Гер­ба­рий афо­риз­мов и тон­ко­сти пе­ре­ход­ной эко­но­ми­ки

Gomelskaya Pravda - - ОБО ВСЕМ - Ни­ко­лай ГУЛЕВИЧ

Мно­го­ли­кую че­ло­ве­че­скую сущ­ность, его мно­го­гран­ную де­я­тель­ность и за­ко­ны че­ло­ве­че­ских вза­и­мо­от­но­ше­ний нель­зя уло­жить ни в ка­кое про­кру­сто­во ло­же. Но лег­ко и про­сто, ис­чер­пы­ва­ю­ще, ока­зы­ва­ет­ся, уда­ет­ся — в афо­ризм. Хо­ти­те, по­про­бу­ем?

К при­ме­ру, что та­кое лич­ность? Не пы­тай­тесь сфор­му­ли­ро­вать — по­лу­чит­ся длин­но, на­у­ко­об­раз­но и за­нуд­но. У каж­до­го по-сво­е­му — с уче­том уров­ня под­го­тов­ки, лич­но­го опы­та и сло­жив­ше­го­ся ми­ро­воз­зре­ния. Тео­ре­м­но… А “фор­му­лу” вы­вел Лев Тол­стой — лег­ко и кры­ла­то. Пом­ни­те? Лич­ность — это дробь, у ко­то­рой в зна­ме­на­те­ле — то, что че­ло­век ду­ма­ет о се­бе, а в чис­ли­те­ле — то, что о нем ду­ма­ют дру­гие. На­мек про­зрач­ный: ко­неч­но, це­ни­те се­бя, но луч­ше, ко­гда вас, оце­ни­вая, це­нят дру­гие…

Афо­риз­мы лю­бят за их кры­ла­тую крат­кость, на­веч­но спрес­со­ван­ную муд­рость и непо­вто­ри­мую об­раз­ность. Они вхо­дят в па­мять — как гвоздь в де­ре­во.

Мно­гие афо­риз­мы — как пти­цы, ко­то­рые вы­ле­те­ли ко­гда­то из чьих-то ре­чей, про­из­ве­де­ний, раз­мыш­ле­ний, вы­во­дов и ча­сто без фа­ми­лии ав­то­ра уко­ре­ни­лись, дав­но ве­дут са­мо­сто­я­тель­ную жизнь; как се­го­дняш­няя со­то­вая связь, про­ни­зав­шая все на­ше жиз­нен­ное про­стран­ство — умы и по­ступ­ки, кон­ти­нен­ты и эпо­хи.

Афо­риз­мы, на­ко­нец, это ожи­ва­ю­щие в ду­ше ав­то­ри­тет­ные ис­то­ри­че­ские пер­со­на­жи — та­кие как Ари­сто­тель, Ге­род­от, Гип­по­крат, Ан­то­ний, Ниц­ше, На­по­ле­он, Бисмарк, Нью­тон, Шекс­пир, Гю­го, Бай­рон, Пуш­кин, Петр I, Иван Гроз­ный, Ека­те­ри­на II, Ва­шинг­тон, Чер­чилль, Эйн­штейн, Мао Цз­э­дун… Их муд­рые мыс­ли, сен­тен­ции обо всем: эко­но­ми­ке, по­ли­ти­ке, друж­бе, люб­ви, ра­бо­те, мо­ра­ли — ока­за­лись по­учи­тель­ны­ми, не под­власт­ны­ми вре­ме­ни.

В на­ча­ле но­во­го ве­ка, ко­гда мас­со­вую де­прес­сию, вы­зван­ную “эпи­де­ми­ей” эко­но­ми­че­ско­го грип­па, пы­та­лись ле­чить “таб­лет­ка­ми” юмо­ра, афо­риз­мы пре­вра­ти­лись в свое­об­раз­ный ли­те­ра­тур­ный жанр, да­же в некое ре­мес­ло, на­у­ко­об­ра­зие, ост­ро­ум­ную иг­ру слов на зло­бу дня. Впро­чем, мно­го­сло­вие об афо­риз­мах ни к че­му… Те­перь несколь­ко кон­крет­ных при­ме­ров фраз — ко­гда-то услы­шан­ных, вы­ужен­ных из книг афо­риз­мов, ко­то­рые оли­це­тво­ря­ют со­бой три “и” — ис­ти­ну, ис­то­рию, ин­тел­лект и… пе­ре­ход­ный этап эко­но­ми­ки. Те, ко­то­рые за­це­пи­ли ав­то­ра.

Со­глас­ны вы или не со­глас­ны, но се­го­дняш­ние труд­но­сти во мно­гом от­то­го, что у зна­чи­тель­ной ча­сти тео­ре­ти­ков и прак­ти­ков эко­но­ми­ки пе­ре­ход­но­го пе­ри­о­да пред­став­ле­ние о рын­ке — как у хо­ло­стя­ка о се­мей­ной жиз­ни. Од­ни вос­при­ня­ли его до­воль­но вуль­гар­но, при­выч­но ижди­вен­че­ски: в том смыс­ле, что на­ко­нец-то вре­мя кла­до­ис­ка­те­лей про­шло, на­сту­пи­ло вре­мя вкла­до­ис­ка­те­лей, ни­сколь­ко при этом не ду­мая, что на са­мом де­ле ры­нок для непро­фес­си­о­на­лов — это не ска­терть­са­мо­бран­ка, а ска­тер­тью до­рож­ка, это все­гда вверх по те­че­нию. Дру­гие (пом­ни­те?) толь­ко зло и бес­по­мощ­но юмо­ри­ли, на­при­мер, о по­явив­ших­ся то­гда лю­би­те­лях лег­кой на­жи­вы — рэ­ке­ти­рах. Де­с­кать, в сущ­но­сти ре­бя­та они непло­хие — все­гда го­то­вы прий­ти на вы­руч­ку.

В об­щем, раз­во­рот в сто­ро­ну вне­пла­но­вой эко­но­ми­ки мы вос­при­ня­ли неадек­ват­но, эмо­ци­о­наль­но, при­мер­но так: спад — это ко­гда ра­бо­ту те­ря­ет со­сед, а кри­зис — это ко­гда вы. К со­жа­ле­нию, и те, и дру­гие в ка­кой-то рас­те­рян­но­сти и се­го­дня — ни­как не пой­мут, по­че­му так: по­ка од­ни до­ка­пы­ва­ют­ся до кор­ней, дру­гие уже и пло­ды сни­ма­ют, до сих пор на­ив­но меч­та­ют ра­бо­тать “как у нас”, а по­лу­чать “как у них”, во вся­ком слу­чае, про­дол­жа­ют упря­мо де­лать вид, что ра­бо­та­ют.

По­хо­же, все же на­чи­на­ют уяс­нять, что быст­ро, как хо­чет­ся, не бу­дет. Во-пер­вых, пыль вче­раш­не­го еще не осе­ла, а во-вто­рых, в эко­но­ми­ке, как в ма­те­ма­ти­ке, нель­зя раз­де­лить боль­ше, чем есть.

Нель­зя не учи­ты­вать, что зна­ю­щих у нас — мно­го, уме­ю­щих — ма­ло. Си­зи­фы не нуж­ны про­из­вод­ству.

Вы­ход у всех нас и се­го­дня один: из­ме­не­ния вос­при­ни­мать адек­ват­но, ко­неч­но, на­до пи­тать на­деж­ды, но не на­до при этом стро­ить ил­лю­зий.

Со­зи­да­тель­ная фи­ло­со­фия неиз­мен­на во все ве­ка: ко­гда штор­мит — обя­за­ны гре­сти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.