Ста­лин сы­ном его на­зы­вал...

Gomelskaya Pravda - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ми­ха­ил ЛАРИЧКОВ Фото предо­став­ле­ны ар­хи­ва­ми му­зеев Еще фото на пор­та­ле gp.by

По­чет­ный граж­да­нин Ро­га­чев­ско­го рай­о­на Артем Фе­до­ро­вич Сер­ге­ев это­го вы­со­ко­го зва­ния удо­сто­ен за му­же­ство и ге­ро­изм, уме­лое управ­ле­ние во­ин­ским под­раз­де­ле­ни­ем при осво­бож­де­нии Ро­га­чев­ско­го рай­о­на в 1944 го­ду. В ту по­ру 23-лет­ний офи­цер ко­ман­до­вал 554-м ар­тил­ле­рий­ским пол­ком.

В БОЯХ ЗА ОТЧИЗНУ

На­ча­ло Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны Сер­ге­ев встре­тил на за­пад­ных ру­бе­жах в долж­но­сти ко­ман­ди­ра взво­да 152-мил­ли­мет­ро­вых гау­биц “М-10”. Про­изо­шло это 26 июня 1941 го­да, а уже 1 — 2 июля участ­во­вал в же­сто­чай­шем обо­ро­ни­тель­ном бою за Бо­ри­сов и пе­ре­пра­ве че­рез Бе­ре­зи­ну. Его арт­ба­та­рея бы­ла уни­что­же­на, и мо­ло­дой лей­те­нант стал ко­ман­до­вать стрел­ко­вой ро­той, ко­то­рая при­кры­ва­ла от­ход полка. Ро­та так­же нес­ла тя­же­лые по­те­ри, 13 июля нем­цы взя­ли на­ши ча­сти, в том чис­ле и ро­ту Сер­ге­е­ва, в “ме­шок” в рай­оне города Гор­ки. В де­ревне Крив­цы, что в 12 ки­ло­мет­рах от Го­рок, Сер­ге­ев на­по­рол­ся на нем­цев и был за­хва­чен в плен. Си­дел в тюрь­ме в Ор­ше, ожи­дая рас­стре­ла, но 23 июля су­мел бе­жать вме­сте с несколь­ки­ми то­ва­ри­ща­ми. Из этой груп­пы вско­ре об­ра­зо­вал­ся пар­ти­зан­ский от­ряд, к ко­то­ро­му на­ча­ли при­со­еди­нять­ся вы­хо­див­шие из окру­же­ния бой­цы и ко­ман­ди­ры РККА. Сра­жа­ясь в со­ста­ве пар­ти­зан, Артем Сер­ге­ев по­лу­чил пер­вое ра­не­ние. Все­го же у него де­вять (по дру­гим ис­точ­ни­кам — бо­лее два­дца­ти) ра­не­ний за вре­мя вой­ны, два из ко­то­рых очень тя­же­лые — вра­чи чу­дом спас­ли кисть ле­вой ру­ки, а поз­же он чуть не умер от за­ра­же­ния кро­ви по­сле уда­ра шты­ком в жи­вот.

Зи­мой 1941 го­да лей­те­нант Сер­ге­ев пе­ре­прав­лен че­рез ли­нию фрон­та, по­сле неболь­шой про­вер­ки ор­га­на­ми контр­раз­вед­ки про­дол­жил служ­бу в ре­гу­ляр­ных вой­сках. В ян­ва­ре 1942-го был ко­ман­ди­ром ар­тил­ле­рий­ской ба­та­реи под Моск­вой, по­том его пе­ре­ве­ли под Ста­лин­град.

С кон­ца 1943 го­да — в боях на се­ве­ро-за­пад­ном на­прав­ле­нии, а за­тем сно­ва во­е­вал в Бе­ла­ру­си, ко­ман­до­вал ар­тил­ле­рий­ским пол­ком. Участ­во­вал в опе­ра­ции “Ба­гра­ти­он”, фор­си­ро­ва­нии Дне­пра, до­шел до Слуц­ка, осво­бож­дал Ро­га­чев. По­том Во­сточ­ная Прус­сия, Си­ле­зия, Сак­со­ния, Че­хо­сло­ва­кия. Вой­на для Ар­те­ма Сер­ге­е­ва за­кон­чи­лась 12 мая 1945 го­да. Был он то­гда в зва­нии под­пол­ков­ни­ка и ко­ман­до­вал 176-й ар­тил­ле­рий­ской гау­бич­ной бри­га­дой 4-го ар­тил­ле­рий­ско­го кор­пу­са про­ры­ва.

О том, как во­е­вал Артем Сер­ге­ев, крас­но­ре­чи­во го­во­рят его мно­го­чис­лен­ные бо­е­вые на­гра­ды: три ор­де­на Крас­но­го Зна­ме­ни, ор­ден Алек­сандра Нев­ско­го, два ор­де­на Оте­че­ствен­ной вой­ны I сте­пе­ни, два ор­де­на Крас­ной Звез­ды, ме­да­ли “За бо­е­вые за­слу­ги”, “За обо­ро­ну Моск­вы”, “За обо­ро­ну Ста­лин­гра­да”, “За взя­тие Ке­нигсбер­га”, “За осво­бож­де­ние Вар­ша­вы”, “За осво­бож­де­ние Пра­ги”. Артем Фе­до­ро­вич Сер­ге­ев — по­чет­ный граж­да­нин бе­ло­рус­ско­го Бо­ри­со­ва, рос­сий­ских Фа­те­жа и Ар­те­ма, укра­ин­ско­го Ба­хму­та, поль­ско­го Ра­ци­бу­жа.

Ар­тил­ле­рист Сер­ге­ев про­явил се­бя как насто­я­щий во­ин: не пря­тал­ся за спи­на­ми дру­гих, не тре­бо­вал и да­же не по­мыш­лял о по­слаб­ле­ни­ях и при­ви­ле­ги­ях. Во­е­вал чест­но.

В СЕ­МЬЕ ВОЖДЯ

За дол­гие го­ды вой­ны ни­кто из со­слу­жив­цев Сер­ге­е­ва не по­до­зре­вал, что во­ю­ет ря­дом с не про­сто та­лант­ли­вым ко­ман­ди­ром…

Артем ро­дил­ся 5 мар­та 1921 го­да в Москве в се­мье Фе­до­ра Сер­ге­е­ва — ле­ген­дар­но­го ре­во­лю­ци­о­не­ра, ос­но­ва­те­ля До­нец­ко-Кри­во­рож­ской со­вет­ской рес­пуб­ли­ки, ко­то­ро­го сам Ле­нин про­чил в пред­се­да­те­ли Сов­нар­ко­ма. Толь­ко вот на­сто­я­щей от­цов­ской люб­ви маль­чик так и не по­знал — в июле то­го же го­да Артем (пар­тий­ная клич­ка Сер­ге­е­ва-стар­ше­го), пе­ре­жив­ший тя­го­ты и ли­ше­ния тю­рем и ссы­лок, вы­сто­яв­ший в же­сто­ких боях Граж­дан­ской вой­ны, не раз смот­рев­ший в ли­цо смер­ти в сра­же­ни­ях с бе­ло­гвар­дей­ца­ми и немец­ки­ми ок­ку­пан­та­ми, неле­по по­гиб в ка­та­стро­фе при ис­пы­та­нии аэро­ва­го­на по пу­ти из Ту­лы в Моск­ву. По­хо­ро­ни­ли его у Крем­лев­ской сте­ны со все­ми по­ла­га­ю­щи­ми­ся го­су­дар­ствен­но­му де­я­те­лю та­кой ве­ли­чи­ны по­че­стя­ми. Сын узнал об этом зна­чи­тель­но поз­же, как и о том, что за­бо­ту о вос­пи­та­нии на­след­ни­ка по­гиб­ше­го дру­га взял на се­бя Ио­сиф Ста­лин.

Че­рез три дня по­сле смер­ти ле­ген­ды ре­во­лю­ции со­сто­я­лось оче­ред­ное за­се­да­ние По­лит­бю­ро. В по­вест­ке дня рас­смат­ри­вал­ся и во­прос “Об обес­пе­че­нии се­мьи Ар­те­ма. Ис­пол­ни­тель — Ста­лин”. По вос­по­ми­на­ни­ям са­мо­го Ар­те­ма Фе­до­ро­ви­ча, его отец был зна­ком с бу­ду­щим во­ждем еще с 1906 го­да, они вме­сте ра­бо­та­ли в ЦК пар­тии, и от­но­ше­ния их мож­но бы­ло на­звать дру­же­ски­ми. Как-то Сер­ге­ев ска­зал Ста­ли­ну: “Вся­кое мо­жет слу­чить­ся. При­смот­ри за мо­и­ми”. И эту прось­бу дру­га, тем бо­лее под­креп­лен­ную до­ку­мен­таль­но, Ио­сиф Вис­са­ри­о­но­вич по­ста­рал­ся вы­пол­нить, взяв се­мью со­рат­ни­ка под лич­ную опе­ку. Не по­след­нюю роль в этом сыг­ра­ли и при­я­тель­ские от­но­ше­ния жен Сер­ге­е­ва и Ста­ли­на — Ели­за­ве­ты Ре­пель­ской и На­деж­ды Ал­ли­лу­е­вой.

По­нят­но, что ру­ко­во­ди­те­лям го­су­дар­ства вре­ме­ни на вос­пи­та­ние сво­их де­тей ка­та­стро­фи­че­ски не хва­та­ло. То же мож­но ска­зать и при­ме­ни­тель­но к ма­ме Ар­те­ма, ко­то­рая к то­му вре­ме­ни за­ни­ма­ла до­воль­но се­рьез­ные по­сты в Мин­здра­ве. По­это­му в 1923 го­ду под па­т­ро­на­жем жен Ко­бы и Ар­те­ма в Москве от­кры­ли дет­ский дом. Здесь вме­сте с 25 бес­при­зор­ни­ка­ми вос­пи­ты­ва­лись и 25 де­тей вид­ных пар­тий­ных де­я­те­лей. К при­ме­ру, по­ми­мо Ва­си Ста­ли­на и Ар­те­ма Сер­ге­е­ва там бы­ли Та­ня и Ти­мур Фрун­зе.

В этом дет­до­ме де­ти Сер­ге­е­ва и Ста­ли­на про­бы­ли че­ты­ре го­да. В осталь­ное же вре­мя они фак­ти­че­ски на­хо­ди­лись в се­мье “от­ца на­ро­дов” прак­ти­че­ски на рав­ных усло­ви­ях, как род­ные бра­тья.

“ДРУЖКУ МО­Е­МУ ТОМИКУ…”

Артем Фе­до­ро­вич до по­след­них сво­их дней с осо­бой теп­ло­той вспо­ми­нал об от­но­ше­нии Ста­ли­на к ним, де­тям.

Вождь на­зы­вал сво­е­го при­ем­но­го сы­на То­ми­ком. На­вер­ное, в па­мять об от­це, ко­то­рый в го­ды его эми­гра­ции в Ав­стра­лии но­сил под­поль­ный псев­до­ним Big Tom (Боль­шой Том). И да­же на од­ном из сво­их немно­го­чис­лен­ных по­дар­ков, на се­ми­лет­ний день рож­де­ния, — кни­ге Да­ни­э­ля Де­фо “Ро­бин­зон Кру­зо” (к со­жа­ле­нию, впо­след­ствии уте­рян­ной Ар­те­мом) — сде­лал дар­ствен­ную над­пись: “Дружку мо­е­му Томику, с по­же­ла­ни­ем ему вы­рас­ти со­зна­тель­ным, стой­ким и бес­страш­ным боль­ше­ви­ком”. В сле­ду­ю­щем го­ду Ста­лин по­да­рил при­ем­но­му сы­ну немец­кую пнев­ма­ти­че­скую вин­тов­ку фир­мы “Ди­а­на”.

По сло­вам при­ем­но­го сы­на, вождь был “очень пе­да­го­ги­чен”, он ни­ко­гда не кри­чал и не ру­гал­ся, несмот­ря на от­нюдь не без­обид­ные про­ступ­ки де­тей. Все­гда объ­яс­нял, ка­кой вред они при­чи­ни­ли, и что за этим сле­ду­ет. Ко­гда пя­ти­лет­ний Артем на­сы­пал в суп­ни­цу та­бак, Ста­лин, об­на­ру­жив это, спо­кой­но ска­зал: “А ты уже про­бо­вал? Ты по­про­буй. Ты, на­вер­ное, хо­тел сде­лать вкус­ный суп. И ес­ли у тебя хо­ро­шо по­лу­чи­лось, пой­ди к Ка­ро­лине Ва­си­льевне (до­мо­пра­ви­тель­ни­це — прим.

ав­то­ра) и ска­жи, что­бы она то­же сы­па­ла. А ес­ли суп по­лу­чил­ся невкус­ный, так ты ей об этом ска­жи — что не на­до сы­пать, что ты уже про­бо­вал. А то ведь она то­же мо­жет по­про­бо­вать на­сы­пать та­бак в суп”.

В сво­их вос­по­ми­на­ни­ях Артем Фе­до­ро­вич от­ме­чал: Ста­лин все­гда и вез­де мно­го ра­бо­тал, по­учая при этом, что са­мое по­ощ­ря­е­мое — труд. И да­же ко­гда ле­том уез­жал в Ма­це­сту ле­чить су­ста­вы, ра­бо­тал и там чуть ли не круг­ло­су­точ­но. На да­чах в Кун­це­во и Во­лын­ском он мог спо­кой­но по­ра­бо­тать фи­зи­че­ски, вска­пы­вая и за­са­жи­вая гряд­ки. Иг­рал в кег­ли, би­льярд и го­род­ки. На да­че бы­ли ут­ки, ку­ры, це­сар­ки, па­се­ка. А еще лай­ка по клич­ке Ве­се­лый — пес, ко­то­ро­го Ста­ли­ну по­да­рил по­ляр­ник Па­па­нин.

Гла­ва советского го­су­дар­ства мно­го чи­тал, причем (во­пре­ки рас­про­стра­нен­но­му мне­нию) с боль­шим ува­же­ни­ем от­но­сил­ся к твор­че­ству Ми­ха­и­ла Бул­га­ко­ва. В му­зы­ке, а па­те­фон он за­во­дил ре­гу­ляр­но, от­да­вал пред­по­чте­ние Ана­то­лию Вер­тин­ско­му (пе­ред Пет­ром Ле­щен­ко). В пло­хом на­стро­е­нии лю­бил по­слу­шать вальс “На соп­ках Мань­чжу­рии”. Од­на­ко на все это бы­ло очень и очень ма­ло вре­ме­ни…

На сто­ле у вождя все­гда был по­ря­док, все кан­це­ляр­ские при­над­леж­но­сти, ост­ро за­то­чен­ные ка­ран­да­ши на­хо­ди­лись стро­го на сво­их ме­стах. За ра­бо­той Ста­лин пил ми­не­раль­ную во­ду “Бор­жо­ми”, ку­рил труб­ку, на­пол­няя ее та­ба­ком раз­ло­ман­ных па­пи­рос “Гер­це­го­ви­на флор”.

Артем Сер­ге­ев со сво­им на­зван­ным бра­том и луч­шим дру­гом Ва­си­ли­ем Ста­ли­ным вме­сте пе­ре­жи­ва­ли и ра­дост­ные, и тра­ги­че­ские мо­мен­ты (смерть На­деж­ды Ал­ли­лу­е­вой), ели прак­ти­че­ски из од­ной та­рел­ки, спа­ли в од­ной ком­на­те, де­ли­лись со­кро­вен­ны­ми меч­та­ми и пе­ре­жи­ва­ни­я­ми. В 1938 го­ду они окон­чи­ли шко­лу, впо­след­ствии вы­брав во­ен­ную про­фес­сию, толь­ко де­лом всей жиз­ни для од­но­го ста­ла ар­тил­ле­рия, для дру­го­го — авиа­ция. А брат­ские и дру­же­ские от­но­ше­ния со­хра­ни­лись на всю жизнь.

Несмот­ря на то, что и с дру­ги­ми детьми вождя (Яко­вом и Свет­ла­ной) у Ар­те­ма бы­ли са­мые ис­крен­ние и доб­рые от­но­ше­ния, имен­но Ва­си­лия он все­гда счи­тал сво­им бра­том. Пусть не по кро­ви, за­то по сердцу. И всю свою со­зна­тель­ную жизнь Артем Фе­до­ро­вич ис­кренне пе­ре­жи­вал за “бра­та Ва­сю”: в во­ен­ное вре­мя за бес­страш­но­го и бес­ша­баш­но­го лет­чи­ка, в по­сле­во­ен­ное — за непо­ко­ле­би­мо­го в сво­их убеж­де­ни­ях, увле­ка­ю­ще­го­ся и силь­но пью­ще­го мо­ло­до­го ге­не­ра­ла, в го­ды опа­лы и за­клю­че­ния — за несчаст­но­го и боль­но­го че­ло­ве­ка с тра­ги­че­ской судь­бой.

ПОД МИРНЫМ НЕБОМ

По­чти сра­зу по­сле окон­ча­ния Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны Артем Сер­ге­ев же­нил­ся на ис­пан­ской де­вуш­ке Амайе Ру­ис, до­че­ри ле­ген­дар­ной До­ло­рес Ибар­ру­ри — Ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря ком­пар­тии Ис­па­нии, вид­но­го де­я­те­ля ми­ро­во­го ком­му­ни­сти­че­ско­го дви­же­ния. В бра­ке ро­ди­лись сы­но­вья Фе­дор и Ру­бен, а так­же дочь До­ло­рес. Од­на­ко креп­кой се­мьи в ито­ге все-та­ки не по­лу­чи­лось. По­сле па­де­ния ре­жи­ма Фран­ко Амайя Ру­ис вме­сте с ма­те­рью и детьми вер­ну­лась на свою ис­то­ри­че­скую ро­ди­ну. Поз­же Сер­ге­ев же­нил­ся вто­рич­но на вра­че-ней­ро­хи­рур­ге Елене, с ко­то­рой счаст­ли­во про­жил до ее смер­ти в 2006 го­ду.

В непро­стые по­сле­во­ен­ные го­ды Артем Фе­до­ро­вич про­дол­жил слу­жить в ар­мии. Сна­ча­ла ко­ман­до­вал ар­тил­ле­рий­ским пол­ком в Вен­грии. В ав­гу­сте 1945-го по­сту­пил в ар­тил­ле­рий­скую ака­де­мию в Москве, успеш­но окон­чил ее и под­твер­дил свою вы­со­кую ква­ли­фи­ка­цию. В 1951 — 1952 го­дах Сер­ге­ев ко­ман­до­вал 34-й пу­шеч­ной ар­тил­ле­рий­ской бри­га­дой При­кар­пат­ско­го во­ен­но­го окру­га, в 1952 — 1954-м учил­ся в Во­ен­ной ака­де­мии Ге­не­раль­но­го шта­ба. Слу­жил на раз­лич­ных ко­манд­ных и штаб­ных долж­но­стях: на­чаль­ник шта­ба и за­ме­сти­тель ко­ман­ди­ра 10-го и 178-го кор­пу­сов осо­бо­го на­зна­че­ния (1956 — 1960), ко­ман­дир 9-й ди­ви­зии ПВО (1960 —1965), за­ме­сти­тель ко­ман­ду­ю­ще­го 1-й ар­ми­ей ПВО, за­ме­сти­тель ге­не­ра­ла-ин­спек­то­ра по ПВО ор­га­ни­за­ций Вар­шав­ско­го до­го­во­ра. С 1966 по 1981 год про­хо­дил служ­бу в Цен­траль­ном ап­па­ра­те глав­но­го управ­ле­ния войск ПВО СССР, нема­ло сде­лал для раз­ви­тия зе­нит­но-ра­кет­ных войск еди­ной то­гда стра­ны. В зва­нии ге­не­рал-май­о­ра ар­тил­ле­рии уво­лил­ся в за­пас в 1981-м.

На за­слу­жен­ном от­ды­хе Артем Фе­до­ро­вич про­дол­жал ве­сти ак­тив­ную об­ще­ствен­ную ра­бо­ту, на­пи­сал несколь­ко книг, был чле­ном Со­ю­за пи­са­те­лей Рос­сии. Ге­не­рал Сер­ге­ев ушел из жиз­ни в ян­ва­ре 2008 го­да, по­хо­ро­нен на Кун­цев­ском клад­би­ще в Москве.

Пол­ков­ник Артем Сер­ге­ев с ма­те­рью Ели­за­ве­той Ль­вов­ной.

1954 год

Пер­вый ор­ден.

1942 год

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.