Смарт­фон — не пре­гра­да, а мост меж­ду ро­ди­те­ля­ми и детьми

Gomelskaya Pravda - - ПУЛЬС ЖИЗНИ -

Од­но из во­пло­ще­ний яб­ло­ка раз­до­ра в со­вре­мен­ном кон­флик­те от­цов и де­тей — смарт­фон. Упре­ки в ад­рес юно­го по­ко­ле­ния в еже­ми­нут­ном за­ли­па­нии в те­ле­фон уже дав­но не ори­ги­наль­ны. От­вет­ная ре­ак­ция про­ста — уход в мо­биль­ную “нир­ва­ну”, по­мо­га­ю­щую от­ре­шить­ся от до­куч­ли­вых но­та­ций.

Не бу­ду стро­ить из се­бя непред­взя­то­го су­дью, но по­пы­та­юсь вы­сту­пить ме­ди­а­то­ром, по­про­бую на­ве­сти мо­сты. Недав­но имел при­ме­ча­тель­ный раз­го­вор с да­мой эле­гант­но­го воз­рас­та и один­на­дца­ти­класс­ни­цей. Де­ло про­ис­хо­ди­ло там, где ча­стень­ко об­суж­да­ют во­про­сы лю­бой слож­но­сти, вплоть до би­но­ма Нью­то­на, — в ав­то­бу­се.

Я и де­вуш­ка, си­дев­шая по со­сед­ству, бы­ли во­ору­же­ны смарт­фо­на­ми. Каж­дый за­ни­мал­ся сво­им: я — чи­тал, она — за­ви­са­ла в соц­се­ти (ка­юсь, бро­сил-та­ки взгляд на экран). Прав­да, так про­дол­жа­лось недол­го. Раз­го­вор за­вя­за­ла пен­си­о­нер­ка, си­дев­шая на­про­тив. На­чав с “что ж за мо­ло­дежь по­шла…”, она кри­ти­че­ски про­шлась по то­му, что “все мо­ло­дые за­ли­па­ют в свои те­ле­фо­ны, и све­та бе­ло­го не ви­дят”. В хо­де раз­го­во­ра вы­яс­ни­лось, что 12-лет­ний внук со­бе­сед­ни­цы “пе­ре­шел на тем­ную сто­ро­ну”: он не вы­пус­ка­ет из рук те­ле­фон, про­во­дит ча­сы за мо­биль­ны­ми иг­ра­ми. Но вме­сте с тем от опе­ка­ю­ще­го взо­ра ба­буш­ки не ускольз­ну­ла и поль­за: маль­чик изу­ча­ет ан­глий­ский с по­мо­щью при­ло­же­ния, чи­та­ет кни­ги. Прав­да, про­во­дит за этим де­лом ни­чтож­но ма­ло вре­ме­ни. По­вод ли это, что­бы отобрать у него смарт­фон? От­лу­че­ние от экра­на по­мо­жет учить­ся при­леж­нее? Од­но­знач­но нет. Лишь на­вре­дит, на­стро­ив про­тив ро­ди­те­лей.

Бес­смыс­лен­но вы­стра­и­вать сте­ну меж­ду ре­бен­ком и смарт­фо­ном. Она ока­жет­ся пе­соч­ной и вско­ре рух­нет. Нуж­но по­мочь ча­ду сфор­ми­ро­вать вкус к мо­биль­но­му кон­тен­ту, сде­лать смарт­фон ору­ди­ем сво­е­го раз­ви­тия, а не ору­ди­ем убий­ства сво­бод­но­го вре­ме­ни. Но как это­го до­бить­ся? Застав­лять, вби­вать идею в го­ло­ву — бес­смыс­лен­но. По­доб­ный но­мер — мерт­вый но­мер. Нуж­но со­здать усло­вия, в ко­то­рых под­ро­сток сам сфор­ми­ру­ет у се­бя куль­ту­ру поль­зо­ва­ния смарт­фо­ном. Что­бы это уда­лось, ро­ди­те­ли долж­ны быть на ты с те­ле­фо­ном. Даль­ше свое де­ло сде­ла­ет че­ло­ве­че­ская при­ро­да: в по­ис­ках опы­та мы, бу­дучи детьми, вна­ча­ле смот­рим на ро­ди­те­лей. Ес­ли они “в те­ме” — их зна­ния и уме­ния ло­жат­ся в ос­но­ву на­ше­го опы­та, ста­но­вят­ся его фун­да­мен­том.

Смарт­фон бу­дет не стал­ки­вать лба­ми, а сбли­жать в ин­те­ре­сах от­цов и де­тей, ес­ли для тех и дру­гих он ста­нет род­ной, по­нят­ной сти­хи­ей. Сей­час мно­гие при­ло­же­ния ори­ен­ти­ро­ва­ны не на воз­раст, а на вкус. Так вот, необ­хо­ди­мо чу­тье к пло­хо­му вку­су, что­бы по­мочь ре­бен­ку от­филь­тро­вать “сор”. Для это­го нуж­но на­ве­сти мо­сты в вир­ту­аль­ном фор­ма­те — в соц­се­тях. Не мол­ча­ли­вое со­зер­ца­ние, а ак­тив­ное уча­стие ро­ди­те­ля за­ра­жа­ет ин­те­ре­сом к се­бе. Вме­сте с тем мо­жет за­ра­зить и от­цов­ским вку­сом.

От­мо­таю плен­ку немно­го на­зад. Упо­мя­ну­тая вы­ше один­на­дца­ти­класс­ни­ца, со­бе­сед­ни­ца в ав­то­бу­се, по­де­ли­лась, что ее отец и мать есть в соц­се­тях. Этот ка­нал у де­вуш­ки — глав­ный в об­ще­нии с ро­ди­те­ля­ми. Смарт­фон толь­ко креп­че спло­тил се­мью. А еще стал по­мощ­ни­ком в де­ле уче­бы и са­мо­раз­ви­тия, су­дя по осталь­но­му, что рас­ска­за­ла школь­ни­ца.

Моя под­рост­ко­вость при­шлась на ту по­ру, ко­гда под ру­кой бы­ла кно­поч­ная Nokia — про­стей­шая зво­нил­ка. Увы, она не от­кры­ва­ла го­ри­зон­ты в са­мо­об­ра­зо­ва­нии, до­ступ­ные со­вре­мен­но­му смарт­фо­ну. В во­про­се раз­вле­че­ний и во­все слу­чил­ся тек­то­ни­че­ский сдвиг. Со­вре­мен­ные Ютюб, ВКон­так­те и Ин­с­та­грам про­из­во­дят те­ра­бай­ты кон­тен­та, объ­еди­ня­ю­ще­го в ин­те­ре­сах от­цов и де­тей. Что­бы быть на од­ной волне, до­ста­точ­но най­ти 5 — 10 ми­нут на про­смотр лен­ты под­пи­сок ча­да и то­го, что “сей­час в трен­де”. Это зна­ние сбли­зит. А ссор из-за раз­го­во­ров на раз­ных язы­ках, из­за непо­ни­ма­ния то­го, что транс­ли­ру­ет смарт­фон ре­бен­ка, ста­нет мень­ше.

Кон­фликт от­цов и де­тей — яв­ле­ние, по­жа­луй, из­веч­ное. Оно все­гда най­дет но­вые про­яв­ле­ния, ко­то­рые бу­дут по­беж­де­ны, но тут же уй­дут на оче­ред­ной, бо­лее со­вер­шен­ный ви­ток сво­е­го раз­ви­тия, по­доб­но жи­ву­че­му ви­ру­су. Од­на­ко мно­гие из та­ких по­бед бы­ли одер­жа­ны все-та­ки со сме­ной по­ко­ле­ний. Про­бле­ма от­но­ше­ния к смарт­фо­нам из та­ко­вых? Нет, она не столь мас­штаб­на. Сто­ит ли пы­тать­ся по­тес­нить их по­зи­ции? Нет, нуж­но адап­ти­ро­вать­ся к но­вым усло­ви­ям: при­нять чу­жие пра­ви­ла иг­ры, сыг­рать вто­рую скрип­ку. Уж луч­ше на­те­реть мо­золь на паль­це, осва­и­вая смарт­фон, неже­ли на­те­реть мо­золь на язы­ке из-за ре­гу­ляр­ных нра­во­уче­ний.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.