Власть зем­ли

Ака­де­мик Иван Го­луб ве­рит: ему свы­ше пред­на­чер­та­но тру­дить­ся на зем­ле

Minskiy kuryer - - ПЕРСОНА -

уче­ных. На­при­мер, мы пред­ло­жи­ли со­вре­мен­ные и эф­фек­тив­ные ком­плекс­ные удоб­ре­ния и тех­но­ло­гии их при­ме­не­ния для льна мас­лич­но­го. А внед­рить их в про­из­вод­ство по­ка не по­лу­чи­лось. У хо­зяйств, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся этой куль­ту­рой, не все­гда на­хо­дят­ся на это день­ги. При­хо­дит­ся воз­вра­щать го­су­дар­ству сред­ства, по­тра­чен­ные на со­зда­ние про­рыв­ных раз­ра­бо­ток. Есть у нас тех­но­ло­гия, поз­во­ля­ю­щая по­лу­чить на 15-20 % боль­ше тресты. Но и ее не уда­ет­ся рас­про­стра­нить по всей стране. Эн­ту­зи­аз­ма со­труд­ни­кам ин­сти­ту­та та­кая си­ту­а­ция, ра­зу­ме­ет­ся, не при­бав­ля­ет.

— Но, ка­за­лось бы, лен — вос­тре­бо­ван­ная про­из­вод­ством куль­ту­ра, на нем мож­но раз­бо­га­теть.

— Огром­ная проблема на­шей от­рас­ли — вза­и­мо­рас­чет. Про­да­ешь лен, а те­бе три го­да за него ни­че­го не вы­пла­чи­ва­ют. Кто бу­дет бес­плат­но вы­ра­щи­вать та­кую слож­ную куль­ту­ру, ес­ли за тя­же­лый труд еще и де­нег не по­лу­чать? Вы­со­кую при­быль, до­бав­лен­ную сто­и­мость да­ют го­то­вые льня­ные из­де­лия. Вот где за­ры­ты день­ги! Но, к со­жа­ле­нию, ос­нов­ную мас­су льна (око­ло 90 %) у нас про­да­ют по­ка в ви­де сы­рья. А это ни­ко­гда не поз­во­лит раз­бо­га­теть ни от­рас­ли, ни го­су­дар­ству.

— То есть, не гля­дя на оче­вид­ные успе­хи, по­чи­вать на лав­рах уче­ным ра­но.

— Оста­нав­ли­вать­ся в на­у­ке нель­зя. Ме­ня­ют­ся об­ста­нов­ка на по­лях, тех­ни­ка, да­же кли­мат уже дру­гой. Уче­ные, как са­пе­ры, долж­ны ид­ти впереди про­из­вод­ства. И мы ста­ра­ем­ся. В 2014 го­ду рай­о­ни­ро­ва­ли сорт льна-дол­гун­ца «грант». Он по­ка­зы­ва­ет на по­лях стра­ны пре­вос­ход­ные ре­зуль­та­ты. С ним мож­но уве­рен­но ра­бо­тать 5-10 лет, но по­том он все рав­но те­ря­ет свои ка­че­ства. Ему на сме­ну уже под­го­тов­ле­ны но­вые вы­со­ко­про­дук­тив- ные сор­та «маяк», «да­да», «ду­кат», «та­лер».

— Вы ав­тор та­ких сор­тов льна, как «бла­кит», «хва­ля», «бе­ли­та», «ворт», «ли­да» и дру­гих. Что нуж­но, что­бы со­здать но­вый пер­спек­тив­ный сорт? — Же­ла­ние, опыт, интуиция и, ко­неч­но, лю­бовь к куль­ту­ре.

Как за­ка­ля­лась сталь

— Сре­ди ака­де­ми­ков немно­го лю­дей с по­хо­жей на ва­шу био­гра­фи­ей. На­чав ра­бо­чим на крах­маль­ном за­во­де, вы бы­ли глав­ным аг­ро­но­мом, пред­се­да­те­лем кол­хо­за, ди­рек­то­ром экс­пе­ри­мен­таль­ной ба­зы, воз­глав­ля­ли рай­ис­пол­ком. Ко­гда же и по­че­му вас по­тя­ну­ло в на­у­ку?

— За­ни­мал­ся на­у­кой еще со сту­ден­че­ских вре­мен в Бе­ло­рус­ской го­су­дар­ствен­ной сель­хоз­а­ка­де­мии. Но по ее окон­ча­нии ме­ня на­пра­ви­ли глав­ным аг­ро­но­мом в кол­хоз «Крас­ный фа­кел» Мсти­слав­ско­го рай­о­на. Мож­но счи­тать, что с мо­мен­та ра­бо­ты там (1974 год) я и за­ни­ма­юсь льном. В 27 лет стал пред­се­да­те­лем кол­хо­за «Крас­ный Ок­тябрь» Ор­шан­ско­го рай­о­на и вы­вел его в ли­де­ры. Че­рез 7 лет ме­ня на­зна­чи­ли ди­рек­то­ром экс­пе­ри­мен­таль­ной ба­зы «Устье» Ор­шан­ско­го рай­о­на, ко­то­рая при­шла в пол­ный упа­док. За три го­да она ста­ла луч­шим хо­зяй­ством в рай­оне. Толь­ко в 1985 го­ду по­сту­пил на­ко­нец в ас­пи­ран­ту­ру Бе­ло­рус­ско­го НИИ зем­ле­де­лия. В 1989-м за­щи­тил кан­ди­дат­скую, а в 1998-м — док­тор­скую.

— Что бы­ло са­мым тя­же­лым для вас на по­сту ди­рек­то­ра Ин­сти­ту­та льна?

— Всё. Это са­мый труд­ный пе­ри­од мо­ей жиз­ни. Ин­сти­тут со­зда­ва­ли с ну­ля, не бы­ло тех­ни­ки, кад­ров. Зда­ние в Устье на­хо­ди­лось в по­лу­а­ва­рий­ном со­сто­я­нии. Сей­час да­же не ве­рит­ся, что мы су­ме­ли за год-два стать со­лид­ным на­уч­ным учре­жде­ни­ем. Вы­де­лен­ных де­нег хва­ти­ло, что­бы при­об­ре­сти ком­байн «Ли­да». Соб­ствен­ны­ми си­ла­ми от­ре­мон­ти­ро­ва­ли по­ме­ще­ние. Се­год­ня и внут­ри, и сна­ру­жи об­раз­цо­вый по­ря­док! А глав­ное — в на­шем кол­лек­ти­ве тру­дят­ся 75 че­ло­век, и все фанаты сво­е­го де­ла. Ос­нов­ной со­став го­то­ви­ли из вы­пуск­ни­ков Бе­ло­рус­ской го­су­дар­ствен­ной сель­ско­хо­зяй­ствен­ной ака­де­мии. При­чем я со­зна­тель­но вы­би­рал по­пол­не­ние в ос­нов­ном из чис­ла тех, кто вы­рос в де­ревне: го­ро­жа­нам не все­гда по си­лам вы­дер­жать на­ши на­груз­ки.

— 2018-й объ­яв­лен Го­дом ма­лой ро­ди­ны. Ка­кие чув­ства свя­за­ны у вас с де­рев­ней Подъ­ясен­ка Боб­руй­ско­го рай­о­на, где вы ро­ди­лись?

— Для ме­ня ма­лая ро­ди­на — это не толь­ко кра­си­вое ме­сто, лес и ре­ка Вол­чан­ка, впа­да­ю­щая в Бе­ре­зи­ну. И не толь­ко от­чий дом, он, к сча­стью, со­хра­нил­ся. Ма­лая ро­ди­на — это пре­жде все­го люди, ко­то­рые жи­ли бок о бок, вли­я­ли на мое ста­нов­ле­ние. Все­гда с тре­пе­том вспо­ми­наю од­но­сель­чан. Для ме­ня это се­мья.

— Кто-ни­будь из ва­ших де­тей свя­зал свою жизнь с ра­бо­той на зем­ле?

— Нет. Имен­но по­то­му, что я тру­дил­ся от тем­на до тем­на и де­ти ме­ня по­чти не ви­де­ли, они не за­хо­те­ли сле­до­вать мо­е­му при­ме­ру. Сын Вла­ди­мир окон­чил Мо­ги­лев­ский го­су­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет про­до­воль­ствия, ра­бо­тал за­ме­сти­те­лем ди­рек­то­ра мя­со­ком­би­на­та. Се­год­ня он воз­глав­ля­ет част­ное пред­при­я­тие. У него се­мья, двое сыновей. Дочь Люд­ми­ла, вы­пуск­ни­ца Ви­теб­ско­го го­су­дар­ствен­но­го ме­ду­ни­вер­си­те­та, ра­бо­та­ет вра­чом УЗИ-ди­а­гно­сти­ки в об­ласт­ной боль­ни­це. За­му­жем, у нее две до­че­ри.

— О чем меч­та­е­те се­год­ня? — Меч­таю, что­бы лен стал гор­до­стью Бе­ла­ру­си. Что­бы по­том­ки с удо­воль­стви­ем но­си­ли на­ту­раль­ные льня­ные вещи, ча­ще вклю­ча­ли в ра­ци­он льня­ное мас­ло. Что­бы эта куль­ту­ра про­слав­ля­ла на­шу стра­ну и при­но­си­ла ей до­ход.

Для ме­ня ма­лая ро­ди­на — это не толь­ко кра­си­вое ме­сто, лес и ре­ка Вол­чан­ка, впа­да­ю­щая в Бе­ре­зи­ну. И не толь­ко от­чий дом, он, к сча­стью, со­хра­нил­ся. Ма­лая ро­ди­на — это пре­жде все­го люди, ко­то­рые жи­ли бок о бок, вли­я­ли на мое ста­нов­ле­ние. Все­гда с тре­пе­том вспо­ми­наю од­но­сель­чан. Для ме­ня это се­мья.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.