Три сест­ры, или Как по­мочь яст­ре­бу с пе­ре­би­тым кры­лом

Gomelskaya Pravda - - СУББОТНЯЯ ПОЧТА -

“Хо­чу рас­ска­зать о трех сест­рах, мо­их род­ных те­тях, ко­то­рые ро­ди­лись в де­ревне Ели­за­ро­ви­чи Ре­чиц­ко­го рай­о­на. Стар­шая На­дя, моя крест­ная, бы­ла ма­сте­ри­ца на все ру­ки и пе­ву­нья ка­ких по­ис­кать. Неза­дол­го до вой­ны вы­шла за­муж и жи­ла в Ба­би­чах. И муж был ей под стать, та­кой же кра­си­вый и ра­бо­тя­щий. В 1941 го­ду у них ро­ди­лась дочь, ко­то­рую я ча­сто нян­чи­ла. Так по­лу­чи­лось, что в 30-х го­дах све­кор те­ти На­ди был рас­ку­ла­чен и с при­хо­дом нем­цев хо­тел вер­нуть свой кон­фис­ко­ван­ный дом. На­чал де­лать ре­монт, но но­чью его там кто-то убил. Муж те­ти На­ди, за­та­ив зло на со­вет­скую власть, вско­ре стал слу­жить нем­цам в по­ли­ции.

Вто­рая моя те­тя — Али­на, до вой­ны ра­бо­та­ла два го­да учи­тель­ни­цей. По за­да­нию пар­ти­зан ее по­сла­ли на уз­ло­вую стан­цию Ба­би­чи к сво­ей стар­шей сест­ре, что­бы пе­ре­дать све­де­ния о дви­же­нии немец­ких со­ста­вов, ко­то­рые шли в сто­ро­ну фрон­та. Од­на­ко муж На­ди до­га­дал­ся об этом и вы­дал ее нем­цам. Али­ну рас­стре­ля­ли. По­сле это­го в се­мье На­ди уста­но­ви­лось тя­же­лое мол­ча­ние… Тем вре­ме­нем пар­ти­за­ны, ли­шив­шись сво­ей связ­ной, по­сла­ли на стан­цию млад­шую сест­ру, ко­то­рой не бы­ло 17 лет. Встре­тив ее на сво­ем дво­ре и обо всем до­га­дав­шись, На­дя вы­толк­ну­ла за ка­лит­ку, про­шеп­тав с бо­лью: “Бе­ги, а то убьют и те­бя”. Де­вуш­ка по­вер­ну­ла в сто­ро­ну ле­са. В это вре­мя по­ли­цай, узнав о при­хо­де млад­шей сест­ры На­ди и до­га­дав­шись обо всем, устро­ил жене до­прос. А по­том сна­ря­дил в по­го­ню за бег­лян­кой вер­хо­вых. Та, за­слы­шав кон­ский то­пот, спря­та­лась под ка­ким­то ку­стом.

При от­ступ­ле­нии нем­цев муж те­ти На­ди ушел с ни­ми, за­брав с со­бой же­ну и ре­бен­ка. Но в Во­сточ­ной Прус­сии их раз­лу­чи­ли. До­мой те­тя вернулась толь­ко по­сле осво­бож­де­ния. Спу­стя 20 лет она по­лу­чи­ла из Ав­стра­лии пись­мо от му­жа, ко­то­рый со­об­щал о дру­гой се­мье и чет­ве­рых де­тях. Те­тя На­дя так­же по­том вы­шла за­муж, име­ла де­тей, вну­ков и пра­вну­ков и до­жи­ла до 80 лет. Ря­дом с де­рев­ней Ели­за­ро­ви­чи, в де­ревне Бу­шев­ка, сто­ит вы­со­кий па­мят­ник — сте­ла с фа­ми­ли­я­ми по­гиб­ших от ок­ку­пан­тов. Есть там и фа­ми­лия Рад­чук А. К. — рас­стре­лян­ной нем­ца­ми те­ти Али­ны”. На­деж­да Бе­лая, д. Озер­щи­на, Ре­чиц­кий рай­он.

“На днях воз­ле Мед­го­род­ка в об­ласт­ном цен­тре на­шли птич­ку. Ястреб-те­те­ре­вят­ник ока­зал­ся с по­вре­жден­ным кры­лом и нуж­дал­ся в помощи. Встал во­прос: ку­да его при­стро­ить? Та­ко­го пи­том­ни­ка для бра­тьев наших мень­ших в Го­ме­ле не ока­за­лось. Об­зво­ни­ли пол­де­сят­ка ин­стан­ций — все вы­слу­ши­ва­ют, со­чув­ству­ют, но ни­чем по­мочь не мо­гут. Кто-то под­ска­зал, что в Жло­бине есть зоо­парк, ку­да мож­но от­дать пти­цу. Дей­стви­тель­но, там бы­ли не про­тив на­ше­го яст­ре­ба, но по­ста­ви­ли ус­ло­вие: при­вез­ти птич­ку вме­сте со справ­кой, что мест­ные эко­ло­ги не име­ют пре­тен­зий по во­про­сам со­дер­жа­ния яст­ре­ба в зоо­пар­ке. Но кто ста­нет пи­сать та­кую бу­ма­гу? По­сле дли­тель­ных звон­ков все-та­ки за­брез­жил свет в кон­це тун­не­ля. В об­ласт­ной ин­спек­ции по охране жи­вот­но­го и рас­ти­тель­но­го ми­ра под­ска­за­ли: в от­де­ле ЖКХ Го­мель­ско­го гор­ис­пол­ко­ма есть ра­бот­ник, ко­то­рый за­ни­ма­ет­ся пред­ста­ви­те­ля­ми ди­кой при­ро­ды, по­пав­ши­ми в экс­тре­маль­ные си­ту­а­ции... Те­перь наш ястреб на­хо­дит­ся в об­ще­стве за­щи­ты жи­вот­ных “Доб­ро­та”. Па­вел, го­мель­ча­нин.

“Хо­чу на­пи­сать о мо­ро­же­ном, про­да­жа ко­то­ро­го ле­том уве­ли­чи­ва­ет­ся. По­че­му еще вче­ра лю­би­мое ла­ком­ство дет­ства пре­вра­ти­лось во вред­ный про­дукт, на­пич­кан­ный мно­го­чис­лен­ны­ми до­бав­ка­ми и кон­сер­ван­та­ми? Про­чи­та­ла ин­фор­ма­цию об этой хи­мии и опа­са­юсь по­ку­пать мо­ро­же­ное вну­ку. Во вре­мя мо­е­го дет­ства, на­при­мер, бы­ло толь­ко за­мо­ро­жен­ное мо­ло­ко (или слив­ки) с фрук­то­вы­ми на­пол­ни­те­ля­ми. И сто­ил та­кой бри­ке­тик ко­пей­ки. Сей­час это мно­го­чис­лен­ные “еш­ки”, ко­то­рые улуч­ша­ют вкус, но яв­но не укреп­ля­ют здо­ро­вье, сто­ит 1 рубль. Ко­му ну­жен та­кой про­дукт?” Свет­ла­на Ива­нов­на, ве­те­ран тру­да.

Ястреб с пе­ре­би­тым кры­лом сей­час под за­щи­той че­ло­ве­ка

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.