На­ем­ные же­ны по­эта Не­кра­со­ва

Есть по­эты, при­знан­но тво­рив­шие в рус­ле лю­бов­ной по­э­зии: Пуш­кин, Ма­я­ков­ский. А есть Не­кра­сов — по­эт-граж­да­нин, де­мо­крат, по­эт уни­жен­ных и обез­до­лен­ных, чье прав­ди­вое сло­во зва­ло на борь­бу со злом, при­зы­ва­ло к доб­ру и спра­вед­ли­во­сти

Minskiy kuryer. Tolstushka - - ЛЮДИ И ВРЕМЯ - На­та­лья Еси­по­ва

Со­вет­ские учеб­ни­ки ли­те­ра­ту­ры пред­став­ля­ли Ни­ко­лая Не­кра­со­ва имен­но так. Впро­чем, и сей­час в твор­че­стве по­эта ви­дят лишь го­ря­чее со­чув­ствие к кре­пост­ным кре­стьян­кам: до­ля ты рус­ская, до­люш­ка жен­ская, есть жен­щи­ны в рус­ских се­ле­ньях, опять же ко­ня на ска­ку оста­но­вит. А меж­ду тем у Ни­ко­лая Алек­се­е­ви­ча есть ще­мя­щие тро­га­тель­ные стро­ки о люб­ви, люб­ви бо­лез­нен­ной, без­на­деж­ной. Да и в жизни по­эт был бо­лее чем люб­ве­оби­лен, несмот­ря на свою, мяг­ко го­во­ря, неа­ван­таж­ную внеш­ность. И ес­ли до 24 лет Николай по­зна­вал плот­ские ра­до­сти с гор­нич­ны­ми и да­ма­ми наи­лег­чай­ше­го по­ве­де­ния, то по­том в его жизни про­изо­шел тот са­мый сол­неч­ный удар. и жур­на­ли­ста Ни­ко­лая Не­кра­со­ва. При­вел на свою го­ло­ву… Впро­чем, Ав­до­тья Яко­влев­на, на пер­вых по­рах ис­пы­ты­вав­шая к су­пру­гу ес­ли не страст­ную лю­бовь, но некую пыл­кость, быст­ро по­гас­ла и сник­ла. Еще бы: ко­му по­нра­вит­ся, что те­бе пред­по­чи­та­ют дам по­лу­све­та? Иван Ива­но­вич не счи­тал нуж­ным от­ка­зы­вать­ся и от этой пи­кант­ной при­выч­ки, ко­то­рую мож­но про­стить толь­ко хо­ло­стя­кам. Плюс по­сто­ян­ное от­сут­ствие де­нег и дол­ги му­жа, ко­то­рые он де­лал по­сто­ян­но, угне­та­ли и раз­дра­жа­ли Ав­до­тью Яко­влев­ну.

Итак, она про­из­ве­ла боль­шое впе­чат­ле­ние на на­чи­на­ю­ще­го и еще ни­ко­му не из­вест­но­го по­эта. Ему бы­ло 24 го­да. По се­го­дняш­ним мер­кам по­чти ин­фан­тиль­ный юно­ша. Ей — 25.

Од­на­жды Не­кра­сов ка­тал свою да­му серд­ца по Не­ве на лод­ке и в оче­ред­ной раз за­вел раз­го­вор о чув­ствах. Она по­сме­я­лась. То­гда он со­об­щил, что не уме­ет пла­вать, и прыг­нул в ре­ку. Ис­пу­ган­ная Ав­до­тья Яко­влев­на под­ня­ла крик. Не­кра­со­ва вытащили, а он опять за свое: «Или моя, или по­вто­рю вы­ход­ку. Но на этот раз удач­но, что­бы сра­зу кам­нем на дно». В об­щем, как у клас­си­ка: она его за му­ки по­лю­би­ла…

В со­вет­ских учеб­ни­ках ли­те­ра­ту­ры ее да­же на­зы­ва­ют граж­дан­ской же­ной Не­кра­со­ва. Смеш­но. Это при жи­вом-то му­же! Ко­неч­но, лю­бов­ни­ца. Или да­же со­жи­тель­ни­ца: все трое про­жи­ва­ли в од­ной квар­ти­ре, где од­но­вре­мен­но рас­по­ла­га­лась ре­дак­ция жур­на­ла «Со­вре­мен­ник». Че­рез мно­го лет в ана­ло­гич­ной си­ту­а­ции ока­жут­ся Вла­ди­мир Ма­я­ков­ский, Ли­ля Брик и Осип Брик. Без­услов­но, та­кое ще­кот­ли­вое по­ло­же­ние не мог­ло не вы­зы­вать пе­ре­су­дов и спле­тен. Их бы­ло в из­быт­ке: сплет­ни по по­во­ду их непри­лич­ных от­но­ше­ний не пре­кра­ща­лись еще очень дол­го. Но Па­на­е­ву бы­ло все равно, так что Не­кра­сов за дво­их за­ка­ты­вал скан­да­лы и из­ма­ты­вал пре­тен­зи­я­ми, рев­но­стью. По­том пла­кал, про­сил про­ще­ния. Аф­ри­кан­ские стра­сти за­кон­чи­лись бе­ре­мен­но­стью Па­на­е­вой. Мальчик ро­дил­ся сла­бень­ким и вско­ре умер. В од­ной из цер­ков­ных мет­ри­че­ских книг Пе­тер­бур­га в от­де­ле «Об умер­ших 27 мар­та 1855 го­да» за­пи­са­но: «От­став­но­го дво­ря­ни­на кол­леж­ско­го сек­ре­та­ря Ива­на Ива­но­ви­ча Па­на­е­ва сын Иоанн, пол­то­ра ме­ся­ца». Речь идет о ма­лень­ком Иване Па­на­е­ве, сыне Не­кра­со­ва.

В об­щей слож­но­сти пол­то­ра де­сят­ка лет жизни и не вме­сте, и не по­рознь. Ав­до­тье уже за сорок: она хо­те­ла спо­кой­ствия и ти­хо­го жен­ско­го сча­стья. К со­жа­ле­нию, у нас нет их пе­ре­пис­ки: все письма (огром­ное количество!), за ис­клю­че­ни­ем двух ма­лень­ких ее за­пи­со­чек, бы­ли со­жже­ны Па­на­е­вой. В 1863 го­ду она, к то­му вре­ме­ни дав­но вдо­ва Па­на­е­ва, вы­шла за­муж за сек­ре­та­ря ре­дак­ции «Со­вре­мен­ни­ка» Го­ло­ва­че­ва. Ро­ди­ла де­воч­ку и все­це­ло по­свя­ти­ла се­бя ее вос­пи­та­нию. А по­том муж умер, и она оста­лась од­на с до­че­рью без средств к су­ще­ство­ва­нию, бед­ство­ва­ла, за­ра­ба­ты­ва­ла на жизнь рас­ска­за­ми и ре­дак­ту­рой.

Уро­ки фран­цуз­ско­го

Бы­ли у по­эта и ми­мо­лет­ные аму­ры, да­же в па­на­ев­ский пе­ри­од. Од­на­жды он не на шут­ку увлек­ся фран­цуз­ской ак­три­сой Се­ли­ной Ле­френ, от­ли­чав­шей­ся не столь­ко кра­со­той, сколь­ко бой­ко­стью и сво­бод­ным от­но­ше­ни­ем к лю­бов­ным свя­зям. Гру­бо го­во­ря, сде­лать­ся со­дер­жан­кой бо­га­то­го ба­ри­на ее не сму­ща­ло. Удоб­ная жен­щи­на: она не тре­бо­ва­ла от Не­кра­со­ва ни­че­го, кро­ме де­нег, ко­то­рые у него ста­ли во­дить­ся.

Для всей Рос­сии Не­кра­сов был учи­те­лем жизни, ве­ли­ким по­этом, а для нее про­сто бо­га­тым муж­чи­ной. Раз­го­ва­ри­вать по ду­шам с Се­ли­ной Не­кра­сов не мог, так как пло­хо го­во­рил по-фран­цуз­ски, а она не вла­де­ла рус­ским. То­вар­но-де­неж­ные от­но­ше­ния дли­лись ров­но до то­го вре­ме­ни, по­ка ак­три­са не ско­пи­ла круг­лую сум­му и не по­ки­ну­ла Рос­сию навсегда. А ее ме­сто око­ло Не­кра­со­ва немед­лен­но за­ня­ла мо­ло­дая вдо­ва Прас­ко­вья Мей­шен, ко­то­рую по­эт вы­вез из Яро­слав­ля. Вдо­ву при­влек­ло то, что у Не­кра­со­ва был соб­ствен­ный вы­езд: от­лич­ные во­ро­ные ло­ша­ди, кры­тые небес­но-го­лу­бой сет­кой. Кра­со­та и пред­мет за­ви­сти дру­гих дам по­лу­све­та! Прав­да, она быст­ро на­ску­чи­ла Не­кра­со­ву и он от­пра­вил ее об­рат­но в Яро­славль.

«Всех воз­му­ща­ло не то, что Не­кра­сов был мно­го­люб, мно­го­же­нец, неспо­соб­ный к од­но­брач­ной люб­ви. Та­ко­вы по­чти все ли­ри­ки… Пуш­кин лю­бил сто три­на­дцать или сто че­тыр­на­дцать жен­щин, и это ка­за­лось есте­ствен­ным, это ни в ком не вы­зы­ва­ло враж­ды. Ес­ли что воз­му­ща­ло в Не­кра­со­ве, так имен­но то, что лю­бовь Не­кра­со­ва, по край­ней ме­ре с пер­во­го взгля­да, не бы­ла лю­бо­вью по­эта… Разой­дясь с од­ной жен­щи­ной, он мгно­вен­но схо­дил­ся с дру­гой. Жен­щи­ны для него не лю­бов­ни­цы, но как бы на­ем­ные же­ны», — на­пи­сал Кор­ней Чу­ков­ский в ста­тье «По­дру­ги по­эта». На­ем­ные же­ны. Гру­бо, вуль­гар­но, но как точ­но.

Осо­бен­ную лю­бовь Не­кра­сов пи­тал к охот­ни­чьим со­ба­кам. Как толь­ко у него по­яви­лась воз­мож­ность, он сра­зу же за­вел не од­ну, а не­сколь­ко ле­га­вых со­бак, по­ро­ду в то вре­мя до­воль­но но­вую и мод­ную. Ав­до­тья Па­на­е­ва. Хо­зяй­ка ли­те­ра­тур­но­го са­ло­на. Сей­час бы ее на­зва­ли свет­ской льви­цей.

Ми­лая про­стуш­ка

А вот Фек­ла Викторова ста­ла для Не­кра­со­ва не на­ем­ной, а за­кон­ной — един­ствен­ной! — же­ной. До бо­ли стан­дарт­ное муж­ское по­ве­де­ние: чем стар­ше ста­но­вил­ся по­эт, тем бо­лее мо­ло­дую по­дру­гу он се­бе вы­би­рал. Не­кра­со­ву бы­ло 43 го­да, Па­на­е­вой — 44, Се­лине — 32, а Фек­ле — 19. И еще пи­кант­ный факт: за­яд­лый иг­рок Не­кра­сов выиграл ее в кар­ты у куп­ца Лыт­ки­на, у ко­то­ро­го она бы­ла на со­дер­жа­нии.

Не­кра­со­ву не нра­ви­лось ее про­сто­на­род­ное имя, по­это­му он стал на­зы­вать ее Зи­ной. Хо­ро­шень­кая про­стуш­ка с ямоч­ка­ми на ще­ках, не обез­об­ра­жен­ная ин­тел­лек­том. Са­мая боль­шая ра­дость — до­ро­гие ма­га­зи­ны на Нев­ском про­спек­те. За­то она об­ла­да­ла жен­ской хит­ро­стью и же­лез­ной хват­кой: за­учи­ва­ла на­изусть сти­хи по­эта, с вос­тор­гом це­ло­ва­ла ему ру­ки и по­чти ни­ку­да не вы­ез­жа­ла од­на. Ну ес­ли толь­ко в ма­га­зи­ны. Зи­неФек­ле уда­лось сде­лать­ся Не­кра­со­вой бук­валь­но за пол­го­да до смер­ти по­эта, хо­тя она ме­то­дич­но до­би­ва­лась это­го мно­го лет. По за­ве­ща­нию ей до­ста­лись име­ние «Чу­дов­ская Лу­ка» и иму­ще­ство пе­тер­бург­ской квар­ти­ры. Все это она раз­да­ри­ла род­ствен­ни­кам по­эта, ко­то­рые по­том про­сто не пу­сти­ли ее на по­рог. Пра­ва на свои про­из­ве­де­ния по­эт за­ве­щал сест­ре Анне Алек­се­евне Бут­ке­вич. А мо­ло­дая вдо­ва уеха­ла к се­бе на ро­ди­ну в Са­ра­тов и жи­ла там за­мкну­то и бед­но. Па­на­е­вой не до­ста­лось ни-

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.