13 ме­ся­цев в раз­вед­ке. Из пер­вых уст

Три де­ся­ти­ле­тия спу­стя го­мель­чане Алек­сандр Со­ло­вьев, Игорь Пет­ри­ков и Сер­гей Лев­ша вспо­ми­на­ют, как во­е­ва­ли в спец­на­зе Глав­но­го раз­ве­ды­ва­тель­но­го управ­ле­ния Ген­шта­ба СССР в Аф­га­ни­стане

Gomelskaya Pravda - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Слу­жи­ли в со­ста­ве 334-го от­дель­но­го от­ря­да спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния, сфор­ми­ро­ван­но­го в Ма­рьи­ной Гор­ке в Бе­ла­ру­си. Служ­ба дли­лась пол­го­да, а в мар­те 1985-го пять­сот мо­ло­дых бой­цов, сре­ди ко­то­рых бы­ло два­дцать пять го­мель­чан, от­пра­ви­лись в Аф­га­ни­стан. До­би­ра­лись на войну тре­мя эше­ло­на­ми, с со­бой вез­ли всё — от ору­жия до па­ла­ток и про­ви­ан­та.

В таш­кент­ском Чир­чи­ке в гор­ных усло­ви­ях но­во­бран­цы осва­и­ва­ли так­ти­ку спе­ци­аль­но­го на­зна­че­ния и ог­не­вую под­го­тов­ку. Им по во­сем­на­дцать лет, еще в “Зар­ни­цу” не на­иг­ра­лись, а тут война. На тот мо­мент да­же из офи­це­ров ни­кто не знал смысл это­го сло­ва. Меж­ду тем ито­ги бо­е­вых дей­ствий в Аф­га­ни­стане по­ка­за­ли: имен­но спец­наз стал наи­бо­лее эф­фек­тив­ной си­лой, про­ти­во­сто­яв­шей мод­жа­хе­дам. Раз­вед­чи­кам по­ру­ча­ли са­мые опас­ные и слож­ные за­да­ния.

Бе­ло­рус­ский ба­та­льон дис­ло­ци­ро­вал­ся в го­ро­де Аса­даб­а­де про­вин­ции Ку­нар. На ме­сте олив­ко­вой ро­щи по­ста­ви­ли па­лат­ки и ста­ли об­жи­вать­ся. Жа­ра сто­я­ла невы­но­си­мая, сред­няя тем­пе­ра­ту­ра под пять­де­сят гра­ду­сов. По­рой без во­ды об­хо­ди­лись несколь­ко су­ток. Обыч­ная жаж­да про­сто ни­что по срав­не­нию с со­сто­я­ни­ем, ко­гда ка­жет­ся, что во­круг жур­чат несу­ще­ству­ю­щие ру­чьи.

На бо­е­вые вы­хо­ды, ко­то­рые на­зы­ва­ли вой­ной, от­прав­ля­лись но­чью че­ло­век по сто. По­рой при­хо­ди­лось ид­ти со­рок ки­ло­мет­ров. За­да­ча — лик­ви­ди­ро­вать бо­е­ви­ков и пре­сечь по­став­ки ору­жия. От­ряд был уком­плек­то­ван пе­ре­до­вым ору­жи­ем и спец­сред­ства­ми. Би­нок­ли и при­це­лы ноч­но­го ви­де­ния, сто­ив­шие как двое жи­гу­лей, бы­ли обы­ден­но­стью.

Со снай­пер­ской вин­тов­кой

— У каж­до­го из вас де­сят­ки бо­е­вых вы­хо­дов. Ка­кой за­пом­нил­ся боль­ше все­го?

Алек­сандр Со­ло­вьев: Са­мая пер­вая опе­ра­ция в Ма­ра­вар­ском уще­лье. Ни­кто не пред­по­ла­гал, что нас там ждет. Мест­ность на­хо­ди­лась в по­лу­то­ра ки­ло­мет­рах от на­шей ча­сти и вбли­зи па­ки­стан­ской гра­ни­цы. Пер­вая ро­та по­шла по уще­лью, на­ша тре­тья — по ле­вой сто­роне от него, вто­рая — по пра­вой. На па­ром­ной пе­ре­пра­ве воз­ник­ли про­бле­мы, при­шлось за­дер­жать­ся. Мне да­же уда­лось нена­дол­го за­снуть на бе­ре­гу. Сни­лось, что несем на пле­чах гро­бы. Так и слу­чи­лось. Узнав об опе­ра­ции, бо­е­ви­ки ор­га­ни­зо­ва­ли за­са­ду. Слож­но опи­сать то кро­ва­вое ме­си­во. Бой­ня дли­лась трое су­ток. На под­мо­гу при­ле­те­ли со­вет­ские солдаты, слу­жив­шие в Дже­ла­ла­ба­де. Мы не ушли, по­ка не за­бра­ли с по­ля боя всех уби­тых. В пер­вой ро­те по­гиб­ли по­чти трид­цать че­ло­век. В на­шей из-за несчаст­но­го слу­чая, ко­гда в рюк­за­ке взо­рва­лась гра­на­та, ра­ни­ло дво­их бой­цов.

Игорь Пет­ри­ков: Там же на­ши бой­цы от­стре­ли­ва­лись от душ­ма­нов в ду­ва­ле и по­до­рва­ли се­бя вме­сте с ни­ми на про­ти­во­пе­хот­ной мине ОЗМ-72, ко­то­рую ис­поль­зо­ва­ли как гра­на­ту. Вы­хо­да не бы­ло: солдаты бы­ли окру­же­ны, па­тро­ны за­кон­чи­лись, но да­же мысль по­пасть в плен бы­ла недо­пу­сти­ма.

То­гда же в Ма­ра­ва­рах мы впер­вые столк­ну­лись с па­ки­стан­ским спец­на­зом “Чер­ный аист”, непо­да­ле­ку рас­по­ла­гал­ся их учеб­ный кор­пус. Бо­е­ви­ки име­ли опыт, мы — нет. И хо­тя си­ла вра­га бы­ла су­ще­ствен­ной, да­ле­ко не все­гда они ухо­ди­ли жи­вы­ми.

Пом­ню еще один слу­чай, ко­гда мы с авиа­ци­ей про­во­ди­ли опе­ра­цию по за­пус­ку бом­бы. Не рас­счи­та­ли рас­сто­я­ние и по­до­шли к на­зна­чен­но­му ме­сту бли­же, чем нуж­но. Оскол­ки раз­ле­та­лись в раз­ные сто­ро­ны, в том чис­ле в на­шу. Кто мог спря­тать­ся, спря­тал­ся, наш взвод ока­зал­ся на от­кры­той мест­но­сти — при­шлось за се­кун­ды ру­ка­ми рыть окоп, что­бы не по­стра­дать. Укре­прай­он взя­ли без по­терь, каж­дая ро­та за­хва­ти­ла по скла­ду. Враг был окру­жен.

Алек­сандр Со­ло­вьев: Мы еха­ли из уз­бек­ско­го Тер­ме­за до Аса­даб­а­да две­на­дцать дней, и в го­рах на­чал­ся об­стрел. Нас бы­ло че­ло­век две­на­дцать, спря­та­лись в БТР. Для устра­ше­ния про­тив­ни­ка я за раз вы­па­лил пять­де­сят па­тро­нов. Ощу­ще­ния непе­ре­да­ва­е­мые: си­дишь в этой “ба­ноч­ке”, в те­бя стре­ля­ют, и ка­жет­ся, ты по­пал в та­кое “сча­стье”, что дем­бель под во­про­сом. Наш со­слу­жи­вец Сер­гей На­виц­кий из Боб­руй­ска от­крыл люк и вы­та­щил пу­ле­мет. Зам­по­лит при­ка­зал оста­вать­ся на ме­стах, но Сер­гей не по­слу­шал­ся и то­гда же убил пер­во­го встре­тив­ше­го­ся на на­шем пу­ти душ­ма­на.

Cер­гей Лев­ша: На­ка­нуне дем­бе­ля по­сту­пил при­каз за­ми­ни­ро­вать под­сту­пы к на­шим по­зи­ци­ям. От­пра­ви­лись вы­пол­нять бо­е­вое за­да­ние, пе­ре­дви­га­лись пе­ре­беж­ка­ми. Толь­ко вы­бра­ли ме­сто для ми­ни­ро­ва­ния, как по­яви­лись бан­ди­ты. Ду­хи нас ата­ко­ва­ли, за­бра­сы­ва­ли гра­на­та­ми. Ра­ни­ло мо­е­го со­слу­жив­ца, но он на­ско­ро пе­ре­вя­зал ра­ну и про­дол­жил бой. За­кан­чи­ва­лись бо­е­при­па­сы, и дру­гой сол­дат под об­стре­лом от­пра­вил­ся за под­мо­гой. Бли­же к кон­цу пу­ти он по­гиб. Душ­ма­ны бы­ли в два­дца­ти ша­гах. Смер­тель­ная пуля по­па­ла в грудь еще од­но­му на­ше­му бой­цу. В том бою ра­ни­ло и ме­ня.

Один за всех

— До­мой из ва­ше­го ба­та­льо­на не вер­ну­лись по­чти во­семь­де­сят че­ло­век. Что слож­нее пе­ре­не­сти: страх са­мо­му по­те­рять жизнь или ви­деть, как гиб­нут со­слу­жив­цы?

Алек­сандр Со­ло­вьев: Не ду­ма­лось о том, что те­бя убьют. Да­же по­сле ма­ра­вар­ской бит­вы за се­бя не бы­ло стра­ха. Толь­ко один че­ло­век пе­ре­вел­ся в хоз­взвод, но его ни­кто не осуж­дал.

— Война — тра­ге­дия, со­бы­тие, ко­то­рое все­гда бу­дет под­вер­гать­ся пе­ре­оцен­ке. От­кры­ва­ют­ся но­вые фак­ты, вы­ска­зы­ва­ют­ся по­ляр­ные мне­ния, ис­то­ри­ки ищут от­ве­ты на во­про­сы. А чем для вас ста­ло вре­мя, про­ве­ден­ное в Аф­гане?

Сер­гей Лев­ша: Это был луч­ший пе­ри­од в жиз­ни, озна­ме­но­ван­ный на­сто­я­щи­ми брат­ски­ми от­но­ше­ни­я­ми. Сра­зу бы­ло вид­но, кто есть кто. Ес­ли в мир­ной жиз­ни мож­но спря­тать­ся под мас­кой, то на войне ни­как. Жи­ли ве­се­ло, всем де­ли­лись, всё бы­ло по-про­сто­му. В со­вет­ские вре­ме­на нас так вос­пи­ты­ва­ли: один за всех, все за од­но­го. Ко­неч­но, это Аф­га­ни­стан, нуж­но мстить за уби­тых то­ва­ри­щей. В те вре­ме­на слож­но бы­ло пред­ста­вить, как кто-то хо­тел от­ко­сить от служ­бы в ар­мии. Алек­сандр Со­ло­вьев: Спу­стя го­ды мо­гу ска­зать: по­доб­ных брат­ских от­но­ше­ний боль­ше не бы­ло. Мог­ли на­деть бок­сер­ские пер­чат­ки и сра­зить­ся ра­ди сме­ха. Но ес­ли чест­но, это вре­мя бы­ло для ме­ня счаст­ли­вым. Мы всё де­ла­ли от ду­ши и счи­та­ли это сво­им дол­гом.

Их война дли­лась 13 ме­ся­цев. Алек­сандр Со­ло­вьев на­граж­ден тре­мя ме­да­ля­ми “За от­ва­гу”, Игорь Пет­ри­ков — ор­де­ном Крас­ной Звез­ды и ме­да­лью “За от­ва­гу”, Сер­гей Лев­ша — ор­де­ном Крас­ной Звез­ды и тре­мя ме­да­ля­ми “За от­ва­гу”

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.