Михаил ПОРЕЧЕНКОВ: ВСЕ­ГДА Ба­ла­гу­рю. НО ЭТО НЕ ЗНА­ЧИТ, ЧТО Я ТУПОВАТЫЙ АР­ТИСТ

Souznoe Veche - - СВЕЖИЙ НОМЕР -

но, глу­бо­ко по­го­во­рить, то я го­тов. - Лег­ко ли бы­ло вам вы­би­рать­ся из про­кру­сто­ва ло­жа - об­ра­за аген­та на­ци­о­наль­ной без­опас­но­сти?

- Мне-то лег­ко. Тя­же­ло спра­вить­ся с об­ще­ствен­ным мне­ни­ем. Как? Толь­ко ко­ли­че­ством дру­гих ро­лей. - Са­мая лю­би­мая роль?

- на­вер­ное, это ра­бо­та у Сер­гея  Вла­ди­ми­ро­ви­ча ур­су­ля­ка в кар­тине «Брил­ли­ан­ты для дик­та­ту­ры про­ле­та­ри­а­та», граф во­рон­цов. од­на из са­мых точ­ных мо­их ро­лей.

«С ДАПКУНАЙТЕ У НАС ХИ­МИЯ»

- Об­раз с бо­ро­дой - это к ка­ко­му­то филь­му или про­сто?

- все, что ка­са­ет­ся мо­ей внеш­но­сти, свя­за­но с ра­бо­той (Михаил толь­ко что снял­ся в се­ри­а­ле «Мост», ко­то­рый ско­ро вый­дет на экра­ны. - Ред.). в неко­то­рых кон­трак­тах про­пи­са­но, что я да­же не мо­гу по­ме­нять пол!

- Как скла­ды­ва­ют­ся от­но­ше­ния с кол­ле­га­ми?

- С кем-то встре­ча­ем­ся на уровне «при­вет-при­вет». А с кем-то си­дим и до утра вы­пи­ва­ем. С Кон­стан­ти­ном  Юрье­ви­чем (ха­бен­ским) мы зна­ко­мы око­ло 30 лет. Мы уже все по­ни­ма­ем друг про дру­га без слов. У нас с ним спек­такль был «Ути­ная охо­та», где он иг­рал Зи­ло­ва, а я офи­ци­ан­та Ди­му. И у нас бы­ла за­ме­ча­тель­ная сце­на, где они си­дят, мол­чат и меч­та­ют об ути­ной охо­те. Ко­стя мне то­гда ска­зал: ты ж по­ни­ма­ешь, что нам есть о чем по­мол­чать на сцене. И это са­мое пре­крас­ное. И зри­тель это по­ни­ма­ет. но та­ких лю­дей у ме­ня еди­ни­цы. А так мы каж­дый раз при­стра­и­ва­ем­ся к парт­не­ру. вот сей­час у ме­ня прекрасный, бле­стя­щий парт­нер Ин­геб­ор­га  Дапкунайте, с ко­то­рой сни­ма­ем вто­рую часть се­ри­а­ла «Мост». Ко­гда сни­ма­ли первую часть, пол­го­да про­жи­ли в Пи­те­ре. она фан­та­сти­че­ская, су­пер­про­фес­си­о­нал, мне очень при­ят­но с ней ра­бо­тать. У нас с ней слу­чи­лась хи­мия - толь­ко в ра­бо­те!

- А мож­но по­ста­вить за­го­ло­вок: «У нас слу­чи­лась хи­мия с Ин­геб­ор­гой Дапкунайте»?

- ну за­чем. не на­до. Я же ска­зал: толь­ко по ра­бо­те. но вы все рав­но сде­ла­е­те, как вам нра­вит­ся…

- Есть ли у вас твор­че­ское со­пер­ни­че­ство с Ха­бен­ским?

- Ко­неч­но, нет. во-пер­вых, мы в раз­ных ам­плуа. во-вто­рых, в-тре­тьих и в-пя­тых, мы дру­зья - этим все ска­за­но. Дру­жим се­мья­ми - и в бе­де по­мо­га­ем друг дру­гу, и в ра­до­сти - все­гда вме­сте.

- Ко­гда ре­жис­сер при­гла­ша­ет в кар­ти­ну, бы­ва­ет такое, что вы ду­ма­е­те: «О Гос­по­ди, опять?» Бы­ва­ют ре­жис­се­ры, ко­то­рые прес­су­ют? - Прес­со­вать ме­ня слож­но

Что­бы бы­ло удоб­но ра­бо­тать, я ста­ра­юсь со­здать мик­ро­кли­мат в кол­лек­ти­ве. он ос­но­вы­ва­ет­ся на доб­ром от­но­ше­нии и на юмо­ре. Я все­гда ба­ла­гу­рю. Это не го­во­рит о том, что я туповатый, неглу­бо­кий ар­тист и не ду­маю о ро­ли. Про­сто я со­здаю тот мик­ро­кли­мат, в ко­то­ром мне лег­че рас­крыть­ся са­мо­му. Это по­мо­га­ет до­го­во­рить­ся со все­ми. в мо­ей прак­ти­ке был все­го один ре­жис­сер, с ко­то­рым я не смог до­го­во­рить­ся в твор­че­ском плане. не мо­гу ска­зать, кто. Ра­бо­та эта не вы­шла.

- Пла­ни­ру­е­те как-ни­будь по­ра­бо­тать с ва­шим стар­шим сы­ном Во­ло­дей? При­влечь его в свои про­ек­ты, он ведь то­же ак­тер?

- он сей­час ре­пе­ти­ру­ет в те­ат­ре МХТ име­ни Че­хо­ва, по­пал ту­да со­вер­шен­но без ме­ня. Был боль­шой от­с­мотр, все вол­но­ва­лись, за­жи­ма­лись, но они с дру­гом Ива­ном про­шли. он сей­час сни­ма­ет­ся в ма­лень­ких ра­бо­тах. Снял­ся в кар­тине, ко­то­рая ско­ро вый­дет. Я смот­рел все его спек­так­ли, что-то под­ска­зы­ваю. он взрос­лый маль­чик, неглу­пый.

ВИННИ-ПУХ С ЛИ­ЦОМ УБИЙ­ЦЫ

- В те­ат­ре есть тра­ди­ция под­ка­лы­вать друг дру­га.

- Как-то с На­та­шей  Ро­гож­ки­ной иг­ра­ли «Бе­лую гвар­дию», она - еле­ну Таль­берг, а я - Мыш­ла­ев­ско­го. И в фи­на­ле, ко­гда она со­гла­ша­ет­ся вый­ти за­муж за Шер­вин­ско­го, я го­во­рю: «ле­ноч­ка, я бы с та­ким удо­воль­стви­ем сам на те­бе же­нил­ся», она отве­ча­ет: «А я бы за те­бя не по­шла, вдруг ты еще ху­же ока­жешь­ся». И вдруг так от­во­ра­чи­ва­ет­ся от ме­ня и бро­са­ет (от се­бя, не по тек­сту): «Хо­тя...», - и спек­такль тор­моз­нул­ся. Го­во­рить я не мог даль­ше, осталь­ные то­же не мог­ли.

- До сих пор вол­ну­е­тесь пе­ред вы­хо­дом на сце­ну?

- Ко­неч­но. Ко­гда пе­ре­ста­ну вол­но­вать­ся, ска­жу: «все! По­шел в про­дю­се­ры».

- С кем из мульт­ге­ро­ев се­бя ас­со­ци­и­ру­е­те?

- У ме­ня пя­те­ро де­тей. Ко­неч­но, мульт­филь­мы смот­рю. Ка­жет­ся, Га­рик  Буль­дог хар­ла­мов или Во­ля ска­зал, что я - винни-пух с ли­цом убий­цы. Я не воз­ра­жаю.

Пол­но­стью этот и дру­гие ма­те­ри­а­лы чи­тай­те в жур­на­ле. часть ти­ра­жа бес­плат­но рас­про­стра­ня­ет­ся в фир­мен­ных ма­га­зи­нах «ком­со­моль­ской прав­ды» в Москве и пред­ста­ви­тель­ства «кп» в ре­ги­о­нах. Жур­нал по­лу­ча­ют кра­е­вые и об­ласт­ны биб­лио­те­ки в рос­сии и Бе­ла­ру­си. Элек­трон­ная вер­сия до­ступ­на на сай­те

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.