Слов­но сы­ро­еж­ки по­сле до­ждя, или В чем сек­рет дол­го­ле­тия лес­ных се­стер

Про­шлым ле­том, об­ща­ясь с на­чаль­ни­ком Ко­пат­ке­вич­ской ПМК-4 Ва­си­ли­ем Ка­ле­дой, услы­ша­ла рас­сказ о двух сест­рах, жи­ву­щих в лес­ной глу­бин­ке, где море сы­ро­е­жек. Уго­лок этот от­да­лен­ный — ехать на­до с про­вод­ни­ком, что­бы не за­блу­дить­ся, пре­ду­пре­дил Ва­си­лий Ива­но­ви

Gomelskaya Pravda - - ГЛУБИНКА - Ма­рия ЗУБЕЛЬ Фо­то ав­то­ра

Ха­ту от пе­сен рва­ло

На­ве­стить лес­ных ба­бу­шек все­та­ки уда­лось. Что­бы не сби­лись с до­ро­ги, нам в про­вод­ни­ки вы­зва­лись пред­се­да­тель Пет­ри­ков­ско­го рай­он­но­го Со­ве­та де­пу­та­тов Га­ли­на Щер­бак и Оль­га Го­лос, ко­то­рая воз­глав­ля­ет Гра­бов­ский сель­со­вет. От про­во­жа­тых и узна­ли, что боль­ше по­ло­ви­ны сель­ских на­се­лен­ных пунк­тов рай­о­на сей­час име­ет ста­тус ма­ло­на­се­лен­ных, так как про­жи­ва­ет там до по­лу­сот­ни жи­те­лей. 16 де­ре­ве­нек ко­ро­та­ет свой век вме­сте со ста­ри­ка­ми, ко­то­рых на­би­ра­ет­ся с пол­де­сят­ка. Мно­гих за­би­ра­ют на зи­му де­ти, по­это­му в жи­вых оста­ет­ся лишь па­ра хат. За­то вес­ной, ко­гда при­хо­дит теп­ло, с пе­ре­лет­ны­ми пти­ца­ми хо­зя­е­ва воз­вра­ща­ют­ся в свои род­ные гнез­да. Пять на­се­лен­ных пунк­тов, что еще обо­зна­че­ны на кар­те, уже нежи­лые. И ес­ли у При­пя­ти и цен­траль­ных ав­то­трасс опу­стев­шие усадь­бы ску­па­ют­ся мин­ча­на­ми по за­об­лач­ным це­нам, то в от­да­лен­ных угол­ках до­ма и да­ром ни­ко­му не нуж­ны.

Де­рев­ня Ряб­ка од­на из та­ких. Ко­гда-то, лет сто на­зад, пе­ре­се­лен­цы из Мо­зыр­ско­го уез­да вы­бра­ли это за­тиш­ное ме­сто на окра­ине ве­ко­во­го ле­са не слу­чай­но: лес кор­мил, по­ил, грел, за­щи­щал от всех на­па­стей тре­вож­но­го ве­ка. Вна­ча­ле бы­ло толь­ко 12 дво­ров, но это не по­ме­ша­ло в 30-х го­дах про­шло­го ве­ка ор­га­ни­зо­вать кол­хоз. Раз­жи­ва­лись труд­но, во­лы и ко­ни тас­ка­ли плу­ги — тех­ни­ки не хва­та­ло. За­то ка­кие бы­ли по­си­дел­ки, ха­ты раз­ры­ва­ло от пе­сен, вспо­ми­на­ют свою мо­ло­дость сест­ры Ев­ге­ния Ка­се­ец и Оль­га Но­ви­чен­ко.

В де­ревне вско­ре по­яви­лись ма­га­зин и на­чаль­ная шко­ла, сель­ский клуб, ко­то­рый мест­ные му­жи­ки по­стро­и­ли сво­и­ми ру­ка­ми. Кто ра­бо­тал — тот не бед­ство­вал, слов­но под­во­дит чер­ту в раз­го­во­ре Ев­ге­ния Дмит­ри­ев­на. И пе­ре­чис­ля­ет быв­шее хо­зяй­ство: кро­ме двух-трех ко­ров, са­рая по­ро­сят, ора­вы уток-гу­сей, на ее дво­ре сто­я­ли трак­тор и мо­то­цикл с ко­ляс­кой, име­лась ло­шад­ка. Су­пруг Вла­ди­мир ра­бо­тал ки­но­ме­ха­ни­ком, лес­ни­ком и трак­то­ри­стом. На всю окру­гу слыл знат­ным плот­ни­ком. Его по­строй­ки — ак­ку­рат­ные са­рай­чи­ки из бре­вен, по­хо­жие на со­вре­мен­ный ев­ро­брус, ра­ду­ют глаз и се­год­ня. Ста­ра­ни­я­ми хо­зяй­ки мож­но и сей­час лю­бо­вать­ся в ха­те: вы­ши­тые руш­ни­ки, ска­тер­ти и по­кры­ва­ла. Под но­га­ми по­ло­вич­ки руч­ной вяз­ки. По­лу­ча­ет­ся так: что са­ми вкла­ды­ва­ем в свою жизнь, то в ней и на­хо­дим.

День да ночь — сут­ки прочь

Во вре­мя вой­ны нем­цы до­тла со­жгли лес­ную де­ре­вуш­ку, за­му­чив ее 9 жи­те­лей. 13 од­но­сель­чан не вернулись с фрон­та. Сре­ди по­гиб­ших и отец Оль­ги и Ев­ге­нии, ко­то­рые се­год­ня од­ни до­жи­ва­ют в Ряб­ке. Ха­ты их, край­ние от ле­са, сто­ят по­чти на­про­тив друг дру­га. Хо­дить в го­сти близ­ко. Да­же ко­гда за­ме­та­ет до­ро­гу, про­би­ва­ют­ся че­рез су­гро­бы. А ес­ли за­не­мо­жет од­на, зво­нит дру­гой: об­ща­ют­ся. “Утром проснусь, в окош­ко пер­вым де­лом гля­ну, вьет­ся ли дым из ко­ми­на. Печ­ка то­пит­ся — зна­чит, все в по­ряд­ке, встре­ча­ем но­вый день”, — рас­ска­зы­ва­ет Ев­ге­ния Ка­се­ец о сво­ей раз­ме­рен­ной жиз­ни.

Упра­вив­шись с до­маш­ни­ми де­ла­ми и по­слу­шав но­во­сти по при­ем­ни­ку (те­ле­ви­зор про­да­ла из-за плохого зре­ния), ба­буш­ка бе­рет свои пал­ки и от­прав­ля­ет­ся на про­гул­ку. Един­ствен­ная улоч­ка де­рев­ни ко­рот­кая, в сте­ну ле­са упи­ра­ет­ся. А там стеж­ки-до­рож­ки во все кон­цы раз­бе­га­ют­ся… Ка­кто со­ору­ди­ла она с по­мо­щью пи­лы и об­лом­ка дос­ки до­рож­ный ука­за­тель с на­зва­ни­ем де­рев­ни. Внук при­бил эту “стре­лу” на при­до­рож­ную сос­ну, что­бы лю­ди не плу­та­ли. Те­перь лю­бой мо­жет све­рить по ука­за­те­лю свой путь. Жаль, что та­ких пут­ни­ков ма­ло. Кро­ме во­ди­те­ля ав­то­лав­ки (зо­ло­той че­ло­век Гри­го­рий Со­дель — во всем ста­руш­кам-сест­рам по­мо­га­ет), в Ряб­ку толь­ко поч­та­льон за­гля­ды­ва­ет, да со­ци­аль­ный ра­бот­ник из Се­лю­ти­чей два­жды в неде­лю на­ве­ща­ет.

За­то ло­си с ко­су­ля­ми де­рев­ню не об­хо­дят, вол­ки на сне­гу свои сле­ды остав­ля­ют. Пен­си­о­не­рок тя­го­тит оди­но­че­ство, искренне ра­ду­ют­ся каж­до­му за­ез­же­му го­стю и не теряют надежды на по­яв­ле­ние со­се­дей — а вдруг ко­му-то при­гля­нут­ся еще две креп­кие ха­ты? Тре­тью, са­мую про­стор­ную, “за­стол­бил” под до­мик охот­ни­ка ди­рек­тор На­ци­о­наль­но­го пар­ка “При­пят­ский” Сте­пан Бам­би­за. Он объ­ез­жа­ет эти края ре­гу­ляр­но, но стро­и­тель­ство до­ми­ка по­ка от­кла­ды­ва­ет­ся.

Вот и от­ва­жи­лась ута­щить Ев­ге­ния Дмит­ри­ев­на с бу­ду­щей строй­ки две дос­ки — для ре­мон­та сво­ей ка­лит­ки.

— Ста­рая сгни­ла от до­ждей, че­рез ды­ру вол­ки во двор за­хо­ди­ли, — вспо­ми­на­ет ба­буш­ка. — Со­ба­ку на ночь при­хо­ди­лось зи­мой за­пи­рать в сен­цах, что­бы вол­ки не по­рва­ли. Те­перь ка­лит­ка сто­ит крепкая как бро­ня — ни­ка­кой зверь не стра­шен.

Ру­ки де­ла­ют, что­бы гла­за не бо­я­лись

Несмот­ря на свой воз­раст — 77 лет, се­ст­ра Оль­га на пять лет стар­ше — Ев­ге­ния Дмит­ри­ев­на шуст­рая, по-де­ви­чьи от­ча­ян­ная и не бо­ит­ся ра­бо­ты. Са­ма ле­том кле­па­ет ко­су и ко­сит тра­ву в са­ду, дро­ва ко­лет, за­бор по­чи­нить мо­жет. Та­кую лест­ни­цу сма­сте­ри­ла, что­бы на чер­дак ха­ты за­би­рать­ся, по­жар­ник уди­вил­ся. Сил и лов­ко­сти у нее еще хва­та­ет — вот толь­ко зре­ние под­ве­ло, один глаз не ви­дит.

Сей­час сест­ры, по при­зна­нию Ев­ге­нии Дмит­ри­ев­ны, жи­вут как “па­нен­ки”: ско­ти­ну не дер­жат, од­на со­ба­ка в буд­ке, се­бя толь­ко смот­рят. Ле­том пол­со­точ­ки ого­ро­да — боль­ше и не на­до. Пен­сии на еду хва­та­ет. Тас­кать во­ду из ко­лод­ца, то­пить печ­ку — это из­веч­ная за­бо­та, вро­де и не счи­та­ют за ра­бо­ту. По­это­му на­ду­ма­ли ста­руш­ки ле­том взять в арен­ду кол­хоз­ную ко­ро­ву. Что­бы па­сти-до­смат­ри­вать и мо­ло­ком в это вре­мя поль­зо­вать­ся, на зи­му опре­де­лить бу­рен­ку об­рат­но в кол­хоз­ный са­рай.

По­че­му бы та­кую форму вза­и­мо­дей­ствия ста­ри­ков с мест­ным хо­зяй­ством не за­дей­ство­вать в рай­оне? Пред­се­да­тель рай­он­но­го Со­ве­та де­пу­та­тов Га­ли­на Щер­бак прось­бу се­стер взя­ла на ка­ран­даш. По­обе­ща­ла со­дей­ствие в ре­ше­нии во­про­са по за­ез­ду в Ряб­ку рей­со­во­го ав­то­бу­са хо­тя бы раз в ме­сяц — по за­ка­зу. До­ро­гу сю­да зи­мой чи­стят. От та­ко­го вни­ма­ния ба­буш­ки ожи­ви­лись, по­ве­се­ле­ли и ста­ли дей­стви­тель­но по­хо­жи­ми на сы­ро­еж­ки по­сле лет­не­го до­ждя — еще креп­кие, в яр­ких пла­точ­ках“ша­ли­нув­ках”. Про­жив всю жизнь с удоб­ства­ми на ули­це, без во­до­про­во­да и цен­траль­но­го отоп­ле­ния, они на труд­но­сти не жа­лу­ют­ся. На­про­тив, вы­гля­дят луч­ше го­род­ских ро­вес­ниц: тру­до­вая за­кал­ка и при­ро­да под­пи­ты­ва­ют жиз­нен­ны­ми си­ла­ми.

Ны­неш­ний Но­вый год сест­ры встре­ча­ли до­ма, хо­тя и зва­ли де­ти в го­сти. От­ка­за­ла и Ев­ге­ния Дмит­ри­ев­на сво­ей доч­ке, ко­то­рая ра­бо­та­ет учи­тель­ни­цей в Ко­пат­ке­вич­ской шко­ле-ин­тер­на­те. Ку­пи­ли в ав­то­лав­ке бу­тыл­ку шам­пан­ско­го, бан­ку ана­на­сов, до­ста­ли из по­гре­ба со­ле­нья-ма­ри­на­ды. Да­же са­лат из ку­ку­ру­зы и кра­бо­вых па­ло­чек на­стро­га­ли. Но вкус­нее за­мор­ских блюд ока­за­лись кол­ду­ны, разо­млев­шие в печ­ке, — своя буль­боч­ка не при­еда­ет­ся. Си­де­ли ба­буш­ки за сто­лом, на те­ле­фон­ные по­здрав­ле­ния от­ве­ча­ли. Же­ла­ли в от­вет здоровья, добра и ми­ра на све­те. Бла­го­да­ри­ли Бо­га за то, что не оста­лись в ста­ро­сти без под­держ­ки. Де­ти с вну­ка­ми не за­бы­ва­ют. Недав­но фельд­ше­ри­ца из Се­лю­ти­чей при­ез­жа­ла — на сво­ей ма­шине в лес­ную глу­хо­мань до­би­ра­лась. Да и ра­бот­ни­ки сель­со­ве­та на прось­бы ба­бу­шек от­кли­ка­ют­ся. Ко Дню по­жи­лых лю­дей при­ле­та­ют в Ряб­ку от­крыт­ки. Жен­щи­ны бе­реж­но хра­нят сто­поч­ку бла­го­дар­но­стей и по­чет­ных гра­мот. Оль­га ра­бо­та­ла до­яр­кой в мест­ном кол­хо­зе, Ев­ге­ния — поч­та­льо­ном. За де­вять ки­ло­мет­ров ей при­хо­ди­лось пешком то­пать в Гра­бов за поч­той. Зи­мой по по­яс в сне­гу бы­ва­ло, ле­том на ве­ло­си­пе­де. Об­слу­жи­ва­ла и де­рев­ню Те­ре­бень — это еще пять ки­ло­мет­ров. Те­перь там уже пу­сто. За свой доб­ро­со­вест­ный труд ко Дню по­чты еже­год­но по­лу­ча­ет па­кет с про­дук­та­ми от РУПС. Ра­ду­ет­ся не столь­ко кру­пе с са­ха­ром, сколь­ко то­му, что не за­бы­ли: в ста­ро­сти та­кое вни­ма­ние дер­жит на пла­ву жиз­ни и гре­ет ду­шу.

Воз­вра­ща­ясь мыс­лен­но в свое про­шлое, она ча­сто вспо­ми­на­ет, как вме­сте с му­жем во­зи­ли на ба­зар в Мозырь мед со сво­ей па­се­ки, коп­че­ную ры­бу и са­ло. Вы­ез­жа­ли за­тем­но, что­бы не упу­стить пер­вых по­ку­па­те­лей и хо­ро­шую це­ну. Ло­шадь чу­дом уга­ды­ва­ла до­ро­гу, по бо­кам лишь свет­ле­ли бе­ре­зы, ред­кая пти­ца по­да­ва­ла го­лос. А они го­то­вы бы­ли бе­жать впе­ре­ди те­ле­ги — столь­ко бы­ло нерас­тра­чен­ных сил и же­ла­ний. Хо­те­лось то­ро­пить вре­мя, ко­то­рое тя­ну­лось мед­лен­но. А жизнь взя­ла и про­ско­чи­ла...

На ночь со­ба­ку в сен­цах за­пи­ра­ла, что­бы не по­рва­ли вол­ки

Ев­ге­ния Ка­се­ец не мо­жет си­деть без ра­бо­ты

Ука­за­тель на сосне по­мо­га­ет све­рить до­ро­гу

До­жи­ва­ет свой век и де­рев­ня Ряб­ка

В мо­ло­до­сти жи­ли для то­го, что­бы лю­бить. А сей­час лю­бят для то­го, что­бы жить

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.