Сле­до­ва­те­ли - о де­ле гим­на­зи­ста: «До­нат по­ка­за­ний не да­вал»

Пред­ста­ви­те­ли СК и го­су­дар­ствен­но­го ко­ми­те­та су­деб­ных экс­пер­тиз рас­ска­за­ли о хо­де рас­сле­до­ва­ния гром­ко­го пре­ступ­ле­ния

Komsomolskaya Pravda (Belarus) - - НЕДЕЛИ -

Вер­хов­ный суд вы­нес окон­ча­тель­ный при­го­вор 16-лет­не­му До­на­ту Ска­ку­ну, быв­ше­му уче­ни­ку 74-й мин­ской гим­на­зии: ре­ше­ние Мин­гор­су­да оста­вить в си­ле и на­зна­чить под­рост­ку во­семь лет ли­ше­ния сво­бо­ды в вос­пи­та­тель­ной ко­ло­нии. На­пом­ним, тра­ге­дия слу­чи­лась в гим­на­зии боль­ше го­да на­зад: со­об­ща­лось, что 9-класс­ник на­пал на учи­тель­ни­цу Ва­лен­ти­ну Гу­ба­ре­вич с но­жом из ме­сти за низ­кие оцен­ки. В тот же день уче­ни­ка за­дер­жа­ли, учи­тель­ни­цу до­ста­ви­ли в боль­ни­цу.

Де­ло До­на­та Ска­ку­на Мин­гор­суд по­чти два ме­ся­ца рас­смат­ри­вал в за­кры­том ре­жи­ме - ни­кто, кро­ме участ­ни­ков про­цес­са, не мог при­сут­ство­вать на за­се­да­ни­ях. Из-за от­сут­ствия пол­ной ин­фор­ма­ции о де­ле воз­ник­ло мно­го во­про­сов. Их и озву­чи­ли жур­на­ли­сты во вре­мя пресс-кон­фе­рен­ции, ко­то­рую ор­га­ни­зо­вал Следственный комитет.

По­че­му несо­вер­шен­но­лет­не­го до­про­си­ли в от­сут­ствие ро­ди­те­лей, ад­во­ка­та и пси­хо­ло­га?

До­на­та за­дер­жа­ли и до­пра­ши­ва­ли 23 мая но­чью. Из­вест­но, что до­прос про­ве­ли без при­сут­ствия за­кон­но­го пред­ста­ви­те­ля под­рост­ка, пси­хо­ло­га и ад­во­ка- та. По­сле это­го школьник на­пи­сал чи­сто­сер­деч­ное признание. Суд не при­нял его во вни­ма­ние, по­то­му что признание бы­ло по­лу­че­но с на­ру­ше­ни­ем Уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го ко­дек­са.

- До­ку­мент, ко­то­рый Ска­кун на­звал чи­сто­сер­деч­ным при­зна­ни­ем, был на­пи­сан 23 мая, - рас­ска­зал за­ме­сти­тель на­чаль­ни­ка управ­ле­ния След­ствен­но­го ко­ми­те­та по Мин­ску Ев­ге­ний Ар­хи­ре­ев. - Он на­пи­сал его доб­ро­воль­но, соб­ствен­но­руч­но, без ка­ко­го-ли­бо при­нуж­де­ния. Он так­же по­яс­нил, что ни­кто текст ему не дик­то­вал - это за­фик­си­ро­ва­но на ви­део­за­пи­си. До­ку­мент ни в ко­ей ме­ре не рас­це­ни­вал­ся как до­ка­за­тель­ство ви­ны и не вклю­чал­ся в спи­сок до­ка­за­тельств. Со­глас­но Уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­му ко­дек­су, при­сут­ствие ад­во­ка­та необ­хо­ди­мо во вре­мя след­ствен­ных дей­ствий. Это же был факт во­ле­изъ­яв­ле­ния До­на­та.

Где глав­ная ули­ка - нож, ко­то­рым бы­ли на­не­се­ны ра­ны?

По­сле про­ис­ше­ствия вра­чи насчи­та­ли на те­ле по­стра­дав­шей учи­тель­ни­цы 17 но­же­вых ра­не­ний, од­на­ко тот самый нож, ко­то­рым ору­до­вал преступник, так и не на­шли. По вер­сии след­ствия, по­сле пре­ступ­ле­ния До­нат с дру­гом про­гу­ли­вал­ся неда­ле­ко от гим­на­зии, что­бы спря­тать ору­дие пре­ступ­ле­ния.

- В ре­зуль­та­те по­ис­ко­вых ме­ро­при­я­тий был об­на­ру­жен нож. Он был под­верг­нут необ­хо­ди­мым кри­ми­на­ли­сти­че­ским ис­сле­до­ва­ни­ям, од­на­ко бы­ло уста­нов­ле­но, что он не яв­ля­ет­ся ору­ди­ем пре­ступ­ле­ния. Нож, ко­то­рым бы­ли на­не­се­ны ра­не­ния, не был най­ден, - от­ве­ти­ли эксперты.

Что по­ка­за­ла про­вер­ка Ска­ку­на на де­тек­то­ре лжи?

По­сле за­дер­жа­ния быв­ший гим­на­зист про­шел про­вер­ку на де­тек­то­ре лжи - по ин­фор­ма­ции из от­кры­тых ис­точ­ни­ков, по­ли­граф по­ка­зал, что под­ро­сток не со­би­рал­ся уби­вать учи­тель­ни­цу. Ва­лен­ти­на Гу­ба­ре­вич про­хо­дить по­ли­граф отказалась.

- Вы непра­виль­но ин­тер­пре­ти­ру­е­те ре­зуль­та­ты ис­сле­до­ва­ния. Вви­ду незна­чи­тель­ных пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ских ре­ак­ций До­на­та Ска­ку­на на вопросы, от­ве­тить ка­те­го­рич­но, со­вер­шал ли он пре­ступ­ле­ние, не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным.

По­че­му не был про­ве­ден следственный эксперимент?

В апел­ля­ци­он­ной жа­ло­бе отец под­рост­ка, опи­ра­ясь на по­ка­за­ния од­но­класс­ни­ка и са­мой учи­тель­ни­цы,

ука­зы­ва­ет: в гим­на­зии До­нат встре­тил­ся с дру­гом при­мер­но в 8.20, а с Ва­лен­ти­ной Гу­ба­ре­вич в 8.22 - 8.23. Из­вест­но, что в 8.24 учи­тель­ни­ца уже по­зво­ни­ла до­че­ри и рас­ска­за­ла о том, что слу­чи­лось - то есть на на­па­де­ние у уче­ни­ка бы­ло толь­ко несколь­ко ми­нут.

- В хо­де рас­сле­до­ва­ния мы вос­ста­но­ви­ли хро­но­ло­гию со­бы­тий по за­пи­си ка­ме­ры ви­део­на­блю­де­ния, ко­то­рая уста­нов­ле­на в шко­ле, и по по­ка­за­ни­ям лиц, до­про­шен­ных по де­лу. Уста­нов­ле­но, что в 8.12 в зда­ние при­шел Ска­кун. В 8.30 он вме­сте со сво­им од­но­класс­ни­ком по­ки­нул по­ме­ще­ние гим­на­зии. Мы по­ла­га­ем, что в этот пе­ри­од вре­ме­ни и бы­ло со­вер­ше­но пре­ступ­ле­ние. По­дроб­нее я не бу­ду озву­чи­вать. Ду­маю, что это­го до­ста­точ­но.

Следственный эксперимент, ко­то­рый мог бы уста­но­вить ме­ха­низм на­не­се­ния ран, не про­во­дил­ся.

- Про­во­дить следственный эксперимент воз­мож­но с це­лью вос­про­из­ве­де­ния ка­ких-ли­бо со­бы­тий. До­нат Ска­кун по­ка­за­ний не да­вал - в свя­зи с этим эксперимент не про­во­дил­ся. Ме­ха­низм на­не­се­ния ран уста­нав­ли­вал­ся ис­хо­дя из по­ка­за­ний по­тер­пев­шей и про­ве­ден­ных экс­перт­ных ис­сле­до­ва­ний. Але­ся ДОБЫШ.

След­ствие счи­та­ет, что пре­ступ­ле­ние До­нат со­вер­шил из чув­ства ме­сти за то, что учи­тель­ни­ца (сле­ва) ста­ви­ла ему низ­кие оцен­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.