По­мо­гать, так с мУ­зы­кой

Офи­цер, му­зы­кант, неуто­ми­мый за­тей­ник — все это о Сер­гее Тка­че­ве, ру­ко­во­ди­те­ле клу­ба бар­дов­ской пес­ни. Он и его дру­зья уве­ре­ны, что ис­кус­ство то­же ле­чит

Minski Kurier - - БЛАГО ТВОРИ - Алек­сандр ЕРО­ШЕН­КО

— Слу­жил в ар­мии, по­том в МВД. Од­но вре­мя да­же по­жар­ным до­ве­лось быть. Сей­час про­сто пен­си­о­нер.

— Ро­ман­ти­ка во­ен­ной служ­бы, ви­ди­мо, и при­ве­ла вас на бар­дов­скую сте­зю…

— Этот жанр я люб­лю с са­мо­го дет­ства. За глу­бо­кий смысл, за­ло­жен­ный в сло­вах. Виз­бор, Вы­соц­кий, Ни­ки­ти­ны, Баль, Вай­хан­ские… Мне во­об­ще-то нра­вят­ся лю­бая му­зы­ка и по­э­зия, на­пол­нен­ные ис­крен­ней муд­ро­стью душ и сер­дец.

— Од­на­ко сей­час в мо­де та­кое: «Ты це­луй ме­ня вез­де, я ведь взрос­лая уже»…

— К со­жа­ле­нию, ве­ли­кие, истин­но сла­вян­ские цен­но­сти, ко­то­рые на­ра­ба­ты­ва­лись ве­ка­ми, под­ме­ня­ют­ся так на­зы­ва­е­мым фор­ма­том. Нерв пе­сен Вы­соц­ко­го, как стру­на. А чем и ко­го мо­гут тро­нуть тек­сты из од­них толь­ко ме­сто­име­ний: «Я те­бя… Мы с то­бой… Для те­бя… Ты и я… Без те­бя»? Срав­ни­те со стро­кой бе­ло­рус­ско­го ав­то­ра Алек­сандра Мо­ро­зо­ва: «Тво­им ды­ха­ньем мой рас­свет не из­ба­ло­ван…» Раз­ни­цу чув­ству­е­те?

— Луч­ше про­мол­чу. На сце­ну ко­гда впер­вые вы­шли?

— Это бы­ло в 7-м клас­се, в 1971- м. В шко­ле пел пес­ни Ро­бер­ти­но Ло­рет­ти, да­же был удо­сто­ен сю­же­та на бе­ло­рус­ском ТВ. По­ми­мо му­зы­ки все­гда се­рьез­но за­ни­мал­ся спор­том. Во­сточ­ны­ми еди­но­бор­ства­ми, воль­ной борь­бой, сам­бо, стрель­бой из всех ви­дов ору­жия.

— Знаю, что вы с дру­зья­ми за­ни­ма­е­тесь бла­го­тво­ри­тель­но­стью…

— Да мне это на ро­ду на­пи­са­но. Жи­ву вме­сте с ма­мой и ее бра­том, они ин­ва­ли­ды 1-й груп­пы, боль­ны ДЦП. Ви­жу, как им не хва­та­ет об­ще­ния с людь­ми, как они нуж­да­ют­ся в по­ло­жи­тель­ных эмо­ци­ях. С пер­вых дней су­ще­ство­ва­ния клу­ба нас при­гла­ша­ли участ­во­вать в Дне по­жи­лых людей, Дне ма­те­ри, в празд­ни­ках дво­ра Ле­нин­ско­го рай­о­на. Ча­стень­ко до­во­ди­лось вы­сту­пать пе­ред се­мья­ми, вос­пи­ты­ва­ю­щи­ми де­тей-ин­ва­ли­дов, в при­ю­тах для ре­бят из небла­го­по­луч­ных се­мей.

— Помни­те ва­шу первую бла­го­тво­ри­тель­ную ак­цию?

— Мне по­зво­ни­ли ма­те­ри де­тей- ин­ва­ли­дов Пер­во­май­ско­го рай­о­на, по­про­си­ли по­мочь ор­га- ни­зо­вать ме­ро­при­я­тие, по­свя­щен­ное 8 Мар­та. При­шли, спе­ли, сыг­ра­ли… При­ни­ма­ли нас и ма­мы, и ре­бят­ня очень теп­ло. С тех пор мы и при­хо­дим к тем, кто нуж­да­ет­ся в про­стой че­ло­ве­че­ской люб­ви. — Как ро­дил­ся ваш клуб? — Все про­сто. Бар­ды с рас­кру­чен­ны­ми име­на­ми в Бе­ла­ру­си есть, а се­рьез­ных фе­сти­ва­лей, сле­тов, кон­цер­тов са­мо­де­я­тель­ной пес­ни по­чти нет. Как нет и про­дю­се­ров, про­дви­га­ю­щих не толь­ко сво­е­го про­те­же, но и та­лан­ты в прин­ци­пе. Вот я и по­ду­мал со­брать еди­но­мыш­лен­ни­ков, что­бы дать им воз­мож­ность по­об­щать­ся, об­ме­нять­ся иде­я­ми, об­су­дить твор­че­ство. На­зва­ние при­ду­ма­ли про­стое: « АЛО «КиТ» — ав­тор­ское лю­би­тель­ское объ­еди­не­ние «Культура и Твор­че­ство». Идею под­дер­жал за­ме­сти­тель ми­ни­стра куль­ту­ры Вик­тор Ку­раш. По­на­ча­лу со­би­ра­лись в До­ме куль­ту­ры «Ло­шиц­кий» (быв­ший ДК Кам­воль­но­го ком­би­на­та), а с от­кры­ти­ем Цен­тра со­ци­аль­но­го об­слу­жи­ва­ния на­се­ле­ния Мос­ков­ско­го рай­о­на пе­ре­бра­лись под его кры­шу.

Рад, что все ча­ще мне уда­ет­ся рас­по­зна­вать чу­жие та­лан­ты. В наш клуб, на­при­мер, при­хо­дят Алек­сандра Но­га­е­ва и Оль­га Ви­но­гра­до­ва, ко­то­рые пи­шут та­кие до­ступ­ные и эмо­ци­о­наль­ные тек­сты, что хо­чет­ся учить­ся у них. У ме­ня в го­ло­ве не укла­ды­ва­ет­ся, от­ку­да у этих юных со­зда­ний та­кое по­ни­ма­ние жиз­ни. Есть и еще од­на звез­доч­ка — Ири­на Ско­ро­ход. Она пре­крас­но ис­пол­ня­ет пес­ни и иг­ра­ет на ги­та­ре. Без­услов­ной гор­до­стью клу­ба, хо­тя и не на­шим от­кры­ти­ем, счи­таю иран­ско­го по­эта Зар­то­шта Зар­ну­ши. Он жи­вет и ра­бо­та­ет в Мин­ске, пи­шет на мно­гих язы­ках — пер­сид­ском, ан­глий­ском, на ла­ты­ни, рус­ском… Вер­либ­ры — ви­зит­ная кар­точ­ка Зар­то­шта. Его сти­хи без риф­мы и да­же сво­бод­ные от рит­ма чем-то срод­ни афо­риз­мам. Осо­бен­ность это­го жан­ра та­ко­ва, что тре­бу­ет пол­но­го по­гру­же­ния в язы­ко­вую сре- ду, на­до очень тон­ко чув­ство­вать сло­во…

— Ко­гда вы­сту­па­е­те пе­ред тя­же­ло боль­ны­ми людь­ми, на ка­кой эф­фект рас­счи­ты­ва­е­те?

— Ис­кус­ство — то­же ле­кар­ство. В этом убе­дил­ся, ко­гда при­шлось по­се­щать в боль­ни­це неиз­ле­чи­мо боль­ную сест­ру. Что­бы как-то ее под­дер­жать, брал с со­бой ин­стру­мент, пел, шу­тил, пы­тал­ся раз­ве­се­лить… И по­нял, что моя те­ра­пия дей­ству­ет. Вы­ле­чить сест­ру, ко­неч­но, не мог, но уж точ­но про­длил ее дни и об­лег­чил стра­да­ния. В боль­ни­це узнал, что в стране есть за­ме­ча­тель­ные лю­ди, ко­то­рые доб­ро­воль­но за­ни­ма­ют­ся с детьми, боль­ны­ми лей­ке­ми­ей, ДЦП и про­чи­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми, нуж­да­ю­щи­ми­ся в осо­бом ухо­де. То­гда же моя при­ем­ная дочь Да­ша по во­ле слу­чая ста­ла во­лон­те­ром, ра­бо­та­ла в ле­чеб­ных учреж де­ни­ях. Она то­же мно­го­му ме­ня на­учи­ла. А учи­ла так: «Па­па, а да­вай по­да­рим дет­ской боль­ни­це ка­че­ли с на­шей да­чи». По ее ини­ци­а­ти­ве мы устра­и­ва­ли кон­цер­ты для боль­ных ма­лы­шей, де­ли­лись с ни­ми лас­кой и теп­лом.

— По­сле та­ких встреч у вас рож­да­ют­ся но­вые сти­хи?

— Бы­ва­ет. Толь­ко вот при их на­пи­са­нии на­до все­гда пом­нить, что лю­ди не лю­бят про­яв­ле­ния жа­ло­сти к се­бе. На­до не жа­леть, а по­мо­гать, со­зда­вать во­круг че­ло­ве­ка бла­го­при­ят­ную сре­ду.

— В ми­нув­шем го­ду мне до­ве­лось по­зна­ко­мить­ся с ва­шим тез­кой — пи­ло­том «Бо­ин­га» Сер­ге­ем Тка­че­вым, ко­то­рый то­же по­мо­га­ет боль­ным де­тям. В том чис­ле и фи­нан­со­во…

— Ес­ли у ме­ня ко­гда-ни­будь по­явят­ся се­рьез­ные день­ги, пер­вое, что сде­лаю, — по­де­люсь ими… Но по­ка мо­гу по­мо­гать толь­ко соб­ствен­ным твор­че­ством и та­лан­та­ми сво­их еди­но­мыш­лен­ни­ков. Прав­да, од­ной се­мье неко­то­рое вре­мя ока­зы­вал и прак­ти­че­скую под­держ­ку. У оди­но­кой ма­те­ри, ко­то­рая вос­пи­ты­ва­ла боль­ную ДЦП дочь и со­вер­шен­но здо­ро­во­го ма­лы­ша-сы­на, был ав­то­мо­биль, а прав во­ди­тель­ских не бы­ло. Вот я и во­зил их то на да­чу, то за го­род к озе­ру от­дох­нуть, то по хо­зяй­ствен­ным де­лам…

— В ва­шем клу­бе то­же есть лю­ди с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми…

— Не мо­гу не ска­зать о двух очень ода­рен­ных жен­щи­нах — Ан­дже­ле Ху­дик и Оль­ге Пат­рий. Обе сле­пые с дет­ства. Пер­вая об­ла­да­ет чу­дес­ным го­ло­сом, за­ме­ча­тель­но по­ет как свои, так и пес­ни дру­гих ав­то­ров. Вто­рая — ком­по­зи­тор, по­этес­са, ис­пол­ни­тель, ак­ком­па­ни­ру­ет се­бе на фор­те­пи­а­но. Ее пес­ни на сти­хи Ва­лен­ти­ны По­ли­ка­ни­ной про­сто по­тря­са­ют, бе­рут за ду­шу. Непо­нят­но, по­че­му пес­ни этих бе­ло­рус­ских са­мо­род­ков по­чти не зву­чат на на­шем ра­дио и те­ле­ви­де­нии. Ни­ко­го не хо­чу оби­деть, но та же Ан­дже­ла, на мой взгляд, не ме­нее ода­ре­на, чем из­вест­ная рос­сий­ская пе­ви­ца Ди­а­на Гурц­кая. Есть в на­ших ря­дах и дру­гие лю­ди, име­ю­щие пробле­мы со здо­ро­вьем, но очень та­лант­ли­вые. Это ги­та­рист-вир­ту­оз Алек­сандр Шиш­ко, бард и ху­дож­ник Алек­сей Ляпин…

— Для бла­го­тво­ри­тель­ных кон­цер­тов вы спе­ци­аль­но под­би­ра­е­те ре­пер­ту­ар?

— Ско­рее да, чем нет. Ка­ко­го-то спе­ци­аль­но­го ре­пер­ту­а­ра не го­то­ви­ли ни­ко­гда, но иг­ра­ем и по­ем, не так, как вез­де. Ина­че…

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.