Чум­ные дра­ни­ки

Обо­зрев тель «СО­ЮЗ » отыск л в глу­хом эвен­кий­ском се­ле три по­ко­ле­ния бе­ло­ру­сов

Rossiyskaya Gazeta - Soyuz - - Титульный Лист - Алек­сандр Яро­шен­ко, yaroshenko68@mail. ru, Амур­ская об­ласть Ссыль­ные из Боб­руй­ска

По­том­ки по­се­лен­цев из Боб­руй­ска по­ни­ма­ют язык оро­чон, так и не на­учи­лись жить без ру­мя­ных дра­ни­ков, а в их дво­ре, у са­мо­го на­ча­ла амур­ской тай­ги, жи­вет бе­ло­рус­ский аист.

«Вен­глин­ских лег­ко най­де­те! Иди­те пря­мо по ули­це, как уви­ди­те са­мый кра си­вый двор, зна­чит, при­шли по ад­ре су»,— так объ­яс­ня­ли мне до­ро­гу жи­те­ли эвен­кий­ско­го села Бом­нак.

Пыль­ная ули­ца, на ко­то­рой глав­ны­ми бы­ли без­злоб­ные лай­ки, од­ним кон­цом упи­ра­ет­ся в зе­ле­ную непро­гляд­ность тай­ги. Не до­хо­дя до ее края, глаз «спо­ты ка­ет­ся» об уто­па­ю­щую в цве­тах усадь­бу. А вы­со­ко над ка­лит­кой в ру­ко­твор­ном гнез­де си­дит чер­но­кры­лый аист… Вы­бе жав­шая из до­ма дев­чон­ка на мой во­прос: «А де­душ­ка до­ма?» — утвер­ди­тель­но мах­ну­ла ко­сич­ка­ми и звон­ко крик­ну­ла: «Де­да, к те­бе при­шли!..»

— Про­хо­ди­те, про­хо­ди­те! — улы­ба ясь го­во­рит вы­шед­ший из глу­би­ны дво ра Ни­ко­лай Ан­то­но­вич Вен­глин­ский.

Уса­жи­ва­ем­ся под се­нью про­хлад­ной ве­ран­ды.

— Ни­на, иди сю­да! — ма­шет он ру­кой жен­щине в яр­кой коф­те. Ви­жу, что у хо зя­и­на и по­до­шед­шей жен­щи­ны оди­на ко­вые улыб­ки. — Это Ни­на, сест­ра моя, мы всю жизнь по со­сед­ски жи­вем, — по­яс­ня­ет хо­зя­ин.

...Их де­да Бро­ни­сла­ва Вен­глин­ско­го со всей его боль­шой се­мьей в 1938 го­ду при зна­ли «вра­гом на­ро­да» толь­ко за то, что у него бы­ла па­ра ло­ша­дей, а его дом на ок­ра ине Боб­руй­ска был по­крыт же­ле­зом.

— Всю его се­мью по­са­ди­ли в те­ля­чий ва­гон и прак­ти­че­ски без оста­но­вок с са мой Бе­ла­ру­си вез­ли сю­да, на Даль­ний Во­сток. Кон­во­и­ры от­кры­ли две­ри толь ко на стан­ции Ты­г­да, — по­яс­ня­ет Ни­на Ан­то­нов­на . По­том они на ло­ша­дях 6 су ток до­би­ра­лись до это­го Амур­ско­го края. Ме­стом жи­тель­ства Венг лин­ским опре­де­ли не­боль­шой по­се­лок Ни­ко­ла­ев­ский.

— Нас в се­мье бы­ло де­вять че­ло­век, ма лень­кая хат­ка с же лез­ной печ­кой по­се­ре­дине, во­круг ко­то­рой мы все спа­ли на по­лу. Я спал с по­ро­сен­ком в об­ним­ку. Мы с ним гре­ли друг друж­ку, — горь­ко усме­ха­ет­ся Ни­ко­лай Вен­глин­ский.

Их дед Бро­ни­слав Венг лин­ский слыл в этом та­еж­ном краю пер­вым ма­сте­ром по пле­те­нию кор­зин. Отец Ни­ны Ан­то­нов­ны и Ни­ко­лая Ан­то но­ви­ча ра­бо­тал за­го­то­ви­те лем пуш­ни­ны. Был че­ло­ве­ком кри­сталь­ной чест­но­сти, эвен­кий­ские охот­ни­ки, сда вав­шие ему со­бо­лей, так и зва­ли его — «чест­ный Венг лин­ский».

— Че­рез ру­ки от­ца про­хо ди­ли ты­ся­чи со­бо­лей, а мы жи­ли бед­но, са­мым боль­шим бо­гат­ством бы­ла ге­рань на окош­ках, — вспо­ми­на­ет Ни­на Гав­ри­ло­ва.

«Ля­во­ни­ха» на веч­ной мерз­ло­те

Бе­ло­ру­сы Вен­глин­ские — на­род ра­бо­тя­щий и ве­се­лый. — Жи­ли очень труд­но, но не уны­ва­ли. В клу­бе «Ля­во­ни­ху» так от­пля­сы­ва­ли, что по­ло­ви цы хо­ду­ном хо­ди­ли. Брат Ко­ля ра­но на­учил­ся на ба­яне иг­рать, — ма­шет ру­кой Ни­на Ан­то­нов­на.

В кон­це 5# х го­дов прош ло­го те­перь уже ве­ка их се мью сно­ва пе­ре­се­ли­ли в бли жай­шее се­ло Бом­нак, то­гда это на­зы­ва­лось «укруп­не­ни ем » . Ни­ко­лай Вен­глин­ский от­слу­жил в ар­мии и вер­нул­ся в род­ной по­се­лок с мо­ло­дой же­ной. Ни­на ни­ку­да со сво­е­го Се­ве­ра не уез­жа­ла. Боль­ше трид­ца­ти лет про­ра­бо­та­ла на чаль­ни­ком мест­но­го аэ­ро пор­та.

— Тут пре­крас­ная жизнь! Чи­ще сне­га, чем в Бом­на­ке, я ни­где не ви­де­ла, — го­во­рит она.

Вспо­ми­на­ет, что в со­вет ское вре­мя би­лет на са­мо­лет до бли­жай­ше­го по­сел­ка Гор ный сто­ил все­го один рубль.

Ни­ко­лай Ан­то­но­вич не сколь­ко де­ся­ти­ле­тий кря­ду про­ра­бо­тал ра­дио­ме­ха­ни­ком сель­ско­го аэро­пор­та. Обес пе­чи­вал ра­дио­связь для меж ду­на­род­но­го «ко­ри­до­ра», ко то­рый свя­зы­вал Токио с Нью Йор­ком.

Вен­глин­ские несколь­ко раз ез­ди­ли в от­пуск к сво­им кор­ням — в Бе­ла­русь.

— Я ко­гда уви­де­ла хат­ку де­да, из за ко­то­рой всю его се­мью чуть не по­гу­би­ли, чуть в об­мо­рок не упа­ла. Ма­лень кая та­кая! — вос­кли­ца­ет Ни­на Ан­то­нов­на. Стар­шие Венг лин­ские до по­след­не­го ча­са тос­ко­ва­ли по сво­ей Ро­дине, с ко­то­рой их раз­лу­чи­ли.

— Ба­буш­ка все­гда пла­ка­ла, как толь­ко речь за­хо­ди­ла о Бе­ла­ру­си. Она при­учи­ла нас к бе­ло­рус­ской кухне, мы и се год­ня без дра­ни­ков неде­ли не жи­вем, — при­зна­ют­ся бом­нак­ские бе­ло­ру­сы.

Есть у них фир­мен­ное бо бруй­ское блю­до, ко­то­рое в их се­мье на­зы­ва­ет­ся « души » . Это мяс­ной фарш, спря­тан ный в «плоть» гу­сто­го кар­то фель­но­го пю­ре.

— По­лу­ча­ют­ся как га­луш ки, но толь­ко из кар­то­фе­ля, они от­ва­ри­ва­ют­ся в со­ле­ной во­де, по­том об­жа­ри­ва­ют­ся в мас­ле. Со сме­та­ной про­сто объ­еде­ние, — го­во­рят Венг лин­ские.

Бом­нак — се­ло неболь шое и неиз­ба­ло­ван­ное ци­ви ли­за­ци­ей. Ле­том сю­да мож но по­пасть на ви­дав­шем небо «ку­ку­руз­ни­ке» толь­ко в слу­чае лет­ной по­го­ды. Или до­плыть на лод­ке по си­ним вол­нам ру­ко­твор­но­го Зей ско­го мо­ря, за про­сто­ра­ми ко­то­ро­го и пря­чет­ся зем­ля эвен­ков.

Боль­ше по­ло­ви­ны на­ро­да, ко­то­рый про­жи­ва­ет в Бом­на ке, — эвен­ки, хра­ни­те­ли и апо­сто­лы бес­край­ней тай­ги.

— Мы с ни­ми очень друж но жи­вем. Они чи­стые сер дцем, чест­ные лю­ди. Я мно­го что по­ни­маю по эвен­кий­ски, — улы­ба­ет­ся бе­ло­рус Венг лин­ский.

Стар­шие Вен­глин­ские до по­след­не­го ча­са тос­ко­ва­ли по сво­ей Ро­дине, с ко­то­рой их на­силь­но раз­лу­чи­ли

Гла­ва ро­до­вой охот­ни­чье оле­не­вод­че­ской об­щи­ны «Юктэ» Еле­на Ко­ле­со­ва на зы­ва­ет Ни­ко­лая Вен­глин­ско го «зо­ло­тым че­ло­ве­ком».

— В это труд­но по­ве­рить, но он нас во­зит на сво­ей ма шине за сот­ни ки­ло­мет­ров от по­сел­ка в тай­гу, к оле­не­во дам. И не бе­рет за это ни ко пей­ки де­нег, — го­во­рит Еле­на Гри­го­рьев­на.

Ни­ко­лай Ан­то­но­вич от та кой по­хва­лы сму­ща­ет­ся, на зы­вая это «обыч­ным де­лом».

— Да брось­те вы! У нас так рань­ше весь по­се­лок жил. Ни ка­ких то­вар­но де­неж­ных от но­ше­ний меж­ду людь­ми не бы­ло, толь­ко вза­и­мо­вы­руч ка…

На во­прос о мечте Венг лин­ские от­ве­ти­ли не за­ду­мы ва­ясь.

— Что­бы ры­бы бы­ло еще боль­ше в Зей­ском мо­ре. Осталь­но­го у нас все­го хва­та ет. Мы счаст­ли­вые лю­ди.

Ни­на и Ни­ко­лай Вен­глин­ские — тре­тье по­ко­ле­ние боль­шой бе­ло­рус­ской се­мьи, не по сво­ей во­ле ока­зав­шей­ся на Даль­нем Во­сто­ке. Но этот су­ро­вый край они ис­кренне по­лю­би­ли...

Дом Вен­глин­ских ни с чьим дру­гим не спу­та­ешь — толь­ко у них ивет аист.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.