Са­мо­род­ное, иг­ри­стое…

Та­ким в пол­ной ме­ре яв­ля­ет­ся твор­че­ство Сер­гея Ка­ва­ля

Gomelskaya Pravda - - ПУЛЬС ЖИЗНИ - Елена КАЛУГИНА

Во все вре­ме­на не толь­ко кри­ти­ки, но и ху­дож­ни­ки пы­та­лись сфор­му­ли­ро­вать за­ко­ны ис­кус­ства. И все­гда по­лу­ча­лось, что те, кто сле­до­вал этим пра­ви­лам, не мог­ли со­здать ни­че­го зна­чи­тель­но­го, а на­ру­ша­ю­щие за­ко­ны ма­сте­ра от­кры­ва­ли но­вые, неве­до­мые ми­ру гар­мо­нии. Так про­изо­шло и с Сер­ге­ем.

Он рож­да­ет од­ну за дру­гой кар­ти­ны, которые толь­ко по недо­ра­зу­ме­нию от­но­сят к при­ми­тив­но­му ис­кус­ству. На ос­но­ва­нии то­го, что у Сер­гея нет клас­си­че­ско­го ху­до­же­ствен­но­го об­ра­зо­ва­ния, за­то есть яр­кая соб­ствен­ная ма­не­ра пись­ма, од­на­ж­ды бы­ло ре­ше­но, и был за­креп­лен за ним немно­го стран­ный тер­мин в ми­ре ис­кус­ства — “при­ми­ти­вист”. Он при­лип не толь­ко к его по­тря­са­ю­ще­му твор­че­ству — сам Ка­валь ис­кренне по­вто­ря­ет об этом вслед за зна­то­ка­ми.

Твор­че­ство Сер­гея Ка­ва­ля, без­услов­но, и са­мо­род­ное, и иг­ри­стое, как то­кай­ское ви­но. Оно пе­нит­ся свет­лым, лег­ким юмо­ром, ис­крит­ся свет­лы­ми, ра­дуж­ны­ми крас­ка­ми, иг­ра­ет с на­ми в за­гад­ки, но необ­хо­ди­мо рас­ста­вить все точ­ки над “і”.

Мно­гим на соб­ствен­ном опы­те при­хо­дит­ся убе­дить­ся, что от­нюдь не об­ра­зо­ва­ние де­ла­ет че­ло­ве­ка художником. Го­во­рят, мож­но и зай­ца на­учить ку­рить. Мож­но на­учить­ся ри­со­вать. Но Ху­дож­ник — это боль­ше, чем че­ло­век с на­вы­ка­ми ре­мес­ла. Это цель­ное ми­ро­воз­зре­ние, иное пред­став­ле­ние о ми­ре, дру­гие ощу­ще­ния, ро­див­ши­е­ся как бы вме­сте с че­ло­ве­ком, — та­лант. Не все­гда с ран­не­го дет­ства че­ло­век мо­жет знать о сво­ем пред­на­зна­че­нии. Ма­ри­на Цве­та­е­ва, Аме­део Мо­ди­лья­ни, Марк Ша­гал, на­при­мер, зна­ли его, чув­ство­ва­ли. А Ван Гог, Поль Го­ген, Ми­ха­ил Бул­га­ков — нет.

“На­сто­я­щий ху­дож­ник” — го­во­рим мы и о пи­са­те­лях, и, ко­неч­но, о мно­гих ма­сте­рах изоб­ра­зи­тель­но­го ис­кус­ства. Это тот, кто ищет и, в кон­це кон­цов, на­хо­дит свою те­му, свой стиль и соб­ствен­ный по­черк. Кро­ме то­го, по­ня­тие “ху­дож­ник” под­ра­зу­ме­ва­ет опре­де­лен­ный об­раз жиз­ни. От­но­си­тель­но ма­сте­ра ки­сти мож­но утвер­ждать как о сто­и­ке, ас­ке­те, фи­ло­со­фе и, са­мо со­бой, муд­ре­це.

Сергей Ка­валь жи­вет в го­мель­ской глу­бин­ке — де­ревне Яки­мо­ва Сло­бо­да Свет­ло­гор­ско­го рай­о­на. Окон­чил ин­сти­тут на­род­но­го хо­зяй­ства в Мин­ске, но неожи­дан­но для окру­жа­ю­щих от­крыл в се­бе ху­дож­ни­ка. Как ча­сто ма­ло­све­ду­щие лю­ди со­ве­ту­ют ху­дож­ни­кам “ид­ти луч­ше хлеб рас­тить”, при этом са­ми яв­ля­ют­ся не боль­ше и не мень­ше, как “офис­ным планк­то­ном”. Да­же отец Сер­гея на­сто­ро­жен­но от­но­сит­ся к за­ня­тию сы­на, а уж осталь­ные! У нас не Мон­пар­нас, зна­е­те ли. Ни­кто не спо­рит, од­на­ко “не хле­бом еди­ным”…

С ав­то­порт­ре­та ху­дож­ни­ка во всем чер­ном гля­дят на мир огром­ные лу­чи­стые гла­за. В его ми­ре есть ме­сто и цвет­ку, и лег­ко­кры­лой ба­боч­ке, и про­блем­ным рус­ским филь­мам с гу­ма­ни­сти­че­ским на­ча­лом, и по­э­ти­че­ским стро­кам лю­би­мых пи­са­те­лей. Ему неко­гда спо­рить с окру­жа­ю­щи­ми — ес­ли он не сто­ит у хол­ста с ки­стью, зна­чит, за­нят вы­ре­за­ни­ем из де­ре­ва. А для че­го, спро­си­те вы. А ни для че­го. С про­ис­хож­де­ни­ем ис­кус­ства во­об­ще все неяс­но. Это из­ну­ри­тель­ный труд, ко­гда бы не “ра­дость во­пло­ще­ния, ра­дость най­ден­ных форм” по опре­де­ле­нию Мак­си­ми­ли­а­на Во­ло­ши­на о том, что та­кое ис­кус­ство. Как и лю­бой ху­дож­ник, он по­сто­ян­но за­нят по­ис­ком то­го, что труд­но опи­сать. Не пе­ре­де­лать всю до­маш­нюю ра­бо­ту, а уж по­том… ба­ло­вать­ся с ки­сточ­кой. Нет. Есть та­кая ху­до­же­ствен­ная цен­ность — сде­лать “вер­но”. И по­ка не до­стиг­нет за­ду­ман­но­го, по­ка не ро­дит­ся но­вая, близ­кая к со­вер­шен­ству ра­бо­та, ад­ские му­ки тер­за­ют ху­дож­ни­ка.

Твор­че­ские по­ис­ки Ка­ва­ля при­ве­ли его к успе­ху. Кар­ти­ны, по-осо­бен­но­му рас­ска­зы­ва­ю­щие о на­шей дей­стви­тель­но­сти, дав­но вос­тре­бо­ва­ны кол­лек­ци­о­не­ра­ми, по­лу­чи­ли при­зна­ние у со­бра­тьев по ис­кус­ству и ис­кус­ство­ве­дов. На по­лот­нах ча­сто изоб­ра­же­ны Яки­мо­ва Сло­бо­да, од­но­сель­чане, зна­ме­ни­тые в ис­то­рии лич­но­сти, сам ху­дож­ник, жи­вот­ные, бе­ло­рус­ские достопримечательности и го­ро­да ми­ра. Зе­ле­но­ва­тые, го­лу­бо­ва­тые, зо­ло­ти­стые и ро­зо­ва­тые цве­та впле­та­ют­ся в кан­ву ри­су­ноч­ной ма­не­ры Сер­гея Ка­ва­ля. Это мы с ва­ми, здесь и сей­час, с ка­ки­ми-то сво­и­ми осо­бен­но­стя­ми, пе­ре­не­се­ны во­об­ра­же­ни­ем и нетри­ви­аль­ным ма­стер­ством ху­дож­ни­ка на холст.

Под си­лу ли со­тво­рить та­кое на­сто­я­ще­му при­ми­ти­ви­сту, сно­ва и сно­ва бро­са­ю­ще­му­ся в бой для то­го, что­бы изоб­ра­зить бе­рез­ку “как на фо­то­гра­фии”?

В кон­це 2015 го­да во Двор­це Ру­мян­це­вых и Пас­ке­ви­чей про­шла мас­штаб­ная выставка про­из­ве­де­ний жи­во­пи­си Ка­ва­ля под на­зва­ни­ем “Будь­те как де­ти”. В ка­нун празд­но­ва­ния оче­ред­но­го Но­во­го го­да го­мель­ча­нам пред­ста­ви­лась воз­мож­ность узнать и по­чув­ство­вать жи­вую мя­ту­щу­ю­ся ду­шу это­го уни­каль­но­го ху­дож­ни­ка че­рез его твор­че­ство. Кар­ти­ны легко па­ри­ли, с из­быт­ком по­кры­ва­ли сте­ны за­лов двор­ца, скром­но сто­я­ли на по­лу, и все для то­го, что­бы со­сто­я­лась встре­ча зри­те­лей с рас­пах­ну­тым на­стежь, го­ря­щим лю­бо­вью ко всем лю­дям серд­цем на­ше­го зем­ля­ка. А ему ве­дом сек­рет сча­стья: “Будь­те как де­ти!”.

Сергей Ка­валь. Порт­рет хо­ро­шей жен­щи­ны

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.