Ис­то­рия ка­ни­фоль­но­го про­из­вод­ства в Го­ме­ле

Gomelskaya Pravda - - ЗА АРХИВНОИ СТРОКОИ - Ма­рия АЛЕЙНИКОВА

В се­ре­дине 1928 го­да Го­мель­ский окруж­ной со­юз ку­стар­но-про­мыс­ло­вых ко­опе­ра­ти­вов (куст­пром­со­юз) об­ра­тил­ся в Но­во­бе­лиц­кий рай­со­вет с прось­бой от­ве­сти уча­сток зем­ли ле­со­за­во­да № 3 (быв­ший Мар­го­ли­на) для стро­и­тель­ства ка­ни­фоль­но­го за­во­да в Но­во­бе­ли­це. Уча­сток был вы­де­лен, жи­лой дом, на­хо­дя­щий­ся на его тер­ри­то­рии, про­дан и сне­сен.

Сы­рье­вая ба­за в окрест­но­стях Го­ме­ля для на­ла­жи­ва­ния про­из­вод­ства ка­ни­фо­ли бы­ла до­воль­но зна­чи­тель­ная. Со­глас­но ре­зуль­та­там об­сле­до­ва­ния, про­ве­ден­но­го со­труд­ни­ка­ми Бе­ло­рус­ско­го ле­со­тех­ни­че­ско­го ин­сти­ту­та под ру­ко­вод­ством уче­но­го К. М. Ко­рот­ко­ва, в Го­мель­ской гу­бер­нии на­хо­ди­лось око­ло 100 ты­сяч ку­бо­мет­ров сос­но­вых пней, необ­хо­ди­мых для про­из­вод­ства ка­ни­фо­ли и ски­пи­да­ра. Еже­год­ный их при­рост со­став­лял 18 ты­сяч ку­бо­мет­ров. В рас­чет бра­лись не толь­ко мест­ные ле­са, но и лес­ные мас­си­вы тер­ри­то­рии Укра­и­ны, гра­ни­ча­щие с Го­мель­щи­ной. До­став­ку сы­рья пла­ни­ро­ва­лось осу­ществ­лять гу­же­вым транс­пор­том, спла­вом по ре­ке и по же­лез­ной до­ро­ге.

Од­ним из ини­ци­а­то­ров стро­и­тель­ства за­во­да яв­лял­ся из­вест­ный в го­ро­де ин­же­нер, хи­мик, спе­ци­а­лист ка­ни­фоль­но­го де­ла Л. И. Виль­нер — “част­ный соб­ствен­ник”. Сле­ду­ет от­ме­тить, что пер­во­на­чаль­но про­ект за­во­да, пред­ло­жен­ный Виль­не­ром, был рас­кри­ти­ко­ван спе­ци­а­ли­ста­ми Выс­ше­го со­ве­та на­род­но­го хо­зяй­ства (ВСНХ) и от­кло­нен, по­это­му стро­и­тель­ство бы­ло на­ча­то за счет средств “част­но­го ка­пи­та­ла”. Виль­нер тра­ги­че­ски по­ги­ба­ет, и для про­дол­же­ния стро­и­тель­ства из Моск­вы вы­зван его сын, то­же хи­мик, ко­то­ро­му куст­пром­со­ю­зом бы­ло обе­ща­но вы­пла­тить за вы­пол­не­ние стро­и­тель­ных ра­бот 10 ты­сяч руб­лей.

В сен­тяб­ре 1929 го­да, ко­гда стро­и­тель­ство за­во­да на­хо­ди­лось на ста­дии за­вер­ше­ния, мест­ные вла­сти (ци­та­та) “осо­зна­ли ошиб­ку, которую до­пу­сти­ли по по­во­ду по­строй­ки ка­ни­фоль­но­го за­во­да… Мы не зна­ли кто стро­ит, на ка­кие день­ги, ка­кую цель пре­сле­ду­ет за­вод, ко­гда спо­хва­ти­лись, ока­за­лось, что там быв­шие нэп­ма­ны гор. Го­ме­ля, что они вло­жи­ли свой ка­пи­тал и об­ма­ну­ли на­ши ор­га­ны и по­стро­и­ли для лич­ной це­ли этот за­вод… Прав­да мы спо­хва­ти­лись, по пар­тий­ной, про­фес­си­о­наль­ной и со­вет­ской ли­нии при­нят це­лый ряд мер, этот за­вод пе­ре­хо­дит в ру­ки го­су­дар­ства. Мы уда­ли­ли весь чуж­дый эле­мент…

За­вод обо­шел­ся в 900 ты­сяч руб­лей, раз­ве мы не мог­ли бы по­стро­ить его ру­ка­ми го­су­дар­ства… За­вод бу­дет очи­щен от нэп­ма­нов, ин­же­не­ра Виль­не­ра при­дет­ся оста­вить, так как он зна­ет сек­рет дан­но­го про­из­вод­ства…” Ре­зуль­та­том этих раз­бо­рок стал ро­спуск окруж­но­го и рай­он­но­го ко­ми­те­тов пар­тии боль­ше­ви­ков.

По­сле “дол­гих пе­ре­го­во­ров и упор­ных бо­ев” мест­ной вла­сти с ру­ко­вод­ством куст­пром­со­ю­за ка­ни­фоль­ный за­вод был пе­ре­дан в го­су­дар­ствен­ные ру­ки. С сен­тяб­ря 1930 го­да он на­хо­дил­ся в ве­де­нии “Ле­с­бе­ла”, с но­яб­ря 1930-го — Бел­хим­про­ма, в мае 1931-го был пе­ре­дан в “Ле­с­бел”.

Итак, с ок­тяб­ря 1929 по ап­рель 1930 го­да за­вод прак­ти­че­ски не ра­бо­тал, так как не бы­ло со­став­ле­но ни сме­ты, ни пла­на ра­бо­ты. В шта­те чис­ли­лись 25 че­ло­век, из них 12 ра­бо­чих, а осталь­ные — об­слу­жи­ва­ю­щий пер­со­нал. “Сы­рье име­лось на пол­го­да. От­сут­ствие средств, недо­ста­точ­ная ини­ци­а­ти­ва со сто­ро­ны хи­ми­ка Виль­не­ра, все вме­сте взя­тое ис­клю­ча­ет вся­кую воз­мож­ность ра­бо­ты”, — так опи­сы­ва­ет си­ту­а­цию на за­во­де ди­рек­тор Злат­ке­вич.

Бе­зы­ни­ци­а­тив­ность Виль­не­ра бы­ла свя­за­на с тем, что ку­ра­тор за­во­да со сто­ро­ны тре­ста “Ле­с­бел” Рец­кий, ви­дя, что “ка­ни­фоль­ное де­ло но­вое и пер­спек­тив­ное… за­хо­тел опе­ре­дить своими про­ек­та­ми ВСНХ и Бел­хим­пром… и при­сту­пил к про­ек­ту сво­е­го но­во­го ка­ни­фоль­но­го за­во­да, без при­вле­че­ния Виль­не­ра”. При этом он вся­че­ски ого­ва­ри­вал Виль­не­ра пе­ред ру­ко­вод­ством “Ле­с­бе­ла” и ВСНХ. В это же вре­мя Виль­нер чи­тал ра­бо­чим лек­ции по тех­но­ло­гии про­из­вод­ства ка­ни­фо­ли, обу­чал их ра­бо­те на но­вом обо­ру­до­ва­нии, ста­вил опы­ты по вы­ра­бот­ке из от­хо­дов ще­пы цел­лю­ло­зы — глав­но­го сы­рья для бу­маж­ной про­мыш­лен­но­сти, ко­то­рое за­ку­па­лось за гра­ни­цей, ра­бо­тал над про­из­вод­ством сик­ка­ти­ва на за­во­де, усо­вер­шен­ство­вал ап­па­рат охла­жде­ния ка­ни­фо­ли. Од­на­ко в ре­зуль­та­те ор­га­ни­зо­ван­ной Рец­ким трав­ли Виль­нер в июле 1930 го­да уволь­ня­ет­ся с за­во­да.

На за­во­де бы­ло уста­нов­ле­но 4 экс­трак­то­ра, с пе­ре­ры­ва­ми ра­бо­та­ло толь­ко 2, так как осталь­ные бы­ли недо­уком­плек­то­ва­ны. Пол­но­стью за­пу­стить за­вод пла­ни­ро­ва­лось с 1 фев­ра­ля 1930 го­да, од­на­ко на од­ном из за­се­да­ний Но­во­бе­лиц­ко­го рай­со­ве­та в мар­те го­во­ри­лось “…За­вод мае вострую патр­э­бу ў да­аб­ста­ля­ван­ні і што да гэ­та­га ча­су яш­чэ не вы­ра­ша­на ка­му ён паві­нен бы­ць пад­па­рад­ка­ва­ны... Тр­э­ба зніш­чы­ць пе­ра­пы­нак у яго пра­цы”. Ре­зуль­тат всей этой нераз­бе­ри­хи — невы­пол­не­ние пла­на пред­при­я­ти­ем за 9 ме­ся­цев 1930 го­да по ка­ни­фо­ли на 21%, а по ски­пи­да­ру на 37%, при этом се­бе­сто­и­мость про­дук­ции бы­ла пре­вы­ше­на на 31%.

В 1931-м пла­ни­ро­ва­лось сни­зить се­бе­сто­и­мость про­дук­ции на 17,5% пу­тем ме­ха­ни­за­ции ря­да опе­ра­ций (по­да­ча ще­пы, про­цес­сы за­прав­ки экс­трак­то­ров и др.) и уве­ли­чить ее вы­пуск до 257 тонн, од­на­ко этот год ока­зал­ся про­валь­ным. На сов­мест­ном за­се­да­нии Но­во­бе­лиц­ко­го рай­со­ве­та и ру­ко­вод­ства пред­при­я­тия ди­рек­тор ка­ни­фоль­но­го за­во­да Ка­ча­нов­ский пред­ла­гал его во­об­ще за­крыть, а ме­ха­ник — рас­ши­рить и уве­ли­чить пе­ре­ра­бот­ку с 5 ты­сяч ку­бо­мет­ров осмо­ла (пней) до 12 ты­сяч. В ян­ва­ре 1932 го­да пре­зи­ди­ум Но­во­бе­лиц­ко­го рай­со­ве­та ре­ша­ет во­прос рас­ши­ре­ния тер­ри­то­рии ка­ни­фоль­но­го за­во­да, его ре­кон­струк­ции и со­от­вет­ствен­но уве­ли­че­ния пе­ре­ра­бот­ки осмо­ла до 15 ты­сяч ку­бо­мет­ров. В ито­ге при­ня­тых мер по мо­дер­ни­за­ции пред­при­я­тия план 1932-го по вы­пус­ку ка­ни­фо­ли был вы­пол­нен на 101%, од­на­ко по ски­пи­да­ру — лишь 67,7%. На за­во­де бы­ло на­ла­же­но про­из­вод­ство ка­ни­фоль­но­го мы­ла для бу­маж­ной, мы­ло­ва­рен­ной и тек­стиль­ной про­мыш­лен­но­сти, вы­со­ко­ка­че­ствен­но­го ски­пи­да­ра, на­чи­на­лось про­из­вод­ство фла­то­цис­ных ма­сел, ко­то­рые за­ку­па­лись ра­нее за гра­ни­цей и ис­поль­зо­ва­лись при про­из­вод­стве цвет­ных ме­тал­лов.

К кон­цу го­да мощ­ность пе­ре­ра­бот­ки осмо­ла до­стиг­ла 20 ты­сяч ку­бо­мет­ров, чис­ло ра­бот­ни­ков уве­ли­чи­лось до 94 че­ло­век, а за­вод стал на­зы­вать­ся “Ка­ни­фоль­но-мыль­ный”.

Пер­вый этап ре­кон­струк­ции Кар­точ­ка уче­та пред­при­я­тия. 1939 г. пред­при­я­тия за­вер­шен к 15 ап­ре­ля 1933 го­да. На сле­ду­ю­щий год бы­ла за­пла­ни­ро­ва­на уста­нов­ка но­вых кот­лов сто­и­мо­стью 350 ты­сяч руб­лей, стро­и­тель­ство це­ха теп­ло­изо­ля­ци­он­ных плит, бон­дар­но­го це­ха, сто­ло­вой, об­ще­жи­тия для ра­бо­чих, 8-квар­тир­но­го лег­ко­тип­но­го до­ма для раз­ме­ще­ния жи­те­лей сно­си­мых до­мов. Ре­зуль­та­том вто­ро­го эта­па ре­кон­струк­ции стал ввод в экс­плу­а­та­цию в чет­вер­том квар­та­ле 1936 го­да но­во­го це­ха по из­го­тов­ле­нию изо­ля­ци­он­ных плит из от­хо­дов ка­ни­фоль­но­го це­ха и тех­ни­че­ских дров, бон­дар­но­го це­ха и др. С это­го вре­ме­ни пред­при­я­тие на­зы­ва­ет­ся “Ка­ни­фоль­но-мыль­ный и изоплит­ный за­вод”.

Пли­ты бы­ли хо­ро­шим стро­и­тель­ным ма­те­ри­а­лом. По­тре­би­те­ля­ми но­вой про­дук­ции ста­ли Го­мель­ская ре­монт­ная кон­то­ра жил­со­ю­за, Мо­ги­лев­ская кон­то­ра Бел­пром­строй­т­ре­ста, от­дел сбы­та Глав­лес­хи­ма На­род­но­го ко­мис­са­ри­а­та СССР, Мос­ков­ская кон­то­ра от­де­лоч­ных ра­бот “Жил­строй”. На­ря­ду с этой про­дук­ци­ей в бон­дар­ном це­хе бы­ло на­ла­же­но про­из­вод­ство же­стя­ных ве­дер и та­зи­ков, ба­лей, пе­ре­плет­ных из­де­лий.

От­кры­тие но­вых це­хов по­влек­ло за со­бой уве­ли­че­ние ко­ли­че­ства ра­бо­чих мест: в 1937-м — 311, в 1940-м — 327, ко­ли­че­ство вы­пу­щен­ной ва­ло­вой про­дук­ции со­от­вет­ствен­но со­ста­ви­ло немно­гим бо­лее 5000 ты­сяч руб­лей и 5921 ты­ся­чу.

Со­глас­но по­ста­нов­ле­нию пра­ви­тель­ства Со­ю­за ССР мест­ные вла­сти и ди­рек­ция пред­при­я­тия к 10 ап­ре­ля 1941 го­да долж­ны бы­ли ре­шить во­прос об от­во­де пло­щад­ки для стро­и­тель­ства но­во­го за­во­да изо­ля­ци­он­ных плит. На тер­ри­то­рии, от­ве­ден­ной под стро­и­тель­ную пло­щад­ку, ока­за­лись ба­ня, от­кры­тая в 1925 го­ду в зда­нии ле­со­за­во­да № 1 (быв­ший Бройт­ма­на), во­до­кач­ка, при­над­ле­жа­щая управ­ле­нию же­лез­ной до­ро­ги и снаб­жав­шая во­дой Но­во­бе­ли­цу, часть тер­ри­то­рии фаб­ри­ки “Ве­зу­вий” (ныне ФСК) с раз­лич­ны­ми стро­е­ни­я­ми.

17 ап­ре­ля 1941 го­да со­сто­я­лось со­ве­ща­ние у за­ме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля Го­мель­ско­го обл­ис­пол­ко­ма Шай­ке­ви­ча, где об­суж­да­лись во­про­сы на­ча­ла стро­и­тель­ства и фи­нан­си­ро­ва­ния за­во­да. Ди­рек­ции но­вострой­ки необ­хо­ди­мо бы­ло вы­де­лить сред­ства и ма­те­ри­а­лы для стро­и­тель­ства но­вой ба­ни, ока­зать по­мощь ле­со­ком­би­на­ту в воз­ве­де­нии но­во­го га­ра­жа и дру­гих по­стро­ек, по­стро­ить но­вую во­до­кач­ку. На но­вую стро­и­тель­ную пло­щад­ку на­ча­ли за­во­зить строй­ма­те­ри­а­лы: бу­то­вый ка­мень, кир­пич, але­бастр, лес.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.