Спа­си­бо, сол­дат!

По­ле­шу­ки и си­би­ря­ки ко­ва­ли По­бе­ду вме­сте

Gomelskaya Pravda - - ЛЕНТА ВРЕМЕНИ - Ни­на ЗЛЫДЕНКО

От Тю­мен­ско­го За­во­до­уков­ска до на­ших мест по­чти три ты­ся­чи ки­ло­мет­ров. Пред­се­да­те­лю Доб­руш­ско­го рай­он­но­го со­ве­та ве­те­ра­нов Алек­сан­дру Ста­ро­ти­то­ро­ву до­ро­га ту­да не по­ка­за­лась длин­ной.

— Из ок­на по­ез­да от­кры­ва­ют­ся та­кие необъ­ят­ные да­ли и пре­крас­ные пей­за­жи, что за­бы­ва­ешь обо всем на све­те, про­сто дух за­хва­ты­ва­ет, — рас­ска­зы­ва­ет он.

Го­род За­во­до­уковск неболь­шой — 25 ты­сяч жи­те­лей. Во вре­мя Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны он при­ютил ты­ся­чи эва­ку­и­ро­ван­ных. Осе­нью 1941 го­да там ока­за­лась 16-лет­няя мос­ков­ская школь­ни­ца Юлия Дру­ни­на. По­том юная по­этес­са окон­чи­ла кур­сы мед­се­стер и во­е­ва­ла на Бе­ло­рус­ской зем­ле, участ­во­ва­ла в Ка­лин­ко­вич­ско-Мо­зыр­ской на­сту­па­тель­ной опе­ра­ции. “Я хо­чу за­быть свою пе­хо­ту. Я за­быть пе­хо­ту не мо­гу. Бе­ла­русь. Го­ря­щие бо­ло­та. Мерт­вые ши­не­ли на сне­гу”, — пи­са­ла она в од­ном из сво­их сти­хо­тво­ре­ний.

Еще од­на ни­точ­ка, свя­зы­ва­ю­щая Го­мель­щи­ну с За­во­до­уков­ском, — Аль­фонс Ко­зел-По­клев­ский — пред­при­ни­ма­тель, ви­но­тор­го­вец, гор­но- и зо­ло­то­про­мыш­лен­ник, “во­доч­ный ко­роль” Си­би­ри, воз­ро­див­ший в той мест­но­сти про­из­вод­ство ал­ко­го­ля в про­мыш­лен­ном мас­шта­бе. Имен­но его сын по­стро­ил в Крас­ном Бе­ре­ге под Жло­би­ном уни­каль­ный дво­рец, ко­то­рый, от­ре­ста­ври­ро­ван­ный в на­ши дни, удив­ля­ет по­се­ти­те­лей ска­зоч­ным убран­ством и пре­крас­ны­ми ин­те­рье­ра­ми.

У Алек­сандра Ста­ро­ти­то­ро­ва своя, лич­ная связь с Тю­мен­ской об­ла­стью. Еще до вой­ны ту­да уеха­ли его род­ствен­ни­ки. Не­да­ле­ко от За­во­до­уков­ска обос­но­ва­лась ба­буш­ка, Та­тья­на Кузь­ми­нич­на. Там по­яви­лись его тро­ю­род­ные бра­тья и сест­ры, ко­то­рые то­же со­зда­ли свои се­мьи. Алек­сандр Ми­хай­ло­вич и ехал по­ви­дать­ся со все­ми мно­го­чис­лен­ны­ми род­ствен­ни­ка­ми.

Как за­ве­де­но, об­ме­ня­лись по­дар­ка­ми. Си­би­ря­ки пре­под­нес­ли до­ро­го­му го­стю кни­гу о сво­ей ма­лой ро­дине — “крае хлеб­ном, це­леб­ном, лес­ном”.

— От­кры­ваю кни­гу на 96-й стра­ни­це и чи­таю: Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за Мар­тын Теп­ля­ков по­хо­ро­нен в де­ревне Дуб­ро­ва Свет­ло­гор­ско­го рай­о­на Го­мель­ской об­ла­сти, — рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандр Ста­ро­ти­то­ров. — Это не мо­жет быть про­стым сов­па­де­ни­ем. Вид­но, са­ма судь­ба за­хо­те­ла, что­бы я узнал о судь­бе Ге­роя имен­но там, на его ро­дине.

Мар­тын Теп­ля­ков ро­дом из Ялу­то­ров­ско­го уез­да Тю­мен­ской об­ла­сти. В 1938-м был при­зван на во­ин­скую служ­бу, на­ча­ло вой­ны встре­тил да­ле­ко от за­пад­ных гра­ниц. В бой с фа­ши­ста­ми всту­пил толь­ко в 1942-м. Во­е­вал под Кур­ском, на Укра­ине. Ве­че­ром 30 сен­тяб­ря 1943 го­да его 467-й стрел­ко­вый полк вы­шел к Дне­пру око­ло Лю­бе­ча. Нуж­но бы­ло фор­си­ро­вать ре­ку с хо­ду. Пер­вой на пра­вый бе­рег пред­сто­я­ло вы­са­дить­ся 5-й ро­те, в ко­то­рой ко­ман­ди­ром од­но­го из от­де­ле­ний слу­жил Теп­ля­ков.

Утром 1 ок­тяб­ря бой­цы спу­сти­ли на во­ду на­дув­ные лод­ки и по­плы­ли. На се­ре­дине ре­ки штур­мо­вую груп­пу на­кры­ло сна­ря­да­ми. Мно­гих по­гло­ти­ли вол­ны. Тех, кто до­стиг бе­ре­га, Мар­тын по­вел в ата­ку. Бои на этом плац­дар­ме дли­лись несколь­ко дней. Враг бес­пре­рыв­но ата­ко­вал. За два дня 19 раз пред­при­ни­ма­лись по­пыт­ки лик­ви­ди­ро­вать де­сант. И каж­дый раз там, где со­зда­ва­лась угро­за, по­яв­лял­ся Теп­ля­ков. За фор­си­ро­ва­ние Дне­пра 15 ян­ва­ря 1944 го­да он был удо­сто­ен зва­ния Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за. А при осво­бож­де­нии де­рев­ни За­ре­чье Свет­ло­гор­ско­го рай­о­на в том же ян­ва­ре по­гиб. 26-лет­ний си­би­ряк на­веч­но остал­ся в бе­ло­рус­ской зем­ле.

…Воз­вра­тив­шись до­мой, Алек­сандр Ста­ро­ти­то­ров ре­шил непре­мен­но по­бы­вать на мо­ги­ле Ге­роя в де­ревне Дуб­ро­ва под Свет­ло­гор­ском. Обя­зы­вал к это­му не толь­ко долг пред­се­да­те­ля Доб­руш­ско­го рай­он­но­го со­ве­та ве­те­ра­нов — стре­ми­лась ду­ша, ве­лел ха­рак­тер. И еще, на­вер­ное, ру­ка судь­бы, ко­то­рая, слов­но рас­пле­тая нить Ари­ад­ны, про­ве­ла его по си­бир­ским до­ро­гам, по­ло­жи­ла в ру­ки книж­ный лист с мо­ло­дым без­усым ли­цом и при­ка­за­ла вни­ма­тель­но вчи­тать­ся в био­гра­фию ни­чем не при­ме­ча­тель­но­го быв­ше­го кол­хоз­но­го трак­то­ри­ста, су­мев­ше­го оста­но­вить страш­но­го и ко­вар­но­го вра­га да­ле­ко от род­но­го до­ма.

Ко­гда Алек­сандр Ми­хай­ло­вич по­ло­жил на мо­гиль­ную пли­ту у обе­лис­ка цве­ты и скло­нил го­ло­ву пе­ред па­мя­тью по­гиб­ших, серд­цем по­чув­ство­вал: всё сде­лал пра­виль­но, по-че­ло­ве­че­ски…

Алек­сандр Ста­ро­ти­то­ров у обе­лис­ка по­гиб­шим в д. Дуб­ро­ва Свет­ло­гор­ско­го рай­о­на

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.