Оста­ви­ли свет в ду­ше

Еще один год ушел в ис­то­рию. Огля­ды­ва­юсь ему вслед с нескры­ва­е­мой бо­лью. В 2016-м ушли лю­ди, ко­то­рые бы­ли не про­сто ге­ро­я­ми га­зет­ных стра­ниц. Жиз­нен­ны­ми сво­и­ми де­ла­ми они оли­це­тво­ря­ли Ге­ро­ев сво­е­го вре­ме­ни, со­вет­ской эпо­хи. Они из по­ко­ле­ния, за­щи­щав­ше­го е

Gomelskaya Pravda - - ПОМНИМ - Та­ма­ра КРЮЧЕНКО

Сегодня, ко­гда то тут, то там все слыш­нее бря­ца­ние ору­жи­ем, вспом­нить этих твор­цов ми­ра сам бог ве­лел.

Петр Алек­се­е­вич Сус­ло. В его дом на дне­пров­ской кру­че в Ло­е­ве, на ули­це Аку­ци­он­ка, ча­сто за­ха­жи­ва­ла, что­бы не толь­ко за­пи­сать эпи­зо­ды его вой­ны. Алек­се­е­вич слов­но под­за­ря­жал сво­им оп­ти­миз­мом. И му­же­ством. По­сле ам­пу­та­ции но­ги, пе­ре­дви­га­ясь на ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке, быв­ший фрон­то­вой свя­зист счи­тал сво­им дол­гом при­е­хать в центр гор­по­сел­ка, к ме­мо­ри­а­лу Ге­ро­ям Дне­пра, при­нять уча­стие в ми­тин­ге. За тех ро­вес­ни­ков, что не до­шли до По­бе­ды.

Вой­на его, мат­ро­са па­ро­хо­да “Марк­сист”, за­ста­ла в Жло­бине. По Дне­пру он дви­гал­ся в сто­ро­ну Мо­ги­ле­ва, по­том опять к Жло­би­ну. “До­бра­лись до Ре­чи­цы, а там вся при­стань за­пол­не­на людь­ми. Бе­жен­цы в па­ни­ке дви­ну­ли на наш па­ро­ход. Уже, кста­ти, бы­ли бе­жен­цы из Бре­ста…” — это из его вос­по­ми­на­ний, от ко­то­рых сты­нет кровь в жи­лах. А ка­ко­во пе­ре­жить это са­мо­му?

Он осво­бож­дал не толь­ко Ло­ев­ский, но и Ре­чиц­кий, Ок­тябрь­ский рай­о­ны. А от Ша­ти­лок (ныне Свет­ло­горск) их кор­пус по же­лез­ке пе­ре­бро­си­ли на 1-й Укра­ин­ский фронт, и Петр осво­бож­дал Ров­но, дру­гие на­се­лен­ные пунк­ты “рід­ної нень­ки”. И в по­сле­во­ен­ной жиз­ни он слов­но со­еди­нял бе­ре­га: дом по­стро­ил в Ло­е­ве, кре­пил друж­бу с кол­ле­га­ми на той сто­роне ре­ки...

Вс­по­ми­на­ет­ся дли­тель­ное, в не­сколь­ко ча­сов, об­ще­ние с Фе­до­ром Са­мой­ло­ви­чем Ав­де­ен­ко, ка­ва­ле­ром двух ор­де­нов Оте­че­ствен­ной вой­ны и че­ты­рех ор­де­нов Крас­ной Звез­ды. Вой­ну он за­вер­шил ко­ман­ди­ром взво­да раз­вед­ки, гвар­дии лей­те­нан­том ар­тил­ле­рий­ско­го пол­ка. За­дер­жал­ся в осво­бож­ден­ной Пра­ге до но­яб­ря 1945-го, так что и чеш­ский осво­ил нор­маль­но, мог об­щать­ся, чи­тать. А по­том со­про­вож­дал эше­лон с во­ору­же­ни­ем в Ав­стрию и жил в зам­ке, где ко­гда-то сам Су­во­ров дис­ло­ци­ро­вал­ся.

Пом­ню, как раз­го­вор с ве­те­ра­ном пре­ры­вал­ся те­ле­фон­ны­ми звон­ка­ми су­пру­ги Еле­ны Алек­сан­дров­ны: на­по­ми­на­ла му­жу, что борщ осты­ва­ет. Это был тро­га­тель­ный со­юз двух сер­дец, ко­то­рый мо­жет быть при­ме­ром для мо­ло­де­жи. Они встре­ти­лись на празд­ни­ке осе­нью 1945-го — Фе­дор то­гда по­лу­чил крат­ко­сроч­ный от­пуск на ро­ди­ну. Празд­но­ва­ли с Еле­ной па­мят­ный день зна­ком­ства — 8 сен­тяб­ря, и спу­стя 20 дней рас­пи­са­лись. На всю остав­шу­ю­ся жизнь.

Боль­шой бо­лью для Фе­до­ра Са­мой­ло­ви­ча бы­ла смерть же­ны. Мне ка­жет­ся, что этот че­ло­век, в по­сле­во­ен­ное время ко­ман­до­вав­ший ра­кет­ным пол­ком стра­те­ги­че­ско­го на­зна­че­ния, на­сто­я­щий пол­ков­ник, участ­во­вав­ший в пус­ках ра­кет с по­ли­го­нов и кос­мо­дро­мов, не мог опра­вить­ся от по­те­ри. Тя­же­ло и нам, всем, кто знал ис­тин­но­го пат­ри­о­та Ав­де­ен­ко, ак­ти­ви­ста ве­те­ран­ско­го дви­же­ния, сми­рить­ся с его ухо­дом…

Да, жизнь че­ло­ве­че­ская не бес­пре­дель­на, но уход та­ких лю­дей рвет серд­це. Ре­аль­но чув­ству­ешь: есть неза­ме­ни­мые лю­ди, есть. Это по­ко­ле­ние По­бе­ди­те­лей.

Жло­бин­чан­ка По­ли­на Ка­лаш­ни­ко­ва (в де­ви­че­стве За­рец­кая) не лю­би­ла со­вре­мен­ные филь­мы о войне с при­пуд­рен­ны­ми ге­ро­и­ня­ми. Лишь “А зо­ри здесь ти­хие” счи­та­ла прав­ди­вым кино. Этим она де­ли­лась со мной по-жен­ски ис­кренне, рас­ска­зы­вая, чем обер­ну­лась для нее, ра­дист­ки, пе­ре­жи­тая вой­на — бои под Про­хо­ров­кой, осво­бож­де­ние Харь­ко­ва, кон­ту­зия под Смо­лен­ском. “По­вез­ло: ра­ция спас­ла, — вспо­ми­на­ла По­ли­на Фе­до­ров­на, — оско­лок в ящик дал. Ес­ли бы в спи­ну… В сан­бат ре­бя­та ме­ня при­та­щи­ли, на му­жи­ка по­хо­жую. Остри­же­на ко­рот­ко, в брю­ках. Толь­ко го­лос де­ви­чий…”

Она все­гда пом­ни­ла ма­те­рин­ский за­вет “По­да­вить­ся, то толь­ко од­ним кус­ком”. Ес­ли уж на­шла из­бран­ни­ка, то та­ко­го, что­бы на­все­гда с ним. Не за­бы­ва­ла и со­вет на­ч­шта­ба: не за­во­дить ро­ма­нов на фрон­те. “В раз­вед­ку хо­ди­ла, пар­ни во­круг. А я од­но знаю — глав­ную за­да­чу: свое­вре­мен­но и точ­но пе­ре­дать раз­вед­дан­ные ко­ман­до­ва­нию, — де­ли­лась быв­шая ра­дист­ка. — И ре­бя­та все­гда хо­те­ли, что­бы я с ни­ми в раз­вед­ку шла. Го­во­ри­ли, чер­ту хре­бет сло­маю. Та­кая бо­е­вая бы­ла. Но ес­ли кто из них пы­тал­ся при­бли­зить­ся бли­же доз­во­лен­но­го, та­ко­го пин­ка по­лу­чал!”

Бук­валь­но на днях от пред­се­да­те­ля Же­лез­но­до­рож­но­го рай­он­но­го со­ве­та ве­те­ра­нов г. Го­ме­ля Та­тья­ны Адамович узна­ла: нет уже с на­ми и Сте­па­на Алек­сан­дро­ви­ча Лы­сен­ко. Пом­нит­ся рас­сказ ве­те­ра­на о том, как он, пе­ре­жив­ший ра­не­ния и кон­ту­зии фрон­то­вой свя­зист, сра­жав­ший­ся под Ор­лом и Кур­ском, осво­бож­дав­ший Брян­щи­ну и Чер­ни­гов­щи­ну, фор­си­ро­вав­ший Дне­пр со сто­ро­ны Лю­бе­ча, осво­бож­дав­ший Жло­бин­щи­ну, пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­вал­ся в лет­чи­ка в учи­ли­ще под Ки­е­вом, что­бы впо­след­ствии на штур­мо­ви­ке Ил-2 утю­жить скоп­ле­ния вра­же­ской тех­ни­ки, от­сту­пав­шей из Пра­ги. О до­ро­гой По­бе­де Сте­пан Лы­сен­ко узнал вбли­зи Ве­ны.

Ду­шев­но­го, оба­я­тель­но­го Сте­па­на Алек­сан­дро­ви­ча обо­жа­ла сту­ден­че­ская мо­ло­дежь.

Он все длин­нее, спи­сок утрат 2016-го. В “Го­мель­скай праўд­зе” 26 но­яб­ря бы­ла пуб­ли­ка­ция “Пе­ред гла­за­ми толь­ко од­ни ру­и­ны” об участ­ни­ке Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной, по­чет­ном гом­сель­ма­шев­це Пет­ре Ио­си­фо­ви­че Кро­те. И он ушел вслед за сво­им тез­кой, Ге­ро­ем Со­ци­а­ли­сти­че­ско­го Тру­да, за­слу­жен­ным ра­бот­ни­ком “Гом­сель­ма­ша” Пет­ром Ку­при­я­но­ви­чем Ко­ва­ле­вым...

Нет, та­кие лю­ди не ухо­дят. Они оста­ют­ся ме­ри­лом на­шей со­ве­сти и от­вет­ствен­но­сти за про­ис­хо­дя­щее в ми­ре. Па­мять о них дей­стви­тель­но Веч­ная.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.