При­вет из Ита­лии

Несколь­ко лет на­зад в го­мель­скую сред­нюю шко­лу № 12 при­шло пись­мо из Ита­лии со штам­пом ад­ми­ни­стра­ции го­ро­да Ло­на­то. Уча­ща­я­ся вы­пуск­но­го клас­са Ан­на Шахрай по­ня­ла сра­зу: та­мош­няя мэ­рия под­твер­жда­ет ей свое пред­ло­же­ние по­сле окон­ча­ния шко­лы при­е­хать учить­ся

Gomelskaya Pravda - - ОБЩЕСТВО - Ни­ко­лай ГУЛЕВИЧ

…До мель­чай­ших по­дроб­но­стей вспом­ни­лись лет­ние каникулы, впер­вые про­ве­ден­ные за гра­ни­цей по чер­но­быль­ской пу­тев­ке. Был ав­густ. Сто­я­ла непри­выч­но жар­кая по­го­да. Су­хой си­рок­ко из аф­ри­кан­ской Са­ха­ры при­но­сил сю­да, на юг Ев­ро­пы, крас­но­ва­тую пыль. Не спа­са­ли ни тент, ни тень, ни мокрое по­ло­тен­це. Един­ствен­ный вы­ход — част­ное “мо­ре” со­се­дей, вер­нее — их не­боль­шой бас­сейн.

По­пла­вать вво­лю, од­на­ко, не при­шлось: со сто­ро­ны до­ма, в ко­то­ром про­во­ди­ла каникулы, неожи­дан­но раз­да­лось ис­тош­ное хо­зяй­ки­но “ауто!” — “спа­си­те!”

В мгно­ве­ние ока ока­за­лась ря­дом — бла­го, меж­ду усадь­ба­ми не бы­ло тра­ди­ци­он­ной де­ре­вян­ной или же­лез­ной из­го­ро­ди — толь­ко невы­со­кие ку­сты.

Рас­те­рян­ная се­ньо­ра Бо­лет­ти дер­жа­ла на ру­ках без­ды­хан­ное те­ло по­лу­то­ра­го­до­ва­лой до­че­ри, ко­то­рая неча­ян­но сва­ли­лась в бас­сейн на­про­тив — то­же, ви­ди­мо, иска­ла во­ду.

Сем­на­дца­ти­лет­няя Аня из Го­ме­ля не рас­те­ря­лась — дей­ствия в пе­ре­во­де не нуж­да­ют­ся. Вс­пом­ни­ла про­шло­год­ние школь­ные уро­ки по ока­за­нию пер­вой по­мо­щи. Вы­хва­ти­ла тель­це ма­ло­лет­ней ита­льян­ской тез­ки — то­же Ани — из рук ма­те­ри, ста­ла де­лать ис­кус­ствен­ное ды­ха­ние, мас­саж серд­ца, по­том пе­ре­во­ра­чи­ва­ла те­ло, что­бы из­ба­вить от во­ды, на­брав­шей­ся в лег­кие.

И сно­ва — ис­кус­ствен­ное ды­ха­ние, мас­саж серд­ца, по­во­рот.

При этом ста­ра­лась, что­бы язык де­воч­ки не пе­ре­кры­вал ды­ха­тель­ные пу­ти.

Все де­ла­ла, как ко­гда-то на ма­не­кене во вре­мя за­че­та. И мо­лит­вен­но шеп­та­ла то ли се­бе, то ли спа­са­е­мой: “Ну, да­вай же! Ты смо­жешь!”.

Вре­мя, ка­за­лось, оста­но­ви­лось.

Ско­рее не уви­де­ла — ру­ка­ми по­чув­ство­ва­ла: ма­лыш­ка ше­вель­ну­лась, бес­по­мощ­но по­пы­та­лась за­пла­кать, но, ви­ди­мо, еще не бы­ло сил.

Че­рез па­ру ми­нут Ан­на пе­ре­да­ла ее счаст­ли­вой ма­те­ри.

И толь­ко тут за­ме­ти­ла мест­ных зе­вак: де­сят­ки взрос­лых и дет­ских глаз, устрем­лен­ных на нее, пол­ных на­деж­ды и вос­хи­ще­ния.

Ко­гда при­бы­ли ско­рая по­мощь и вер­то­лет са­на­виа­ции и вра­чи спро­си­ли, где по­стра­дав­шая, все по­че­му-то кив­ну­ли в ее сто­ро­ну.

Бе­ло­рус­ская Аня по­сле неожи­дан­но­го стрес­са чув­ство­ва­ла ка­кую-то жут­кую сла­бость, но счаст­ли­во улы­ба­лась.

От­то­го, на­вер­ное, что не рас­те­ря­лась, не об­ма­ну­ла ожи­да­ний.

До­ба­вим: до­стой­но вы­дер­жа­ла эк­за­мен не толь­ко за се­бя, но и за всю оте­че­ствен­ную си­сте­му об­ра­зо­ва­ния, ко­то­рую по­че­му-то до сих пор уни­жа­ют ре­фор­ма­ми…

Вра­чи быст­ро сде­ла­ли по­стра­дав­шей укол и на вся­кий слу­чай за­бра­ли ма­лыш­ку в боль­ни­цу. А вдруг неди­пло­ми­ро­ван­ная го­стья пе­ре­усерд­ство­ва­ла с мас­са­жем? Ко­сти-то у ре­бен­ка еще кве­лые.

Че­рез день по­стра­дав­шую вы­пи­са­ли со сло­ва­ми: “Все в по­ряд­ке. По­мощь ока­за­на по­чти про­фес­си­о­наль­но и во­вре­мя”. И про­ком­мен­ти­ро­ва­ли: “Счет в та­ких слу­ча­ях идет на се­кун­ды”.

В пе­ре­во­де на лю­бой язык это озна­ча­ло: опоз­дай дев­чон­ка с пер­вой по­мо­щью — и да­же ди­пло­ми­ро­ван­ные ме­ди­ки ни­чем бы не смог­ли по­мочь.

На­зав­тра ита­льян­ские га­зе­ты на пер­вых по­ло­сах со­об­ща­ли: школь­ни­ца из ма­ло­из­вест­ной Беларуси дей­ство­ва­ла как опыт­ный врач, и спас­ла ита­льян­скую ма­лыш­ку.

…Не остал­ся в сто­роне и мэр мест­ной го­род­ской ад­ми­ни­стра­ции Ма­рио Бок­кио. В при­сут­ствии недав­них неволь­ных сви­де­те­лей, ак­ти­ва го­ро­да и жур­на­ли­стов он вру­чил Анне Шахрай ди­плом за му­же­ство, при­гла­сил ее на уче­бу в мест­ный ме­ди­цин­ский кол­ледж — за счет го­ро­да. А как быв­ший врач, по­вто­рил ска­зан­ное недав­ни­ми кол­ле­га­ми: “Про­изо­шло неве­ро­ят­ное. Ожи­вить хо­лод­ную кровь прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Один шанс из ты­ся­чи”.

Ни мэр, ни вра­чи, ни жи­те­ли Ло­на­то не зна­ли дру­го­го. То­го, на­при­мер, что на ро­дине, в да­ле­кой го­мель­ской шко­ле, Анне Шахрай да­ли клич­ку Мать Те­ре­за. За уме­ние тво­рить доб­ро (чу­жо­го го­ря не бы­ва­ет), неис­то­щи­мую сер­до­боль­ность по от­но­ше­нию ко все­му жи­во­му: лю­дям, зве­рюш­кам, рас­те­ни­ям.

И ду­мать не ду­ма­ли, что по­сле воз­вра­ще­ния у ее од­но­класс­ни­ков по­явит­ся неодо­ли­мая тя­га к ис­то­рии Ита­лии. О ней вско­ре они бу­дут знать не мень­ше, чем о сво­ей рес­пуб­ли­ке, — ближе ста­нут Рим, Ми­лан, Ве­не­ция, Ге­нуя, Неа­поль, Фло­рен­ция — во­об­ще, весь Апен­нин­ский по­лу­ост­ров.

И язык ита­льян­ский ка­кой-то близ­кий, по­нят­ный без пе­ре­во­да: гра­ту­ли­рен, бра­вис­си­мо, ви­ват, гра­ция, доль­че ви­та…

…В от­вет­ном пись­ме в ита­льян­скую мэ­рию Ан­на Шахрай по­бла­го­да­ри­ла Бок­кио за вы­со­кую честь, под­твер­ди­ла, что дав­но ре­ши­ла стать мед­сест­рой, но вы­бор оста­но­ви­ла на Го­мель­ском ме­ди­цин­ском кол­ле­дже. Все-та­ки ближе к до­му, да и род­ной де­душ­ка нуж­да­ет­ся в по­сто­ян­ном на­блю­де­нии ме­ди­ков. Сло­вом, бра­вис­си­мо, Ан­на! Доль­че ви­та, Шахрай! Сча­стья те­бе, зна­чит.

Го­мель­ская школь­ни­ца до­стой­но вы­дер­жа­ла эк­за­мен не толь­ко за се­бя, но и за всю оте­че­ствен­ную си­сте­му об­ра­зо­ва­ния

Слу­чай с бе­ло­рус­ской де­вуш­кой во­шел в хро­ни­ки древ­не­го Ло­на­то

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.