В хок­кей иг­ра­ют да/е пре­зи­ден­ты

Хок­кей — от «Зо­ло­той ш йбы» до чем­пи­он т Ноч­ной ли­ги и КХЛ — объ­еди­ня­ет гл в го­суд рств и бо­лель­щи­ков

Rossiyskaya Gazeta - Soyuz - - Титульный Лист - Па­вел За­руд­ный, mailto:pavel_kpz@mail. ru

На мат­чи юби­лей­но­го, де­ся­то­го се­зо­на Кон­ти­нен­таль­ной хок­кей­ной ли­ги в кас­сы двор­цов спор­та вы­стра­и­ва­ют­ся огром­ные оче­ре­ди. Або­не­мен­ты по­клон­ни­ки СКА, ЦСКА, мин­ско­го «Ди­на­мо» или «Ак Бар­са» рас­ку­пи­ли еще ле­том. И во­прос: «Есть ли лиш­ний би­ле­тик?» се­го­дня не зву­чит как фра­за из ста­ро­го филь­ма. Все по-на­сто­я­ще­му.

Уди­ви­тель­но, но ес­ли дру­гие стра­ны бывшего СССР ста­ра тель­но уни­что­жа­ли все « сов ко­вое » , вклю­чая хок­кей, то в Рос­сии и Бе­ла­ру­си к иг­ре от­но си­лись с тре­пе­том. И не в по след­нюю оче­редь это свя­за­но с вни­ма­ни­ем к хок­кею со сторо ны пер­вых лиц на­ших го­су дарств. Важ­но и то, что од­ной лю­бо­вью де­ло не огра­ни­чи­ва ет­ся. Обер­ни­тесь — в Москве, Ка­за­ни, Мин­ске и Боб­руй­ске по­яв­ля­ют­ся но­вые хок­кей­ные двор­цы. На­плыв ма­лы­шей в хок­кей­ные сек­ции та­ков, что тре­не­рам ино­гда при­хо­дит­ся ра­бо­тать в три сме­ны! Быть про­фес­си­о­наль­ным иг­ро­ком в хок­кей и в Рос­сии, и в Бе­ла­ру­си мод­но и очень пре­стиж­но.

На­ка­нуне пре­зи­дент Бе­ла­ру си Алек­сандр Лу­ка­шен­ко встре тил­ся с иг­ро­ка­ми и тре­нер­ским шта­бом мин­ско­го «Ди­на­мо», клу­ба, иг­ра­ю­ще­го в КХЛ. Алек сандр Гри­го­рье­вич с удо­вольст ви­ем вспомнил, как в дет­стве иг­рал в хок­кей:

— Я на­чи­нал с по­зи­ции вра та­ря, но, ко­гда уже под­рос, пе ре­шел в на­па­да­ю­щие. Жаль, трав­ми­ро­вал­ся... Сей­час нем но­го иг­раю для то­го, что­бы при­влечь в спорт ма­лы­шей.

Прав Алек­сандр Лу­ка­шен­ко, ко­гда го­во­рит, что хок­кей — это ве­ли­кая идео­ло­гия:

— Вы­ше, чем спорт, труд­но при­ду­мать ка­кие то идео­ло­ги­че ские ме­ро­при­я­тия. По­то­му что спор­тив­ные со­стя­за­ния смотрят миллиарды лю­дей в ми­ре. И ес­ли на­ши вы­иг­ры­ва­ют, то дух по­ды ма­ет­ся. И день­ги здесь не глав ное. Важ­но дру­гое — пат­рио тизм, лю­ди, от­да­ю­щие се­бя спор ту без остат­ка, и бо­лель­щи­ки.

Не рав­но­ду­шен к хок­кею и пре­зи­дент Рос­сии. По сло­вам Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на, хок­кей иде аль­но под­хо­дит для то­го, что­бы при­ви­вать лю­дям вкус к здо­ро во­му об­ра­зу жиз­ни и спор­ту:

— Спорт стал той пло­щад кой, ко­то­рая вос­пи­ты­ва­ет нас и на­ших граж­дан в ду­хе пат­рио тиз­ма, стрем­ле­ния до­би­вать­ся наи­выс­ше­го ре­зуль­та­та. Это все есть в ха­рак­те­ре на­ше­го на­ро­да. Хок­кей по пра­ву счи­та­ет­ся у нас на­ци­о­наль­ным ви­дом спор та, не­смот­ря на то, что он ро дил­ся в дру­гой стране. И тем не ме­нее за счет по­пу­ляр­но­сти, люб­ви к этой иг­ре мы мо­жем ска­зать, что это наш вид спор­та.

Очень важ­на, по сло­вам Пу ти­на, и пре­ем­ствен­ность по­ко ле­ний — от дво­ро­вых тур­ни­ров «Зо­ло­тая шай­ба», Ноч­ной хок кей­ной ли­ги до чем­пи­о­на­та Кон­ти­нен­таль­ной хок­кей­ной ли­ги и Олим­пи­а­ды.

Убеж­ден, что и для Пу­ти­на, и Лу­ка­шен­ко, а так­же мно­гих мил­ли­о­нов лю­дей, ко­то­рые ро ди­лись или вы­рос­ли в СССР, ви дом спор­та «но­мер один» был все та­ки хок­кей.

На­ши ко­ман­ды ре­гу­ляр­но вы­иг­ры­ва­ли «золото» Олим­пи ад. А во дворах маль­чиш­ки дра лись за пра­во быть хоть на ко рот­кое вре­мя Фе­ти­со­вым, Ми хай­ло­вым или Тре­тья­ком... С те­ми вре­ме­на­ми нас объ­еди­ня­ет и со­пер­ни­че­ство с ка­над­ца­ми. Ни­ко­гда эти встре­чи не бы­ва­ют то­ва­ри­ще­ски­ми. Ра­бо­та­ет гене ти­че­ская па­мять, и борь­ба всег да идет толь­ко за по­бе­ду. Вот по че­му так важ­ны се­го­дня уро­ки Су­пер­се­рии 1972 го­да.

Наш со­бе­сед­ник — участ­ник Су­пер­се­рии, про­слав­лен­ный хок­ке­ист Бо­рис Михайлов.

В от­ли­чие от дру­гих стран бывшего СССР, в Рос­сии и Бе­ла­ру­си за го­ды неза­ви­си­мо­сти со­хра­ни­ли бе­реж­ное и тре­пет­ное от­но­ше­ние к хок­кею

Про­слав­лен­ный ка­пи­тан ле­ген­дар­ной сбор­ной СССР по хок­кею с шайбой Бо­рис Михайлов рас­ска­зы­ва­ет о су­пер­се­рии 1972 го­да с ка­над­ски­ми про­фес­си­о­на­ла­ми, раз­ве­и­вая од­ни ми­фы и укреп­ляя дру­гие.

— Вы­ле­тая 30 ав­гу­ста 1972 го­да рей­сом «Аэро­фло­та» SU 301 из Моск­вы в Мон­ре­аль, вы по­ни­ма ли, что на­чи­на­е­те пи­сать ис­то рию, Бо­рис Пет­ро­вич?

— Ни­кто та­ки­ми ка­те­го­рия ми то­гда не мыс­лил, хо­тя мы от да­ва­ли се­бе от­чет, что впе­ре­ди нас ждет необыч­ная се­рия мат чей. Го­во­рят, иде­ей про­ве­де­ния встреч с про­фес­си­о­на­ла­ми бы­ли одер­жи­мы тре­не­ры сбор ной СССР Ар­ка­дий Чер­ны­шев и — осо­бен­но — Ана­то­лий Та­ра сов. Мы ведь ре­гу­ляр­но иг­ра­ли с лю­би­тель­ски­ми ко­ман­да­ми из Ка­на­ды и би­ли их нещад­но. А про­ве­рить си­лы на про­фи ни­как не по­лу­ча­лось. Толь­ко с три­бун на них смот­ре­ли, ко­гда ока­зы­ва лись за оке­а­ном. Нас во­ди­ли на мат­чи НХЛ и в 1969 м, и в 197H м… Пом­ню, в То­рон­то хо­ди­ли, в Мин­неа­по­ли­се, в Нью Йор­ке не­сколь­ко раз. Прав­да, мы ред ко до­жи­да­лись фи­наль­ной си­ре ны, обыч­но уез­жа­ли по­сле вто ро­го пе­ри­о­да, по­сколь­ку да­же ра­ди та­ко­го хок­кея нам не по зво­ля­лось на­ру­шать ре­жим. В опре­де­лен­ный час мы долж­ны бы­ли ле­жать в кой­ках.

— И ка­кое впе­чат­ле­ние на вас про­из­во­ди­ли ка­над­цы?

— Не ска­жу, буд­то бы­ли по тря­се­ны. Про­фи действовали слиш­ком пря­мо­ли­ней­но, ес­ли не ска­зать — при­ми­тив­но. Вход в зо­ну — бро­сок, вход в зо­ну — бро­сок. Пу­ля­ли в сто­ро­ну во­рот без­дум­но, авось за­ле­тит. Нет, что­бы фан­та­зию про­явить, раз ыграть кра­си­вую, за­ра­нее под го­тов­лен­ную на тре­ни­ров­ке ком­би­на­цию. Мы си­де­ли на три­буне и пле­ча­ми по­жи­ма­ли: по­че­му пас не от­дать, с партне ром не по­де­лить­ся шайбой? Нет, ка­над­цы то­гда не слиш­ком впе­чат­ля­ли. Но это был взгляд со сто­ро­ны, а хо­те­лось про­ве рить са­мим. Как го­во­рит­ся, по щу­пать то­вар ру­ка­ми.

По­сле Олим­пи­а­ды 1972 в япон­ском Сап­по­ро, где мы в третий раз под­ряд ста­ли чем­пи она­ми, на­ко­нец уда­лось до­го­во рить­ся. Про­ве­де­ние се­рии из вось­ми мат­чей бы­ло на­зна­че­но на сен­тябрь. Но к то­му мо­мен­ту из сбор­ной ушли Чер­ны­шев с Та­ра­со­вым. Тре­не­ра­ми назна чи­ли Все­во­ло­да Боб­ро­ва и Бо ри­са Ку­ла­ги­на. Они и го­то­ви­ли сбор­ную к су­пер­се­рии. Собра лись мы за два ме­ся­ца, 1 июля. Но в этом не бы­ло ни­че­го нео быч­но­го, стан­дарт­ная пред­се зон­ка.

— И да­же идео­ло­ги­че­ской на крут­ки не про­во­ди­лось?

— Ну, как ска­зать? К нам при хо­ди­ли пред­ста­ви­те­ли спорт­ко ми­те­та и ЦК пар­тии, они ни­че­го не го­во­ри­ли пря­мо, но как бы меж­ду де­лом про­бра­сы­ва­ли, что пред­сто­ит встре­ча пред­ста ви­те­лей двух ла­ге­рей и на­до по ка­зать се­бя до­стой­но. Пе­ри­о­ди чес­ки нам за­чи­ты­ва­ли вы­рез­ки из за­пад­ной прес­сы. Мол, прие дут рус­ские, ко­то­рых ка­над­ские пар­ни по­рвут как ту­зик грел­ку. На­вер­ное, та­ким об­ра­зом нас под­го­тав­ли­ва­ли, на­стра­и­ва­ли на нуж­ный лад. Но мы и са­ми пре­крас­но по­ни­ма­ли, ку­да едем, к ко­му. А глав­ное — зна­ли, ка­кую стра­ну представляем.

На­пря­же­ние воз­ник­ло сра­зу по­сле при­ле­та в Ка­на­ду. В аэ­ро порт по­да­ли шесть длин­ню­щих ка­дил­ла­ков для ру­ко­вод­ства де ле­га­ции и два гро­мад­ных ком фор­та­бель­ных ав­то­бу­са для ко ман­ды. Мы в та­ких ни­ко­гда и не ез­ди­ли. Оде­ты бы­ли скром­но, в со­вет­ские ко­стюм­чи­ки, в ру­ках че­мо­да­ны, ба­у­лы… Вы­строи лись друг за дру­гом, что­бы зай ти в од­ну дверь. Нам по­ка­зы­ва ют: да вот же еще про­хо­ды в ав то­бу­сы, са­ди­тесь сме­лее, а мы тол­ка­ем­ся по при­выч­ке… При вез­ли в ши­кар­ную го­сти­ни­цу в цен­тре Мон­ре­а­ля, по­се­ли­ли на от­дель­ном эта­же, при­ста­ви­ли се­кью­ри­ти, что­бы ни­кто не бес по­ко­ил. Ко­гда иг­ра­ли с лю­би­те ля­ми, мы обыч­но оста­нав­ли­ва лись в скром­ных трех­звез­доч ных оте­лях, ино­гда — в мо­те­лях. А тут вдруг та­кая рос­кошь…

— Как вас встре­ти­ла мест­ная пуб­ли­ка?

— Бы­ли про­бле­мы. На­ци­о­на ли­сты и эми­гран­ты из Со­вет ско­го Со­ю­за ве­ли се­бя без об­раз­но. Ка­ра­у­ли­ли у оте­ля с про­во­ка­ци­он­ны­ми пла­ка­та­ми, пы­та­лись про­ник­нуть в ав­то бус, на ко­то­ром мы ез­ди­ли на мат­чи и тре­ни­ров­ки. Один экс тре­мал су­мел за­брать­ся в ба­гаж ный от­сек. От­кры­ва­ем люк, что бы по­ста­вить сум­ки, а от­ту­да вопль: «Ком­му­ня­ки, вон из Ка на­ды!» Бе­жен­цы из Че­хо­сло­ва кии то­же под­ли­ва­ли мас­ла в огонь, ора­ли про 1968 год и ок ку­па­цию Пра­ги. Ко­неч­но, слу шать та­кое бы­ло непри­ят­но.

— Пер­вый матч особ­ня­ком сто ит?

— Не успе­ли тол­ком вк­лю чить­ся, как го­ре­ли со сче­том H:2. Эс­по­зи­то за­бро­сил на 3H й се кун­де, Хен­дер­сон еще че­рез шесть ми­нут. Чув­ство бы­ло, что все про­ис­хо­дит во сне. Во пер вых, матч на­чал­ся в че­ты­ре ча­са утра по мос­ков­ско­му вре­ме­ни, мы эле­мен­тар­но не успе­ли ак кли­ма­ти­зи­ро­вать­ся. Во вто­рых, ат­мо­сфе­ра да­ви­ла. Мон­ре­аль ский «Форум» вме­щал по­чти во сем­на­дцать ты­сяч зри­те­лей, бо лель­щи­ки за час до иг­ры за­би­ли три­бу­ны под за­вяз­ку. Ко­гда за зву­ча­ла ме­ло­дия ка­над­ско­го гим­на, ста­ди­он, вклю­чая пре мьер ми­ни­стра Трю­до, встал и хо­ром за­пел. Чест­но ска­жу, это впе­чат­ля­ет! Мы пре­жде не иг­ра ли на та­ких аре­нах, не по­па­да­ли в по­доб­ную об­ста­нов­ку. Пом­ню, вы­шли на лед, и у ме­ня по спине по­тек ру­че­ек хо­лод­но­го по­та.

Ка­над­цы сра­зу нас при­жа­ли к во­ро­там. По­сле второй шай­бы ор­га­нист вклю­чил по­хо­рон­ный марш. Ну, ду­маю, при­плы­ли! Бы­ла се­кунд­ная рас­те­рян­ность, не скрою. Сра­зу вспом­ни­лись ста­тьи из мест­ных га­зет, что рус­ских ждет раз­гром. H:6 — не мень­ше! Хо­ро­шо, тре­не­ры рас су­док не по­те­ря­ли. Все­во­лод Ми­хай­ло­вич ска­зал: «Чу­да­ки! Что тво­ри­те? Ус­по­кой­тесь! Иг рай­те, как уме­е­те, не пы­тай­тесь их пе­ре­бе­гать и пе­ре­бро­сать». Мы на­ча­ли ком­би­ни­ро­вать и еще до пер­во­го пе­ре­ры­ва срав ня­ли счет. Сна­ча­ла от­ли­чил­ся Же­ня Зи­мин, по­том мы с Пет­ро вым в мень­шин­стве убе­жа­ли в контр­ата­ку, и Вов­ка за­бил с мо­ей пе­ре­да­чи. Во вто­ром пе­ри оде два­жды за­бро­сил Ва­лер­ка Хар­ла­мов, в тре­тьем ка­над­цы со­кра­ти­ли от­ста­ва­ние, но за­тем я по­ра­зил во­ро­та Драй­де­на, по том по­втор­но Же­ня Зи­мин и Са­ша Яку­шев до­вер­ши­ли раз гром.

Вер­ну­лись в раз­де­вал­ку и по ве­рить не мо­жем, что победили 7:3. Ре­бя­та, да с ка­над­ца­ми мож но иг­рать!

На второй матч в То­рон­то вы­шли с дру­гим на­стро­е­ни­ем. Ес­ли пе­ред иг­рой в Мон­ре­а­ле ру­ко­во­ди­тель де­ле­га­ции Геор гий Ро­гуль­ский го­во­рил, что на­до по­ста­рать­ся усту­пить дос той­но, не с по­зор­ным сче­том, то те­перь уже тре­бо­вал толь­ко по бе­ды. А мы по­лу­чи­ли по су­са­лам — 1:4. Это же про­фес­си­о­на­лы! Они быст­ро сде­ла­ли вы­во­ды, пе­ре­стро­и­лись.

Но и у нас го­ло­ва уже вер­ну лась на ме­сто. В Вин­ни­пе­ге бы­ла ничья — 4:4, в Ван­ку­ве­ре мы по бе­ди­ли — 5:3. Оста­ва­лось сде лать са­мую ма­лость, что­бы взять верх в се­рии.

Пе­ред иг­рой в Мон­ре­а­ле ру­ко­во­ди­тель де­ле­га­ции Геор­гий Ро­гуль­ский го­во­рил, что на­до по­ста­рать­ся усту­пить до­стой­но, не с по­зор­ным сче­том Но­ги у нас спе­ре­ди за­щи­ща­ли щит­ки, а ик­ры оста­ва­лись от­кры­ты. Вот Фил и по­ва­дил­ся ты­кать мне ту­да клюш­кой...

— Од­на­ко на ро­дине что то пошло не так.

— Ду­ма­ли, что на до­маш­них боль­ших пло­щад­ках мы ка­над цев рас­ка­та­ем, а уда­ча в ка­кой то мо­мент отвернулась. Мы же вы иг­ра­ли в пя­том мат­че — 5:4, в ше стом при сче­те 1:1 судьи не за­счи та­ли чи­стый гол Во­лодь­ки Пет рова. Шай­ба вле­те­ла в де­вят­ку и вы­ско­чи­ла об­рат­но, а ар­битр за во­ро­та­ми про­спал мо­мент. По том Хар­ла­мов по­пал в штан­гу, хо­тя угол был от­крыт. Ка­над­цы в том мат­че устро­и­ли на­сто­я­щую охо­ту за Ва­лер­кой, спе­ци­аль­но би­ли по боль­ной но­ге. В ито­ге Боб­би Кларк крю­ком за­ехал по неза­щи­щен­ной ло­дыж­ке. Трав ма ока­за­лась се­рьез­ной, Хар­ла мо­ву при­шлось про­пу­стить сле ду­ю­щую встре­чу.

Про­иг­рав ше­стой по­еди­нок, мы за­нерв­ни­ча­ли, усту­пи­ли в седь­мом. В прин­ци­пе, в зак­лю чи­тель­ной иг­ре нас устра­и­ва­ла да­же ничья, мы все вре­мя ве­ли в сче­те, ка­над­цы толь­ко до­го­ня ли, а ре­ша­ю­щую ше­стую шай­бу за­бро­си­ли за трид­цать секунд до фи­наль­ной си­ре­ны. Ко­леч­ко за мкну­лось…

— Три по­ра­же­ния под­ряд — се рьез­ный удар по са­мо­лю­бию.

— Ра­но по­ве­ри­ли в по­бе­ду. А ка­над­цы, на­обо­рот, мо­би­ли­зо ва­лись, спло­ти­лись. В нуж­ный мо­мент на­ша сбор­ная упу­сти­ла ини­ци­а­ти­ву и не смог­ла ее вер нуть. Ко­неч­но, бы­ло обид­но от дать се­рию.

— Орг­вы­во­дов по пар­тий­ной ли нии не по­сле­до­ва­ло?

— Обо­шлось, по­сколь­ку все ви­де­ли, что ре­бя­та ста­ра­лись, усту­пив в рав­ной борь­бе.

— А за что Эс­по­зи­то за­та­ил на вас оби­ду и го­во­рил, мол, в со­вет ской сбор­ной ува­жа­ет всех, кро­ме Ми­хай­ло­ва?

— Фил од­на­жды бряк­нул сго ря­ча, а ему и мне эти сло­ва со рок пять лет вспо­ми­на­ют!

По­ни­ма­е­те, у нас аму­ни­ция бы­ла та­кая, что но­ги спе­ре­ди за щи­ща­ли щит­ки, а ик­ры оста­ва лись от­кры­ты. Вот Фил и по­ва дил­ся ты­кать мне ту­да клюш кой. Раз, второй, третий… А это боль­но, меж­ду про­чим! Ка­над цы иг­ра­ли в бо­лее совершенных щит­ках, с на­хле­стом, при­кры вав­шим но­гу це­ли­ком. От­ве­тить Эс­по­зи­то я не мог. Стал ду­мать, как отыг­рать­ся. И со­об­ра­зил, что у него под­мыш­ка от­кры­та. Ну, я и су­нул. Фил же вы­со­кий, мне сни­зу спод­руч­но. Он взвыл, я по­нял, что на­шел бо­ле­вую точ ку. Так и обменивались лю­без но­стя­ми: он — по ик­рам, я — по реб­рам. Ему на­до­е­ло, с ку­ла­ка ми по­лез... Я по­сы­лал на чи­стом рус­ском. Ду­маю, Эс­по­зи­то по том пе­ре­ве­ли, ку­да имен­но. Пре­крас­но по­ни­ма­ли друг дру га!

Но мы жест­ко вы­яс­ня­ли от но­ше­ния толь­ко на льду, вне пло­щад­ки об­ща­лись нор­маль но. «Privet, Boris! — Hello, Phil!». Сей­час во­об­ще дру­жим. В по след­ний раз ка­на­дец при­ле­тал в Моск­ву лет пять на­зад. В каж дый его при­езд в Рос­сию обя­за тель­но встречаемся, вспо­ми­на ем про­шлое. Ни­ка­ких обид дав но не оста­лось.

Зна­е­те, по­че­му еще Фил тог да за­вел­ся? Он при­вык, что­бы его бо­я­лись, по­чти­тель­но рас сту­па­лись. А тут вдруг при­е­ха­ли хок­ке­и­сты, ко­то­рые ни в чем не хо­тят усту­пать. Ко­неч­но, ка­над цам это по­ка­за­лось воз­му­ти тель­ным. Про­фи ве­ли се­бя на гло­ва­то, до­пус­ка­ли по­рой под ло­ва­тые при­ем­чи­ки. Мы пер­вы ми не на­чи­на­ли, толь­ко от­ве­ча ли, ес­ли силь­но до­пе­ка­ли. И не из за то­го, что та­кие бла­го­род ные и вос­пи­тан­ные, нет. Нас учи­ли по дру­го­му: луч­шее на­ка за­ние для про­во­ка­то­ра — шай­ба в во­ро­тах его ко­ман­ды…

— А прав­да, что по­сле пер­вой же иг­ры су­пер­се­рии про­тив ка­над цев Хар­ла­мо­ву пред­ла­га­ли мил ли­он дол­ла­ров, но он ска­зал, что со­гла­сит­ся, ес­ли и вас с Пет­ро вым по­зо­вут?

— Бы­ло ина­че. Нас тро­их при­гла­сил хо­зя­ин Toronto Maple Leafs и от­кры­тым тек­стом зая вил, что го­тов дать каж­до­му по мил­ли­о­ну, ес­ли завтра же пе­ре оде­нем­ся в сви­те­ра его клу­ба. Пе­ре­вод­чик спра­ши­ва­ет: «Кто бу­дет от­ве­чать?» Ну, я вы­звал­ся на пра­вах стар­ше­го. Го­во­рю: «Мы со­вет­ские мил­ли­о­не­ры и в ва­ших день­гах не нуж­да­ем­ся». Ка­на­дец тут же пре­рвал раз­го вор, де­с­кать, из­ви­ни­те, ошиб­ся ад­ре­сом.

Что я мог еще ска­зать, ес­ли ря­дом сто­ял не толь­ко пе­ре­вод чик, но и за­мгла­вы на­шей де­ле­га ции, про ко­то­ро­го все зна­ли, что он из КГБ? При лю­бом мо­ем от ве­те ни­кто не дал бы нам остать ся в Ка­на­де. При­шлось бы бе жать, бро­сая ро­ди­те­лей, жен и де­тей. Се­мьям та­кой по­сту­пок до­ро­го обошелся бы. По­это­му по­доб­ный вариант да­же не об­су ждал­ся, мы от­ме­ли его на кор­ню.

Ко­неч­но, хо­те­лось бы по­про бо­вать се­бя в силь­ней­шей ли­ге ми­ра, но то­гда это вы­гля­де­ло не на­уч­ной фан­та­сти­кой.

— «Ле­ген­ду но­мер 17» вы ведь на вер­ня­ка смот­ре­ли?

— Шесть раз. На фи­наль­ных тит­рах зри­те­ли все­гда вста­ва­ли и дол­го хло­па­ли. Ко­неч­но, это не био­гра­фи­че­ская кар­ти­на, а не кая со­би­ра­тель­ная ис­то­рия, сня тая для вос­пи­та­ния под­рас­таю ще­го по­ко­ле­ния. Имен­но так и на­до от­но­сить­ся к филь­му. Ина че, ес­ли на­чи­нать срав­ни­вать то, что по­ка­за­но на экране, с ре­аль ной жиз­нью, вы­явит­ся мно­го не со­от­вет­ствий. Что то вы­ду­ма­но, где то пе­ре­пу­та­но.

Начиналось как? Нас с Во­ло дей Пет­ро­вым при­гла­си­ли кон суль­тан­та­ми на «Ле­ген­ду». Мы встре­ти­лись с ре­жис­се­ром Ни ко­ла­ем Ле­бе­де­вым. Пет­ров по про­сил, что­бы пред­ва­ри­тель­но да­ли про­честь сце­на­рий. А я сра зу, без вся­ких усло­вий и го­но­ра ра, со­гла­сил­ся. По­сколь­ку речь о Хар­ла­мо­ве. В ито­ге съе­моч­ная груп­па по ка­ким то со­об­ра­же ни­ям от­ка­за­лась пе­ре­да­вать Пет­ро­ву сце­на­рий, и он не стал участ­во­вать в про­ек­те. По­том и я ото­шел в сто­ро­ну, неко­то­рые мо­мен­ты ста­ли ме­ня сму­щать. Тем не ме­нее я хо­дил на пре­мье ру в кинотеатр « Ок­тябрь » , а Пет­ро­ва не по­зва­ли. Уве­рен, зря. По­лу­чи­лось не слиш­ком кра­си во. Мы с Ва­ле­рой столь­ко лет вме­сте иг­ра­ли, то, о чем в филь ме рас­ска­зы­ва­ет­ся, про­ис­хо­ди ло на на­ших гла­зах…

Еще раз ска­жу: я субъ­ек­ти вен, по­это­му на мою оцен­ку не на­до силь­но ори­ен­ти­ро­вать­ся. Вот две мои внуч­ки по­сле пре мье­ры пла­ка­ли, так про­бра­ла их ис­то­рия, а внук Ни­ки­та и во­все спро­сил: «Де­душ­ка, прав­да, что ты иг­рал с Хар­ла­мо­вым?» Го­во рю: «Ну, вро­де бы…»

Алек­сандр Лу­ка­шен­ко с удо­воль­стви­ем иг­ра­ет в хок­кей, что­бы при­влечь в спорт ма­лы­шей.

По сло­вам Вла­ди­ми­ра Пу­ти­на, ва/на пре­ем­ствен­ность по­ко­ле­ний — от дво­ро­вых тур­ни­ров до Олим­пи­а­ды.

В пер­вом /е мат­че хва­ле­ные ка­над­ские про­фес­си­о­на­лы по­лу­чи­ли в свои во­ро­та семь шайб.

Ка­пи­тан, улыб­ни­тесь! (Сле­ва от Бо­ри­са Ми­хай­ло­ва Ва­ле­рий Васильев, спра­ва — Вла­ди­мир Пет­ров.)

Алек­сандр Маль­цев в пер­вом мат­че с ка­над­ца­ми два/ды вы­дал Ва­ле­рию Хар­ла­мо­ву го­ле­вые пе­ре­да­чи.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.