В пе­ре­во­де

Minski Kurier - - БЫЛО ДЕЛО -

По­сле об­ре­те­ния Укра­и­ной неза­ви­си­мо­сти на укра­ин­ский язык на­ча­ли пе­ре­во­дить всё, да­же то, что в ми­ре ни­ко­гда не пе­ре­во­дит­ся. Этот слу­чай про­изо­шел в укра­ин­ской ор­га­ни­за­ции, где вы­да­ют за­гран­пас­пор­та. Из ка­би­не­та вы­ле­та­ет разъ­ярен­ный му­жик с воп­ля­ми, что он всех за­су­дит, взы­щет мо­раль­ный ущерб и бу­дет пи­сать в ООН. Со­труд­ни­цы и на­чаль­ство пы­та­ют­ся его успо­ко­ить, на­род в ко­ри­до­ре пы­та­ет­ся вы­яс­нить при­чи­ну та­ко­го гне­ва. На что му­жик орет: «Моя фа­ми­лия — Лу­ков­ка, слы­ши­те, Лу­ков­ка! А вы мне в пас­пор­те что на­пи­са­ли? Ци­буль­ка! А ес­ли я в Ита­лию при­еду, я что, ста­ну Чиполлино?»

Как-то же­на Ми­ши го­во­рит нам: мол, му­жи­ки, а не смо­тать­ся ли вам в вы­ход­ной кар­тош­ку по­са­дить? А то те­ща раз­бо­ле­лась, я с ва­ми не по­еду, по до­му ей по­мо­гу. Мы как про это услы­ша­ли, аж оне­ме­ли от сча­стья. Та­кое бы­ва­ет, как па­рад пла­нет, — раз в 100 лет, не ча­ще. Ра­зу­ме­ет­ся, за­и­ка­ясь от вос­тор­га, мы ска­за­ли, что по­едем непре­мен­но, все на да­че по­са­дим и да­же за­бор по­пра­вим. Пом­ню, Лен­ка на нас еще стран­но по­смот­ре­ла и при­ка­за­ла мно­го не пить.

При­е­ха­ли мы в де­рев­ню в суб­бо­ту с утра по­рань­ше, сра­зу мощ­но вы­пи­ли и по­шли к дядь­ке Сте­па­ну ло­шадь про­сить. А дядь­ка Сте­пан, на­до от­ме­тить, та­кой че­ло­век, что за 2 лит­ра бе­лень­кой и за­кусь сам бы весь ого­род зу­ба­ми пе­ре­па­хал. По по­во­ду ло­ша­ди до­го­во­ри­лись на по­сле обе­да, а са­ми вер­ну­лись в дом и еще пу­зырь опу­сто­ши­ли, на ча­сы по­гля­ды­вая, — до при­бы­тия ло­ша­ди оста­ва­лось пол­ча­са.

К то­му вре­ме­ни, как ее при­ве­ли, я по­нял, что встать со стула, а уж тем бо­лее про­де­лы­вать ка­кие-то ма­ни­пу­ля­ции на по­ле не мо­гу. Ми­ша с пре­зре­ни­ем по­смот­рел в мою сто­ро­ну, со­об­щил, что вод­ка бы­ла па­ле­ная, а по­то­му он во­об­ще трезв как стек­лыш­ко, и от­пра­вил­ся вдво­ем с ло­ша­дью се­ять кар­тош­ку.

Че­рез неопре­де­лен­ное вре­мя со­зна­ние ко мне мед­лен­но и ча­стич­но вер­ну­лось. Ста­ло ин­те­рес­но, что там у Ми­ши с ло­ша­дью по­лу­ча­ет­ся. Луч­ше бы я это­го не ви­дел! «Трез­вый» друг при­ме­нил но­ва­тор­ский ме­тод на­ре­за­ния гря­док — он во­дил ло­шадь по спи­ра­ли, по­ка та не сузи­лась на­столь­ко, что жи­вот­ное ста­ло во вре­мя оче­ред­но­го вит­ка до­ста­вать се­бе но­сом до хво­ста. Тут Ми­ша ре­шил, что до­ста­точ­но, быст­ро на­ки­дал в бо­роз­ду кар­тош­ки: ку­да пол­вед­ра, а ку­да од­ну на метр, быст­рень­ко ло­па­той все это де­ло за­сы­пал, а по цен­тру, где ло­шадь ку­са­ла се­бя за хвост, вы­рыл яму и сы­па­нул

*** Помни! От­кры­тие хо­ло­диль­ни­ка по­сле 18.00 пре­вра­ща­ет прин­цес­су в тык­ву!

*** Кот Ни­ко­лая Ва­лу­е­ва пе­ред при­хо­дом хо­зя­и­на пе­ре­кле­ил обои и за­но­во об­шил пу­фик.

*** Один день вы­ход­но­го в проб­ке в од­ну сто­ро­ну, дру­гой день вы­ход­но­го в проб­ке в дру­гую сто­ро­ну — у моск­ви­чей это на­зы­ва­ет­ся съез­дить на да­чу.

*** — Мам, я иду гу­лять! — С кем идешь? А где вы бу­де­те гу­лять? А ко­гда вер­нешь­ся до­мой? — Пап, я иду гу­лять! — Хо­ро­шо.

*** Де­вять ме­ся­цев но­сишь, 11 ча­сов ро­жа­ешь, пол­го­да не спишь по но­чам, а она, ви­ди­те ли, на па­пу по­хо­жа!

*** — До­ро­гой, у ме­ня сло­ма­лась ма­ши­на. — Силь­но? — По­по­лам.

*** По­взрос­лел — это ко­гда на­чи­на­ешь у сто­ма­то­ло­га бо­ять­ся не бо­ли, а сче­та.

*** Вот так сде­ла­ешь че­ло­ве­ку ком­пли­мент по по­во­ду кра­си­вых уси­ков — и всё, боль­ше она с то­бой не раз­го­ва­ри­ва­ет!...

*** На пе­ше­ход­ном пе­ре­хо­де ав­то­мо­биль сбил пе­ше­хо­да. Вы­ска­ки­ва­ет во­ди­тель, на­кло­ня­ет­ся к по­тер­пев­ше­му и го­во­рит: — Вам по­вез­ло, я врач. Тот под­ни­ма­ет го­ло­ву и от­ве­ча­ет: — А вам нет, я ад­во­кат!

*** По ста­ти­сти­ке, лю­ди, ко­то­рые ме­ша­ют пи­во с вод­кой по­сле 8-го клас­са, уже по­сле 10-го ме­ша­ют пе­сок с це­мен­том.

*** При­дя до­мой по­сле но­чи кар­теж­ной иг­ры, муж ра­дост­но со­об­ща­ет жене:

— Зна­ешь, как мне се­го­дня по­вез­ло в кар­ты? Мой си­ний ко­стюм, что ты мне сши­ла за 700 дол­ла­ров, я про­иг­рал за 5 ты­сяч.

*** Ес­ли при­шел в пер­вом ча­су но­чи до­мой пья­ный от лю­бов­ни­цы, а же­на и те­ща де­ла­ют вид, что ни­че­го не про­изо­шло — зна­чит, еда отрав­ле­на, то­пор на­то­чен: спать нель­зя! в нее два вед­ра остав­ше­го­ся по­са­доч­но­го ма­те­ри­а­ла.

Не знаю, что ска­за­ла Ми­ше же­на, уви­дев че­рез две неде­ли все это сво­и­ми гла­за­ми, но, ко­гда кар­тош­ка взо­шла, это бы­ло пре­крас­ное, незем­ное зре­ли­ще. Осо­бен­но уми­лял неохват­ный куст кар­тош­ки в цен­тре. Все се­ло на экс­кур­сии хо­ди­ло.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.