По­лит­рук Га­лай: ОДИН ИЗ БЕССМЕРТНОГО ПОЛКА

Gomelskaya Pravda - - ПОМНИМ - Георгий ВАСИЛЕВСКИЙ Фото из се­мей­но­го ар­хи­ва ВАСИЛЕВСКИХ

На­ша се­мья пом­нит и чтит сво­е­го пра­де­да, де­да, от­ца, те­стя, ве­те­ра­на Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны под­пол­ков­ни­ка Ни­ко­лая Га­лая.

Всю вой­ну он про­ша­гал ко­мис­са­ром стрел­ко­во­го полка. А на войне ко­мис­сар — это по­ли­ти­че­ский ру­ко­во­ди­тель, с ко­ман­ди­ром от­ве­чав­ший за бое­спо­соб­ность и по­ли­ти­че­ское со­сто­я­ние полка. По­эт Бо­рис Слуц­кий в сти­хо­тво­ре­нии “По­лит­рук” так на­пи­сал о ко­мис­са­ре: “Не умел во­е­вать, но умел я вста­вать От­ры­вать гим­на­стер­ку от гли­ны. И сол­дат за со­бой под­ни­мать Ра­ди Ро­ди­ны и дис­ци­пли­ны. Хоть ру­га­ли меня, но бро­са­лись за мной. Это бы­ло мо­ей пер­со­наль­ной вой­ной”.

Ни­ко­лай Фе­до­ро­вич ро­дил­ся в 1905 го­ду в де­ревне Ор­ле­во воз­ле Лю­ба­ни на Мин­щине в кре­стьян­ской се­мье. В то вре­мя жи­лось и вз­рос­лым, и де­тям в та­ких се­мьях, что го­во­рить, нелег­ко и неком­форт­но. Ко­ля рос, за­ни­мал­ся по­силь­ным кре­стьян­ским тру­дом, учил­ся в цер­ков­но­при­ход­ской шко­ле, пел в цер­ков­ном хо­ре, ку­да был при­нят в знак при­зна­ния му­зы­каль­ных спо­соб­но­стей. Иг­ре на скрип­ке он на­учил­ся са­мо­сто­я­тель­но.

В 1927 го­ду пар­ня при­зва­ли в Крас­ную Ар­мию. Слу­жил пу­ле­мет­чи­ком, ко­ман­ди­ром взво­да, по­лит­ру­ком ро­ты 110-го име­ни Бо­гун­ско­го стрел­ко­во­го полка. В 1933 го­ду, по­сле го­дич­ных кур­сов в Москве, даль­ней­шую служ­бу про­хо­дил в За­бай­каль­ском во­ен­ном окру­ге. В 1941-м Га­лая на­зна­чи­ли ко­мис­са­ром 536-го стрел­ко­во­го полка 114-й стрел­ко­вой ди­ви­зии.

Бо­е­вое кре­ще­ние полк по­лу­чил на ре­ке Свирь воз­ле города Ло­дей­ное По­ле. Ни­ко­лай Фе­до­ро­вич ни­ко­гда не рас­ска­зы­вал о бо­е­вых дей­стви­ях, по­это­му я про­ци­ти­рую ге­не­ра­ла Фа­ты­ха Бу­ла­то­ва, ко­ман­ди­ра 536-го стрел­ко­во­го полка, ко­то­рый де­лит­ся в сво­ей кни­ге “Буд­ни фрон­то­вых лет”:

“В на­зна­чен­ный час, по­сле двух­ми­нут­но­го ог­не­во­го на­ле­та, на­ши ба­та­льо­ны ри­ну­лись в ата­ку. При­хо­ди­лось толь­ко удив­лять­ся то­му, как на­ши бой­цы чуть ли не с го­лы­ми ру­ка­ми шли про­тив во­ору­жен­но­го до зу­бов вра­га и да­ви­ли его.

…Ко­ман­дир ди­ви­зии пол­ков­ник М. И. Пан­фи­лов очень теп­ло ото­звал­ся о бой­цах и ко­ман­ди­рах 536-го полка. Полк на­сту­пал на глав­ном на­прав­ле­нии. Был про­яв­лен мас­со­вый ге­ро­изм, бо­е­вая за­да­ча бы­ла вы­пол­не­на. На­чаль­ник шта­ба И. П. Зво­нов, ко­мис­сар полка Н. Ф. Га­лай про­яви­ли боль­шое уме­ние, му­же­ство и лич­ную храб­рость, и по­лу­чи­ли креп­кую бо­е­вую за­кал­ку”.

Бои на Онеж­ско-Ла­дож­ском пе­ре­шей­ке шли же­сто­кие. Здесь ре­ша­лась судьба Ле­нин­гра­да, судьба “До­ро­ги жиз­ни”, со­еди­няв­шей окру­жен­ный го­род с “Боль­шой зем­лей”.

В фев­ра­ле 1944 го­да Ни­ко­лай Фе­до­ро­вич был на­зна­чен за­ме­сти­те­лем ко­ман­ди­ра по по­ли­ти­че­ской ча­сти (до 1942 го­да эта долж­ность на­зы­ва­лась “ко­мис­сар”) 102-го гвар­дей­ско­го полка 35-й гвар­дей­ской ди­ви­зии. Полк вел упор­ные кро­во­про­лит­ные бои на вар­шав­ском на­прав­ле­нии, крат­чай­шем на Бер­лин. Крас­ной Ар­мии не уда­ва­лось за­кре­пить­ся на за­пад­ном бе­ре­гу Вис­лы. Толь­ко в ян­ва­ре 1945 го­да Вар­ша­ва бы­ла взя­та. Вой­на для Ни­ко­лая Фе­до­ро­ви­ча за­кон­чи­лась в мар­те 1945 го­да. До Бер­ли­на бы­ло “ру­кой по­дать”: все­го каких-то 30 ки­ло­мет­ров. Но от­сю­да Га­лай был на­прав­лен на выс­шие кур­сы при глав­ном по­лит­управ­ле­нии, а в сен­тяб­ре 1946-го, за­брав же­ну и тро­их ма­ло­лет­них де­тей, от­пра­вил­ся в Бер­лин. Его на­зна­чи­ли на­чаль­ни­ком от­де­ла ин­фор­ма­ции во­ен­ной ко­мен­да­ту­ры рай­о­на Треп­тов. Раз­ру­шен­ный го­род, пол­ный кон­троль об­ста­нов­ки со сто­ро­ны на­ших во­ен­ных, при­тих­шие по­беж­ден­ные нем­цы.

О ра­не­ни­ях. Их бы­ло два. Неболь­шой мин­ный оско­лок Ни­ко­лай Фе­до­ро­вич но­сил в лег­ком до кон­ца жиз­ни. Был еще слу­чай, ко­гда ку­сок кор­пу­са разо­рвав­шей­ся ми­ны за­стрял в ко­ман­дир­ском план­ше­те с до­ку­мен­та­ми.

Бо­е­вой путь под­пол­ков­ни­ка Га­лая был от­ме­чен выс­шей то­гда на­гра­дой стра­ны — ор­де­ном Ле­ни­на, дву­мя ор­де­на­ми Крас­но­го Зна­ме­ни, ор­де­на­ми Оте­че­ствен­ной вой­ны II сте­пе­ни, Крас­ной Звез­ды, ме­да­ля­ми “За осво­бож­де­ние Вар­ша­вы”, “За взя­тие Бер­ли­на”, “За по­бе­ду над Гер­ма­ни­ей”.

В фев­ра­ле 1948 го­да се­мья Га­лая по­ки­ну­ла Бер­лин и пе­ре­еха­ла на Вол­гу, в го­род Сы­з­рань. Ни­ко­лай Фе­до­ро­вич стал ра­бо­тать в по­лит­управ­ле­нии Сы­з­рань­ско­го пе­хот­но­го учи­ли­ща. В 1952-м оно пе­ре­еха­ло в наш Го­мель, в по­се­лок Бе­рез­ки. Га­лай про­дол­жал ра­бо­ту в по­лит­управ­ле­нии учи­ли­ща, а по­сле пе­ре­ез­да в Минск ра­бо­тал в во­ен­ко­ма­те, в об­ласт­ной ор­га­ни­за­ции “Во­е­но­хот”. В Ин­сти­ту­те ме­ха­ни­ки ме­тал­ло­по­ли­мер­ных си­стем Ака­де­мии на­ук БССР Ни­ко­лай Фе­до­ро­вич за­вер­шал тру­до­вой путь. В от­но­ше­нии с окру­жав­ши­ми его людь­ми — род­ствен­ни­ка­ми, дру­зья­ми, со­слу­жив­ца­ми, зна­ко­мы­ми — умел быть доб­ро­же­ла­тель­ным, ис­крен­ним, до­ве­рял лю­дям. Ха­рак­тер­ной чер­той Га­лая бы­ло уме­ние це­ли­ком от­да­вать­ся сво­им увле­че­ни­ям, ко­то­рых у него бы­ло нема­ло. Ко­гда жи­ли в Бе­рез­ках, на пер­вом ме­сте бы­ла ры­бал­ка. Любимое ме­сто — же­лез­но­до­рож­ный мост на ре­ке Ипуть. Здесь у него сто­я­ла своя лод­ка, знал, где и чем при­карм­ли­вать, на что и ко­гда ло­вить. Ры­бы ло­вил столь­ко, что за­ча­стую раз­да­вал ее в во­ен­го­род­ке дру­зьям и зна­ко­мым. Ко­гда се­мье пред­ло­жи­ли по­лу­чить квар­ти­ру в цен­тре города, дол­го, несколь­ко лет, не со­гла­шал­ся пе­ре­ез­жать: жал­ко бы­ло с рыб­ны­ми ме­ста­ми рас­ста­вать­ся.

Умест­но рас­ска­зать о еще од­ном страст­ном увле­че­нии Ни­ко­лая Фе­до­ро­ви­ча — охо­те. Ку­пил как-то с дру­зья­ми зи­мой ли­цен­зию на от­стрел ло­ся. И вер­нул­ся до­мой не толь­ко с боль­шим кус­ком ло­ся­ти­ны, но и с го­ло­вой со­ха­то­го. Ока­за­лось, что лось вы­шел имен­но на Ни­ко­лая Фе­до­ро­ви­ча. И он уло­жил его пер­вым же вы­стре­лом. За что и по­лу­чил в на­гра­ду го­ло­ву.

Чув­ство юмо­ра у Га­лая бы­ло без­уко­риз­нен­ным. Шут­ки все­гда и сра­зу по­ни­мал, сам шу­тил тон­ко и к ме­сту. А как лю­бил, и, глав­ное, умел петь! Это уме­ние у него — с дет­ства, с цер­ков­но­го хо­ра. Аб­со­лют­ный му­зы­каль­ный слух, го­лос вы­со­кий, те­нор. Пес­ни лю­бил ме­ло­дич­ные, рус­ские и, осо­бен­но, укра­ин­ские на­род­ные, ро­ман­сы. Ин­сти­тут­ские “ака­де­ми­ки” вы­со­ко оце­ни­ва­ли и ре­пер­ту­ар, и ма­не­ру ис­пол­не­ния Га­лая. Спе­ци­аль­но устра­и­ва­ли встре­чи, ве­че­ра, про­си­ли ис­пол­нить ту или иную пес­ню, ро­манс.

Ни­ко­лай Фе­до­ро­вич ушел из жиз­ни зи­мой 1983 го­да. На его по­хо­ро­нах на Осов­цов­ском клад­би­ще про­зву­чал во­ин­ский са­лют.

Всем нам, ко­му по­счаст­ли­ви­лось об­щать­ся, жить ря­дом с Ни­ко­ла­ем Фе­до­ро­ви­чем Га­ла­ем, — по­вез­ло!

Чтим его па­мять!

Бер­лин. 1948 год

Ни­ко­лай Фе­до­ро­вич Га­лай. 1941 и 1982 го­ды

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.