Вс­по­ми­ная стра­ну

Gomelskaya Pravda - - МАЛЕНЬКИЕ УМНИКИ - Алек­сандр ТИ­МО­ШЕН­КО

Мо­е­му по­ко­ле­нию по­вез­ло жить в мир­ное вре­мя. Вы­стра­дав­шая в вой­ну зем­ля ра­до­ва­ла по­сте­пен­ным воз­рож­де­ни­ем.

Дет­ство мое про­шло на Укра­ине, в де­ревне Ан­дре­ев­ка Го­род­нян­ско­го рай­о­на. Не бы­ло в ту по­ру элек­три­че­ства, радио, лю­ди юти­лись где мог­ли: в зем­лян­ках, на­спех сруб­лен­ных ха­тах под со­ло­мен­ны­ми кры­ша­ми. Имен­но бла­го­да­ря тру­до­лю­бию уже в кон­це пя­ти­де­ся­тых жизнь во­шла в нор­маль­ное рус­ло.

Для ме­ня по­ня­тие Ро­ди­ны — это па­мять обо всем, что до­ро­го в про­шлом. Это де­ла и лю­ди, это зем­ля со всем, что жи­вет и ды­шит на ней. СССР был на­шей силь­ной, ве­ли­кой и бо­га­той стра­ной, бла­го­да­ря со­ю­зу мно­гих на­ро­дов со­кру­шил фа­шизм.

Нам был га­ран­ти­ро­ван труд, бес­плат­ное образование, ле­че­ние, от­дых. Мы то­гда не слы­ша­ли слов “бомж”, “без­ра­бо­ти­ца”, “тер­ро­ризм”, “нар­ко­ма­ния”. Нас учи­ли ате­из­му, но веч­ные цен­но­сти по­бе­ди­ли: се­го­дня ве­ра воз­рож­да­ет­ся.

К со­жа­ле­нию, от­дель­ные уче­ные му­жи хо­тят ис­ка­зить ис­то­рию, пре­под­не­сти ее так, как ко­му-то вы­год­но. Ны­неш­ние сы­тые, не зна­ю­щие це­ну кус­ка хле­ба, рас­тле­ва­ют неокреп­шие юные ду­ши от­кро­вен­ной ло­жью. Раз­ве кто из мо­их ро­вес­ни­ков мог пред­ста­вить се­бе, что на­ших де­дов и от­цов, по­бе­див­ших фа­шизм, бу­дут на­зы­вать ок­ку­пан­та­ми, а тех, у ко­го ру­ки по ло­коть в кро­ви, ге­ро­я­ми?

Чет­верть ве­ка на­зад рас­пал­ся СССР. На раз­ва­ли­нах Со­ю­за неко­то­рые но­вые во­жди и по­ли­ти­ки пы­та­ют­ся со­здать “рай­ские ку­щи” под ру­ко­вод­ством извне. Рас­ка­лы­ва­ет­ся сла­вян­ский мир, си­лы НАТО бря­ца­ют ору­жи­ем у на­ших гра­ниц.

Рань­ше я ча­сто ез­дил на Укра­и­ну к сво­им род­ствен­ни­кам, дру­зьям, зем­ля­кам. Те­перь — толь­ко на Ра­ду­ни­цу, по­кло­нить­ся мо­ги­лам. Про­ез­жая у мо­ну­мен­та Друж­бы на сты­ке Бе­ла­ру­си, Рос­сии, Укра­и­ны, где про­во­дил­ся фе­сти­валь еди­не­ния бра­тьев-сла­вян, ис­пы­ты­ваю та­кую го­речь и боль, что сло­ва­ми не вы­ска­жешь. Мне, муж­чине, хо­чет­ся ры­дать.

Мой при­я­тель, недав­но про­ез­жав­ший по Ки­е­ву, ви­дел мар­ши­ру­ю­щих юн­цов в уни­фор­ме с фа­шист­ской сим­во­ли­кой. Ду­ма­ешь: что при­нес­ла укра­ин­ско­му на­ро­ду та­кая “са­мо­стий­ность”? За пе­ри­од по­сле “май­да­на” толь­ко и на­учи­лись, что во­е­вать с па­мят­ни­ка­ми, пе­ре­име­но­вы­вать ули­цы, го­ро­да, пре­сле­до­вать ар­ти­стов, жур­на­ли­стов, пи­са­те­лей. За­ез­жие “ва­ря­ги” ру­ко­во­дят стра­ной, до­ве­ли ее до бра­то­убий­ствен­ной вой­ны. Это по­зор для всей укра­ин­ской на­ции.

Дав­но жи­ву в Бе­ла­ру­си, счи­таю ее вто­рой ро­ди­ной. Здесь воз­му­жа­ли сы­но­вья, взрос­ле­ют вну­ки. Но по-преж­не­му ду­ша моя бо­лит за зем­лю, ко­то­рая да­ла мне жизнь, за лю­дей, ко­то­рые близ­ки и до­ро­ги. Так хо­чет­ся ве­рить, что ми­нет этот смут­ный час укра­ин­ской ис­то­рии и как преж­де все мы — три на­ро­да-бра­та — встре­тим­ся у мо­ну­мен­та Друж­бы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.