Вы­со­та до­ро­же де­нег

Се­мье из Столб­цов род­ствен­ни­ки пред­ла­га­ли ком­пен­са­цию рас­хо­дов – лишь бы не шли в го­ры, но су­пру­ги не со­гла­си­лись

Minskaya pravda. Tolstushka - - Зем­ля­кі - Еле­на ПАШ­КЕ­ВИЧ

Уро­жен­цы Столб­цов Ана­ста­сия и Кон­стан­тин Лап­ко – пер­вая се­мей­ная па­ра из Бе­ла­ру­си, взо­шед­шая на Эль­брус.

На пи­ке этой са­мой вы­со­кой гор­ной вер­ши­ны Ев­ро­пы, на вы­со­те 5642 мет­ра, в про­шлом году они от­ме­ти­ли 10-ле­тие сво­их отношений. А несколь­ко ме­ся­цев на­зад се­мья Лап­ко под­ня­лась на вы­со­чай­шую точ­ку Аф­ри­ки – спя­щий вул­кан Ки­ли­ман­джа­ро. Сю­да аль­пи­ни­сты сту­пи­ли с фла­гом род­ных Столб­цов и рай­он­ной га­зе­той «Пра­мень» в ру­ках.

Гор­ные вер­ши­ны Ана­ста­сия по­ко­ри­ла, бу­дучи в де­крет­ном от­пус­ке: млад­ше­му сы­ну идет толь­ко тре­тий год. При этом мо­ло­дая ма­ма – био­хи­мик, ас­пи­рант и на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та био­ор­га­ни­че­ской хи­мии На­ци­о­наль­ной ака­де­мии на­ук. Сей­час ра­бо­та­ет над кан­ди­дат­ской дис­сер­та­ци­ей. У Ана­ста­сии уже есть пер­вая се­рьез­ная раз­ра­бот­ка – ме­ди­цин­ский сор­бент, уда­ля­ю­щий из­бы­ток ан­ти­тел из кро­ви. Его мож­но использовать при ауто­им­мун­ных за­бо­ле­ва­ни­ях и транс­план­та­ции ор­га­нов.

Про­фес­си­о­наль­ных вер­шин до­стиг и муж Кон­стан­тин – он топ-ме­не­джер в од­ной из круп­ных ком­мер­че­ских ком­па­ний. Вы­со­та ма­нит – да­же квар­ти­ру се­мья вы­бра­ла на 16-м эта­же.

Что за­ста­ви­ло мо­ло­дую ма­му от­пра­вить­ся в небез­опас­ное пу­те­ше­ствие?

– Мы с му­жем – мак­си­ма­ли­сты. Мысль по­ко­рить го­ры при­шла во вре­мя экс­кур­сии по гор­ным пе­ре­ва­лам Тур­ции. На Эль­брус род­ные бо­я­лись нас от­пус­кать. Ма­ма деньги пред­ла­га­ла как ком­пен­са­цию рас­хо­дов за тур – лишь бы ни­ку­да не шли. Ко­гда со­бра­лись на Ки­ли­ман­джа­ро, то к этой но­во­сти род­ствен­ни­ки от­нес­лись спо­кой­нее. Больше всех, по­жа­луй, был рад мой отец, учи­тель гео­гра­фии. Ведь мы смог­ли по­бы­вать в тех ме­стах, о ко­то­рых он знал толь­ко из книг.

– Как осу­ще­ствить вос­хож­де­ние?

– Тур на Эль­брус ку­пи­ли в мин­ском агент­стве. Со­бра­лась груп­па бе­ло­ру­сов из 10 человек. Ле­те­ли из Мин­ска до Ки­е­ва, от­ту­да – до Ду­бая. Там пе­ре­сад­ка и пе­ре­лет в Дар-эс-Са­лам – сто­ли­цу Тан­за­нии, за­тем рей­сом до Ки­ли­ман­джа­ро. Ито­го – 4 са­мо­ле­та. На Ки­ли­ман­джа­ро у нас был ин­ди­ви­ду­аль­ный тур. Од­на­ко ко­ман­да в ре­зуль­та­те об­ра­зо­ва­лась боль­шая: мы с му­жем и еще 10 человек ту­зем­цев – все они бы­ли на­ши­ми по­мощ­ни­ка­ми: гид, ас­си­стент ги­да, по­вар, офи­ци­ант и но­силь­щи­ки. Мы нес­ли лишь неболь­шой рюк­зак ве­щей, которые необ­хо­ди­мы для днев­но­го пе­ре­хо­да. По­че­му так мно­го людей? Так пра­ви­тель­ство Тан­за­нии бо­рет­ся с без­ра­бо­ти­цей. Ту­ризм – один из ос­нов­ных до­хо­дов этой стра­ны. Каж­дый, кто при­ез­жа­ет сю­да, обя­зан на­нять груп­пу со­про­вож­де­ния.

– Ана­ста­сия, к по­ко­ре­нию гор нуж­на осо­бая под­го­тов­ка?

– Эль­брус и Ки­ли­ман­джа­ро не тре­бу­ют спе­ци­аль­ной аль­пи­нист­ской «за­кал­ки». Важ­на лишь хо­ро­шая фи­зи­че­ская фор­ма. На­чи­на­ли тре­ни­ро­вать­ся за пол­го­да до вос­хож­де­ния. Обыч­ных про­бе­жек не лю­бим, по­это­му спе­ци­аль­но под­ни­ма­лись по лест­ни­це на 19-й этаж на­ше­го до­ма. По­сте­пен­но на­ра­щи- ва­ли на­груз­ки – бе­га­ли вверх по сту­пень­кам. К кон­цу я про­бе­га­ла без пе­ре­дыш­ки 8 под­ня­тий-спус­ков. Су­пруг под­ни­мал­ся на верх­ний этаж с рюк­за­ком на пле­чах, на­гру­жен­ным бу­тыл­ка­ми с во­дой (12 лит­ров). Ко­гда вос­хо­ди­ли на Эль­брус, мой рюк­зак ве­сил 18 кг, му­жа – 25 кг.

– Что обя­за­тель­но долж­но быть в рюк­за­ке аль­пи­ни­ста?

– Спе­ци­аль­ная одеж­да, в со­ста­ве ко­то­рой нет хлоп­ка. Коф­ты из фли­са – син­те­ти­че­ская ткань с на­ру­шен­ным по­верх­ност­ным сло­ем (мик­ро­ни­ти об­ра­зу­ют ворс) хо­ро­шо дер­жит теп­ло, быст­ро вы­сы­ха­ет. На­лоб­ные фо­на­ри­ки, ап­теч­ка, таб­лет­ки от гор­ной бо­лез­ни, а так­же ге­ма­то­ген и энер­ге­ти­че­ские ба­тон­чи­ки – что­бы вос­ста­но­вить уро­вень глю­ко­зы. По­тре­бу­ет­ся и мно­го пла­сты­ря – ка­кие бы удоб­ные бо­тин­ки ни бы­ли, они все рав­но где­то да на­трут. Со­ле­вые грел­ки, тер­мос необ­хо­дим да­же для обыч­ной во­ды, что­бы она не за­мерз­ла. Не­ко­то­рые ре­бя­та бра­ли на Эль­брус во­ду в бу­тыл­ках, а до­ста­ва­ли от­ту­да ле­дыш­ки.

Эль­брус снеж­ный. Там уже с 3500 мет­ров – нета­ю­щий по­кров, а вы­ше 4000 мет­ров – лед­ни­ки тол­щи­ной в несколь­ко сот мет­ров. На этой го­ре кру­тые скло­ны. Ки­ли­ман­джа­ро – вул­кан бо­лее по­ло­гий, но очень длин­ные пе­ре­хо­ды. Еже­днев­но при­хо­ди­лось пре­одо­ле­вать ми­ни­мум 10, а то и 15 ки­ло­мет­ров. Это «ин­тер­на­ци­о­наль­ная» го­ра – мы встре­ти­ли аль­пи­ни­стов из США, Чи­ли, Ав­стра­лии, Ки­тая, Эсто­нии, Но­р­ве­гии, Фран­ции. По­дру­жи­лись с япон­ца­ми – под­дер­жи­ва­ем с ни­ми связь. – При вос­хож­де­нии что са­мое слож­ное? – Ос­нов­ная труд­ность – недо­ста­ток кис­ло­ро­да с подъ­емом на вы­со­ту, сла­бе­ют но­ги, мыш­цы. У су­пру­га на Ки­ли­ман­джа­ро начали про­яв­лять­ся при­зна­ки гор­ной бо­лез­ни. На вер­ши­ну он до­шел на таб­лет­ках. Наш гид был с пуль­сок­си­мет­ром – сле­дил за на­сы­ще­ни­ем кро­ви кис­ло­ро­дом. Ес­ли оно па­да­ет ни­же до­пу­сти­мо­го уровня – при­ни­ма­ют ре­ше­ние о воз­вра­те.

– Ин­те­рес­но узнать: как на­ла­жен аль­пи­нист­ский быт?

– Кух­ня на Ки­ли­ман­джа­ро ев­ро­пе­и­зи­ро­ва­на, но с мест­ным ко­ло­ри­том. Нам го­то­ви­ли кар­то­фель с ку­ри­цей, ры­бу. На оста­но­воч­ных пунк­тах от­ды­ха­ли в де­ре­вян­ных до­ми­ках на сва­ях. Пу­те­ше­ствие на Эль­брус бы­ло на­мно­го бюд­жет­нее: ели ту­шен­ку, кол­ба­су, ка­шу. Спа­ли в па­лат­ках или в ва­гон­чи­ках-бы­тов­ках, где бы­ли две ком­на­ты на 8 человек и сто­ло­вая.

– Ес­ли рос­сий­ский стра­то­вул­кан Эль­брус в лед­ни­ках, то ка­кой кли­мат на аф­ри­кан­ском вул­кане?

– Ки­ли­ман­джа­ро уни­каль­ный. На нем при­сут­ству­ют все кли­ма­ти­че­ские зо­ны. Зе­лень за­кан­чи­ва­ет­ся на вы­со­те 4 ты­сяч мет­ров, даль­ше идет вул­ка­ни­че­ская пу­сты­ня, все усы­па­но пем­зой, за­стыв­шей ла­вой, ко­рич­не­вым пес­ком. По­сле этой вы­со­ты не встре­ча­ют­ся да­же пти­цы. Воз­дух силь­но раз­ре­жен. Вы­со­та свы­ше 5 км на­зы­ва­ет­ся зо­ной смер­ти. Нам повезло уви­деть снег. Ги­ды ска­за­ли, вы­пал за две неде­ли до на­ше­го при­ез­да. Бе­ло­снеж­ная шап­ка быст­ро та­ет. Она по­кры­ва­ла вер­ши­ну го­ры 11 ты­сяч лет. По самым пес­си­ми­стич­ным прогнозам уче­ных, ред­кие лед­ни­ки мо­гут ис­чез­нуть уже к 2020 году, по самым оптимистичным – к 2045-му. Сне­га Ки­ли­ман­джа­ро, о ко­то­рых пи­сал Хе­мин­гу­эй, бу­ду­щее по­ко­ле­ние уже не за­ста­нет.

– Ана­ста­сия, а как вы­гля­дят вер­ши­ны гор?

– На Эль­бру­се пик – это неболь­шой пя­та­чок, при­бли­зи­тель­но как по­ло­ви­на стан­дарт­ной ком­на­ты. На­ша ко­ман­да из 10 человек сто­я­ла там до­ста­точ­но плот­но. На Ки­ли­ман­джа­ро про­стор­нее – с на­ми на пи­ке бы­ло человек 40, ес­ли не больше. Вос­хож­де­ние на Ки­ли­ман­джа­ро мы при­уро­чи­ли к Году ма­лой ро­ди­ны. На вер­ши­ну взя­ли флаг на­ших с му­жем род­ных Столб­цов и рай­он­ную га­зе­ту.

В го­рах к обе­ду пор­тит­ся по­го­да – все за­тя­ги­ва­ет­ся об­ла­ка­ми, ну­ле­вая ви­ди­мость, осад­ки, ве­тер. По­это­му на штурм Ки­ли­ман­джа­ро вы­шли в 12 ча­сов но­чи, а в пол­седь­мо­го утра уже бы­ли на вы­со­чай­шей точ­ке. За ночь нуж­но бы­ло прой­ти 24 ки­ло­мет­ра. Вос­хож­де­ние со спус­ком за­ня­ло 5 дней. А вот штур­мо­вать Эль­брус мы вы­шли на пол­то­ра ча­са поз­же пла­ни­ру­е­мо­го и не за­ста­ли тех кра­сот, которые обыч­но от­кры­ва­ют­ся с вер­ши­ны, – на­ле­те­ли об­ла­ка, при­шлось под­ни­мать­ся в усло­ви­ях пло­хой ви­ди­мо­сти.

– Тан­за­ния – страна даль­няя. Раз уж вы­пал шанс ту­да по­пасть, на­вер­ня­ка, по­ми­мо ста­ро­го вул­ка­на, вы успе­ли еще где-то по­бы­вать…

– В этой стране бы­ли 10 дней. Она сла­вит­ся сво­и­ми на­ци­о­наль­ны­ми пар­ка­ми. По­это­му от­пра­ви­лись на аф­ри­кан­ское са­фа­ри. По­се­ти­ли Та­ран­ги­ре – парк сло­нов и бао­ба­бов, где у каж­до­го де­ре­ва есть свой ин­вен­тар­ный но­мер. Во вре­мя по­ез­док по за­по­вед­ни­ку из са­фа­ри-джи­па ни в ко­ем слу­чае нель­зя вы­хо­дить. Жи­вот­ные при­вык­ли к ма­ши­нам – при­ни­ма­ют их за боль­ших жи­вот­ных. Два дня бы­ли в пар­ке Се­рен­ге­ти. Там про­хо­дят ос­нов­ные пу­ти ми­гра­ции аф­ри­кан­ских жи­вот­ных: огром­ное ко­ли­че­ство зебр, би­зо­нов, ан­ти­лоп, жи­ра­фов, ль­вов, ге­пар­дов. Но­че­ва­ли в па­лат­ке пря­мо по­сре­ди пар­ка. А за стен­кой хо­ди­ли ги­е­ны – они из­да­ют зву­ки, по­хо­жие на че­ло­ве­че­ский смех, прав­да, со­всем недоб­рый...

На эк­ва­то­ре тем­не­ет в 6 ве­че­ра. Млеч­ный путь ви­ден очень близ­ко, как на кар­тин­ках. А в ра­ди­у­се со­тен ки­ло­мет­ров нет ни од­но­го фо­на­ря, аб­со­лют­ная тем­но­та. Уди­вил парк Нго­рон­го­ро – это кол­лап­си­ро­вав­ший круп­ный вул­кан, стен­ки ко­то­ро­го про­ва­ли­лись и внут­ри об­ра­зо­ва­лась есте­ствен­ная ре­зер­ва­ция. Он пер­вый в ми­ре по плот­но­сти хищ­ни­ков. В кра­те­ре оби­та­ет око­ло 25 ты­сяч жи­вот­ных. По­счаст­ли­ви­лось уви­деть но­со­ро­га.

– Пла­ни­ру­е­те по­ко­рять новые вер­ши­ны?

– Хо­тим за­вер­шить про­грам­му аль­пи­низ­ма «7 вул­ка­нов» – семь вы­со­чай­ших по­тух­ших вул­ка­нов зем­ли. Ждут еще Ори­са­ба в Мек­си­ке, Де­ма­венд в Иране, Ги­лу­ве на ост­ро­ве Но­вая Гви­нея, Сид­лей в Ан­тарк­ти­де и самый высокий Охос дель Са­ла­до – 6893 мет­ров – в Чи­ли. Це­ли, которые ка­жут­ся недо­ся­га­е­мы­ми, на са­мом де­ле вполне до­сти­жи­мы.

Се­мья Лап­ко со­глас­на с Вы­соц­ким: луч­ше гор мо­гут быть толь­ко го­ры, на ко­то­рых еще не бы­вал…

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.