Я не стес­ня­юсь, ко­гда иг­раю ро­ли

Gomelskaya Pravda - - ЮБИЛЕИ -

По при­ро­де я стес­ни­тель­ный че­ло­век, и мне нелег­ко го­во­рить о сво­их на­гра­дах и зва­ни­ях. Будь про­ще, и к те­бе по­тя­нут­ся лю­ди (сме­ет­ся). Но мо­гу рас­ска­зать о сво­их об­ра­зах. Ко­гда иг­раю ро­ли, я не стес­ня­юсь.

Рас­ска­жу по сек­ре­ту: на под­мост­ках Го­мель­ско­го об­ласт­но­го драм­те­ат­ра пре­мьер­ной у ме­ня бы­ла да­же не роль, а уча­стие в эпи­зо­де. Играли в од­ной из фольк­лор­ных по­ста­но­вок режиссера Ио­си­фа Сте­па­но­ви­ча По­по­ва, на­род­но­го ар­ти­ста БССР. Пом­ню, как про­из­нес­ла звон­ко, с при­тан­цо­воч­кой: “А усы у па­на, как у та­ра­ка­на!”

Ны­неш­няя роль в спек­так­ле “Оча­ро­ва­тель­ный сон” по Фе­до­ру До­сто­ев­ско­му до­ста­точ­но труд­ная, для ме­ня этот пер­со­наж по­ка за­гад­ка, по-раз­но­му ви­жу Ма­рию Моска­лё­ву и до сих пор ра­бо­таю над об­ра­зом. В пси­хо­ло­ги­че­ском плане са­мой тя­же­лой, вы­стра­дан­ной бы­ла роль Ме­деи. Глав­ная ге­ро­и­ня уби­ва­ет де­тей и по­том се­бя…

По сво­ей су­ти тра­ге­дия — очень слож­ный жанр. Сей­час мно­гие пред­по­чи­та­ют не на­пря­гать­ся, по­сме­ять­ся, сори­ги­наль­ни­чать, а мы не бо­я­лись слож­но­стей и играли глу­бо­кие, се­рьез­ные ве­щи. Это те­атр!

Лю­би­мая моя роль — ле­ди Га­миль­тон. Это на­сто­я­щая исто­рия. Там есть всё: пыл­кость и страсть, лю­бовь, гра­ни­ча­щая с безу­ми­ем, по­те­ря все­го, что до­ро­го, и па­де­ние на са­мое дно жиз­ни. Эта пье­са — за­ве­ща­ние, на­сто­я­щая жем­чу­жи­на в со­кро­вищ­ни­це ми­ро­во­го ис­кус­ства.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.