СО СМЕР­ТЬЮ ДОЛЖ­НА ИД­ТИ БИТ­ВА, А НЕ БИТВОЧКА

Souznoe Veche - - ПРЕМЬЕРА -

это вы­зы­ва­ет шут­ки, по­том во­про­сы, а в ито­ге воз­ни­ка­ет агрес­сия.

- Спе­ци­аль­но за­кру­ти­ли го­мо­фоб­ный сю­жет? Та­кое впе­чат­ле­ние, что ес­ли сей­час бу­дешь экс­плу­а­ти­ро­вать эту те­му, обя­за­тель­но ка­ку­ю­ни­будь пре­мию по­лу­чишь.

- Про­сто на те­ме да­ле­ко не уедешь. Ина­че по­ло­ви­на рус­ских филь­мом каж­дый год по­па­да­ла бы в Кан­ны. Дол­жен быть кон­фликт в край­ней сте­пе­ни. По­это­му мы убра­ли из образа Цы­га­но­ва па­рик, ка­кой­то агрес­сив­ный ма­ки­яж, что­бы не по­пасть в ка­те­го­рию «гей­мув». Ки­но не об этом.

- Кар­ти­на ввер­га­ет в шок, но по­том за­став­ля­ет за­ду­мать­ся. Имен­но та­ко­го эф­фек­та до­би­ва­лись?

Н.М.: - Про­во­ка­ция - один из эле­мен­тов, ко­то­рым поль­зу­ем­ся обя­за­тель­но. Ле­ша счи­та­ет, ес­ли ки­но не удив­ля­ет, оно скуч­ное.

ТЯ­ЖЕ­ЛАЯ ЖЕН­СКАЯ ДО­ЛЯ ЦЫ­ГА­НО­ВА

- Пер­со­на­жи спи­са­ны с ре­аль­ных лю­дей?

Н.М.: - Все под­смот­ре­ны и под­слу­ша­ны. Ге­рой Юрия  Куз­не­цо­ва по­яв­ля­ет­ся в кад­ре спи­ной к зри­те­лю, в клет­ча­той ру­баш­ке с под­тяж­ка­ми. Мой па­па при про­смот­ре ах­нул: «Как воз­мож­но та­кое сто­про­цент­ное сход­ство?!» Он сра­зу узнал в нем на­ше­го де­да Ко­лю.

- На глав­ную роль взя­ли рас­кру­чен­но­го, но уже не­сколь­ко при­ев­ше­го­ся Ев­ге­ния Цы­га­но­ва. А он раз и... блес­нул опе­ре­ни­ем. Как в нем это раз­гля­де­ли?

Н.М.: - Ни­как. Ис­ка­ли в воз­расте от трид­ца­ти до со­ро­ка лет. Ак­тер дол­жен быть му­же­ствен­ным, но по­том пре­вра­тить­ся в нечто про­ти­во­по­лож­ное - нуж­ны бы­ли эти ка­че­ли. Я по­вто­ряю од­ну и ту же фра­зу: все упи­ра­ют­ся в Цы­га­но­ва, и мы упер­лись.

А.Ч.: - Что Ев­ге­ний смо­жет впи­сать­ся, до кон­ца не бы­ло уве­рен­но­сти ни у нас, ни у него. Бы­ло важ­но не пре­вра­тить его в де­ше­во­го транс­ве­сти­та - по­ка­зать, как че­ло­век ме­ня­ет свою лич­ность, а не внеш­ность. Не чуть-чуть при­тво­рить­ся, а стать жен­щи­ной.

- В филь­ме есть очень сильная сце­на, ко­гда его пи­на­ют, а он ве­дет се­бя как ти­пич­ная жен­щи­на - ле­жит и про­сто при­кры­ва­ет­ся ру­ка­ми.

Н.М.: - По­то­му что те­перь это дру­гой че­ло­век - он не уме­ет драть­ся. Же­ня это по­чув­ство­вал и очень хо­ро­шо сыг­рал. Вто­рая часть филь­ма у него со­всем без слов - все на взгля­дах, на па­у­зах. Он рас­ска­зы­вал, как де­лал эту роль. Ко­гда по­сле пе­ре­во­пло­ще­ния с еге­рем Его­ром на­чи­на­ют об­щать­ся де­ре­вен­ские, он не от­ве­ча­ет им, по­то­му что не узна­ет.

- Ев­ге­ний не при­зна­вал­ся по­сле съе­мок, что стал дам луч­ше по­ни­мать?

Н.М.: - Даааа! Все вре­мя жа­ло­вал­ся: «У ме­ня опять по- рва­лись кол­гот­ки!» А как-то за­явил: «Мер­ку­ло­ва, до ме­ня до­шло, ты сни­ма­ешь ки­но про се­бя. Про то, как труд­но быть жен­щи­ной». На ули­це в мо­роз его аж ко­ло­ти­ло: «Гос­по­ди, я те­перь по­ни­маю всех этих несчаст­ных-несчаст­ных ак­трис, ко­то­рые му­ча­ют­ся зи­мой в хо­лод­ных пла­тьях».

- На нем бы­ло крас­ное де­ше­вое пла­тье. Как ак­цент.

Н.М.: - Это пла­тье, ко­то­рое мож­но ку­пить в лю­бом рай­цен­тре. Ге­рой пе­ре­хо­дит от од­ной лич­но­сти к дру­гой, и он не мо­жет на­деть обыч­ное се­рое. Со смер­тью долж­на ид­ти бит­ва, а не битвочка. Пла­тье - од­но­знач­ный код. Крас­ное, ко­рот­кое, аб­со­лют­но жен­ское.

- Силь­но по­ху­деть для съе­мок Цы­га­но­ва как уго­во­ри­ли?

А.Ч.: - Это бы­ло од­но из усло­вий - ведь ге­рой бо­лен ра­ком. И Же­ня сбро­сил два­дцать ки­ло­грам­мов за три ме­ся­ца.

- Эта лен­та про то, как обмануть смерть, мо­жет, сле­ду­ю­щая бу­дет про то, как обмануть жизнь?

Н.М.: - Уга­да­ли! Там то­же смерть - один из пер­со­на­жей, но фильм - про жизнь. По­ка это пять­де­сят клоч­ков бу­ма­жек и за­пи­сей в ай­фоне - гор­шок, ко­то­рый еще ни­че­го не сва­рил.

Пять лет на­зал Алек­сей сде­лал пред­ло­же­ние На­та­лье пря­мо на сцене.

Бру­таль­ный са­мец (Ев­ге­ний Цы­га­нов) пре­вра­ща­ет­ся в сла­бую сам­ку и не пы­та­ет­ся сда­чи дать, хо­тя мо­жет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.