Экс­клю­зив­ное ин­тер­вью про­ку­ро­ра об­ла­сти Вик­то­ра Мо­ро­зо­ва

Вик­тор МОРОЗОВ во­семь лет ра­бо­тал про­ку­ро­ром Грод­нен­ской об­ла­сти. А в ок­тяб­ре 2016 го­да на­зна­чен про­ку­ро­ром Го­мель­ской об­ла­сти. В экс­клю­зив­ном ин­тер­вью “Го­мель­скай праўд­зе” он рас­ска­зал о шо­ко­вой те­ра­пии про­тив нар­ко­ти­ков, “маль­чи­ках-ху­ли­ган­чи­ках” и о том

Gomelskaya Pravda - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - На­та­лья СТАР­ЧЕН­КО (Окон­ча­ние в сле­ду­ю­щем но­ме­ре)

НОЖ, ТОПОР, КУ­ЛАК

— Нач­нем с тра­ди­ци­он­но­го во­про­са: за­кон­чил­ся 2016 год, ка­ким он был для об­ла­сти с точ­ки зре­ния кри­ми­наль­ной об­ста­нов­ки? Как оха­рак­те­ри­зу­е­те си­ту­а­цию?

— Мо­гу с удо­вле­тво­ре­ни­ем от­ме­тить, что об­щее ко­ли­че­ство пре­ступ­ле­ний хоть и не на­мно­го, но сни­зи­лось. В 2016 го­ду их бы­ло 14 474, в 2015-м — 14 771. Дру­гое де­ло, что до са­мо­успо­ко­е­ния еще да­ле­ко. Ба­ро­метр уров­ня кри­ми­на­ли­за­ции в лю­бой стране — ко­ли­че­ство убийств и фак­тов при­чи­не­ния тяж­ких те­лес­ных по­вре­жде­ний. К со­жа­ле­нию, здесь до­пу­щен рост.

— Ка­та­ли­за­то­ром боль­шин­ства пре­ступ­ле­ний по пе­чаль­ной тра­ди­ции оста­ет­ся ал­ко­голь?

— Да. Пре­ва­ли­ру­ет бы­то­вая поч­ва. Лю­ди вме­сте пьют, по­том ру­га­ют­ся, в ход идут но­жи, то­по­ры, ку­ла­ки. Итог — или морг, или боль­ни­ца. По­это­му мы все­гда под­дер­жи­ва­ем пред­ло­же­ния МВД по огра­ни­че­нию про­да­жи ал­ко­го­ля. Спирт­ное не долж­но быть лег­ко­до­ступ­ным, осо­бен­но для мо­ло­де­жи. Нуж­но огра­ни­чи­вать его про­да­жу в ноч­ное время. Опыт по­ка­зал, что та­кая ме­ра да­ет толк. — Быть мо­жет, еще сто­ит убрать бу­тыл­ки с по­лок и вит­рин ма­га­зи­нов?

— И это то­же. Спирт­ное име­ет пре­зен­та­бель­ный внеш­ний вид, кра­си­вую эти­кет­ку. Привле­ка­ет оно и рас­по­ло­же­ни­ем. Че­ло­век за­шел за ке­фи­ром и мо­ло­ком, а при­ку­пил еще и бу­тыл­ку вод­ки. По­то­му что мар­ке­то­ло­ги рас­по­ло­жи­ли этот то­вар там, где и все хо­до­вые про­дук­ты. Это пси­хо­ло­ги­че­ский трюк. Улов­ка, ко­то­рая ра­бо­та­ет.

— Ка­кие еще ме­ры мо­жет пред­при­нять про­ку­ра­ту­ра, что­бы сни­зить ко­ли­че­ство тяж­ких пре­ступ­ле­ний?

— Хо­ро­ший во­прос. Я ви­жу боль­шую роль след­ствия и про­ку­ра­ту­ры в воз­буж­де­нии уго­лов­ных дел по та­ким ста­тьям, как угро­за убий­ством, при­чи­не­ние лег­ких те­лес­ных по­вре­жде­ний, ис­тя­за­ние. На­при­мер, ко­гда муж из­би­ва­ет же­ну или же­на му­жа. В ми­ли­ции неред­ко от та­ких эпи­зо­дов се­мей­ной жиз­ни от­ма­хи­ва­ют­ся. Это в корне невер­но. Мы при­зы­ва­ем де­бо­ши­ров к от­ве­ту. Тем са­мым предот­вра­ща­ем со­вер­ше­ние бо­лее тяж­ких пре­ступ­ле­ний.

СБЫТЧИКИ НЕ ДУ­РА­КИ

— На­ша стра­на сла­вит­ся спо­кой­стви­ем на ули­цах. О том, что без­опас­но гу­лять и днем и но­чью, по­сто­ян­но го­во­рят и го­сти Бе­ла­ру­си. Но в по­след­нее время в кри­ми­наль­ных свод­ках Го­мель­щи­ны ста­ли ча­ще фи­гу­ри­ро­вать ху­ли­ган­ства. Это тре­во­жит?

— Так на­зы­ва­е­мая улич­ная пре­ступ­ность дей­стви­тель­но при­под­ня­ла го­ло­ву. В 2016 го­ду име­ли ме­сто 817 уго­лов­но на­ка­зу­е­мых ху­ли­ган­ских про­яв­ле­ний, то­гда как в 2015-м их бы­ло 658. Рост на 24%, ра­зу­ме­ет­ся, вы­звал обес­по­ко­ен­ность и у гу­бер­на­то­ра. Про­ку­ра­ту­ра быст­ро про­ана­ли­зи­ро­ва­ла ха­рак­тер этих пре­ступ­ле­ний, и вот что вы­яс­ни­лось. Наи­худ­шая си­ту­а­ция сло­жи­лась в Го­ме­ле и Мо­зыр­ском рай­оне. А про­бле­мы там со­зда­ют ноч­ные клу­бы. Так, в Мо­зы­ре в ком­плек­се “Си­ти-центр” за­ре­ги­стри­ро­ва­но де­вять уго­лов­но на­ка­зу­е­мых ху­ли­ганств, дис­ко-ба­ре “55” — во­семь. В Го­ме­ле та­к­же воз­ле из­вест­ных раз­вле­ка­тель­ных за­ве­де­ний или в них са­мих за­фик­си­ро­ва­но че­тыр­на­дцать ху­ли­ганств.

— При этом охран­ни­ки клу­бов по­рой ста­ра­ют­ся от­ме­же­вать­ся от воз­ни­ка­ю­щих про­блем, осо­бен­но, ес­ли пра­во­на­ру­ше­ния про­ис­хо­дят не в са­мом за­ве­де­нии, а воз­ле него. Но ведь по­нят­но, что де­бо­ши­рят кли­ен­ты, вы­шед­шие для вы­яс­не­ния от­но­ше­ний на ули­цу. Как за­ста­вить клу­бы при­ни­мать ме­ры?

— Во­об­ще по за­ко­ну вла­дель­цы ноч­ных клу­бов, раз­вле­ка­тель­ных за­ве­де­ний несут от­вет­ствен­ность за обес­пе­че­ние охра­ны об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка. Для это­го они мо­гут на­ни­мать соб­ствен­ную служ­бу без­опас­но­сти, а мо­гут на до­го­вор­ной ос­но­ве при­бе­гать к услу­гам ми­ли­ции. Так или ина­че, по­ря­док дол­жен быть. И про­ку­ра­ту­ра жест­ко про­кон­тро­ли­ру­ет со­блю­де­ние за­ко­но­да­тель­ства. А ес­ли ад­ми­ни­стра­ции клу­бов не смо­гут обес­пе­чить без­опас­ность лю­дей, го­су­дар­ству при­дет­ся при­ме­нять ме­ры — вплоть до за­кры­тия та­ко­го раз­вле­ка­тель­но­го ком­плек­са или при­оста­нов­ки его де­я­тель­но­сти.

— С дру­гой сто­ро­ны, не толь­ко же ноч­ные клу­бы да­ют уве­ли­че­ние ко­ли­че­ства ху­ли­ганств. Что еще по­ка­зал ана­лиз пре­ступ­но­сти?

— По-преж­не­му ак­ту­аль­на про­бле­ма “маль­чи­ков-ху­ли­ган­чи­ков”, в том чис­ле несо­вер­шен­но­лет­них. На­при­мер, два уче­ни­ка го­мель­ской шко­лы № 24 би­ли но­га­ми по ав­то­мо­би­лю, при­пар­ко­ван­но­му на ули­це Ком­му­на­ров. Посколь­ку “удаль­цы” не до­стиг­ли 16-лет­не­го воз­рас­та, ад­ми­ни­стра­тив­ные про­то­ко­лы со­став­ле­ны в от­но­ше­нии их ро­ди­те­лей — за невы­пол­не­ние обя­зан­но­стей по вос­пи­та­нию де­тей. Па­пы и ма­мы за­пла­ти­ли штра­фы и воз­ме­сти­ли хо­зя­и­ну ма­ши­ны ущерб. Впро­чем, счи­таю, что есть в Го­мель­ской об­ла­сти и про­бле­ма за­ня­то­сти мо­ло­де­жи. Еще не все ре­бя­та охва­че­ны вни­ма­ни­ем. Не­ко­то­рые предо­став­ле­ны са­ми се­бе. Спра­ши­ва­ешь: ты за­чем за­бор по­ло­мал? А в от­вет слы­шишь: от нече­го де­лать.

— Кто же, на ваш взгляд, в этом ас­пек­те недо­ра­ба­ты­ва­ет? Вро­де бы столь­ко со­ве­ща­ний, за­се­да­ний на те­му за­ня­то­сти мо­ло­де­жи про­во­дит­ся.

— Убеж­ден, что за­стрель­щи­ком дол­жен быть БРСМ, как ко­гда-то ком­со­мол. Я хо­ро­шо знаю, о чем го­во­рю, по­то­му что по­чти 40 лет на­зад был сек­ре­та­рем ком­со­моль­ской ор­га­ни­за­ции Сол­та­нов­ской сред­ней шко­лы Ре­чиц­ко­го рай­о­на. Нуж­но брать хо­ро­ший со­вет­ский опыт и ис­поль­зо­вать его.

— Ины­ми сло­ва­ми, от­вле­кать от па­губ­ных при­вы­чек, нар­ко­ма­нии.

— Пра­виль­но. Хо­тя тут и на за­ко­но­да­тель­ном уровне ска­за­но вес­кое сло­во. Не­сколь­ко лет на­зад на пер­вый план вы­шел обо­рот спай­сов. Нуж­но бы­ло жест­ко пре­сечь эту вол­ну, что и сде­ла­но. Был сни­жен воз­раст на­ступ­ле­ния уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти за сбыт нар­ко­ти­ков — с 16 до 14 лет. Су­ды при­го­ва­ри­ва­ли рас­про­стра­ни­те­лей, в том чис­ле со­всем мо­ло­дых, к дли­тель­ным сро­кам ли­ше­ния сво­бо­ды — 15 — 17 го­дам. Та­кая шо­ко­вая те­ра­пия со сто­ро­ны за­ко­но­да­те­лей, пра­во­охра­ни­те­лей и су­дов да­ла эф­фект, вско­лых­ну­ла об­ще­ство.

— Не­дав­но суд Же­лез­но­до­рож­но­го рай­о­на Го­ме­ля вы­нес при­го­вор ин­тер­на­ци­о­наль­ной груп­пе тор­гов­цев спай­сом. На­ша га­зе­та сле­ди­ла за хо­дом про­цес­са. И на од­ном из сним­ков вид­но, как мо­ло­дые лю­ди улы­ба­ют­ся. Впро­чем, как толь­ко они услы­ша­ли ме­ру на­ка­за­ния — от 10 до 15 лет ли­ше­ния сво­бо­ды — улы­боч­ки по­ки­ну­ли их ли­ца.

— Яр­кий при­мер. По­это­му про­ку­ра­ту­ра и на­ста­и­ва­ет на вы­езд­ных су­дах, на по­ка­за­тель­ных взя­ти­ях под стра­жу. Ко­гда в ауди­то­рию кол­ле­джа за­хо­дят пра­во­охра­ни­те­ли, про­ку­рор да­ет санк­цию и тут же на уча­ще­го­ся пря­мо на гла­зах у сверст­ни­ков на­де­ва­ют­ся на­руч­ни­ки, это впе­чат­ля­ет. Мо­гу от­ме­тить, что и пре­ступ­ле­ния в сфе­ре неза­кон­но­го обо­ро­та нар­ко­ти­ков по­шли на спад. Ес­ли си­ту­а­ция окон­ча­тель­но ста­би­ли­зи­ру­ет­ся, воз­мож­но, за­ко­но­да­тель сни­зит от­вет­ствен­ность по этим ста­тьям, но по­ка сро­ки аб­со­лют­но адек­ват­ные. К сло­ву, я как-то спро­сил у мо­ло­дых сбыт­чи­ков, упо­треб­ля­ют ли они са­ми? На что мне со сме­хом от­ве­ти­ли: а что мы, ду­ра­ки?

— Сей­час на­би­ра­ет из­вест­ность дви­же­ние ма­те­рей, чьи де­ти осуж­де­ны по ста­тье 328-й за неза­кон­ный обо­рот нар­ко­ти­ков. Зву­чит, что к дли­тель­ным сро­кам при­го­ва­ри­ва­ют не толь­ко рас­про­стра­ни­те­лей, но и са­мих нар­ко­ма­нов…

— Сра­зу от­ве­чу: я хо­ро­шо знаю это нефор­маль­ное неза­ре­ги­стри­ро­ван­ное дви­же­ние. В нем со­сто­ят ма­те­ри, чьи де­ти по­лу­чи­ли дей­стви­тель­но боль­шие сро­ки ли­ше­ния сво­бо­ды. Но раз­ве это нор­маль­но объ­еди­нять­ся по со­ста­вам пре­ступ­ле­ний? А зав­тра у нас по­явят­ся дви­же­ния ма­те­рей убийц? И ку­да мы при­дем?

— Зна­чит, ва­ше от­но­ше­ние к “328” нега­тив­ное?

— Од­но­знач­но. Они пе­ре­жи­ва­ют за сво­их де­тей, ко­то­рые про­ве­дут часть жиз­ни в ко­ло­ни­ях. А по­че­му их не бес­по­ко­ят жиз­ни дру­гих де­тей, ко­то­рые их сы­но­вья за­гу­би­ли нар­ко­ти­ка­ми? По­че­му их не вол­ну­ют ма­те­ри, у ко­то­рых де­ти по­гиб­ли от спай­са? Я за то, что­бы со­зда­вать об­ще­ствен­ные ор­га­ни­за­ции в по­мощь по­тер­пев­шим от раз­лич­но­го ро­да пре­ступ­ле­ний. Вот это бы­ло бы нор­маль­но. По­то­му что не все­гда ви­нов­ные в пол­ной ме­ре ком­пен­си­ру­ют за­тра­ты по­тер­пев­ших по вос­ста­нов­ле­нию здо­ро­вья, воз­ме­ща­ют им мо­раль­ные стра­да­ния.

ГЛАЗА НА ЛОБ ЛЕЗУТ

— В про­дол­же­ние те­мы от­цов и де­тей. Кто дол­жен, по ва­ше­му мне­нию, взять на се­бя ос­нов­ную от­вет­ствен­ность за вос­пи­та­ние мо­ло­де­жи: ро­ди­те­ли, шко­ла, пра­во­охра­ни­те­ли, об­ще­ствен­ные ор­га­ни­за­ции, го­су­дар­ство?

— Все вме­сте. Но глав­ная роль все рав­но у ро­ди­те­лей. Они долж­ны боль­ше ин­те­ре­со­вать­ся детьми. Сегодня не­ко­то­рые про­дви­ну­тые ма­мы и па­пы ре­ги­стри­ру­ют­ся в ин­тер­не­те под вы­мыш­лен­ны­ми име­на­ми и за­вя­зы­ва­ют друж­бу с детьми. За­да­ют им про­во­ка­ци­он­ные во­про­сы, те­сти­ру­ют на нар­ко­ти­ки, дру­гие по­ро­ки и смот­рят, есть у их сы­но­вей и до­че­рей им­му­ни­тет про­тив это­го зла или нет.

— И ка­ко­вы ито­ги та­ких экс­пе­ри­мен­тов?

— По-раз­но­му. Ино­гда у ро­ди­те­лей глаза на лоб лезут от то­го, что они ви­дят на стра­ни­цах де­тей — от са­та­низ­ма до пор­но­гра­фии. В ин­тер­не­те это­го пол­но. Зна­чит, с мо­ло­де­жью нуж­но нефор­маль­но ра­бо­тать. А в тех же шко­лах учи­те­ля за­ча­стую при­ме­ня­ют ста­рые ме­то­ды, да­ле­кие от со­вре­мен­ных тех­но­ло­гий и про­грес­са как та­ко­во­го. Не ви­жу долж­ной ак­тив­но­сти и со сто­ро­ны школь­ных пси­хо­ло­гов.

— Го­во­рят, они в ос­нов­ном за­ня­ты не свой­ствен­ной им ра­бо­той — вы­сту­па­ют куль­тор­га­ни­за­то­ра­ми, а то и во­все в ро­ли “при­не­си-по­дай”.

— Не на­до их оправ­ды­вать. По за­ко­ну школь­ный пси­хо­лог мо­жет бе­се­до­вать с ре­бен­ком на те­му нар­ко­ти­ков толь­ко с со­гла­сия ро­ди­те­лей. А ес­ли у это­го под­рост­ка па­па с ма­мой не про­сы­ха­ют? Ка­кое со­гла­сие у них спра­ши­вать? По­че­му пси­хо­ло­ги не бьют тре­во­гу в та­ких слу­ча­ях, а при­кры­ва­ют­ся ин­струк­ци­я­ми? В том чис­ле и по­это­му у них имидж лю­дей, ко­то­рые ни­чем не за­ня­ты и ко­то­рых нуж­но до­гру­зить. Ну ес­ли ты ви­дишь, что школь­ник при­шел в неадек­ват­ном со­сто­я­нии, дви­же­ния у него за­тор­мо­же­ны, глаза с рас­ши­рен­ны­ми зрач­ка­ми, то сиг­на­ли­зи­руй об этом.

— Те же учи­те­ля мо­гут опа­сать­ся, что по­лу­чат на­го­няй за при­сут­ствие та­ких эк­зем­пля­ров в шко­ле…

— Это не так. Сегодня пра­во­охра­ни­те­ли ви­дят в пе­да­го­гах по­мощ­ни­ков. Мы хо­тим да­же по­ощ­рять учи­те­лей, ко­то­рые про­явят бди­тель­ность и вы­явят при­ни­ма­ю­ще­го нар­ко­ти­ки ре­бен­ка. Это неслож­но, нуж­но про­сто быть вни­ма­тель­ным.

— Так же, как и в слу­ча­ях с под­рост­ко­вы­ми су­и­ци­да­ми. Все­гда за­да­ешь­ся во­про­сом: неуже­ли в шко­ле, где ре­бе­нок про­во­дит ми­ни­мум пол­дня, ни­кто не ви­дит, в ка­ком он со­сто­я­нии?

— В мо­ей прак­ти­ке был слу­чай, ко­гда де­воч­ка при­хо­ди­ла в шко­лу не вы­спав­шись и в си­ня­ках. Ока­за­лось, ко­гда мать бы­ла на ра­бо­те, ее на­си­ло­вал род­ной отец. Ему да­ли 11 лет ли­ше­ния сво­бо­ды. Но мы то­же не по­ни­ма­ли, по­че­му в шко­ле ни­кто не об­ра­тил вни­ма­ния, что ре­бе­нок хо­дит по­те­рян­ный. Вот и роль пси­хо­ло­га, учи­те­ля, класс­но­го ру­ко­во­ди­те­ля. Хо­ро­шо, ее сверст­ни­ки со­об­щи­ли о сво­их по­до­зре­ни­ях и до са­мо­убий­ства де­ло не до­шло. Еще один мо­мент — так на­зы­ва­е­мые груп­пы су­и­цид­ни­ков в ин­тер­не­те. Под­рост­ки на­хо­дят до­ма, в ко­то­рых мож­но под­нять­ся на кры­шу и спрыг­нуть. Рас­пи­сы­ва­ют ре­цеп­ты по­ве­ше­ния, отрав­ле­ния, вскры­тия вен. К сло­ву, по­мощ­ник про­ку­ро­ра Лид­ско­го рай­о­на под ви­дом мо­ло­дой де­вуш­ки во­шла в та­кую груп­пу, узна­ла все ме­ста, где они со­би­ра­ют­ся, и на­пи­са­ла пред­став­ле­ние в рай­ис­пол­ком: при­ми­те ме­ры, за­крой­те чер­да­ки, кры­ши, огра­ди­те строй­ки. Вот она нефор­маль­ная ра­бо­та, а не бес­по­лез­ные нра­во­уче­ния.

— Бес­по­ко­ят и увле­че­ния раз­но­го ро­да куль­та­ми, раз­ру­ша­ю­щи­ми пси­хи­ку суб­куль­ту­ра­ми.

— Есть та­кая про­бле­ма. Вс­по­ми­наю ди­кий слу­чай в Грод­но, где мо­ло­дой че­ло­век на поч­ве увле­че­ния са­та­низ­мом при­рев­но­вал де­вуш­ку к дру­го­му пар­ню. Сна­ча­ла убил ее, а по­том и со­пер­ни­ка, те­ло рас­чле­нил. С че­ре­пом мо­ло­до­го че­ло­ве­ка и был за­дер­жан. Итог — при­го­во­рен к выс­шей ме­ре на­ка­за­ния. Или дру­гой слу­чай: лет 10 на­зад в Мо­зы­ре со­жгли цер­ковь и ко­стел. Ви­нов­ных разыс­ка­ли и осу­ди­ли. Они бы­ли са­та­ни­ста­ми. Пом­ню, де­душ­ка од­но­го из них при­хо­дил ко мне на при­ем и про­сил осво­бо­дить его вну­ка от от­вет­ствен­но­сти, мол, ему на­до шко­лу окон­чить. По­ка­за­тель­но, что ко­гда этот па­рень осво­бо­дил­ся, он сно­ва по­пы­тал­ся под­жечь цер­ковь. То есть, свои са­та­нин­ские увле­че­ния не бро­сил, и впо­след­ствии был при­знан невме­ня­е­мым. Ну а ку­да его ро­ди­те­ли смот­ре­ли, ко­гда он схо­дил с ума на поч­ве са­та­низ­ма. Вот к че­му мо­жет при­ве­сти от­сут­ствие кон­тро­ля. Ес­ли мы де­тям не вло­жим пра­виль­ные мыс­ли в го­ло­ву, за нас дур­ные мыс­ли вло­жит ин­тер­нет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.