Про­дол­жал ве­рить, невзи­рая на ло­ги­ку и здра­вый смысл

Gomelskaya Pravda - - ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ -

Ге­па­тит С я по­бе­дил с улыб­кой на ли­це

Мой рас­сказ — ис­то­рия успеш­ной борь­бы и по­бе­ды над од­ной из са­мых страш­ных бо­лез­ней ХХ сто­ле­тия — ге­па­ти­том С. Сей­час мо­гу с уве­рен­но­стью ска­зать, что ре­зуль­тат до­стиг­нут и ко­вар­ный ви­рус по­беж­ден окон­ча­тель­но и без­ого­во­роч­но.

Нач­ну с са­мо­го на­ча­ла. Ро­дил­ся я в 1991 го­ду, был вто­рым и очень дол­го­ждан­ным ре­бен­ком в се­мье. Од­на­ко ис­то­рия мо­е­го по­яв­ле­ния на свет не столь без­об­лач­на. По ошиб­ке вра­чей я об­за­вел­ся пер­вым неуте­ши­тель­ным ди­а­гно­зом — ДЦП. Бла­го­да­ря уси­ли­ям ма­мы, оп­ти­миз­му и си­ле во­ли мы пе­ре­жи­ли это. Хо­дить я так и не стал, но жизнь на этом не за­кон­чи­лась.

Не по­до­зре­вал, что обыч­ная про­це­ду­ра — уда­ле­ние мо­лоч­но­го зу­ба — пе­ре­вер­нет всю мою жизнь. Мне бы­ло по­чти во­семь, ко­гда в ор­га­низ­ме по­се­лил­ся ге­па­тит С. Спу­стя че­ты­ре ме­ся­ца с мо­мен­та ви­зи­та к сто­ма­то­ло­гу неожи­дан­но у ме­ня при­хва­ти­ло жи­вот. Да так, что я за­ли­вал­ся сле­за­ми и кри­чал не сво­им го­ло­сом. Ска­жу, что столь силь­ной бо­ли, как то­гда, ни­ко­гда не ис­пы­ты­вал.

Ме­ня при­вез­ли в боль­ни­цу. Но вра­чи так и не вы­яс­ни­ли, что же вы­зва­ло при­ступ. Те­перь по­ни­маю, это был так на­зы­ва­е­мый ост­рый пе­ри­од ге­па­ти­та С. Его мог­ло и не быть во­все, посколь­ку ин­фек­ция про­те­ка­ет, как пра­ви­ло, бес­симп­том­но.

Оста­вать­ся нам в неве­де­нии и даль­ше, ес­ли бы не ос­нов­ное мое за­бо­ле­ва­ние — ДЦП. Пред­сто­я­ла по­езд­ка в Моск­ву, где ме­ня го­то­ви­ли к опе­ра­ции. При сда­че ана­ли­зов и об­на­ру­жи­ли ви­рус. В кон­це 90-х та­ко­го до­сту­па к ин­фор­ма­ции, как сей­час, не бы­ло. Вра­чи объ­яс­ни­ли, что ви­рус по­вре­жда­ет клет­ки пе­че­ни, но чем опа­сен “лас­ко­вый убий­ца”, мы до кон­ца не пред­став­ля­ли. Лишь по­ни­ма­ли: ге­па­тит С — се­рьез­ное за­бо­ле­ва­ние и его необ­хо­ди­мо дер­жать под кон­тро­лем.

То­гда же слу­чи­лась судь­бо­нос­ная встре­ча. Мы по­зна­ко­ми­лись с за­ме­ча­тель­ным док­то­ром, ас­си­стен­том ка­фед­ры Бе­ло­рус­ской ме­ди­цин­ской ака­де­мии по­сле­ди­плом­но­го об­ра­зо­ва­ния Ни­ко­ла­ем Ми­хай­ло­ви­чем Шав­ло­вым. По его при­гла­ше­нию я ока­зал­ся в Мин­ске в дет­ской ин­фек­ци­он­ной боль­ни­це, где бы­ла сде­ла­на биоп­сия пе­че­ни и опре­де­ле­на на­чаль­ная ста­дия фиб­ро­за. Встал во­прос о ле­че­нии. Мой слу­чай был до­ста­точ­но неод­но­знач­ным. В свя­зи с ос­нов­ным нев­ро­ло­ги­че­ским за­бо­ле­ва­ни­ем ни­кто не мог пред­ска­зать ре­ак­цию ор­га­низ­ма на те­ра­пию ин­тер­фе­ро­на­ми. Дол­жен ска­зать, что и для обыч­но­го че­ло­ве­ка та­кое ле­че­ние по­доб­но аду на Зем­ле. Кто про­хо­дил по­доб­ную те­ра­пию, пой­мет. А для ме­ня та­кое вра­че­ва­ние и во­все мог­ло за­кон­чить­ся смер­тью. К то­му же ни­кто не да­вал сто­про­цент­ной га­ран­тии на вы­здо­ров­ле­ние. Аль­тер­на­ти­вы ле­че­нию ин­тер­фе­ро­на­ми на тот мо­мент не су­ще­ство­ва­ло.

Ко­гда те­бе 24, а ви­ру­су 17

Мне ни­че­го не оста­ва­лось, как за­клю­чить мыс­лен­ный пакт с ви­ру­сом: он не тро­нет ме­ня, а я его. Сда­вал био­хи­мию кро­ви два ра­за в год и про­дол­жал жить. Жить на­деж­дой. Как я по­ни­маю те­перь — это бы­ло луч­шее из воз­мож­ных ре­ше­ний на тот мо­мент. Так про­шло еще 13 лет. Ко все­об­ще­му сча­стью, ви­рус ни­как не на­по­ми­нал о се­бе, кро­ме как за­вы­шен­ны­ми по­ка­за­те­ля­ми кро­ви (осо­бен­но зи­мой, в хо­лод­ное вре­мя го­да ак­тив­ность ви­ру­са вы­ше) и та­ки­ми неяв­ны­ми при­зна­ка­ми, как пло­хая свер­ты­ва­е­мость кро­ви, но­со­вые кро­во­те­че­ния и немыс­ли­мая хро­ни­че­ская уста­лость.

На про­тя­же­нии бо­лее чем де­ся­ти­ле­тия толь­ко и оста­ва­лось, что пить ап­теч­ные ге­па­про­тек­то­ры и ле­кар­ствен­ные тра­вы для за­щи­ты кле­ток пе­че­ни. Ни­ка­ко­го вли­я­ния на ви­рус это, ко­неч­но, не ока­зы­ва­ло. Я и мои род­ные пре­крас­но зна­ли, та­кое ле­че­ние — сла­бое уте­ше­ние, некая от­сроч­ка. Ес­ли и впредь ни­че­го не пред­при­нять, то пе­чаль­ный ис­ход неиз­бе­жен. Ведь ге­па­тит С — прак­ти­че­ски тот же ВИЧ, толь­ко этот ви­рус по­ра­жа­ет клет­ки пе­че­ни. Насту­пил мо­мент, ко­гда ин­ту­и­тив­но по­нял, что даль­ше мед­лить нель­зя. По­сле 15 — 20 лет бо­лез­ни в пе­че­ни мо­гут на­чать­ся необ­ра­ти­мые из­ме­не­ния. А мо­е­му ви­ру­су уже бы­ло 17.

Пер­спек­ти­ва ле­че­ния ин­тер­фе­ро­на­ми угро­жа­ла стать ре­аль­но­стью. С этим ми­рить­ся не хо­тел, чув­ство­вал — вы­ход есть. Вполне ло­гич­но бы­ло об­ра­тить­ся к то­му, кто пер­вым от­крыл мою ис­то­рию бо­лез­ни. Ни­ко­лай Ми­хай­ло­вич, как и 13 лет на­зад, был ка­те­го­ри­чен. Об ин­тер­фе­ро­нах не мог­ло ид­ти ре­чи. На мое сча­стье, вы­ход был. Док­тор рас­ска­зал про но­вые пре­па­ра­ты, ко­то­рые про­из­ве­ли ре­во­лю­цию в ле­че­нии ге­па­ти­та С. Но в Бе­ла­ру­си ле­карств по­ка нет и не пред­ви­дит­ся. Их от­сут­ствие бы­ло бы наи­мень­шим из зол, ес­ли бы не це­на. Аме­ри­кан­ские пре­па­ра­ты сто­и­ли по­чти 100 ты­сяч дол­ла­ров. Сум­ма за­пре­дель­ная! Но я про­дол­жал ве­рить. Невзи­рая на фак­ты, ло­ги­ку и здра­вый смысл. За­да­ча бы­ла нераз­ре­ши­мой. Но ино­го рас­кла­да, кро­ме как по­бе­дить, для се­бя не мыс­лил.

Ана­лог то­же ле­чит

Воз­ник­ла мысль об­ра­тить­ся в “Го­мель­скую праў­ду”. Я счи­таю, что это бы­ло од­ним из са­мых важ­ных ре­ше­ний в че­ре­де тех, ко­то­рые и при­ве­ли к по­бе­де. Спа­си­бо ре­дак­ции!

На­ря­ду с этим мы от­кры­ли бла­го­тво­ри­тель­ный счет и вся­че­ски ста­ра­лись рас­про­стра­нить ин­фор­ма­цию. Посколь­ку мои пе­ре­дви­же­ния огра­ни­че­ны ин­ва­лид­ной ко­ляс­кой, всю­ду при­шлось хо­дить мо­ей ма­ме. Я про­сы­пал­ся и за­сы­пал с од­ной и той же мыс­лью. Был по-хо­ро­ше­му по­ме­шан на ре­зуль­та­те, и он не за­ста­вил се­бя ждать. Го­во­рят же, ес­ли че­го-то ис­кренне хо­чешь, са­ма Все­лен­ная на­чи­на­ет по­мо­гать.

Не про­шло и ме­ся­ца, как я смог об­за­ве­стись ин­дий­ски­ми ана­ло­га­ми аме­ри­кан­ских пре­па­ра­тов. Это ста­ло воз­мож­но бла­го­да­ря уча­стию очень добрых нерав­но­душ­ных лю­дей. Не на­зы­ваю имя бла­го­тво­ри­те­ля, ко­то­рый по­же­лал остать­ся неиз­вест­ным. Ска­жу лишь, что со мной свя­зал­ся че­ло­век из Моск­вы. Его тро­ну­ла ис­то­рия, ко­то­рую про­чел в ин­тер­нет-вер­сии “Го­мель­скай праў­ды”. Без­воз­мезд­но мне пе­ре­да­ли два пре­па­ра­та, ко­то­рые нуж­но при­ни­мать од­но­вре­мен­но. Глав­ное пре­иму­ще­ство ле­карств в том, что они пря­мо­го дей­ствия. Уби­ва­ют сам ви­рус и не име­ют тя­же­лых по­след­ствий для па­ци­ен­та. На тот мо­мент це­на ле­чеб­но­го кур­са со­став­ля­ла три ты­ся­чи дол­ла­ров. Со­гла­си­тесь, это не 90 ты­сяч, ко­то­рые сто­ит ори­ги­нал. Ана­ло­ги от­ли­ча­ют­ся толь­ко тор­го­вым на­зва­ни­ем и це­ной, дей­ству­ю­щее ве­ще­ство та­кое же.

О безы­мян­ной доб­ро­те

Я на­чал при­ни­мать ле­кар­ства — раз в день в од­но и то же вре­мя. Уже че­рез две неде­ли ана­лиз на на­ли­чие ви­ру­са ге­па­ти­та С в кро­ви ока­зал­ся от­ри­ца­тель­ным. Все вре­мя, по­ка шла те­ра­пия, вни­ма­тель­но сле­дил за сво­им со­сто­я­ни­ем и не за­ме­тил по­боч­ных эф­фек­тов. Мак­си­мум, что по­чув­ство­вал, — сон­ли­вость, неболь­шую уста­лость. Курс ле­че­ния длил­ся с но­яб­ря 2015-го по март 2016-го. Со­бран­ные на бла­го­тво­ри­тель­ном сче­те день­ги — око­ло 15 мил­ли­о­нов руб­лей (до де­но­ми­на­ции) — ис­тра­тил на до­ро­го­сто­я­щие ана­ли­зы. Их бы­ло нуж­но сда­вать каж­дые две неде­ли.

К мо­ей ра­до­сти, кон­троль­ные ана­ли­зы бы­ли неиз­мен­но от­ри­ца­тель­ны­ми. Био­хи­мия — то­же ве­ли­ко­леп­на. Та­ких от­лич­ных по­ка­за­те­лей не бы­ло за все 17 лет жиз­ни с ге­па­ти­том С. По­след­ний ана­лиз, по­лу­чен­ный спу­стя пол­го­да по­сле окон­ча­ния ле­че­ния, од­но­знач­но сви­де­тель­ство­вал — ви­рус уни­что­жен. Для ме­ня это не про­сто по­бе­да над бо­лез­нью. Это из­ме­ни­ло всю мою жизнь!

Хо­чу по­бла­го­да­рить за по­мощь ма­му и сест­ру, тех, кто по­же­лал остать­ся неиз­вест­ным, — без вас из­ле­че­ние ни­ко­гда бы не ста­ло воз­мож­ным. Я глу­бо­ко убеж­ден, что ис­тин­ное доб­ро долж­но со­вер­шать­ся от чи­сто­го серд­ца и в ти­шине. Ко­гда доб­рый по­сту­пок ста­но­вит­ся до­сто­я­ни­ем глас­но­сти, с ука­за­ни­ем имен и за­слуг, он мо­мен­таль­но обес­це­ни­ва­ет­ся, те­ря­ет свою са­краль­ность, из­на­чаль­ный смысл.

Ме­ня все­гда вдох­нов­ля­ли Сер­гей Есе­нин, Уин­стон Чер­чилль, ко­то­рый со­ве­то­вал ни­ко­гда не сда­вать­ся, и Ник Вуй­чич. Рад, что уда­лось по­бы­вать в Мин­ске на вы­ступ­ле­нии это­го уни­каль­но­го че­ло­ве­ка, рож­ден­но­го без рук и ног. На тот мо­мент я уже за­кон­чил ле­че­ние. Нам с сест­рой так­же уда­лось об­нять­ся с ним и по­лу­чить ав­то­граф. Как мне ка­жет­ся, это еще од­но до­ка­за­тель­ство то­го, что всё воз­мож­но.

Тем, кто бо­ле­ет ге­па­ти­том С, хо­чу ска­зать: ле­чит­ся необ­хо­ди­мо. Ви­рус не ждет, и по­след­ствия мо­гут быть необ­ра­ти­мы­ми. Ес­ли я мо­гу быть чем-то по­ле­зен, зво­ни­те по те­ле­фо­нам: 8 (044) 709-38-66 (veclom) и 8 (033) 650-43-84 (MTC).

C ува­же­ни­ем, Ан­дрей Ан­то­нен­ко.

Ан­дрей со стар­шей сест­рой Вик­то­ри­ей на встре­че в Ни­ком Вуй­чи­чем

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.