Алек­сей ГЕР­МАН: УРГАНТ МОГ ПО­ВРЕ­ДИТЬ ДОВЛАТОВУ

Souznoe Veche - - ПРЕМЬЕРА - Ев­ге­ния ЗАБОЛОТСКИХ

вы­шел в про­кат. режиссер рас­ска­зал «св» о том, по­че­му не взял ива­на на глав­ную роль, об от­но­ше­нии  к ссср и о вспых­нув­шей мо­де на  Брод­ско­го.

«До­вла­тов» про­из­вел фу­рор на 68-м «Бер­ли­на­ле». Су­пру­га гер­ма­на еле­на  Окоп­ная «под­стре­ли­ла» «Се­реб­ря­но­го мед­ве­дя», бла­го­да­ря ко­стю­мам, ин­те­рье­рам и в це­лом ат­мо­сфе­ре «кон­ца пре­крас­ной эпо­хи». В про­ка­те фильм со­брал 98 миллионов руб­лей. Вско­ре его пла­ни­ру­ют по­ка­зать на Пер­вом ка­на­ле.

ОБАЯТЕЛЬНЫЙ И НЕПЬЮЩИЙ

- Алек­сей, по­здрав­ляю ва­шу се­мью  с по­яв­ле­ни­ем еще од­но­го ки­но­пи­том­ца - «се­реб­ря­но­го мед­ве­дя».

- Спа­си­бо. Ду­ма­ем, Ле­ни­на на­гра­да - са­мая чест­ная. Это максимум, на ко­то­рый мы мог­ли рас­счи­ты­вать, по­то­му что ос­нов­ные при­зы по­лу­чи­ли картины, вы­бран­ные по по­ли­ти­че­ским мо­ти­вам. И в этой си­ту­а­ции на­ша на­гра­да го­во­рит о ки­но как об ис­кус­стве. - Где по­ста­ви­ли «мед ве­дя»?

- На по­лу ря­дом с тре­мя ве­не­ци­ан­ски­ми «Ль­ва­ми» (за «Бу­маж­но­го солдата» и Garpastum).

- В бер­лине зна­ют, кто та­кой до­вла­тов?

- Да, и за­ин­те­ре­со­ва­лись им еще боль­ше. На сле­ду­ю­щий день по­сле показа шел ми­мо фе­сти­валь­но­го цен­тра и уви­дел мо­ло­дых лю­дей с книж­ка­ми про писателя на немец­ком и ан­глий­ском язы­ках.

- Ка­кое его про­из­ве­де­ние лю­би­мое?

- Пе­ре­чи­тал все. а так­же вос­по­ми­на­ния Брод­ско­го и дру­гих лю­дей о нем. И еще ку­чу ли­те­ра­ту­ры. И уже не мо­гу от­де­лить про­зу от вос­по­ми­на­ний, сти­хи - от про­зы, ар­хив­ные ма­те­ри­а­лы - от не ар­хив­ных. Все это объ­еди­ни­лось в од­ну боль­шую стран­ную кни­гу, ко­то­рая во мне жи­вет. Все это для ме­ня - од­но су­ще­ство.

- По­че­му ре­ши­ли снять ки­но  имен­но про до­вла­то­ва?

- Он не со­всем та­кой, ка­ким се­бя опи­сы­ва­ет - обаятельный и пью­щий. На са­мом де­ле он ра­но вста­вал, мно­го ра­бо­тал, был на­пря­жен­ным. Нра­вит­ся в нем па­ра­док­саль­ность. Со­че­та­ние несо­че­та­е­мо­го. Хруп­кость и нех­руп­кость. Наг­лость и ненаг­лость. Одиночество и лю­бовь к се­мье. И внеш­ность ла­ти­но­аме­ри­кан­ско­го кра­сав­ца в хо­лод­ном се­вер­ном го­ро­де.

- Дочь писателя ека­те­ри­на, с ко­то­рой дру­жи­те, на вас по­вли­я­ла?

- В ка­кой-то сте­пе­ни - да. мы об­ща­лись и вдруг за­ду­ма­лись о филь­ме.

ЧЕ­ЛО­ВЕК «НЕ ОТ­СЮ­ДА»

- По­че­му на глав­ную роль утвер­ди­ли  серб­ско­го,  а не  рос­сий­ско­го  ак­те­ра?

- По­ка­за­лось, что мо­жет быть хо­ро­шо, ес­ли сыг­ра­ет че­ло­век немнож­ко «не от­сю­да».

- Чем же иван ургант, ко­то­рый про­хо­дил про­бы на­равне со все­ми, не  при­гля­нул­ся?

- Он очень ста­рал­ся. Ин­тел­ли­гент­но, без вся­кой звезд­но­сти се­бя вел. Но су­ще­ство­ва­ла опас­ность, что это бу­дет Ургант, ко­то­рый иг­ра­ет До­вла­то­ва. мог­ли слу­чить­ся ненуж­ные ал­лю­зии, на­сло­е­ния од­но­го из­вест­но­го че­ло­ве­ка на дру­го­го. И один дру­го­му мог по­вре­дить.

Ми­ла­на ма­ри­ча же ни­кто не зна­ет. Он по­хож на трид­ца­ти­лет­не­го До­вла­то­ва. И мен­таль­ность у сер­бов в ка­ких-то моментах близ­кая к нам. Там за го­ро­дом при­хо­дишь в ресторан и ви­дишь что-то род­ное. Вс­по­ми­на­ешь, что и в кон­це 90-х сер­бы, как и рус­ские, си­де­ли, сжав­шись. К то­му же Ле­на с Ка­тей (же­на и дочь До­вла­то­ва. - Ред.) одоб­ри­ли кан­ди­да­ту­ру ми­ла­на.

рассказ о несколь­ких днях из жизни писателя Сер­гея До­вла­то­ва в ле­нин­гра­де. Де­ло про­ис­хо­дит на­ка­нуне эми­гра­ции его дру­га, бу­ду­ще­го ла­у­ре­а­та но­бе­лев­ской пре­мии Ио­си­фа Брод­ско­го. мо­ло­дые люди по­па­да­ют в круговорот па­ра­док­саль­ных и смеш­ных си­ту­а­ций. До­вла­тов от­кры­ва­ет­ся, как тон­кий, иро­нич­ный че­ло­век, поз­же пре­вра­тив­ший­ся в од­но­го из са­мых по­пу­ляр­ных рус­ских про­за­и­ков XX ве­ка. В глав­ной ро­ли - серб­ский ак­тер Милан Ма­рич. так­же в филь­ме сня­лись Да­ни­ла Коз­лов­ский, Еле­на Ля­до­ва, Свет­ла­на Ход­чен­ко­ва, Ан­тон Ша­гин. - Бу­дучи рос­сий­ско-бе­ло­рус­ским  из­да­ни­ем, мы не мо­жем не по­ин­те­ре­со­вать­ся евой герр, ко­то­рая иг­ра­ет  дочь  писателя.  Ведь  в ней,  по­ми­мо  пер­сид­ской, немецкой и еврейской,  течет бе­ло­рус­ская кровь. где на­шли  чу­дес­ную де­воч­ку?

- Дол­го, мно­го ме­ся­цев ис­ка­ли. В кон­це кон­цов ее по­со­ве­то­ва­ла вто­рой  режиссер  На­та­ша  Ка­лаш­ни­ко­ва, ко­то­рая от­ды­ха­ла с ма­мой евы. Она ум­ная, та­лант­ли­вая, непо­сред­ствен­ная, оба­я­тель­ная. С хо­ро­шим ли­цом. Де­ти-ак­те­ры бы­ва­ют из­ба­ло­ван­ны­ми, а ева со­всем не ка­приз­ная. В ней нет ни грам­ма же­ман­ства.

- Нет опа­се­ний, что ва­ше ки­но бу­дут срав­ни­вать с «кон­цом пре­крас­ной эпо­хи» го­во­ру­хи­на, где в цен­тре  вни­ма­ния то­же до­вла­тов?

- Нет. Тем бо­лее у нас со­вер­шен­но раз­ные До­вла­то­вы.

- Бы­ло вре­мя, ко­гда лю­бой двор­ник  дя­дя ва­ся на во­прос о том, ка­кая у  вас лю­би­мая кни­га, от­ве­чал «ма­стер  и мар­га­ри­та» бул­га­ко­ва, лю­би­мым  пев­цом счи­тал вы­соц­ко­го. сей­час  в мо­ду у мас­со­вой пуб­ли­ки вдруг во­шел брод­ский. по­че­му?

- мо­жет, по­то­му что ве­ли­кий поэт? Ко­неч­но, хо­ро­шо, что и ему, и Довлатову сей­час по­свя­ща­ют ме­ро­при­я­тия. Ста­вят памятники. Та­кая пе­чаль­ная рус­ская тра­ди­ция, но луч­ше бы это де­ла­ли при жизни.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.