Олег ФИЛИПЧИК: ПО­СЛЕ МОИХ ФИЛЬ­МОВ МНО­ГИЕ ПО­ШЛИ СЛУ­ЖИТЬ В ПОЛИЦИЮ

Souznoe Veche - - КАМЕРА, МОТОР! - Ев­ге­ния ЗАБОЛОТСКИХ

са­мые  слож­ные  де­ла  в се­ри­а­ле «па­у­ти­на». а его ге­рои  в скетч­ко­ме «жен­ская лига» мо­гут  рас­сме­шить до ко­лик в жи­во­те. ак­тер с бе­ло­рус­ски­ми кор­ня­ми рас­ска­зал «св» о поль­зе кро­ва­вых бо­е­ви­ков, ин­тер­на­ци­о­наль­ной ка­ше  в го­ло­ве и о 35 спек­так­лях в ме­сяц.

«НЕ ЛЮБ­ЛЮ СЕ­БЯ В ТЕЛЕВИЗОРЕ»

- Олег, слы­ша­ла, в две­на­дца­тый раз уже за­пу­та­е­тесь в «Па­у­тине»?

- Это еще в пер­спек­ти­ве. Ни­как один­на­дца­тый се­зон се­ри­а­ла не до­сни­мем. Ав­то­ры хо­тят еще уси­лить ге­ро­и­че­ские и ро­ман­ти­че­ские мо­мен­ты.

- За та­кой срок Гре­ков вам, небось, на­до­ел?

- Раз­ные бы­ли пе­ри­о­ды. На­чи­на­ли в 2006 го­ду, с вось­ми се­рий, я то­гда без осо­бо­го ува­же­ния от­но­сил­ся к это­му се­ри­а­лу. Он ка­зал­ся оче­ред­ным кро­ва­вым бо­е­ви­ком, на ко­то­ром кто-то за­ра­ба­ты­ва­ет день­ги. По­ни­мал, что этот про­ект не по­тря­сет мир. Нам, ко­неч­но, го­во­ри­ли, что, воз­мож­но, бу­дет про­дол­же­ние, но для то­го, что­бы не ка­приз­ни­ча­ли. Мы де­ла­ли вид, что ве­рим. И вдруг узна­ли, что рей­тин­ги-то от­лич­ные! А по­сле то­го как я од­на­жды по­об­щал­ся с вы­со­ко­по­став­лен­ным чи­нов­ни­ком из Ми­ни­стер­ства внут­рен­них дел, ра­дость ста­ла еще боль­ше. Рас­ска­зал ему о том, что сни­ма­ем мен­тов­ский се­ри­ал в уго­ду про­слой­ке лю­дей, ко­то­рые лю­бят кро­ва­вый жанр. Он со мной не со­гла­сил­ся и по­ве­дал по­тря­са­ю­щие ве­щи. Ска­зал, что по­доб­ные се­ри­а­лы, осо­бен­но на­ша «Па­у­ти­на» о по­ря­доч­ных лю­дях в по­го­нах - ре­аль­но по­лез­ны. При­вел мас­су при­ме­ров из ре­аль­ной жиз­ни. На­при­мер, мно­гие по­клон­ни­ки «Па­у­ти­ны» по­шли учить­ся в юри­ди­че­ский ин­сти­тут. И я из­ме­нил свое мне­ние.

- Нра­ви­тесь се­бе на экране? от­вет­ствен­но­сти, столь­ко нерв­ных по­тря­се­ний. Ак­те­ру удоб­нее и про- ще. При­шел, вжил­ся в роль, сыг­рал, по­лу­чил день­ги и ушел.

- По­ми­мо ки­но, вас мож­но уви­деть еще и на сцене Те­ат­ра име­ни Ер­мо­ло­вой.

- С мо­им уча­сти­ем все­го три спек­так­ля. Два очень люб­лю. Это «Ре­ви­зор». Спек­такль без слов. По­тря­са­ю­щий! Смеш­ной и ра­дост­ный. По­ста­нов­ка Сер­гея зем­лян­ско­го. Иг­раю Го­род­ни­че­го. Дру­гой - «Со­бы­тие» Оле­си  Не­вмер­жиц­кой по пье­се На­бо­ко­ва. Это ско­рее мю­зикл. Иг­раю в нем то­же глав­но­го пер­со­на­жа - ху­дож­ни­ка Тро­щей­ки­на. Роль тре­бу­ет боль­ших за­трат, фи­зи­че­ских и мо­раль­ных. По­том, как пра­ви­ло, дня три без го­ло­са, по­то­му что вы­кла­ды­ва­юсь по пол­ной про­грам­ме. Мне этих по­ста­но­вок вполне до­ста­точ­но. В 25 лет мог иг­рать по 35 спек­так­лей в ме­сяц, и бы­ло лег­ко и про­сто, сей­час - слож­нее.

ПОРОДНИТЬСЯ С ОГИНСКИМ

- В ка­ком воз­расте пе­ре­еха­ли в Моск­ву?

- Лет в 12. Мой па­па был ди­рек­то­ром Двор­ца куль­ту­ры тек­стиль­щи­ков в Грод­но, и его при­гла­си­ли сю­да на ра­бо­ту.

- То есть детство про­ве­ли в Бе­ла­ру­си?

- Ро­дил­ся на са­мом За­па­де стра­ны - в Грод­но. Го­род стар­ше Моск­вы на несколь­ко лет, с уди­ви­тель­ной ис­то­ри­ей. Свое­об­раз­ный, по­то­му что там стал­ки­ва­ют­ся несколь­ко куль­тур: бе­ло­рус­ская, поль­ская и ли­тов­ская. Из-за это­го у ме­ня бы­ло и свое­об­раз­ное пред­став­ле­ние о ро­дине, ре­ли­гии, куль­ту­ре. Жи­ли на ули­це По­доль­ной. По­дол на бе­ре­гу Не­ма­на. В са­мом цен­тре. Ря­дом Грод­нен­ская кре­пость, ко­то­рую пе­ре­стра­и­ва­ли и Ви­то­вт, и Ба­то­рий. А од­но вре­мя она слу­жи­ла лет­ней ре­зи­ден­ци­ей мос­ков­ских кня­зей и поль­ских ко­ро­лей. Там, кста­ти, был и один из по­след­них сей­мов Ре­чи Пос­по­ли­той.

При этом моя шко­ла на­хо­ди­лась пря­мо за ве­ли­ко­леп­ным огром­ным мо­на­сты­рем XVI ве­ка. По-мо­е­му, иезу­и­тов. Од­но­класс­ни­цей бы­ла доч­ка мест­но­го ксен­дза. Ро­ди­те­ли бы­ли ком­му­ни­ста­ми. Ря­дом с Грод­но - го­род Друс­ки­нин­кай, где жи­ли ли­тов­цы и по­ля­ки. Кро­ме то­го, мы смот­ре­ли

днем со­вет­ское, а но­ча­ми - поль­ское те­ле­ви­де­ние. Там по­ка­зы­ва­ли мно­го ми­ро­вой клас­си­ки. Чар­ли ча­п­ли­на,  на­при­мер. И во­об­ще там бы­ло все сво­бод­нее. К то­му же мы слу­ша­ли поль­ское ра­дио и по­ни­ма­ли этот язык, учи­ли бе­ло­рус­ский, а ду­ма­ли и раз­го­ва­ри­ва­ли на рус­ском. И вот это все пе­ре­ме­ша­лось в мо­ем дет­ском со­зна­нии, как в од­ном кот­ле.

- Эта ин­тер­на­ци­о­наль­ная ка­ша, сда­ет­ся мне, и же­ну за­ста­ви­ла най­ти в Бе­ла­ру­си?

- Уга­да­ли. У су­пру­ги есть бе­ло­рус­ские кор­ни. Но да­ле­кие. По ма­те­рин­ской ли­нии она вы­хо­дит из ро­да Огин­ских. Прав­да, не име­ет от­но­ше­ния к ком­по­зи­то­ру Ми­ха­и­лу  Огин­ско­му, ко­то­рый зна­ме­ни­тый по­ло­нез

на­пи­сал. Пред­ки же­ны - из Чер­ни­го­ва. Бо­га­тая се­мья, ску­пав­шая зем­ли и ос­но­вав­шая мно­го пра­во­слав­ных мо­на­сты­рей.

- Де­ти по­шли, слу­чай­но, не по сто­пам пред­ков?

- По­ка нет. Стар­ше­му, Ар­те­мию - 26. Ра­бо­та­ет в стро­и­тель­ной ком­па­нии. Сред­ний, Алек­сандр, за­кан­чи­ва­ет один­на­дца­тый класс. Ему во­сем­на­дцать. Доч­ку зо­вут Оль­га. Ско­ро бу­дет шест­на­дцать. Зна­ет ан­глий­ский и фран­цуз­ский, сей­час еще и ки­тай­ский учит. За­ни­ма­ет­ся тан­ца­ми, хо­чет быть ак­три­сой, но, на­де­юсь, это­го не слу­чит­ся.

- От­го­во­ри­те?

- Бес­по­лез­но! Ни­че­го не хо­чет слы­шать.

В спек­так­ле «Со­бы­тие» ху­дож­ник Тро­щей­кин (Олег Филипчик) так лю­бит свою же­ну Лю­бу (Еле­на Пу­рис), что но­сит ее на ру­ках.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.