Со­зда­тель ле­ген­дар­ных со­вет­ских мульт­ге­ро­ев Лео­нид ШВАРЦМАН: Че­бу­раш­ку и обе­зья­нок я по­се­лил в Мин­ске сво­е­го дет­ства

«Ком­со­мол­ка» рас­спро­си­ла ав­то­ра об­ра­зов кро­ко­ди­ла Ге­ны, Уда­ва из «38 по­пу­га­ев» и ко­тен­ка по име­ни Гав о Мин­ске 1920-х.

Komsomolskaya Pravda (Belarus) - - ТАЛАНТЫ И ПОКЛОННИКИ - Сер­гей ТРЕФИЛОВ

«ШУХЕЛЬ» И СОЛ­ДА­ТЫ В КАСКАХ

Ро­дил­ся бу­ду­щий муль­ти­пли­ка­тор на Ра­ков­ской ули­це в 1920-м.

- Боль­ше все­го там бы­ло де­ре­вян­ных до­ми­ков, - го­во­рит Лео­нид Аро­но­вич. - Но я пом­ню и те, у ко­то­рых пер­вый этаж ка­мен­ный, а верх­ние сло­же­ны из бре­вен. Ря­дом с на­ми на­хо­ди­лись цер­ковь (Свя­то-Пет­ро-Пав­лов­ский со­бор. - Ред.) и Не­ми­га. А еще - пло­щад­ка-«шухель» с несколь­ки­ми си­на­го­га­ми на спус­ке от пло­ща­ди Сво­бо­ды к Не­ми­ге. Сво­и­ми у нас счи­та­лись Ра­ков­ская и пе­ре­ул­ки. По­рой за эти «вла­де­ния» дра­лись двор на двор, и до раз­би­тых но­сов до­хо­ди­ло.

Чуть ли не все вре­мя де­ти 1920-х про­во­ди­ли во дво­рах. Шварцман вспо­ми­на­ет, как ле­том иг­ра­ли в чи­жи­ка, лап­ту и ква­ча, а зи­мой ка­та­лись на лы­жах и на сан­ках. А ко­гда по­сре­ди дво­ра за­мер­зал пру­дик, мог­ли по­кру­жить на конь­ках. Кста­ти, о сво­ем го­ро­де ху­дож­ник рас­ска­зал в се­рии кар­тин «Ста­рый Минск. Вос­по­ми­на­ния дет­ства». К при­ме­ру, от­кры­ва­ет ее та­кая сце­на: маль­чик удив­лен­но смот­рит, как по его Ра­ков­ской идут сол­да­ты в касках.

ПОРТРЕТЫ ТРОЦКОГО И СВЕТ НА РА­КОВ­СКОЙ

Наш ге­рой маль­чи­ком лю­бил по­бро­дить по Сто­ро­жев­ке - там толь­ко-толь­ко по­яви­лись трех­этаж­ные до­ма. А непо­да­ле­ку от го­род­ско­го пар­ка (ны­неш­ний парк Горь­ко­го) был ста­ди­он с ве­ло­тре­ком. Толь­ко по­гла­зеть на двух­ко­лес­но­го ко­ня счи­та­лось ши­ком, не го­во­ря уже о шан­се на нем по­ка­тать­ся.

Ко­гда на­ше­му ге­рою бы­ло десять, на Ра­ков­скую про­ве­ли элек­три- че­ство. А го­дом ра­нее по неда­ле­кой Со­вет­ской (ны­неш­ний про­спект Не­за­ви­си­мо­сти, но мас­штаб еще скром­нее) за­пу­сти­ли трам­вай. Он хо­дил по тем же рель­сам, что и при­выч­ная то­гда кон­ка.

Хо­ро­шо за­пом­ни­лось 7-лет­не­му пар­ниш­ке 10-ле­тие Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции в 1927-м. Вме­сте с ма­мой бу­ду­щий ху­дож­ник сто­ит у празд­нич­ных вит­рин, а в них портреты Ле­ни­на и Троцкого. Дру­гое яр­кое вос­по­ми­на­ние - си­на­го­га, ку­да маль­чи­ка во­дил мо­лить­ся па­па (в се­мье го­во­ри­ли на иди­ше, а на­сто­я­щее имя Шварц­ма­на Из­ра­иль). Все эти штри­хи Лео­нид Шварцман за­пе­чат­лел на сво­их кар­ти­нах:

- Ком­по­но­вал я ра­бо­ты так: внеш­ний вид си­на­го­ги и ин­те­рьер или двор и сра­зу же часть ком­на­ты. В об­щем, не обо­шлось без фан­та­зии, но на­ве­ян­ной Мин­ском мо­е­го дет­ства.

ГРЯЗЬ НА ШКОЛЬНОМ

В ну­ле­вой класс Шварцман по­шел в 7 лет. Сна­ча­ла учил­ся в 5-й рус­ской шко­ле на Ле­нин­ской ули­це (ны­неш­няя Ле­ни­на). До ре­во­лю­ции в ее неболь­шом жел­том двух­этаж­ном зда­нии (се­го­дня на его ме­сте жи­лые до­ма 7, 9 и 11) раз­ме­ща­лась Муж­ская пра­ви­тель­ствен­ная гим­на­зия. А на­про­тив еще до вой­ны сто­ял ста­рый поч­тамт - те­перь там дру­гое зда­ние по ад­ре­су Ле­ни­на, 14.

То­гда же центр жиз­ни маль­чи­шек с Ра­ков­ской стал пе­ре­ме­щать­ся на Школь­ный про­спект. Так на­зы­ва­ли ули­цу Кар­ла Марк­са - та­кую же неши­ро­кую, как и се­го­дня. Здесь со­би­ра­лись по­сле уро­ков ме­сить грязь (тол­ко­вым до­рож­ным по­кры­ти­ем в 1920-х и не пах­ло) уче­ни­ки бе­ло­рус­ских, рус­ских, ев­рей­ских и поль­ских школ - в ка­мен­ных двух­этаж­ках их там хва­та­ло.

- В рус­ской шко­ле про­учил­ся до 8-го клас­са, а за­тем нас пе­ре­ве­ли в 42-ю, ко­то­рую я и за­кон­чил в 1938-м, - рас­ска­зы­ва­ет муль­ти­пли­ка­тор. - Она на­хо­ди­лась в быв­шем до­ме гу­бер­на­то­ра на пло­ща­ди Сво­бо­ды ря­дом с ко­сте­лом и на­про­тив ма­лень­ко­го скве­ра - боль­шим на­зы­ва­ли сквер у драм­те­ат­ра (ны­неш­ний Ку­па­лов­ский. - Ред.).

Кста­ти, Лео­нид Аро­но­вич и се­го­дня ино­гда пе­ре­зва­ни­ва­ет­ся с од­но­класс­ни­цей Ли­зой Зо­лин­ко, ко­то­рая жи­вет в Из­ра­и­ле. Это по­след­няя ни­точ­ка, что свя­зы­ва­ет 97-лет­не­го ху­дож­ни­ка с до­во­ен­ным Мин­ском.

ПЕР­ВАЯ ВЫ­СТАВ­КА В ГУМЕ

Ко­гда Шварцман учил­ся в 8-м клас­се (в 1935-м), в Мин­ске от­кры­лась ху­до­же­ствен­ная сту­дия. Пре­по­да­вал в сту­дии Ва­лен­тин Вол­ков, ко­то­рый окон­чил еще Им­пе­ра­тор­скую ака­де­мию ху­до­жеств в Пе­тер­бур­ге

Дво­ри­ки в рай­оне Ра­ков­ской и цен­траль­ные ули­цы Мин­ска за­пом­ни­лись Шварц­ма­ну с дет­ства.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.