По ту сто­ро­ну небла­го­по­лу­чия

Gomelskaya Pravda - - НА ПУТЬ ИСТИННЫИ -

Мое зна­ком­ство с де­воч­ка­ми на­ча­лось с по­хо­да в центр соц­об­слу­жи­ва­ния — здесь они вы­сту­па­ли с кон­цер­том пе­ред ин­ва­ли­да­ми. Со сто­ро­ны не ска­жешь, что у ар­ти­сток — ми­лых со­зда­ний в кра­си­вых пла­тьях — ко­гда-то бы­ли се­рьез­ные про­бле­мы с за­ко­ном. Я уви­де­ла при­ят­ных, об­щи­тель­ных, ве­се­лых де­ву­шек. Раз­го­ва­ри­ва­ли мы поз­же в ка­би­не­те пе­да­го­га-пси­хо­ло­га Га­ли­ны Кудра­вец. Мо­им со­бе­сед­ни­цам по сем­на­дцать лет, боль­шин­ство в учи­ли­ще уже по­чти два го­да. Слу­шая их ис­то­рии и гля­дя в их еще дет­ские гла­за, за­да­ва­лась во­про­са­ми: по­че­му в столь юные го­ды им нуж­но на­хо­дить­ся здесь, кто или что сто­ит за их небла­го­по­лу­чи­ем?

Са­ша: мне хо­те­лось, что­бы ма­ма ме­ня под­дер­жи­ва­ла

— Я млад­шая в се­мье, есть еще две сест­ры и брат. Па­па пил, и ко­гда мне бы­ло семь лет, ро­ди­те­ли раз­ве­лись, по по­во­ду че­го силь­но пе­ре­жи­ва­ла. Ма­ма же все­гда уде­ля­ла мне ма­ло вре­ме­ни, мы не по­ни­ма­ли друг дру­га, ссо­ри­лись. А хо­те­лось, что­бы она под­дер­жи­ва­ла, го­во­ри­ла, что я луч­шая. Вме­сто это­го слы­ша­ла: ты мое бед­ствие, ты пор­тишь ав­то­ри­тет се­мьи.

В три­на­дцать лет по­па­ла в плохую ком­па­нию, не при­хо­ди­ла до­мой. Сна­ча­ла гу­ля­ла со сверст­ни­ка­ми, по­том с те­ми, кто стар­ше. Ка­за­лось, что с ни­ми ин­те­рес­но.

Пер­вый про­то­кол за пьян­ство на ме­ня со­ста­ви­ли в че­тыр­на­дцать лет. По­том все ча­ще ста­ла по­па­дать в ми­ли­цию. Ко­гда узна­ла, что со­би­ра­ют до­ку­мен­ты в суд, не по­ве­ри­ла. По­том ста­ло страш­но, ведь да­же са­мый близ­кий че­ло­век хо­тел, что­бы ме­ня от­пра­ви­ли на пе­ре­вос­пи­та­ние.

Ко­гда при­е­ха­ла сю­да, по­ду­ма­ла, что я ху­же дру­гих, хо­те­лось пла­кать. Сей­час по-дру­го­му ста­ла смот­реть на ве­щи, по­взрос­ле­ла. От­но­ше­ния с ма­мой по­теп­ле­ли, она при­ез­жа­ла, ждет ме­ня. Те­перь са­мая боль­шая цен­ность для ме­ня — близ­кие. Хо­чу быть мед­сест­рой. Ре­ши­ла, что бу­ду об­щать­ся с успеш­ны­ми людь­ми.

Яна: со стар­ши­ми дру­зья­ми сни­ма­ли квар­ти­ры, хо­ди­ли в клу­бы

— Ни­че­го пло­хо­го не мо­гу ска­зать о сво­ей се­мье. Ме­ня и хва­ли­ли, и под­дер­жи­ва­ли, к то­му же я един­ствен­ный ре­бе­нок. На ули­цу по­шла за дво­ю­род­ной сест­рой, хо­те­лось быть по­хо­жей на нее. В один­на­дцать лет по­па­ла в ре­ани­ма­цию с ал­ко­голь­ным опья­не­ни­ем. Че­рез па­ру лет уже про­бо­ва­ла спай­сы, ку­ри­ла тра­ву, прав­да, не ко­ло­лась. Нар­ко­ти­ки в на­шей ком­па­нии во­ди­лись все­гда.

Со стар­ши­ми дру­зья­ми, у ко­то­рых бы­ли и ма­ши­ны, и день­ги, без про­блем сни­ма­ли квар­ти­ры, хо­ди­ли в клу­бы. Они по­ка­зы­ва­ли пас­порт, я же, улы­ба­ясь, про­ска­ки­ва­ла про­сто так. Од­ним сло­вом, на­сла­жда­лась взрос­лой кра­си­вой жиз­нью.

До­мой по­еду дру­гим че­ло­ве­ком. Как в учи­ли­ще с пе­да­го­га­ми, так ни с кем ни­ко­гда не об­ща­лась, да и слу­шать ни­ко­го не хо­те­ла. Здесь по­ня­ла: есть лю­ди, ко­то­рым я не без­раз­лич­на. Участ­вую в тан­це­валь­ном про­ек­те, учусь нор­маль­но. В бу­ду­щем хо­чу стать опе­ра­то­ром поч­то­вой свя­зи.

Ка­тя: на­ча­ла про­гу­ли­вать уро­ки, и по­том ме­ня невоз­мож­но бы­ло оста­но­вить

— Ме­ня вос­пи­ты­ва­ла мать-оди­ноч­ка. Она са­ма из ин­тер­на­та, по­это­му ста­ра­лась ни в чем не от­ка­зы­вать, вы­пол­ня­ла лю­бой ка­приз. В ито­ге раз­ба­ло­ва­ла на­столь­ко, что не мог­ла ска­зать мне нет. Я спра­ши­ва­ла: мож­но не пой­ду в шко­лу? Она от­ве­ча­ла: ко­неч­но, ты же ум­ная де­воч­ка, на­вер­ста­ешь. Так на­ча­ла про­гу­ли­вать уро­ки, по­том уже она не мог­ла на ме­ня по­вли­ять.

Свя­за­лась с ре­бя­та­ми стар­ше се­бя, в один­на­дцать лет ста­ла про­бо­вать ал­ко­голь — по­ста­ви­ли на учет. Ко­гда вы­пи­ва­ла, ка­за­лось, что все хо­ро­шо, ве­се­ло. Ма­ма, кста­ти, то­же при­кла­ды­ва­лась к спирт­но­му. И уже в ка­кой-то мо­мент я дер­жа­ла ее в ру­ках.

Ес­ли рань­ше весь день мог­ла про­сто про­гу­лять, то сей­час ин­те­рес­но по­участ­во­вать в ка­ком-то ме­ро­при­я­тии. Уче­ба на пер­вом ме­сте, под­ня­ла сред­ний балл. Люб­лю го­то­вить, про­дол­жу учить­ся в кол­ле­дже на пе­ка­ря-кон­ди­те­ра.

Юля: па­рень при­учил ме­ня к раз­гуль­ной жиз­ни

— Я по­те­ря­ла ма­му, и ме­ня к се­бе за­бра­ла ба­буш­ка. (Юля жи­ла в Москве, где у ма­мы бы­ло свое де­ло. Но так тра­ги­че­ски сло­жи­лись об­сто­я­тель­ства, что са­мый род­ной че­ло­век по­гиб в ав­то­ка­та­стро­фе на гла­зах у до­че­ри — прим. ав­то­ра). С пят­на­дца­ти лет жи­ла с пар­нем, он­то и при­учил ме­ня к раз­гуль­ной жиз­ни. Смот­ре­ла на него, его ком­па­нию и хо­те­ла та­ко­го же ве­се­лья, что­бы за­глу­шить чув­ство по­те­ри.

Ко­гда при­е­ха­ла сю­да, по­ня­ла, что все бу­дет хо­ро­шо. А что даль­ше? Точ­но ска­зать не мо­гу, от­ка­жусь ли на празд­ник от шам­пан­ско­го, но к преж­не­му об­ра­зу жиз­ни не вер­нусь. Точ­но знаю, что пе­ре­еду жить в дру­гой го­род. Хо­чу быть хо­рео­гра­фом — на тан­цы рань­ше вре­ме­ни не бы­ло.

Ма­ша: с ре­бен­ком так по­сту­пать нель­зя!

— Ма­ма вы­пи­ва­ла, и я на нее за это силь­но оби­жа­лась. Ко­гда на­до бы­ло по­ру­гать, не ру­га­ла, не об­ра­ща­ла вни­ма­ния на пло­хие от­мет­ки. С па­пой рас­ста­лась, ко­гда мне бы­ло три го­да. Пом­ню, она пи­ла, при­во­ди­ла до­мой ка­ва­ле­ров, а ко­гда я бо­ле­ла, мог­ла оста­вить на стар­шую сест­ру и пой­ти в клуб.

Не по­лу­чая теп­ла в се­мье, я ста­ла гу­лять, вы­пи­вать. Ду­ма­ла, за­лью го­ре вод­кой. Ма­ма по­рой са­ма вы­го­ня­ла ме­ня из до­ма, и я шла к дру­зьям. Но ведь с ре­бен­ком так по­сту­пать нель­зя!

Она при­е­ха­ла ко мне сю­да один-един­ствен­ный раз за два го­да. По­сле та­ко­го пе­ре­ры­ва не узна­ла ме­ня, из-за это­го рас­пла­ка­лась. А ведь она ни­ко­гда не ви­де­ла ме­ня в пла­тье, с при­чес­кой. Я за­ме­ти­ла в ней пе­ре­ме­ны. Мы по­про­си­ли друг у дру­га про­ще­ния. Боль­ше на нее не оби­жа­юсь.

Рань­ше мне не бы­ло стыд­но за оцен­ки, но я по­взрос­ле­ла, на­ча­ла учить­ся, ра­бо­таю над со­бой, чи­таю книж­ки по пси­хо­ло­гии. Мне по­нра­ви­лось шить, хо­чу по­свя­тить се­бя это­му.

…Га­ли­на Кудра­вец го­во­рит, что де­воч­ки очень из­ме­ни­лись, вы­рос­ли лич­ност­но, мно­гое пе­ре­осмыс­ли­ли, на­це­ле­ны на то, что­бы не воз­вра­щать­ся к преж­ней жиз­ни. У Яны со­всем дру­гой взгляд, неже­ли ко­гда толь­ко при­е­ха­ла. Сей­час она од­на из луч­ших уче­ниц в ПТУ и шко­ле. Ма­ша ра­нее осва­и­ва­ла спец­про­грам­му, на дан­ный мо­мент успеш­но идет по обыч­ной. Ка­те объ­яв­ле­на бла­го­дар­ность за пер­вое ме­сто в иг­ре “Я пси­хо­лог!”.

Труд­ные де­воч­ки хо­тят теп­ла, доб­ро­ты и хо­ро­ше­го к се­бе от­но­ше­ния

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.