ДВО­РЕЦ ДЛЯ ДАЧ­НИ­КОВ

Souznoe Veche - - ЮБИ­ЛЕЙ -

Ва­рьи­ро­ва­ние этих трех ос­нов­ных цве­тов по­мо­га­ло пре­одо­леть ощу­ще­ние под­зем­ки.

Уже в ве­сти­бю­ле пас­са­жи­ров встре­ча­ют двой­ные мра­мор­ные ко­лон­ны. Но их ве­ли­ча­вость урав­но­ве­ши­ва­ют мяг­кие цве­та от­дел­ки.

- У мно­гих моск­ви­чей и то­гда уже бы­ли за­го­род­ные до­ми­ки с ого­ро­да­ми по Бе­ло­рус­ской до­ро­ге. По­это­му стан­ция встре­ча­ет ско­рее не па­фос­ным, а дач­ным на­стро­е­ни­ем. Пла­ни­ров­ка, цве­то­вое оформ­ле­ние «Бе­ло­рус­ской» успо­ка­и­ва­ет, рас­слаб­ля­ет по­сле на­пря­жен­ной тру­до­вой неде­ли, на­стра­и­ва­ет на от­дых в вы­ход­ные, - счи­та­ет ди­рек­тор на­род­но­го му­зея мос­ков­ско­го мет­ро­по­ли­те­на кон­стан­тин Чер­кас­ский.

НА СТРОЙ­КУ ГНА­ЛИ ПО­ВА­РОВ И ПА­РИК­МА­ХЕ­РОВ

Но сна­ча­ла стан­цию нуж­но бы­ло по­стро­ить. Мет­ро­строй в трид­ца­тые го­ды на­чи­нал­ся фак­ти­че­ски с ну­ля. Рыть тун­не­ли на­би­ра­ли про­стых зем­ле­ко­пов. Мно­гие при­ез­жа­ли из де­ре­вень.

К мо­мен­ту со­ору­же­ния «Бе­ло­рус­ской» сфор­ми­ро­вал­ся уже ко­стяк под­зем­ных про­фес­си­о­на­лов. За гра­ни­цей ку­пи­ли спе­ци­аль­ный про­ход­че­ский щит. Но все рав­но ос­нов­ны­ми ин­стру­мен­та­ми оста­ва­лись от­бой­ный мо­ло­ток, кир­ка и ло­па­та. Ра­бо­чие ру­ки бы­ли нуж­ны по­за­рез. Бра­ли всех - от по­ва­ров до па­рик­ма­хе­ров, учи­ли под­зем­но­му ре­ме­с­лу уже по хо­ду де­ла. Фильм «Доб­ро­воль­цы» смот­ре­ли? Так все и бы­ло на са­мом де­ле. Плюс - по­сто­ян­ная опас­ность об­ва­лов. Про­ход­чи­ки шли под зем­лей прак­ти­че­ски всле­пую, рискуя каж­дую ми­ну­ту на­по­роть­ся на «сюр­приз». Во вре­мя про­клад­ки тон­не­ля бес­по­щад­ный пла­вун три­жды сно­сил уже на­ве­ден­ные пе­ре­кры­тия. К сча­стью, об­хо­ди­лось без жертв.

В ду­хе тех ста­ха­нов­ских лет стро­и­тель­ство «Бе­ло­рус­ской» за­кон­чи­ли на пол­го­да рань­ше сро­ка. Из Мин­ска при­е­ха­ла боль­шая де­ле­га­ция - удар­ни­ки тру­да, чи­нов­ни­ки, ар­ти­сты. Тор­же­ствен­ная це­ре­мо­ния от­кры­тия со­сто­я­лась 11 сен­тяб­ря 1938 го­да. Крас­ную лен­ту под медь ду­хо­во­го ор­кест­ра пе­ре­ре­зал сам отец мос­ков­ско­го мет­ро Ла­зарь ка­га­но­вич. Весь день под сво­да­ми стан­ции зву­ча­ла на­род­ная му­зы­ка, за­глу­ша­е­мая лишь про­хо­дя­щи­ми по­ез­да­ми.

К то­му мо­мен­ту в мос­ков­ской под­зем­ке толь­ко-толь­ко за­пу­сти­ли но­вые по­ез­да с ав­то­ма­ти­че­ски­ми две­ря­ми. Го­во­рят, без­опас­ность про­ве­ря­ли в при­сут­ствии лич­но Ста­ли­на. «Ла­зарь, - при­ка­зал он Ка­га­но­ви­чу, - да­вай-ка, ста­но­вись в двер­ной про­ем, а мы по­смот­рим, не при­ще­мит ли те­бе че­го-ни­будь, от че­го те­бя же­на раз­лю­бит». Ка­га­но­вич под­чи­нил­ся. И на­ча­ли по нему открывать и за­кры­вать две­ри. Ру­ки, но­ги и все осталь­ное оста­лись це­лы, и две­ри при­зна­ли без­опас­ны­ми. Хо­тя вни­зу меж­ду створ­ка­ми все же оста­ви­ли ма­лень­кую по­лу­круг­лую щель, а вдруг ко­му но­ги за­ще­мит? В на­ро­де ее так и на­зы­ва­ли: «Щель Ка­га­но­ви­ча».

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.