Один необ­ду­ман­ный пры­жок в во­ду мо­жет на­все­гда при­ко­вать к по­сте­ли

Gomelskaya Pravda - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - На­та­лья СТАРЧЕНКО

Дол­го­ждан­ное для мно­гих лето на­ко­нец на­сту­пи­ло и при­ба­ви­ло за­бот ме­ди­кам. Из­ну­рен­ные жа­рой лю­ди по­тя­ну­лись к во­до­е­мам. Ком­па­нии со­би­ра­ют­ся у рек и озер, ку­па­ют­ся, за­го­ра­ют, жа­рят шаш­лы­чок и, как пра­ви­ло, вы­пи­ва­ют. А где ал­ко­голь, там ча­сто ба­хваль­ство и опро­мет­чи­вые по­ступ­ки. На­при­мер, пры­га­ют молодые, по­до­гре­тые го­ря­чи­тель­ны­ми на­пит­ка­ми парни в про­хлад­ную во­ди­цу. Ре­зуль­тат — пе­ре­ло­мы шей­ных по­звон­ков.

Как рас­ска­зал за­ве­ду­ю­щий ней­ро­хи­рур­ги­че­ским от­де­ле­ни­ем № 2 об­ласт­ной кли­ни­че­ской боль­ни­цы Сер­гей Ки­ри­лен­ко, на опе­ра­ци­он­ные сто­лы уже по­сту­пи­ли пер­вые ны­ряль­щи­ки.

В суб­бо­ту, 22 июля, 32-лет­ний жи­тель Ро­га­че­ва от­ды­хал с друзьями на берегу реки. Вы­пив, па­рень си­га­нул в ре­ку на мел­ко­во­дье. С трав­ма­ми ше­сто­го и седь­мо­го шей­ных по­звон­ков ока­зал­ся в рай­боль­ни­це, в тот же день ре­ани­мо­би­лем до­став­лен в об­ласт­ную кли­ни­че­скую боль­ни­цу. К ве­че­ру про­опе­ри­ро­ван, вы­ви­хи устра­не­ны, со­сто­я­ние ста­би­ли­зи­ро­ва­но. Од­на­ко ра­до­вать­ся не при­хо­дит­ся. У мо­ло­до­го че­ло­ве­ка не ра­бо­та­ют но­ги, он с тру­дом ше­ве­лит ру­ка­ми.

В воскресенье, 23 июля, про­изо­шло сра­зу два по­чти ана­ло­гич­ных слу­чая в Че­чер­ске и Ка­лин­ко­ви­чах. Муж­чи­ны от­ды­ха­ли на при­ро­де в ком­па­нии друзей и спирт­но­го, по­сле че­го вниз го­ло­вой пры­га­ли на мел­ко­во­дье и по­вре­ди­ли шей­ные по­звон­ки. Ней­ро­хи­рур­ги из об­ласт­ной кли­ни­че­ской боль­ни­цы вы­ез­жа­ли к по­стра­дав­шим на ме­сто и опе­ри­ро­ва­ли пря­мо в рай­боль­ни­цах. По­сколь­ку вез­ти па­ци­ен­тов с та­ки­ми трав­ма­ми в Го­мель бы­ло крайне небез­опас­но.

К со­жа­ле­нию, эти слу­чаи не еди­нич­ны. А в зной­ные вы­ход­ные дни ко­ли­че­ство так на­зы­ва­е­мых шей­ни­ков рез­ко воз­рас­та­ет.

— В сред­нем в Го­мель­ской об­ла­сти по­лу­ча­ют трав­мы 25 — 30 ны­ряль­щи­ков в год, — го­во­рит Сер­гей Ки­ри­лен­ко. — Прак­ти­че­ски все пры­гу­ны — муж­чи­ны, ча­ще все­го мо­ло­до­го воз­рас­та, в рас­цве­те сил и лет. Еще вче­ра они улы­ба­лись и бы­ли пол­ны жиз­ни, но по­сле трав­мы все кар­ди­наль­но ме­ня­ет­ся. К сло­ву, ме­ха­низм ее по­лу­че­ния при­мер­но один и тот же: при­ем ал­ко­го­ля, мел­ко­во­дье, пры­жок, удар го­ло­вой о дно. При­чем в этой си­ту­а­ции мно­гие про­сто не до­ез­жа­ют до боль­ниц: ру­ки и но­ги от­клю­ча­ют­ся, че­ло­век не мо­жет вы­брать­ся из во­ды и за­хле­бы­ва­ет­ся. Кон­крет­ное чис­ло та­ких слу­ча­ев на­звать невоз­мож­но, они идут в ста­ти­сти­ку утоп­ле­ний. Но вполне ве­ро­ят­но, что боль­шин­ство уто­нув­ших ле­том по­лу­ча­ли имен­но трав­му шей­но­го от­де­ла по­зво­ноч­ни­ка.

— Ка­ко­ва вы­жи­ва­е­мость по­сле та­кой трав­мы?

— На се­год­ня она ста­ла го­раз­до вы­ше. Эти па­ци­ен­ты ред­ко по­ги­ба­ют. За 1,5 го­да, ко­то­рые су­ще­ству­ет на­ше отделение, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ще­е­ся на ока­за­нии по­мо­щи боль­ным с за­бо­ле­ва­ни­я­ми и по­вре­жде­ни­я­ми по­зво­ноч­ни­ка, не вы­жил толь­ко один че­ло­век. И то мы его вы­тя­ну­ли, ста­би­ли­зи­ро­ва­ли, а умер он уже, ко­гда ока­зал­ся в Ель­ске.

— Осна­щен­ность от­де­ле­ния на уровне?

— Да, при­чем на ми­ро­вом. Обо­ру­до­ва­ние за­куп­ле­но за сред­ства рес­пуб­ли­кан­ско­го и об­ласт­но­го бюд­же­тов. Мо­жем с уве­рен­но­стью ска­зать, что мы осна­ще­ны по по­след­не­му сло­ву ме­ди­цин­ской тех­ни­ки. Все со­труд­ни­ки от­де­ле­ния име­ют двой­ную спе­ци­аль­ность: трав­ма­то­лог и ней­ро­хи­рург. Еже­год­но про­хо­дят ста­жи­ров­ки в раз­ных кон­цах све­та — Япо­нии, Гер­ма­нии, Турции, Сло­ва­кии, Рос­сии. Ес­ли рань­ше для ока­за­ния по­мо­щи па­ци­ен­там с трав­ма­ми по­зво­ноч­ни­ка бри­га­ды вра­чей вы­ез­жа­ли из Мин­ска, то сей­час эти во­про­сы мы пол­но­стью за­кры­ва­ем са­ми. Кста­ти, един­ствен­ные из об­ла­стей стра­ны.

— Сколь­ко сто­ит вер­нуть с то­го све­та од­но­го та­ко­го па­ци­ен­та?

— Очень до­ро­го. От се­ми ты­сяч руб­лей на че­ло­ве­ка. Сю­да вхо­дят рас­хо­ды на ре­ани­ма­цию, ле­кар­ства, ти­та­но­вую кон­струк­цию, не счи­тая трат на ком­му­наль­ные услу­ги, пи­та­ние, ра­бо­ту персонала. Ес­ли же воз­ни­ка­ют ослож­не­ния, то сум­ма воз­рас­та­ет. А по­сле вы­пис­ки пациент дол­жен три го­да ин­тен­сив­но про­хо­дить ре­а­би­ли­та­цию — в специальном цен­тре в Ак­са­ков­щине, об­ласт­ном кли­ни­че­ском гос­пи­та­ле ин­ва­ли­дов Оте­че­ствен­ной вой­ны, са­на­то­ри­ях со­от­вет­ству­ю­ще­го про­фи­ля. Это очень дол­гий путь и не все­гда, к со­жа­ле­нию, успеш­ный.

— По­сле ре­а­би­ли­та­ции че­ло­век, пе­ре­нес­ший трав­му шеи, мо­жет вер­нуть­ся к преж­ней ра­бо­те?

— Это бы­ва­ет крайне ред­ко. Как пра­ви­ло, лю­ди те­ря­ют про­фес­сию. Хо­ро­шо, ес­ли у них оста­ют­ся ра­бо­чи­ми ру­ки, то­гда мо­гут осво­ить ком­пью­тер­ные тех­но­ло­гии и с их по­мо­щью за­ра­ба­ты­вать на жизнь. Со­ци­аль­ная же адап­та­ция шей­ни­ков и спи­наль­ни­ков — во­об­ще от­дель­ный раз­го­вор. Нуж­но, что­бы стро­и­лись пан­ду­сы, ста­ло боль­ше ав­то­бу­сов с низ­кой по­сад­кой, спе­ци­аль­ных подъ­ем­ни­ков в жи­лых до­мах, сдви­ну­лась те­ма тру­до­устрой­ства ин­ва­ли­дов.

— Ка­кую первую по­мощь мож­но ока­зать трав­ми­ро­ван­но­му ны­ряль­щи­ку, ко­гда его вы­та­щи­ли из во­ды? — Са­мое глав­ное — мак­си­маль­но обез­дви­жить. Ак­ку­рат­но об­ра­щать­ся с го­ло­вой, ста­рать­ся во­об­ще не ше­ве­лить шею. Ес­ли че­ло­ве­ка нуж­но по­вер­нуть, то луч­ше де­лать это од­но­вре­мен­но, фик­си­руя го­ло­ву и ту­ло­ви­ще. Лю­бые необос­но­ван­ные дви­же­ния мо­гут при­ве­сти к сдав­ли­ва­нию, кро­во­из­ли­я­нию и оте­ку спин­но­го моз­га. Даль­ше нуж­но по­стра­дав­ше­го быст­ро до­ста­вить в боль­ни­цу и в пер­вые 6 — 8 ча­сов про­ве­сти опе­ра­цию. То­гда его шан­сы на ре­а­би­ли­та­цию вы­ше.

— Прав­да, что с те­ми функ­ци­я­ми, ко­то­рые че­ло­век смо­жет вос­ста­но­вить в пер­вый год ре­а­би­ли­та­ции, он и бу­дет жить?

— Да. В этот пе­ри­од идет по­пыт­ка вер­нуть хоть ка­ки­е­то дви­га­тель­ные функ­ции. За­тем наступает вре­мя аби­ли­та­ции: пациент учит­ся жить в но­вых усло­ви­ях, ко­гда у него не ра­бо­та­ют ру­ки и но­ги. Меди­цина се­год­ня не мо­жет его пол­но­стью вос­ста­но­вить, но есть ме­то­ди­ки, ко­то­рые по­мо­га­ют адап­ти­ро­вать­ся. Прав­да, на­звать ка­че­ство та­кой жиз­ни хо­тя бы бо­ле­е­ме­нее ком­форт­ным нель­зя. В луч­шем слу­чае этих лю­дей ждет ин­ва­лид­ная ко­ляс­ка. А бы­ва­ет и пол­но­стью по­стель­ный режим, ко­гда по­движ­ны толь­ко мыш­цы ли­ца.

— Ко­гда хирурги, и вы в том чис­ле, опе­ри­ру­ют та­ких па­ци­ен­тов, ка­кие мыс­ли по­се­ща­ют?

— Жа­лость. Ста­ра­ешь­ся сде­лать все от тебя за­ви­ся­щие. А са­мый тя­же­лый мо­мент, на­вер­ное, не ко­гда опе­ри­ру­ешь — тут ты ока­зы­ва­ешь ре­аль­ную по­мощь, а ко­гда нуж­но по­го­во­рить с род­ствен­ни­ка­ми. Обыч­но они в пер­вое вре­мя не по­ни­ма­ют тя­же­сти трав­мы, а мы-то уже зна­ем, что их отец, брат, муж, сын не смо­жет хо­дить. Ка­кие тут мыс­ли при­хо­дят? Ко­неч­но, груст­ные.

— Са­ми по­стра­дав­шие что го­во­рят, ко­гда при­хо­дят в со­зна­ние?

— Сей­час у нас в од­ной па­ла­те ле­жат два ны­ряль­щи­ка. Один сло­мал шею так, что не дви­га­ют­ся ни ру­ки, ни но­ги. Вто­рой то­же сло­мал шею, но, к сча­стью, не по­вре­дил спин­ной мозг — у него ко­неч­но­сти ра­бо­та­ют. Я вто­ро­му го­во­рю: по­смот­ри на сво­е­го соседа и боль­ше ни­ко­гда в жиз­ни не ны­ряй. А в от­вет слы­шу: а че­го? Как это ком­мен­ти­ро­вать?! Чу­жой при­мер на­ших лю­дей ни­че­му не учит. Как ны­ря­ли, так и ны­ря­ют.

— Вы ду­ма­е­те, в дру­гих стра­нах по-дру­го­му?

— На про­шлой неде­ле я чи­тал вы­ступ­ле­ние глав­но­го ней­ро­хи­рур­га Са­мар­ской об­ла­сти Рос­сии. У них там то­же по­теп­ле­ло и по­сы­па­лись по­доб­ные трав­мы. И вот он утвер­ждал, что шей­ни­ки — это во­об­ще рус­ско­языч­ный тер­мин. В за­пад­ных стра­нах та­ко­го по­ня­тия нет, по­то­му что лю­ди, во-пер­вых, прак­ти­че­ски не ку­па­ют­ся в от­кры­тых во­до­е­мах — об­хо­дят­ся бас­сей­на­ми, а во-вто­рых, да­же ес­ли и ку­па­ют­ся, то ис­клю­чи­тель­но на спе­ци­аль­но обо­ру­до­ван­ных пляжах. По­лу­ча­ет­ся, на­се­ле­ние се­бя бо­лее дис­ци­пли­ни­ро­ван­но ве­дет, и травм имен­но от ны­ря­ния нет.

— Но ведь повредить по­зво­ноч­ник мож­но не толь­ко при ку­па­нии?

— Со­вер­шен­но вер­но. Опас­ны па­де­ния с вы­со­ты. Про­дол­жа­ет­ся убор­ка се­на, ра­бот­ни­ки ле­тят со сто­гов. На­чи­на­ет­ся се­зон сбо­ра фрук­тов, лю­ди за­ла­зят на де­ре­вья и па­да­ют с них. Это все то­же очень непри­ят­ные трав­мы, ко­то­рых вполне мож­но из­бе­жать. Я при­зы­ваю всех со­блю­дать ме­ры предо­сто­рож­но­сти, бе­речь се­бя и сво­их близ­ких.

Итог трав­мы ны­ряль­щи­ка — ин­ва­лид­ная ко­ляс­ка. А бы­ва­ет и пол­но­стью по­стель­ный режим, ко­гда по­движ­ны толь­ко мыш­цы ли­ца

Пры­гать на мел­ко­во­дье крайне опас­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.