Стра­ни­цы па­мя­ти Алек­сандра Су­ха­ре­ва

Gomelskaya Pravda - - ГЕРОИ РЯДОМ - Та­ма­ра КРЮЧЕНКО Фото из ар­хи­ва А. СУ­ХА­РЕ­ВА

Бо­е­вая юность

С мая 1988 го­да до кон­ца 1990-го Алек­сандр Яко­вле­вич ра­бо­тал ге­не­раль­ным про­ку­ро­ром СССР. По­след­ний про­ку­рор еди­ной стра­ны. Док­тор юри­ди­че­ских на­ук, про­фес­сор, за­слу­жен­ный ра­бот­ник про­ку­ра­ту­ры Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, те­перь за­ве­ду­ю­щий ка­фед­рой Рос­сий­ско­го но­во­го уни­вер­си­те­та, ав­тор бо­лее 150 на­уч­ных тру­дов и пуб­ли­ка­ций по раз­лич­ным ас­пек­там пра­ва. Впро­чем, ре­га­лий и по­чет­ных зва­ний не пе­ре­честь. Что свя­зы­ва­ет Су­ха­ре­ва с Го­мель­щи­ной? Он — участ­ник осво­бож­де­ния на­ше­го края от немец­ко-фа­шист­ских за­хват­чи­ков. В 237-м стрел­ко­вом пол­ку 69-й стрел­ко­вой ди­ви­зии, по­лу­чив­шей на­име­но­ва­ние Крас­но­зна­мен­ной Сев­ской, ко­ман­ди­ром ро­ты свя­зи был стар­ший лей­те­нант Алек­сандр Су­ха­рев.

В Ло­ев­ском му­зее бит­вы за Дне­пр хра­нят па­мять о при­ез­де Алек­сандра Яко­вле­ви­ча на ло­ев­скую зем­лю в 90-х го­дах те­перь уже про­шло­го ве­ка. В му­зей­ных фон­дах име­ют­ся ко­пии на­град­ных ли­стов с опи­са­ни­ем по­дви­гов и за­слуг Су­ха­ре­ва во­ен­но­го вре­ме­ни. Они дей­стви­тель­но зна­чи­мые.

От про­ку­ро­ра Го­мель­ской об­ла­сти Вик­то­ра Мо­ро­зо­ва мы узна­ли, что бук­валь­но на днях он об­щал­ся с участ­ни­ком фор­си­ро­ва­ния Дне­пра по те­ле­фо­ну и за­пи­сал его вос­по­ми­на­ния. 93-лет­ний Алек­сандр Яко­вле­вич по­де­лил­ся: “В те ок­тябрь­ские дни 1943 го­да мне до­ве­лось пе­ре­прав­лять­ся на про­ти­во­по­лож­ные бе­ре­га — сна­ча­ла Со­жа, за­тем — Дне­пра для на­ла­жи­ва­ния свя­зи. На­ши бой­цы, ко­то­рые за­хва­ти­ли плац­дарм, под­верг­лись оже­сто­чен­но­му на­па­де­нию. Был убит и мой то­ва­рищ Во­ло­дя Ше­ста­ков, ко­ман­дир взво­да свя­зи. Ко­гда мы от­би­ли у нем­цев ме­сто, где он по­гиб, уви­де­ли изу­ве­чен­ное те­ло офи­це­ра с вы­ко­ло­ты­ми гла­за­ми и со­рван­ны­ми с гим­на­стер­ки по­го­на­ми… Фор­си­руя Дне­пр в рай­оне Ло­е­ва, по­те­ря­ли по­ло­ви­ну бой­цов на­шей ро­ты. О тех па­мят­ных днях я на­пи­сал в сво­ей кни­ге. Кста­ти, в 90-х я был в Ло­е­ве вме­сте с то­гдаш­ним про­ку­ро­ром Го­мель­ской об­ла­сти Вла­ди­ми­ром Гав­риль­чи­ком. При­ят­но по­се­тить ме­ста сво­ей бо­е­вой юно­сти. Я был тро­нут бе­реж­ным от­но­ше­ни­ем бе­ло­ру­сов к на­шей об­щей ис­то­рии”.

Ле­вый бе­рег — здесь пе­сок да ива…

Уро­же­нец се­ла Ма­лая Тре­щев­ка Во­ро­неж­ской об­ла­сти Са­ша Су­ха­рев два пред­во­ен­ных го­да тру­дил­ся на авиа­ци­он­ном за­во­де. В июле со­рок пер­во­го па­рень­ка на­пра­ви­ли в Во­ро­неж­ское учи­ли­ще свя­зи, а спу­стя

пол­го­да — на фронт. В бо­ях на смо­лен­ском на­прав­ле­нии, ко­гда 50-й ар­мии Ива­на Бол­ди­на по­тре­бо­ва­лось взять язы­ка, Су­ха­ре­ву при­шлось в слож­ней­ших усло­ви­ях на­ла­жи­вать связь, про­па­хи­вая с раз­вед­чи­ка­ми по­пла­стун­ски ки­ло­мет­ры зим­них по­лей. В ру­ко­паш­ном бою бы­ли до­бы­ты очень цен­ные до­ку­мен­ты для на­шей ар­мии. Мо­ло­дой свя­зист по­лу­чил то­гда свой пер­вый ор­ден — Оте­че­ствен­ной вой­ны вто­рой сте­пе­ни.

Вто­рой ор­ден Оте­че­ствен­ной вой­ны, уже пер­вой сте­пе­ни, Алек­сан­дру вру­чи­ли за Кур­скую ду­гу ле­том 1943-го. То­гда он пе­ре­жил мас­си­ро­ван­ные на­ле­ты вра­же­ской авиа­ции, по­сто­ян­но вы­би­вав­шие связь. При­хо­ди­лось по­сто­ян­но пе­ре­дви­гать­ся и днем, и в кро­меш­ной тьме, ма­нев­ри­ро­вать, ве­сти раз­вед­ки бо­ем.

Вос­ста­нав­ли­вать на­ру­шен­ные ли­нии свя­зи до­ве­лось Алек­сан­дру Су­ха­ре­ву и в рай­о­нах Нов­го­родСе­вер­ско­го на Чер­ни­гов­щине, и у Сев­ска на Брян­щине. И все это бы­ло со­пря­же­но с по­те­рей бо­е­вых

дру­зей. Не раз лов­кий, фи­зи­че­ски креп­кий па­рень пе­ре­прав­лял­ся че­рез вод­ные пре­гра­ды, что­бы на за­хва­чен­ных на­ши­ми бой­ца­ми плац­дар­мах уста­но­вить и удер­жать связь с ко­ман­до­ва­ни­ем. А на Го­мель­щине во­ро­неж­ский па­рень фор­си­ро­вал од­ну за дру­гой две ре­ки — Сож и Дне­пр. Из ме­му­а­ров ко­ман­ду­ю­ще­го 65-й ар­ми­ей Павла Ба­то­ва:

“Про­ве­дя ре­ко­гнос­ци­ров­ку и все­сто­ронне оце­нив об­ста­нов­ку, я при­шел к твер­до­му вы­во­ду, что фор­си­ро­ва­ние Дне­пра на­до осу­ществ­лять од­но­вре­мен­но на всем 20-ки­ло­мет­ро­вом участ­ке от Ло­е­ва до Ра­ду­ля круп­ны­ми си­ла­ми, с тем что­бы овла­деть плац­дар­ма­ми на про­ти­во­по­лож­ном бе­ре­гу сра­зу в несколь­ких ме­стах…

69-я стрел­ко­вая ди­ви­зия (ге­не­рал-май­ор И. А. Ку­зов­ков) оста­ва­лась на ле­вом, по су­ще­ству, от­кры­том флан­ге кор­пу­са ар­мии. Ее уча­сток фор­си­ро­ва­ния про­тив ме­стеч­ка Ра­дуль был 4,5 км, а фронт про­ры­ва обо­ро­ны про­тив­ни­ка за Дне­пром — 3 ки­ло­мет­ра. Ра­нее здесь окон­чи­лась неуда­чей по­пыт­ка фор­си­ро­ва­ния ре­ки 55-й ди­ви­зи­ей…

Дне­пр на участ­ке Ло­ев, Ра­дуль пред­став­лял со­бой се­рьез­ную вод­ную пре­гра­ду, его уро­вень непре­рыв­но по­вы­шал­ся в свя­зи с до­ждя­ми. Ши­ри­на здесь до­сти­га­ла 400 м, глу­би­на от 2,5 до 8 — 10 м, ско­рость те­че­ния 1 — 2 м/с. Пра­вый бе­рег

бо­лее вы­со­кий. Сож на участ­ке от Же­реб­но­го (име­ет­ся в ви­ду ны­неш­няя де­рев­ня Чка­ло­во —

прим. авт.) до устья так­же стал бо­лее пол­но­вод­ным, ши­ри­на его воз­рос­ла до 200 м”.

Вот та­кие две вод­ные ар­те­рии пре­одо­ле­вал вме­сте с дру­ги­ми бой­ца­ми 20-лет­ний рус­ский па­ре­нек Са­ша Су­ха­рев. Не в лет­ний се­зон, а в про­мозг­лом хо­ло­де ок­тяб­ря, ко­гда, ка­за­лось, во­да ско­вы­ва­ет льдом все те­ло. Су­ха­рев был кон­ту­жен, но связь меж­ду бе­ре­га­ми удер­жал.

Но ло­ев­ской зем­ле, в меж­ду­ре­чье Со­жа и Дне­пра, за­те­ря­лась юность его по­ко­ле­ния. А в серд­це и се­год­ня бьет­ся под­ка­ты­ва­ю­щей горь­кой вол­ной боль о по­те­рян­ном дру­ге, ис­тер­зан­ном до неузна­ва­е­мо­сти фа­ши­ста­ми. Ло­ев­ские му­зей­щи­ки пы­та­ют­ся отыс­кать хоть ка­кие-то све­де­ния о Вла­ди­ми­ре Ше­ста­ко­ве, но по­ка тщет­но…

За осво­бож­де­ние Укра­и­ны ле­том 1944 го­да Су­ха­рев по­лу­чил ор­ден Крас­но­го Зна­ме­ни. Дру­гой бо­е­вой на­гра­ды — ор­де­на Крас­ной

Звез­ды — свя­зист удо­сто­ен в бо­ях под Боб­руй­ском: уда­лось за­хва­тить бо­лее двух де­сят­ков фри­цев, от­бив­ших­ся из “кот­ла”, а по­том эти плен­ни­ки смог­ли уго­во­рить сдать­ся еще не ме­нее трех со­тен ок­ку­пан­тов.

Сра­жал­ся Су­ха­рев и на ка­лин­ко­вич­ской зем­ле. 8 ян­ва­ря 1944 го­да про­ры­вал обо­ро­ну про­тив­ни­ка в бо­ях за вы­со­ту 144,0 (До­ма­но­вич­ский рай­он По­лес­ской об­ла­сти — прим. авт.). И сно­ва бла­го­да­ря бес­пе­ре­бой­ной свя­зи полк вы­пол­нил по­став­лен­ные за­да­чи. Из на­град­но­го ли­ста: “…При за­ня­тии вы­со­ты тов. Су­ха­рев про­явил лич­ное му­же­ство и храб­рость. Ко­гда про­тив­ник пе­ре­шел в контр­ата­ку, по­тес­нив на­ше под­раз­де­ле­ние, тов. Су­ха­рев лич­ным при­ме­ром от­ва­ги с воз­гла­сом “ни ша­гу на­зад” вме­сте с офи­це­ра­ми ба­та­льо­на вос­ста­но­вил по­ло­же­ние, и контр­ата­ка бы­ла от­ра­же­на с боль­ши­ми по­те­ря­ми для про­тив­ни­ка”.

И позд­нее, 11 ян­ва­ря, в бою за де­рев­ню Сель­цы то­го же До­ма­но­вич­ско­го рай­о­на су­ха­рев­ская связь бы­ла на­деж­ной.

При про­ры­ве обо­ро­ны про­тив­ни­ка в рай­оне де­рев­ни Ра­ко­ви­чи Па­рич­ско­го (те­перь Ок­тябрь­ско­го) рай­о­на связь в звене полк — ро­та, как от­ме­ча­ет­ся в до­ку­мен­тах, ра­бо­та­ла “бес­пе­ре­бой­но и без­уко­риз­нен­но”. Ко­ман­ду­ю­щий вой­ска­ми 65-й ар­мии, ге­не­рал­лей­те­нант Па­вел Ба­тов по­ста­вил

свою под­пись на за­клю­че­нии во­ен­но­го со­ве­та ар­мии: “На­гра­дить ор­де­ном Оте­че­ствен­ной вой­ны пер­вой сте­пе­ни”. Да­ти­ро­ва­но 1 мар­та 1944 го­да.

7 июля 1944-го, в бою на под­сту­пах к Ба­ра­но­ви­чам, Алек­сандр Су­ха­рев лич­но ру­ко­во­дил на­вод­кой ли­нии свя­зи, — управ­ле­ние бо­ем не пре­ры­ва­лось ни на се­кун­ду. И еще од­ну вод­ную пре­гра­ду — ре­ку Ща­ра фор­си­ро­вал свя­зист, что­бы вме­сте с про­дви­гав­ши­ми­ся на за­пад вой­ска­ми про­рвать­ся к Сло­ни­му, Жи­ро­ви­чам на Грод­нен­щине. Его лич­ная ини­ци­а­ти­ва в ра­бо­те, му­же­ство и на­ход­чи­вость в бою, бес­стра­шие и вы­со­кая тре­бо­ва­тель­ность от­ме­ча­ют­ся ко­ман­до­ва­ни­ем.

Впе­ре­ди бы­ли не ме­нее слож­ные до­ро­ги вой­ны, фор­си­ро­ва­ние Бу­га, осво­бож­де­ние Поль­ши. При фор­си­ро­ва­нии Вис­лы — тя­же­лей­шее ра­не­ние. Сра­зу несколь­ко пуль про­ши­ли на­сквозь, ис­те­кал кро­вью. От осе­ни 1944-го до осе­ни 1945-го — гос­пи­та­ли, что­бы встать в строй, вер­нуть­ся в род­ной Во­ро­неж, к мир­но­му тру­ду, на­чав на­чаль­ни­ком от­де­ла во­ен­но­го окруж­но­го управ­ле­ния свя­зи.

Вто­рой ор­ден Оте­че­ствен­ной вой­ны пер­вой сте­пе­ни Су­ха­рев по­лу­чит толь­ко в 1985 го­ду.

Не про­сто ве­те­ран

Про­ку­рор Го­мель­ской об­ла­сти Вла­ди­мир Гав­риль­чик в 90-е со­про­вож­дал сво­е­го со­юз­но­го ру­ко­во­ди­те­ля в Ло­ев, вме­сте про­ве­ли несколь­ко ча­сов в ме­стах бо­е­вой юно­сти Су­ха­ре­ва. По­ин­те­ре­со­ва­лась у Вла­ди­ми­ра Пет­ро­ви­ча, ка­кое впе­чат­ле­ние оста­лось о быв­шем фрон­то­ви­ке-свя­зи­сте.

— Му­жик он креп­кий, — рас­ска­зы­ва­ет Вла­ди­мир Пет­ро­вич. — Па­мять у него фе­но­ме­наль­ная и те­перь. Неод­но­крат­но при­хо­ди­лось стал­ки­вать­ся с та­ки­ми людь­ми, в юно­сти по­пав­ши­ми в экс­тре­маль­ную си­ту­а­цию во­ен­но­го вре­ме­ни. Ду­маю, Су­ха­рев за­пом­нил ме­ня ра­нее по од­ной из кол­ле­гий про­ку­ра­ту­ры Со­ю­за по чер­но­быль­ским про­бле­мам. Ей пред­ше­ство­вал при­езд ря­до­во­го про­ве­ря­ю­ще­го из Моск­вы, ко­то­рый по­был в Го­ме­ле ча­са два, из бу­маг на­скреб ка­ких-то мел­ких фак­тов и по воз­вра­ще­нии в сто­ли­цу пред­ла­гал при­знать ра­бо­ту про­ку­ра­ту­ры БССР по чер­но­быль­ским во­про­сам неудо­вле­тво­ри­тель­ной. Я то­го про­ве­ря­ю­ще­го, чест­но ска­жу, в гла­за да­же не ви­дел. И вот пред­став­ля­е­те, на та­ком вы­во­де за­кан­чи­ва­ет­ся кол­ле­гия в Москве. То­гда вста­ет про­ку­рор на­шей рес­пуб­ли­ки Тар­нав­ский и го­во­рит: “А по­че­му вы не да­ли сло­во про­ку­ро­ру са­мой по­стра­дав­шей от по­след­ствий Чер­но­бы­ля об­ла­сти?”. Пом­нит­ся, я то­гда го­во­рил гром­ко, от­ста­и­вая свой ре­ги­он — да и бы­ло о чем до­кла­ды­вать. Ча­сто сам бы­вал в за­гряз­нен­ных рай­о­нах, знал си­ту­а­цию из­нут­ри.

Вто­рая встре­ча про­изо­шла в Москве, по-мо­е­му, на под­пи­са­нии до­го­во­ра о со­труд­ни­че­стве при­гра­нич­ных об­ла­стей. Алек­сандр Яко­вле­вич уже был ру­ко­во­ди­те­лем НИИ про­блем за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка при Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ре СССР. По­лу­чи­лось, что на фур­ше­те мы си­де­ли по­чти на­про­тив. За­пом­ни­лась его фра­за: “А в го­сти, Во­ло­дя, к те­бе, я при­еду”.

При­мер­но два го­да спу­стя раз­да­ет­ся зво­нок из про­ку­ра­ту­ры рес­пуб­ли­ки: “К те­бе едет Су­ха­рев”. Встре­чаю, ча­ев­ни­ча­ем. “Ну, по­еха­ли на Ло­ев­щи­ну”, — ска­зал Алек­сандр Яко­вле­вич. Де­ло бы­ло осе­нью, ве­ро­ят­но, ак­ку­рат в ок­тяб­ре, в оче­ред­ную го­дов­щи­ну фор­си­ро­ва­ния Дне­пра. Пом­нит­ся, как он, уже немо­ло­дой че­ло­век, рас­смат­ри­вая лич­ные ве­щи сво­е­го ко­ман­дар­ма Ба­то­ва, фо­то­гра­фии на стен­дах му­зея бит­вы за Дне­пр, вчи­ты­вал­ся в под­пи­си под ни­ми. Од­но­го из сол­дат сра­зу узнал: сов­па­ли фа­ми­лия и имя в под­пи­си с те­ми, что он на­звал. Это ме­ня тро­ну­ло до глу­би­ны ду­ши. Пе­ре­до мной сто­ял не про­сто ве­те­ран, а бо­ец той дне­пров­ской ко­гор­ты…

Жаль, то­гда не бы­ло та­кой тех­ни­ки, что­бы весь наш марш­рут за­пе­чат­леть. По­бы­ва­ли в рай­ис­пол­ко­ме, в рай­он­ной про­ку­ра­ту­ре. По­том Алек­сандр Яко­вле­вич по­ка­зы­вал ме­ста фор­си­ро­ва­ния ре­ки. Ка­за­лось, он про­ли­сты­ва­ет те со­бы­тия — столь­ко эмо­ций бы­ло на ли­це. За­тем в Го­ме­ле гу­ля­ли по пар­ку, он лю­бо­вал­ся Со­жем, жи­во­пис­ны­ми бе­ре­га­ми.

Сим­во­лич­но: в на­сто­я­щее вре­мя этот му­же­ствен­ный че­ло­век, быв­ший ге­не­раль­ный про­ку­рор Со­ю­за, те­перь уже со­вет­ник ге­не­раль­но­го про­ку­ро­ра Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, яв­ля­ет­ся пре­зи­ден­том меж­ре­ги­о­наль­но­го об­ще­ствен­но­го фон­да “Вы­да­ю­щи­е­ся пол­ко­вод­цы и фло­то­вод­цы Оте­че­ства”, воз­глав­ля­ет прав­ле­ние ре­ги­о­наль­но­го об­ще­ствен­но­го фон­да “Мар­ша­лы По­бе­ды”. Все эти го­ды Алек­сандр Яко­вле­вич участ­ву­ет в из­да­нии книг о ге­ро­ях Оте­че­ства. Од­ну из них — “Мар­шал Тол­бу­хин: “Я слу­жил Рос­сии” — Су­ха­рев по­да­рил про­ку­ро­ру Го­мель­ской об­ла­сти Вик­то­ру Мо­ро­зо­ву с ав­то­гра­фом: “На доб­рую па­мять и успе­хов в борь­бе с пре­ступ­но­стью, и укреп­ле­ния за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка”.

А в Ло­ев­ском му­зее бит­вы за Дне­пр меч­та­ют по­лу­чить кни­гу “Ли­стая па­мя­ти стра­ни­цы” с ав­то­гра­фом сво­е­го ге­роя Алек­сандра Су­ха­ре­ва. Мы пом­ним и гор­дим­ся!

Ге­не­раль­ный про­ку­рор при­е­хал в ме­ста бо­е­вой юно­сти, на Ло­ев­ский плац­дарм, спу­стя пол­ве­ка

Алек­сандр Яко­вле­вич Су­ха­рев

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.