Име­ни Ивана Бо­ри­сю­ка

Minskaya pravda. Tolstushka - - Ракурс - Алек­сей БОЛОТОВ

Та­кое офи­ци­аль­ное на­зва­ние от­ныне но­сит Бо­ри­сов­ская сред­няя шко­ла №16.

Для зем­ля­ков пол­ков­ник-«аф­га­нец», по­хо­же, на­все­гда оста­нет­ся в па­мя­ти как «наш дя­дя Ва­ня». Кто-то по­счи­та­ет та­кое об­ра­ще­ние фа­ми­льяр­ным, од­на­ко ува­же­ние к вра­чу и от­но­ше­ние лю­дей к его по­дви­гу луч­ше все­го мож­но бы­ло про­чув­ство­вать на школь­ном дво­ре, ко­то­рый в день тор­же­ствен­ной це­ре­мо­нии от­кры­тия ме­мо­ри­аль­но­го зна­ка ед­ва уме­стил всех со­брав­ших­ся.

…23 июня 1982 го­да. Кан­да­гар. Здесь раз­ме­щал­ся во­ен­но-по­ле­вой гос­пи­таль, ку­да по­сту­па­ли па­ци­ен­ты, ди­а­гно­зы ко­то­рых со­вре­мен­ное по­ко­ле­ние вра­чей от­но­сит к та­кой об­ла­сти, как ме­ди­ци­на ка­та­строф. Во­ен­ные в бе­лых ха­ла­тах из-за ха­рак­те­ра ра­не­ний сол­дат и офи­це­ров, усло­вий ока­за­ния по­мо­щи та­кую хи­рур­гию на­зы­ва­ют экс­тре­маль­ной.

На стол к май­о­ру Бо­ри­сю­ку по­сту­пил ря­до­вой Ва­лен­тин Юр­чен­ко с раз­во­ро­чен­ной груд­ной клет­кой, кон­ту­зи­ей серд­ца и лег­ко­го и, в бук­валь­ном смыс­ле, вы­ва­лив­шей­ся диа­фраг­мой. Ни ды­ха­ния, ни серд­це­би­е­ния... Спу­стя ча­сы со­сто­я­ние, ка­за­лось бы, уже по­ки­нув­ше­го этот свет сол­да­та чу­дом уда­ет­ся ста­би­ли­зи­ро­вать. Но рент­ген по­ка­зал: в пред­пле­чье бой­ца за­стря­ла неразо­рвав­ша­я­ся гра­на­та. Без­опас­нее все­го – ам­пу­ти­ро­вать пар­ню ру­ку, но Бо­ри­сюк ре­ша­ет со­хра­нить ее и при­ка­зы­ва­ет всем по­ки­нуть опе­ра­ци­он­ную. А сам бе­рет­ся за скаль­пель и, рис­куя соб­ствен­ной жиз­нью, юве­лир­но из­вле­ка­ет смер­то­нос­ный сна­ряд. Его по­том вы­не­сут и в без­опас­ном ме­сте по­до­рвут са­пе­ры.

– До сво­ей смер­ти в 2010 го­ду Иван Вла­ди­ми­ро­вич жил в Бо­ри­со­ве сре­ди нас. Он был вы­со­ко­про­фес­си­о­наль­ным хи­рур­гом, доб­рым и скром­ным че­ло­ве­ком. О том кан­да­гар­ском слу­чае не лю­бил осо­бо вспо­ми­нать, а ко­гда рас­спра­ши­ва­ли кол­ле­ги или жур­на­ли­сты, от­ве­чал ко­рот­ко: мол, сде­лал все, что мог. Хо­тя до сих пор ни­кто в ми­ре по­доб­ную опе­ра­цию не де­лал. Во­ен­врач Бо­ри­сюк по­ни­мал, что сам мог по­гиб­нуть, но острое же­ла­ние спа­сти жизнь сол­да­ту за­тми­ло чув­ство опас­но­сти. Это и есть то, что мы на­зы­ва­ем му­же­ством, ге­ро­из­мом. Так что на­шим де­тям, вну­кам есть на ко­го рав­нять­ся, – ска­зал, вы­сту­пая пе­ред со­брав­ши­ми­ся, пред­се­да­тель Бо­ри­сов­ско­го рай­ис­пол­ко­ма Ген­на­дий Ден­га­лев.

Де­сант­ник Ва­лен­тин Юр­чен­ко пе­ре­нес семь опе­ра­ций. До­мой в Бе­лую Цер­ковь, что под Ки­е­вом, вер­нул­ся с ин­ва­лид­но­стью. Но вер­дикт вра­чей не стал при­го­во­ром. Тре­ни­ров­ки по­мог­ли пар­ню вер­нуть по­движ­ность ру­кам. В 1986-м в чис­ле доб­ро­воль­цев Ва­лен­тин да­же по­ехал на лик­ви­да­цию по­след­ствий ава­рии на ЧАЭС. К со­жа­ле­нию, се­го­дня его уже нет в жи­вых. Как и его спа­си­те­ля.

Иван Бо­ри­сюк умер 29 ок­тяб­ря 2010 го­да и по­хо­ро­нен на клад­би­ще в аг­ро­го­род­ке Лош­ни­ца Бо­ри­сов­ско­го рай­о­на. На тер­ри­то­рии 592-го во­ен­но-ме­ди­цин­ско­го цен­тра (быв­ший во­ен­ный гос­пи­таль, ко­то­рый он мно­го лет воз­глав­лял) в мае 2015 го­да был уста­нов­лен бюст от­важ­но­му и та­лант­ли­во­му хи­рур­гу. А те­перь па­мять о нем со­хра­нит­ся и в на­зва­нии шко­лы…

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.