это бы­ло на­столь­ко ин­те­рес­но и увле­ка­тель­но, что од­на­ж­ды мы с ним ре­ши­ли стать ар­хео­ло­га­ми. Впро­чем эта идея ви­та­ла в мо­ей го­ло­ве недол­го. Очень ско­ро, гля­дя на от­ца-офи­це­ра, я то­же за­хо­тел стать во­ен­ным. К сло­ву, по­чти все маль­чиш­ки в на­шем клас­се вы­бра­ли имен­но эту про­фес­сию. Так по­сле 8 клас­са я уже учил­ся в Су­во­ров­ском учи­ли­ще. — Ва­ше са­мое нелю­би­мое сло­во? — В прин­ци­пе, ни­ка­кие сло­ва не вы­зы­ва­ют у ме­ня нега­тив­ной ре­ак­ции. Раз­ве что я не люб­лю ис­поль­зо­вать рез­ких и ка­те­го­рич­ных слов. Од­на­ко служ­ба та­кая, что ино­гда это де­лать при­хо­дит­ся. — Вы осто­рож­ный че­ло­век? — Да, точ­но так. В первую оче­редь в при­ня­тии ре­ше­ний, по­то­му что иной раз от это­го за­ви­сит ре­зуль­тат не толь­ко мо­ей ра­бо­ты, но и де­сят­ков дру­гих лю­дей. Хо­тя ко­гда си­ту­а­ция тре­бу­ет очень быст­ро­го ре­ше­ния, я ре­а­ги­рую немед­лен­но. Все-та­ки ар­мей­ская за­кал­ка да­ет о се­бе знать.

— Мне ка­жет­ся, или вы с боль­шой но­сталь­ги­ей го­во­ри­те о служ­бе в ар­мии?

— Вам не ка­жет­ся. Да я это­го и не скры­ваю — счи­таю, что это бы­ло луч­шее вре­мя в мо­ей жиз­ни. Без обид для та­мо­жен­ной служ­бы.

— На сто­ле у вас кни­ги — “Ло­ги­ка”, Та­мо­жен­ный ко­декс…

— Мне нра­вит­ся чте­ние. В мо­ло­до­сти со­ста­вил спи­сок книг, ко­то­рые хо­чу про­чи­тать, — око­ло 100 на­име­но­ва­ний. Не весь оси­лил, но боль­ше по­ло­ви­ны точ­но. Ну а те­перь пред­по­чи­таю бо­лее лег­ко­вес­ные жан­ры — де­тек­ти­вы. Хо­тя и се­рьез­ные ве­щи то­же: им­по­ни­ру­ет твор­че­ство Ва­си­ля Бы­ко­ва. Сей­час хо­чу у сы­на взять кни­гу это­го ав­то­ра на бе­ло­рус­ском язы­ке. Я в Рос­сии ро­дил­ся, по­это­му, к со­жа­ле­нию, не вла­дею мо­вай, но на­де­юсь этот про­бел устра­нить. Ду­маю, про­из­ве­де­ния Бы­ко­ва на бе­ло­рус­ском язы­ке мне по­мо­гут. — Вы ве­ру­ю­щий че­ло­век? — Да. Не мо­гу ска­зать, что ча­сто бы­ваю в церк­ви, но в Бо­га ве­рю. Ста­ра­юсь по­сту­пать так, как на­пи­са­но в Би­б­лии. Ко­неч­но, не все­гда это по­лу­ча­ет­ся, но стрем­ле­ние жить по-хри­сти­ан­ски есть.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.