Ки­но и ге­рои Юрия Го­ру­лё­ва

В вы­езд­ной ду­хов­но­го Мо­зы­ре ки­но “Ма­г­ни­фи­кат”. фе­сти­валь про­шел хри­сти­ан­ско­го По­чет­ным был ре­жис­сер го­стем ки­но­сту­дии на нем “Бе­ла­русь­фильм” Юрий Го­ру­лёв — ла­у­ре­ат пре­мии “За ду­хов­ное воз­рож­де­ние”, по­свя­тив­ший ки­не­ма­то­гра­фу по­чти 40 лет. С ки­но­ре­жис­се­ром

Gomelskaya Pravda - - ВСТРЕЧА - Бе­се­ду ве­ла Лю­бовь ЛОБАН

— Юрий Ни­ко­ла­е­вич, вы ав­тор идеи и бес­смен­ный пред­се­да­тель “Ма­г­ни­фи­ка­та” — свое­об­раз­но­го смот­ра ду­хов­но­го хри­сти­ан­ско­го ки­но. Рас­ска­жи­те немно­го об ис­то­рии фе­сти­ва­ля.

— Са­мо на­зва­ние от биб­лей­ско­го — песнь ра­до­сти, гимн любви к Бо­гу. Фе­сти­валь бе­рет на­ча­ло с 2005 го­да. На сла­вян­ском про­стран­стве не так мно­го ре­жис­се­ров сни­ма­ют по­доб­ное ки­но. Оно де­ла­ет че­ло­ве­ка доб­рее, по­мо­га­ет уви­деть до­ро­гу к Бо­гу. Но это филь­мы от­нюдь не на цер­ков­ную те­му, не про­по­ве­ди с экра­на, они о доб­ре и вза­и­мо­по­мо­щи, любви к ближ­не­му. Ес­ли мож­но так вы­ра­зить­ся, про­па­ган­да биб­лей­ских ис­тин, ко­то­рые ле­жат в ос­но­ве об­ще­че­ло­ве­че­ских цен­но­стей.

Фе­сти­валь про­хо­дит под па­т­ро­на­жем кон­фе­рен­ции ка­то­ли­че­ских епи­ско­пов Бе­ла­ру­си. Ко­гда он толь­ко за­рож­дал­ся, пред­се­да­те­лем кон­фе­рен­ции был кар­ди­нал Ка­зи­мир Свён­так. Это че­ло­век с очень слож­ной судь­бой, за ве­ру де­сять лет от­си­дев­ший в ГУЛАГе, про­жив­ший дол­гую, в 96 лет, жизнь. Ему уже бы­ло за семь­де­сят, ко­гда па­па Ио­анн Па­вел II про­из­вел его из про­стых ксен­дзов в епи­ско­пы. Внешне су­ро­вый, но очень ду­шев­ный и доб­рый че­ло­век, он лю­бил при­ро­ду и, кста­ти, то­же сни­мал непло­хое ки­но: де­сят­ка два филь­мов, сре­ди ко­то­рых бы­ли по­свя­щен­ные его ма­лой ро­дине — Пин­ско­му По­ле­сью. Мон­таж, го­лос за кад­ром то­же при­над­ле­жат ему, и все сде­ла­но на до­ста­точ­но вы­со­ком про­фес­си­о­наль­ном уровне.

На “Ма­г­ни­фи­ка­те” свои ра­бо­ты пред­став­ля­ют не толь­ко ка­то­ли­ки, но и пра­во­слав­ные, про­те­стан­ты. По­ми­мо глав­но­го при­за, по­бе­да при­суж­да­ет­ся в но­ми­на­ци­ях за луч­шие ре­жис­су­ру, опе­ра­тор­скую ра­бо­ту, ре­пор­таж.

— По­че­му фе­сти­валь про­хо­дит в Глу­бо­ком, на Ви­теб­щине?

— Из­на­чаль­но так бы­ло, а те­перь в Крас­ном ко­сте­ле Мин­ска про­хо­дят пер­вые дни фе­сти­ва­ля, по­том он пе­ре­ез­жа­ет в Глу­бо­кое. Этот го­ро­док вы­бран не слу­чай­но. Де­ло в том, что один из ду­хов­ных ки­но­фе­сти­ва­лей про­хо­дит в Вар­ша­ве, в мо­на­сты­ре Мак­си­мил­ли­а­на Кол­ки. Это свя­щен­ник, ко­то­рый во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой вой­ны по­пал в Ос­вен­цим. Он доб­ро­воль­но по­шел в кре­ма­то­рий вме­сто сво­е­го со­се­да по ба­ра­ку, у ко­то­ро­го бы­ла боль­шая мно­го­дет­ная се­мья. Око­ло Глу­бо­ко­го то­же есть мо­на­стырь то­го же ор­де­на, в ко­то­ром со­сто­ял Кол­ба и в ко­то­ром то­же чтят его па­мять. Вто­рая при­чи­на: в де­ревне под Глу­бо­ком жил ксендз-по­движ­ник Юзеф Буль­ка, ор­га­ни­зо­вав­ший сель­чан на со­зда­ние на­сто­я­ще­го оа­зи­са кра­со­ты в де­ревне, а мно­гих еще и на­ста­вил на трез­вый об­раз жиз­ни.

— Мо­зы­ряне уви­де­ли ваш хро­ни­каль­но-до­ку­мен­таль­ный фильм “Тро­сте­нец. Мы долж­ны им па­мять” — о ла­ге­ре смер­ти под Мин­ском, в ко­то­ром на­ци­сты уни­что­жи­ли бо­лее 200 ты­сяч че­ло­век. Фильм снят не так дав­но, в 2015-м. По­че­му к этой те­ме вы об­ра­ти­лись до­воль­но позд­но?

— По­сле вой­ны о Тро­стен­це как бы за­бы­ли. Я про­жил по­чти всю жизнь в Мин­ске и, как ока­за­лось, по­чти ни­че­го не знал о том, что про­ис­хо­ди­ло в Тро­стен­це во вре­мя вой­ны, да и немно­гие мин­чане об этом зна­ли. По­дроб­но­сти ста­ли от­кры­вать­ся, ко­гда в сто­ли­це на тер­ри­то­рии быв­ше­го ев­рей­ско­го гет­то по­яви­лись па­мят­ные кам­ни: их уста­нав­ли­ва­ли пред­ста­ви­те­ли раз­ных стран, жи­те­ли ко­то­рых бы­ли рас­стре­ля­ны в Тро­стен­це. Меж­ду тем это был один из са­мых боль­ших ла­ге­рей смер­ти на тер­ри­то­рии Ев­ро­пы по­сле Ос­вен­ци­ма, Май­да­не­ка и Треб­лин­ки. В Тро­стен­це бы­ли уни­что­же­ны в ос­нов­ном евреи Бе­ла­ру­си и за­пад­но­ев­ро­пей­ских го­су­дарств, но так­же со­вет­ские во­ен­но­плен­ные, под­поль­щи­ки и пар­ти­за­ны, жи­те­ли Мин­ска.

Толь­ко спу­стя де­ся­ти­ле­тия, уже в на­ше вре­мя, на­ча­лись се­рьез­ные ис­сле­до­ва­ния и воз­ве­де­ние ме­мо­ри­аль­но­го ком­плек­са. В филь­ме мы слы­шим го­ло­са жертв и па­ла­чей, сви­де­тель­ства чу­дом вы­жив­ших уз­ни­ков. Хо­ло­кост — это тра­ге­дия не толь­ко ев­рей­ско­го на­ро­да, но и всей Бе­ла­ру­си. Об этом фильм. Кста­ти, он по­лу­чил приз на ки­но­фо­ру­ме “Зо­ло­той ви­тязь”, ко­то­рый про­во­дит Ни­ко­лай Бур­ля­ев. Од­на­ко мно­го важ­ных до­ку­мен­тов, фак­тов, де­та­лей оста­лось за кад­ром. По­это­му я за­ни­ма­юсь по­ис­ком де­нег на про­дол­же­ние филь­ма.

— Как бы вы в це­лом опре­де­ли­ли те­ма­ти­ку сво­их филь­мов?

— При всем том, что у каж­до­го филь­ма своя те­ма, мне до­рог че­ло­век, лич­ность, судь­ба че­ло­ве­ка в исто­ри­че­ском, со­ци­аль­ном кон­тек­сте, в ко­то­ром жи­вет и дей­ству­ет ге­рой: пе­ред на­ми уже не про­сто силь­ная лич­ность, а лич­ность в ис­то­рии. За­пад­ная Бе­ла­русь и ее лю­ди осо­бен­но ин­те­рес­ны. Тот же фильм о Со­фье Хо­мен­тов­ской — она ро­дом из Рад­зи­вил­лов, фо­то­граф с ин­те­рес­ной жиз­нью, свя­зан­ной с Бе­ло­рус­ским По­ле­сьем. Сни­ма­ла вар­шав­ское вос­ста­ние во вре­мя Вто­рой ми­ро­вой. По­с­ле­во­ен­ную Вар­ша­ву вос­ста­нав­ли­ва­ли во мно­гом по ее фо­то­сним­кам.

— По­нят­но, что фе­сти­валь “Ма­г­ни­фи­кат” хо­тя и меж­ду­на­род­ный, но его нель­зя срав­ни­вать с Канн­ским или Бер­лин­ским. Нас­коль­ко “Ма­г­ни­фи­кат” пре­сти­жен у ки­не­ма­то­гра­фи­стов, как от­би­ра­ют­ся филь­мы для уча­стия?

— С каж­дым го­дом уро­вень фе­сти­ва­ля рас­тет. Ес­ли вна­ча­ле ор­га­ни­за­то­ры са­ми ис­ка­ли ав­то­ров, то те­перь же­ла­ю­щих в ра­зы боль­ше, идет стро­гий от­бор. Глав­ное тре­бо­ва­ние — что­бы это бы­ло хо­ро­шее, ин­те­рес­ное, про­фес­си­о­наль­ное ки­но. “Ма­г­ни­фи­кат” от­крыл за­ме­ча­тель­но­го ре­жис­се­ра Га­ли­ну Ада­мо­вич. Ее фильм по­лу­чил Гран­при и на фе­сти­ва­ле в Кра­ко­ве. Это тро­га­тель­ная ис­то­рия о жи­те­ле глу­бин­ки, ко­то­рый са­мо­сто­я­тель­но от­ли­ва­ет в бе­тоне и уста­нав­ли­ва­ет на де­ре­вен­ском клад­би­ще па­мят­ни­ки умер­шим од­но­сель­ча­нам.

Еще од­но от­кры­тие: Вик­тор Аслюк с филь­мом “Де­ре­вян­ный на­род”. Глав­ный ге­рой — ре­аль­ный про­то­тип по­след­не­го жи­те­ля од­ной из де­ре­вень на Мин­щине. Он вы­ре­зал из де­ре­ва фи­гу­ры сво­их ушед­ших из жиз­ни зем­ля­ков и про­дол­жал об­щать­ся, раз­го­ва­ри­вать с ни­ми, как с жи­вы­ми. Впо­след­ствии ки­но­ра­бо­ты Вик­то­ра за­ни­ма­ли при­зо­вые ме­ста на дру­гих меж­ду­на­род­ных фе­сти­ва­лях, а сам ав­тор уже член Ев­ро­пей­ской гиль­дии до­ку­мен­таль­но­го ки­но.

По­ляк Кшиштоф Жу­ров­ски — участ­ник по­чти каж­до­го на­ше­го фе­сти­ва­ля. Один из но­вых его филь­мов “Тан­го па­пы” рас­ска­зы­ва­ет о неиз­вест­ном па­пе рим­ском Фран­цис­ке. Он, как и вся­кий ар­ген­ти­нец, ко­гда-то был нерав­но­ду­шен к тан­цам. Жу­ров­ски спе­ци­аль­но ез­дил в Ар­ген­ти­ну, встре­чал­ся с сест­рой и близ­ки­ми пон­ти­фи­ка.

Ита­льян­ка Эли­за­бет Каста­на со­зда­ла за­ме­ча­тель­ный три­птих “Фа­тим­ская Ма­терь Бо­жья”, и все три кар­ти­ны по­лу­ча­ли приз за луч­ший до­ку­мен­таль­ный фильм. Фран­цуз­ский ре­жис­сер бе­ло­рус­ско­го про­ис­хож­де­ния Вла­ди­мир Коз­лов не од­на­ж­ды по­лу­чал при­зы у нас, а сей­час на сво­ей но­вой ро­дине сам устра­и­ва­ет ду­хов­ные фе­сти­ва­ли. Есть та­лант­ли­вые рос­сий­ские ав­то­ры.

До­стой­ных ра­бот так мно­го, что они уже не уме­ща­ют­ся в жан­ро­вые и вре­мен­ные рам­ки фе­сти­ва­ля. Часть филь­мов по­ка­зы­ва­ем для осо­бен­ной пуб­ли­ки: в боль­ни­цах, ин­тер­на­тах для ин­ва­ли­дов.

— По­хо­же, что в со­вре­мен­ной бе­ло­рус­ской про­фес­си­о­наль­ной до­ку­мен­та­ли­сти­ке оста­лись в ос­нов­ном ва­ши ро­вес­ни­ки, а мо­ло­дежь не идет…

— Да, так оно и есть. Се­го­дняш­нее со­сто­я­ние бе­ло­рус­ской ки­не­ма­то­гра­фии — от­дель­ная те­ма для об­суж­де­ния. В со­вре­мен­ном ки­но гос­под­ству­ет эк­шен. Бе­ло­рус­ские ки­но­те­ат­ры и те­ле­ви­де­ние прак­ти­че­ски пол­но­стью из­бав­ле­ны от ки­но, ко­то­рое за­став­ля­ет зри­те­ля ду­мать. Оста­лись раз­ве что ре­тро­спек­ти­вы на­ци­о­наль­ной ки­не­ма­то­гра­фии. Сто­ит слож­ная за­да­ча: вер­нуть бе­ло­рус­ско­му зри­те­лю по-на­сто­я­ще­му ду­хов­ное ки­но, ко­то­рое не про­сто раз­вле­ка­ло бы, а вос­пи­ты­ва­ло. И это, несо­мнен­но, спо­соб­ство­ва­ло бы оздо­ров­ле­нию об­ще­ства.

— Один из ге­ро­ев филь­ма “Тро­сте­нец” вы­ска­зы­ва­ет та­кую мысль: фа­шизм, на­цизм, боль­ше­визм, тер­ро­ризм — си­но­ни­мы. Вы раз­де­ля­е­те та­кой взгляд?

— Этот ге­рой — из­вест­ный ком­по­зи­тор, те­ат­раль­ный, му­зы­каль­ный ки­но­кри­тик Вик­тор Ко­пыть­ко — рас­ска­зы­ва­ет о сво­ем дру­ге, с ко­то­рым учил­ся в кон­сер­ва­то­рии. Он уехал за гра­ни­цу, в Из­ра­иль, и его слу­чай­но на араб­ской тер­ри­то­рии за­стре­ли­ли тер­ро­ри­сты. А что до си­но­ни­мов, то мой ге­рой прав. Хо­тя я сам пять лет ра­бо­тал в Ле­нин­гра­де сек­ре­та­рем рай­ко­ма ком­со­мо­ла, дру­жил с Ген­на­ди­ем Се­лез­не­вым. 25 лет был убеж­ден­ным ком­му­ни­стом. Хо­ро­шо от­но­шусь к это­му пе­ри­о­ду сво­ей жиз­ни, но ко­гда мне пред­ло­жи­ли и да­лее ра­бо­тать в пар­тий­ной си­сте­ме, остать­ся в Ле­нин­гра­де, от­ка­зал­ся. С юно­сти меч­тал ра­бо­тать в ки­но и по­шел ту­да. В об­щем, но­вую жизнь на­чал с ну­ля в 31 год. Для ки­но это уже позд­но­ва­то, но я еще со шко­лы хо­ро­шо знал ис­кус­ство, са­мо­сто­я­тель­но осво­ил опе­ра­тор­ство, по­это­му че­рез два го­да у ме­ня все хо­ро­шо сло­жи­лось на ки­но­сту­дии.

— По­ми­мо то­го, что хо­ти­те снять про­дол­же­ние филь­ма о Тро­стен­це, ка­кие еще есть твор­че­ские пла­ны?

— Вы­дви­нул на кон­курс Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры фильм о сво­ем од­но­класс­ни­ке. Ар­ка­дий Би­рил­ко — фо­то­граф, сей­час очень бо­лен, да­же немо­щен, но остал­ся мо­ло­дым по ду­ху. По сю­же­ту — на фоне его фо­то­гра­фий про­хо­дит боль­шой ку­сок ис­то­рии Бе­ла­ру­си: от по­сле­во­ен­ной раз­ру­хи до се­го­дняш­не­го дня.

Нуж­но вер­нуть бе­ло­рус­ско­му зри­те­лю по-на­сто­я­ще­му ду­хов­ное ки­но, ко­то­рое не про­сто раз­вле­ка­ло бы, а вос­пи­ты­ва­ло

Юрий Го­ру­лёв

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.