Возрождение ов­це­вод­ства на Го­мель­щине: блажь или ре­аль­ность?

Об­ще­из­вест­ны по­след­них в хо­зяй­ства. раз­ви­тии лет Воз­рож­да­ют­ся сель­ско­го успе­хи тра­ди­ци­он­ные про­мыс­лы, ра­ду­ют глаз аг­ро­усадь­бы. От­кры­ва­ют­ся но­вые на­прав­ле­ния и пер­спек­ти­вы. Но всё ли мы де­ла­ем и сде­ла­ли, что­бы воз­ро­дить дав­но, да и не столь уж дав­но за­бы­то

Gomelskaya Pravda - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ни­ко­лай РОД­ЧЕН­КО

По­че­му го­рят лу­га?

За­суш­ли­вой осе­нью дач­ные за­бо­ты за­нес­ли в из­вест­ную свя­тым ис­точ­ни­ком де­рев­ню Чер­ное Ре­чиц­ко­го рай­о­на. В окрест­но­стях неко­гда мно­го­люд­но­го се­ле­ния, ро­ди­ны пи­са­те­ля и уче­но­го Ми­хай­лы Гро­мы­ки, гла­зам пред­ста­ла сюр­ре­а­ли­сти­че­ская кар­ти­на: сре­ди остат­ков жух­лой зе­ле­ни бес­край­не­го пой­мен­но­го лу­га чер­не­ли ла­пи­ны вы­го­рев­шей тра­вы. Все бы­ло яс­но: со сто­ро­ны дне­пров­ских мо­стов шел, го­ни­мый вет­ром, пал.

У ма­га­зи­на баб­ки рас­тол­ко­ва­ли, что луг не ко­сят, скот не па­сут, дой­ное ста­до пе­ре­ве­ли на стой­ло­вое со­дер­жа­ние, так что пе­ре­сто­яв­шая и су­хая, как по­рох, тра­ва мо­жет за­го­реть­ся от че­го угод­но. Обу­тый в не по се­зо­ну доб­рот­ные ва­лен­ки де­док по­хва­лил ре­чиц­ких по­жар­ных, не поз­во­лив­ших ог­ню рас­про­стра­нить­ся на усадь­бы Пе­ско­по­лья и Хо­тец­ко­го, и до­ба­вил, что неко­ше­ные лу­га — раз­до­лье для ло­сей, ко­суль и ка­ба­нов, и что в ле­су, “ту­ды, пад хах­ла за во­зе­рам Ха­цiм­ля”, устро­ил се­бе бер­ло­гу бу­рый мед­ведь. На во­прос о зим­ней обув­ке ста­рик раз­ра­зил­ся лек­ци­ей о том, что в ста­ро­сти но­ги мерз­нут и ле­том, что сын, спа­си­бо ему, за­ка­зы­вал ва­лен­ки где-то на Мо­ги­лев­щине, что нет у нас ни овец, ни шер­сти, ни ма­сте­ров-ша­по­ва­лов, а дуб­лен­ки сто­ят су­ма­сшед­ших де­нег. Рань­ше на лу­го­вых неудо­би­цах, ку­да не до­хо­ди­ли кос­цы или дой­ное ста­до, тра­ву под­чи­стую вы­бри­ва­ли ов­цы, а те­перь…

Во­ро­та, соль и мо­ло­де­че­ство

Бер­ло­гу мест­ный дач­ник по­ка­зы­вал еще в ав­гу­сте, сле­дов зве­ря мы уже не на­шли. Миш­ка яко­бы толь­ко зи­мо­вал, и вес­ной, вос­став ото сна, по­дал­ся не то в чер­но­быль­скую зо­ну, не то в ви­теб­ские ле­са. Что ка­са­ет­ся овец, то еще на мо­ей па­мя­ти гур­тик из 5 — 7 го­лов был при­над­леж­но­стью каж­до­го бе­ло­рус­ско­го дво­ра. Хо­зяй­ки при­зы­ва­ли их сло­ва­ми “шут­ки, шут­ки, шу-шу-шу!”. Ма­ма в от­вет на неук­лю­жие попытки по­шу­тить го­во­ри­ла: шут­ки — это овеч­ки.

Как-то в кон­це 40-х отец со­ору­дил ка­лит­ку, и я, школь­ник млад­ших клас­сов, ждал воз­вра­ще­ния овец с вы­го­на, что­бы убе­дить­ся в спра­вед­ли­во­сти при­сло­вья “гляд­зi­ць, як

ба­ран на но­выя ва­ро­ты”. И дей­стви­тель­но, преж­де чем вве­сти во двор се­мей­ство из двух ове­чек, ва­ла­ха и трех яг­нят наш ба­ран неко­то­рое вре­мя с недо­уме­ни­ем смот­рел на но­во­дел. Истин­ность по­сло­ви­цы “ла­ко­ма ов­ца к со­ли, ко­за к во­ле, а де­вуш­ка к лю­бо­ви” то­же не под­ле­жит со­мне­нию. А в го­ды вой­ны кры­ла­ты­ми ста­ли сло­ва Ста­ли­на о гер­ман­ском сол­да­те, ко­то­рый “мо­ло­дец про­тив овец, а про­тив мо­лод­ца сам ов­ца”.

Де­ре­вен­щи­на в дуб­лен­ке

По­сло­виц на “ове­чью” те­му в сбор­ни­ке Ф. Ян­ков­ско­го и сло­ва­ре В. Да­ля мож­но най­ти де­сят­ки, и это сви­де­тель­ство обы­ден­но­сти биб­лей­ско­го жи­вот­но­го в по­все­днев­ной жиз­ни на­ших пред­ков. Еще в 50-е го­ды в мо­их Тим­ко­ви­чах со­сед-ша­по­вал из­го­тав­ли­вал мяг­кие, теп­лые и лю­бо­му за­каз­чи­ку “аб на­зе” ва­лен­ки, а сред­ней ве­ли­чи­ны ов­ца сто­и­ла око­ло 150 руб­лей.

Ко­гда по­сту­пил в уни­вер­си­тет, при­шлось ку­пить боб­ри­ко­вую курт­ку-по­лу­паль­то за 290 руб­лей. В де­ревне на ба­за­ре са­мо­туж­ная дуб­лен­ка с па­лоч­ка­ми-пу­го­ви­ца­ми сто­и­ла де­шев­ле. Но мне не хо­те­лось вы­гля­деть в го­ро­де де­ре­вен­щи­ной, дуб­лен­ки во­шли в мо­ду поз­же. За всю по­сле­ду­ю­щую жизнь так и не ку­пил дуб­лен­ку: ка­че­ство вы­дел­ки не устра­и­ва­ло. “Паў­шу­бак” на­ши де­ды оце­ни­ва­ли по мяг­ко­сти вы­дел­ки и ве­су: по­ку­па­тель мял дуб­лен­ку, а за­тем ве­шал на от­то­пы­рен­ный ми­зи­нец, что­бы “па­лё­га­ць” ко­жу­шок, т. е. убе­дить­ся, что он лег­кий, как пу­шин­ка.

“Не про­су­шишь их в зем­лян­ке…”

Нет нуж­ды го­во­рить о неза­ме­ни­мо­сти ов­цы в бе­ло­рус­ском хо­зяй­стве, на­ту­раль­ном ед­ва ли не до се­ре­ди­ны про­шло­го ве­ка. Зим­ни­ми ве­че­ра­ми мать пря­ла “воў­ну” и вя­за­ла ру­ка­ви­цы для всех ше­сте­рых де­тей. Нос­ки из­го­тав­ли­ва­лись для ма­лыш­ни, взрос­лые но­си­ли пор­тян­ки и сте­га­ные ва­лен­ки до­мо­тка­но­го сук­на, сра­бо­тан­но­го из ове­чьей шер­сти. Та­кие ва­лен­ки, вде­тые в кле­е­ные из ав­то­мо­биль­ных ка­мер га­ло­ши, на­зы­ва­ли ба­хи­ла­ми, они не име­ли твер­дой по­дош­вы, бы­ли страш­но скольз­ки­ми. В го­ло­лед ста­ри­ки хо­ди­ли, опи­ра­ясь на ви­лы, а де­тям сто­и­ло боль­ших уси­лий влезть на гор­ку или под­вя­зать к но­гам конь­ки-сне­гур­ки. Би­тые, т. е. ва­ле­ные ва­лен­ки для де­тей бы­ли непрак­тич­ны при на­шей с ча­сты­ми от­те­пе­ля­ми по­го­де. В се­мье их но­си­ли родители, но на­дви­нуть, что­бы вы­бе­жать во двор, мог лю­бой.

О непрак­тич­но­сти ва­ле­нок на фрон­те го­во­рит­ся в “Кни­ге про бой­ца”: “Не про­су­шишь их в зем­лян­ке… Нет, ты дай-ка мне са­пог, да су­кон­ные пор­тян­ки дай ты мне — то­гда я Бог!” О том, что Тер­кин во­е­вал на на­шей зем­ле, крас­но­ре­чи­во сви­де­тель­ству­ют стро­ки: “У хо­зяй­ки бе­ло­рус­ской не до­ел ку­леш сви­ной, — прав­да, про­чие на­груз­ки, мо­жет быть, то­му ви­ной…”

За кит­лик пол­ко­пы гро­шей

Пуд ба­ра­ни­ны при от­сут­ствии мо­ро­зов се­мья успе­ва­ла по­тре­бить в све­жем ви­де, при­том что часть ту­ши “па­зы­чалi” с по­сле­ду­ю­щей от­да­чей со­се­ди и род­ствен­ни­ки. Ове­чий жир ма­ло­цен­ный, за­сты­ва­ю­щий на паль­цах. Ор­га­низм его усва­и­ва­ет где-то на 10%. В топ­ле­ном ви­де на­зы­вал­ся лой и шел на непи­ще­вые нуж­ды, на­при­мер, из­го­тов­ле­ние све­чей. Воск-то был до­рог, он и ныне до­ро­же ме­да. Це­ны на мя­со шли по нис­хо­дя­щей: го­вя­ди­на, сви­ни­на, ба­ра­ни­на. Не­безын­те­рес­но при­ве­сти цен­ник из юри­ди­че­ско­го до­ку­мен­та — Ста­ту­та ВКЛ 1588 го­да (в ос­нов­ных по­ло­же­ни­ях дей­ство­вал до се­ре­ди­ны XIX ве­ка):

“За ко­ня або за све­ре­пу (т. е. ко­бы­лу) две ко­пы (120) гро­шей… За ко­ро­ву сто гро­шей… За веп­ря корм­но­го ко­пу гро­шей… За ов­цу пет­на­дцать гро­шей… За ба­ра­на два­надцать гро­шей… За кит­лик (по­лу­шу­бок) пол­ко­пы гро­шей…”

Но­ша Сот­ни­ко­ва

“По­чти пар­ти­зан” — так ме­ня на­зы­вал отец, за­брав­ший в от­ряд пя­ти­лет­ним. С пар­ти­за­на­ми я про­жил год и все пом­ню, тем бо­лее родители в по­сле­во­ен­ные го­ды ча­сто вспо­ми­на­ли лес­ную жизнь. Ва­силь Бы­ков, как из­вест­но, был фрон­то­ви­ком, его пред­став­ле­ния о борь­бе в ты­лу вра­га умо­зри­тель­ны. До­сто­вер­но­сти по­ве­сти “Сот­ни­ков” при­да­ет ме­сто, где пар­ти­за­ны несут в от­ряд ту­шу ов­цы. Увы, без ов­цы, кор­мив­шей и оде­вав­шей на­род­ных мсти­те­лей, пред­ста­вить их быт ед­ва ли воз­мож­но. В на­шем ла­ге­ре под по­ве­тью со­дер­жа­лось несколь­ко ло­ша­дей (для ко­ман­до­ва­ния, раз­вед­чи­ков и пу­ле­мет­ной та­чан­ки), две ко­ро­вы (мо­ло­ко тре­бо­ва­лось ра­не­ным), а для кот­ло­во­го до­воль­ствия — де­ся­ток овец.

Зна­вал я ушло­го че­ло­ве­ка по фа­ми­лии Кон­це­вик, ко­то­рый имел двух­лет­ний пар­ти­зан­ский стаж и со­от­вет­ствен­ную при­бав­ку к пен­си­он­но­му воз­рас­ту, хо­тя про­был в от­ря­де око­ло двух ме­ся­цев. Де­ло в том, что лес­ное на­чаль­ство узна­ло о ма­стер­стве му­жи­ка в вы­дел­ке ов­чин и, что крайне ред­ко для Бе­ла­ру­си и те­перь, из­го­тов­ле­нии сы­чуж­но­го сы­ра. Вот он и ра­бо­тал для пар­ти­зан до­ма: но­чью стук­нут в ок­но, и он уже знал, что в хлев при­нес­ли ме­шок шкур.

При­мер одес­сит­ки Са­ры

Имен­но Кон­це­вик рас­тол­ко­вал мо­ло­до­му на­став­ни­ку, по­че­му бе­ло­ру­сы в 50-е вдруг пре­кра­ти­ли дер­жать овец. Де­ло не толь­ко в рез­ком со­кра­ще­нии “паст­бищ и де­ля­нок под се­но­кос для част­ни­ков”. Ду­ши­ли по­бо­ра­ми: дер­жишь овец — сда­вай на­лог в ви­де мя­са, шер­сти, шкур. За про­мы­сел в ви­де на­дом­ной вы­дел­ки ов­чи­ны пре­сле­до­ва­ли бо­лее су­ро­во, чем за са­мо­го­но­ва­ре­ние. Пер­вый раз ули­чен­ный в та­ком про­мыс­ле Кон­це­вик от­ма­зал­ся с по­мо­щью са­мо­го­на и то­го же сы­ра. Во вто­рой раз за­пла­тил штраф в 500 руб­лей. Зар­пла­та учи­те­ля в шко­ле то­гда бы­ла око­ло 70 руб­лей.

Не пом­ню точ­ных цифр на­ту­раль­ных на­ло­гов на овец и птиц, но пом­ню мо­лоч­ный на­лог на на­шу ко­ро­ву — в год 520 лит­ров жир­но­стью 3,8%. У ма­мы в те го­ды бы­ло пя­те­ро де­тей, ше­стой слу­жил на фло­те. Мо­ло­ко сда­ва­лось, ко­неч­но же, даром. И нель­зя бы­ло по­сту­пить, как Са­ра из одес­ско­го анек­до­та: “Са­ра Из­ра­и­лев­на, вы об­ла­да­е­те даром за­вле­кать муж­чин!” — “Даром? Вот те­бе даром!” — и по­ка­за­ла фи­гу”. В ко­неч­ном сче­те на­ши кре­стьяне по­сле­до­ва­ли ее при­ме­ру.

По злач­ным стрем­ни­нам…

Не мо­гу не ви­деть: мно­гие по­лез­ные за­дум­ки ушед­шей эпо­хи, на­при­мер, о ку­ку­ру­зе, мя­се-мо­ло­ке, аг­ро­го­род­ках, мы, бе­ло­ру­сы, успеш­но осу­ще­стви­ли. Оста­ет­ся на­де­ять­ся, что на­ши тру­до­лю­би­вые аг­ра­рии пре­тво­рят в жизнь и пла­ны пра­ви­тель­ства о раз­ви­тии ов­це­вод­ства с до­ве­де­ни­ем по­го­ло­вья овец в рес­пуб­ли­ке до 1 — 1,2 мил­ли­о­на го­лов. То­гда шаш­лы­ки у нас бу­дут из ба­ра­ни­ны, дуб­лен­ки — бе­ло­рус­ские, лу­га го­реть не ста­нут и по ним, как “по злач­ным стрем­ни­нам Кав­ка­за” у Пуш­ки­на, бу­дут пол­зать ота­ры овец.

Уве­рен­ность в бу­ду­щем вну­ша­ет сим­во­лич­но-па­мят­ная кар­ти­на. По­се­тил как-то в дач­ном по­сел­ке под Грод­но ро­ди­ча-пен­си­о­не­ра Н. Ца­ри­ка, быв­ше­го ин­же­не­ра-пу­тей­ца, ныне, цар­ствие ему небес­ное, по­кой­но­го. До­ма его не ока­за­лось, по под­сказ­ке со­се­дей я на­пра­вил­ся к при­не­ман­ским зе­ле­ным хол­мам. На­встре­чу мне ро­дич по­вер­нул гур­тик из 50(!) с лиш­ком овец. А на руках пе­ред со­бой этот за­слу­жен­ный че­ло­век, сын бе­ло­рус­ских сель­ских тру­дяг и вы­пуск­ник го­мель­ско­го БИИЖТа, нес но­во­рож­ден­но­го яг­нен­ка…

За про­мы­сел в ви­де на­дом­ной вы­дел­ки ов­чи­ны пре­сле­до­ва­ли бо­лее су­ро­во, чем за са­мо­го­но­ва­ре­ние

Сни­ми нас, фо­то­граф. Мы вер­ну­лись. Хо­зяй­ство “Ра­ду­га-Аг­ро” Вет­ков­ско­го рай­о­на

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.