НЕЖДАННОЕ СЧА­СТЬЕ

Жи­тей­ская история

Vashe Zdorovie - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

Ва­ля жи­ла в неболь­шом ðай­ценòðе на Виòебùине. Гоðоäоê, õоòь и ма­лень­êий, но очень êðаñи­вый и уõо­жен­ный. Ва­ля çäеñь ðоäи­лаñь, оêон­чи­ла шêо­лу и веð­ну­лаñь ñюäа ïо ðаñïðеäе­ле­нию ðа­боòаòь учиòе­лем маòе­маòиêи. Ра­боòа ей нðа­ви­лаñь, а боль­ше вñеãо она лю­би­ла ñвой 6 «А», ãäе бы­ла êлаññ­ным ðуêо­воäиòе­лем.

Ва­ленòи­на вы­ã­ляäе­ла ве­лиêо­леï­но — äлин­ные ðуñые во­лоñы, оãðом­ные çе­ле­ные ãлаçа, бе­лоñ­неж­ная улы­бêа. Вы­ñоêая и ñòðой­ная, она ïоõоäи­ла ñêоðее на ñòуäенòêу вуçа, неже­ли на учиòель­ни­цу ñо ñòа­жем.

Ва­ленòи­на ïочòи вñеãäа уõоäи­ла äо­мой оä­на иç ïоñлеä­ниõ. Руêо­воäñòво ðаñ­це­ни­ва­ло ýòо êаê оñо­бую ïðеäан­ноñòь лю­би­мой ðа­боòе, но òоль­êо ñа­ма она çна­ла, ïо­че­му òаê не õо­чеòñя иäòи äо­мой…

Почòи чеòы­ð­наä­ца­òь леò она жи­веò ñ бо­лью в ñеðä­це. Ее äочêе ñей­чаñ бы­ло бы ñòоль­êо же леò, ñêоль­êо ее уче­ниêам.

Ва­ленòине бы­ло ñем­наä­ца­òь, êоãäа она влю­би­лаñь в Анаòо­лия. Он был ñòаð­ше ее на òðи ãоäа, вñòðе­ча­лиñь òай­êом — не äай Боã уç­на­еò маòь, очень ñòðоãая и абñо­люò­но не ïо­ни­ма­юùая мо­лоäежь. Таê ей òоãäа êаçа­лоñь. Анаòо­лий уõа­жи­вал êðаñи­во: äаðил цвеòы, äе­лал ïоäаðêи, ðаñòо­чал êо­мï­ли­менòы. Но ãоðе-уõа­жеð иñ­чеç ñðаçу же, êаê òоль­êо äе­ву­шêа ïðиç­на­лаñь, чòо беðе­мен­на. Она äо ïоñлеä­неãо наäе­я­лаñь, чòо Анаòо­лий веð­неòñя, ïоïðоñиò ïðоùе­ния и они обяçаòель­но ïо­же­няòñя. Но шли äни, неäе­ли, меñя­цы… Коãäа уç­на­ли ðоäиòе­ли, она бы­ла уже на ñеäь­мом меñя­це. Ро­жаòь Ва­ля ðе­ши­ла òвеðäо еùе в ñа­мом на­ча­ле, но, êоãäа маòь, уñòðо­ив­шая иñòеðиêу, ïоñòа­ви­ла ïеðеä вы­боðом, ñäа­лаñь. Куäа она äе­неòñя ñ ма­лень­êим ðе­бенêом, еñ­ли ðоäиòе­ли êаòеãоðи­чеñêи çаïðеòи­ли ей в ýòом ñлу­чае воçвðаùаòь­ñя äо­мой?

Ва­ля ðоäи­ла в воñем­наä­ца­òь ñ ïо­ло­ви­ной леò. По­жи­лая аêу­шеðêа, ãляäя на оòêаç­ни­цу, òоль­êо и ñêаçа­ла:

— По­жа­ле­ешь, лоêòи êуñаòь буäешь!

И веäь êаê в воäу ãляäе­ла. Тðиä­ца­òь äва ãоäа — и ниêаêой лич­ной жиç­ни, не ãо­воðя о äеòяõ. Ñêоль­êо ïеðеïлаêа­ла, ñêоль­êо ïðоê­ли­на­ла òоò äень, êоãäа оòêаçа­лаñь оò ðе­бенêа! Ва­ля нена­виäе­ла маòь — она äо ñиõ ïоð ñ ней не обùа­лаñь. Оòец вñе мол­чал, чувñòвуя çаïоçäа­лую ви­ну ïеðеä äо­чеðью. Ñво­еãо неñоñòо­яв­шеãоñя му­жа она òаê боль­ше и не виäе­ла. Го­воðяò, уеõал êуäаòо на Го­мель­ùи­ну, же­ни­лñя.

Вñе ýòи ãоäы Ва­ленòи­на ни на ми­нуòу не çа­бы­ва­ла о äо­чеðи. Каê она? Каêая ñей­чаñ? Кòо ñ ней? Не бо­ле­еò ли? Ñ ãоäа­ми ïðи­шло оãðом­ное ðаñêа­я­ние. В êа­жäой уче­ни­це она виäе­ла ñвою äочь. Уче­ниêам Ва­ленòи­на оòäа­ва­ла вñю ñвою неж­но­ñòь и маòеðинñêую лю­бовь.

Ìа­лень­êую êом­наòêу в обùе­жиòии ей ïо­моã­ла ïо­лу­чиòь äиðеêòоð шêо­лы, женùи­на äобðая и ïо­ни­ма­юùая, но äо­мой Ва­ленòи­ну ñо­вñем не òя­ну­ло. Пðавäа, ñ оò­цом она обùа­лаñь, но ñòаðа­лаñь ïðиõоäиòь ðеäêо, и òо òоãäа, êоãäа маòеðи не бы­ло äо­ма…

Вñе. На чаñаõ ïочòи äе­вяòь ве­чеðа. Оïяòь çаñиäе­лаñь äоïоçä­на. А çавòðа ïоäъ­ем в шеñòь, äа еùе ñòоïêа òеòðаäей. Ñ òя­же­лой ñу­мêой Ва­ленòи­на вы­шла иç шêо­лы. До обùе­жиòия ðуêой ïоäаòь. Она ñа­ма ïоðой чувñòво­ва­ла ñе­бя ñòуäенòêой — òаêая аò­моñ­феðа ца­ðи­ла в обùе­жиòии. Уñïе­ла ñо мноãи­ми ïоäðу­жиòь­ñя, ïоñòо­ян­но êòо-òо ïðи­еç­жал-уеç­жал. Воò и ñей­чаñ воç­ле ваõòеð­ши ñòо­ял ñи­мïаòич­ный мо­лоäой че­ло­веê, яв­но немеñò­ный — ñво­иõ ïочòи вñеõ çна­ла. Ва­ля ïо­че­муòо ïоêðаñ­не­ла и ïðи­ба­ви­ла шаã, но Ñе­ме­нов­на (òаê вñе наçы­ва­ли ваõòеð­шу) ïоç­ва­ла ее: «Ва­лю­ша, ïо­моãи, ïо­жа­луй­ñòа! Воò êлюч, ïðо­воäи ãоñòя, а òо я çвонêа жäу». Ñлов­но в êаêом-òо оцеïе­не­нии, она ïоä­ня­лаñь на вòоðой ýòаж, мол­ча оòêðы­ла êом­наòу и ïеðеäа­ла êлюч муж­чине.

— Ñïаñи­бо боль­шое! А вы вñеãäа òаêая мол­ча­ли­вая? Я Анäðей. А ваñ êаê çо­вуò?

Ва­ля еùе боль­ше ïоêðаñ­не­ла и, ни­чеãо не оòвеòив, убе­жа­ла в ñвою êом­наòу. Вой­äя, òуò же вçã­ля­ну­ла в çеðêа­ло. Не­уже­ли ýòо она? Щеêи ãоðяò, ãлаçа ñи­я­юò, êаê у äев­чонêи. Не­ужòо ïонðа­ви­лñя? «Но веäь я о нем äа­же ни­чеãо не çнаю! Кòо он, оòêуäа, ïо­че­му çäеñь? Ìо­жеò, äав­но же­наò?».

На­уòðо Ñе­ме­нов­на äо­ло­жи­ла:

— Пðи­еõал в êо­манäиðо­вêу иç Ìинñêа, ин­же­неð. Вðоäе бы ñвое обоðуäо­ва­ние буäуò ïðо­веðяòь на на­шем çа­воäе. Ñмоòðи, Ва­ля, не уïуñòи! Вон êаê на òе­бя ñмоòðел!

Веñь äень Ва­ленòи­на бы­ла ñа­ма не ñвоя, äа­же уче­ниêи çа­меòи­ли неêую ее ðаññе­ян­ноñòь. К êон­цу äня она, êаê вñеãäа, на­вью­чи­лаñь и вы­шла иç шêо­лы. Ва­ленòи­на и ïðеäïо­ло­жиòь не моã­ла, чòо увиäиò çäеñь Анäðея. Он ïðоòя­нул ей буêеò ðо­ма­шеê и ïðеä­ло­жил ïðо­воäиòь. Ва­ленòи­на бы­ла не ïðоòив. Ей бы­ло ïðи­яò­но иäòи ðяäом ñ ним. Анäðей вы­ã­ляäел беçуïðеч­но — êоñòюм, ãалñòуê, êоðоòêая моä­ная ñòðи­жêа и äо блеñêа на­чиùен­ные òу­фли.

Ñòо­я­ли òеï­лые май­ñêие äни, и ñо­вñем не õоòе­лоñь иäòи в обùе­жиòие.

— А вы мне ñðаçу ïонðа­ви­лиñь, — Анäðей вçял Ва­ленòи­ну çа ðуêу. — Толь­êо уж ñли­шêом ñеðьеç­ная. А äа­вай­òе ñõоäим çавòðа в êи­но!

Ва­ля ñоãлаñи­лаñь. Она ñа­ма не ïо­ни­ма­ла, ïо­че­му ïо­шла у неãо на ïо­воäу. Ñêоль­êим уõа­жеðам был äан «оò воðоò ïо­воðоò», ñêоль­êо çа­муж çва­ли — вñе не òо. Хоðош был уðоê в мо­лоäоñòи, вòоðой оши­бêи не буäеò. А òуò — на òе­бе! Чòо-òо в Анäðее наñòоль­êо ïðиòяãи­ва­ло, чòо она вñей äу­шой ïоòя­ну­лаñь ê нему. Добðоòа, оòêðы­òоñòь, ïðи­яò­ная внеш­ноñòь — äа, на­веð­ное, вñе вмеñòе.

На ñлеäу­юùий äень Ва­ленòи­на ïðиãлаñи­ла Анäðея на чай. Он çаñиäелñя äоïоçä­на, вñе ðаññêаçы­вал и ðаññêаçы­вал о ñе­бе, о ñво­ей жиç­ни…

Ñ виäу веñе­лый и оòêðы­òый, он ïеðе­жил оãðом­ное ãоðе. В äваä­ца­òь чеòы­ðе же­ни­лñя на оä­ноêуðñ­ни­це, очень ее лю­бил. Уже чеðеç ãоä вðа­чи çаïðеòи­ли жене ðо­жаòь, ïðеäуïðеäив о ñеðьеç­ныõ ïоñлеäñòви­яõ. Ре­ши­ли уñы­но­виòь ðе­бенêа, ýòо бы­ло обо­юä­ное ðе­ше­ние. Таê они ñòа­ли воñïиòы­ваòь Да­шу, ïо­лю­би­ли ее, êаê ðоä­ную, äе­вочêа оòве­ча­ла вçа­им­ноñòью. А òðи ãоäа наçаä же­на çа­беðе­ме­не­ла и, воïðе- êи оïаñе­ни­ям вðа­чей, ðе­ши­ла ðо­жаòь. Она умеð­ла ïðи ðоäаõ, ðе­бенêа òаê­же не ñïаñ­ли. Да­ша очень òя­же­ло ïеðе­жи­ва­ла ñмеðòь ма­мы, ей и ñей­чаñ òя­же­ло. А буê­валь­но ãоä наçаä êòо-òо иç ñоñеäей ïуñòил ñлуõ, чòо äе­вочêа и во­вñе им не ðоä­ная, ïоïолç­ли ñïлеò­ни. И Анäðей ðе­ши­лñя. Он ðаññêаçал Да­ше вñю ïðавäу и ñ оãðом­ным об­леã­че­ни­ем ïо­нял, чòо ïоñòуïил ïðа­виль­но. Дочь еãо обо­жа­ла и очень жа­ле­ла, а он òоль­êо ðаäи нее и жил. Ниêоãäа и мы­ñ­ли не бы­ло же­ниòь­ñя во вòоðой ðаç, а òуò… Анäðей вçã­ля­нул на Ва­лю: — А òуò влю­би­лñя, êаê маль­чиê, и ãо­ло­ву ïоòеðял. Я òе­бя не наïуãал ñво­им ðаññêаçом о äо­чеðи?

Ва­ля бы­ла очень вçвол­но­ва­на. Она оце­ни­ла òо, чòо Анäðей ей äо­веðи­лñя, но о ñво­ей жиç­ни ðаññêаçаòь не ðиñê­ну­ла. Да и чòо ðаññêаçы­ваòь? Каêую ïоä­лоñòь ñо­веð­ши­ла в воñем­наä­ца­òь леò? Каê оñòа­ви­ла êðоõу в ðоääо­ме? Неò, она ни çа чòо об ýòом не ñêа­жеò, ýòо ее боль, òоль­êо ее.

Анäðей êа­жäый ве­чеð вñòðе­чал Ва­лю воç­ле шêо­лы ñ буêеòом ðо­ма­шеê. Они õоäи­ли в êи­но, ãу­ля­ли ïо ïаðêу, а ïоòом ïи­ли чай в уюò­ной êом­наòêе обùе­жиòия. Завòðа Анäðей уеç­жа­еò, êо­манäиðо­вêа çаêан­чи­ва­еòñя, и Ва­ленòи­на ïðиãлаñи­ла еãо на неболь­шой ужин. Кðаñи­вый êðуã­лый ñòол, çа­жжен­ные ñве­чи. Поêа äе­ву­шêа õлоïоòа­ла у ïлиòы, Анäðей ðаññ­маòðи­вал аль­бом. Вäðуã ñеðä­це больно êоль­ну­ло, ãоðя­чая вол­на ïðо­шла ïо вñе­му òе­лу. На оä­ной иç фоòоãðа­фий он увиäел ñвою äочь. Не мо­жеò бы­òь, òаêоãо ïðоñòо не мо­жеò бы­òь! Он ïо­ни- мал, чòо ãлу­боêо çа­блу­жäа­еòñя, но ñ фоòоãðа­фии на неãо ñмоòðе­ли ãлаçа Да­ши — äе­вочêа леò ïяòи, òаê ïоõо­жа на еãо äочь. На обоðоòе — äаòа, êоãäа Да­ши еùе и на ñвеòе не бы­ло. Анäðей ïоç­вал Ва­лю. Де­ву­шêа ðаññ­ме­я­лаñь: — Да ýòо же я ма­лень­êая. Анäðей об­нял Ва­лю: — Каê же òы ïоõо­жа на мою äочь, òаêая же êðаñи­вая.

Уеç­жая, Анäðей êðеïêо ïо­це­ло­вал Ва­ленòи­ну и ñêаçал, чòо обяçаòель­но ïоçво­ниò. Ва­ля веðи­ла ему, ýòо­му ñïоêой­но­му и увеðен­но­му в ñе­бе че­ло­веêу. Они ñоç­ва­ни­ва­лиñь ïо неñêоль­êу ðаç в äень, а чеðеç неäе­лю Анäðей ïðиãлаñил Ва­лю в ãоñòи. Он вñòðе­чал ее на воêçа­ле ñ неиç­мен­ным буêеòом ðо­ма­шеê. Ñ ним бы­ла êðаñи­вая ðуñо­во­лоñая äе­вочêа. Эòо бы­ла Да­ша. Ва­ля ïоäо­шла ê ней, çаã­ля­ну­ла в ãлаçа. Чòо-òо òаêое она увиäе­ла в ниõ, чòо ей òуò же çаõоòе­лоñь êðеïêо ïðи­жаòь ее ê ñе­бе, об­няòь и ïо­це­ло­ваòь. Да­ша ñäеð­жан­но ïоçäоðо­ва­лаñь, вñю äоðоãу она уêðаäêой ðаçã­ляäы­ва­ла Ва­лю. А Ва­ля чòо-òо ñо­вñем невïоïаä оòве­ча­ла Анäðею. Она веäь çна­ла, чòо ей ïðеäñòо­иò не òоль­êо ïоç­наêо­миòь­ñя ñ ðе­бенêом Анäðея, но еùе и ïо­лю­биòь еãо. Ва­ленòи­на не ïо­ни­ма­ла, лю­бовь ýòо или чòо-òо еùе, но òоль­êо êаêое-òо необъ­яñ­ни­мое чувñòво наñòоль­êо ïоòя­ну­ло ее ê äе­вочêе, чòо она ñо­вñем не ñлы­ша­ла Анäðея.

В боль­шой êваðòиðе Анäðея бы­ло ñвеò­ло и êðаñи­во. Пðаçä­нич­но наêðы­òый ñòол. Ва­ле êаçа­лоñь, чòо она ïоïа­ла ê ñе­бе äо­мой, чòо ýòо ее äом, ее ñе­мья, вñе çäеñь êаçа­лоñь êаêим-òо ðоä­ным.

Да­ша ïо­моãа­ла ïаïе на êуõне, а Ва­ля ðаññ­маòðи­ва­ла фоòоãðа­фии в ðа­мочêе на ñòо­ле. Иõ бы­ло мноãо. Внеçаï­но вñе òе­ло ïðонçил õо­лоä. На оä­ной иç фоòоãðа­фий она уç­на­ла ñе­бя, ей леò ïяòь-шеñòь, но у нее ниêоãäа не бы­ло òаêоãо ïлаòья, ýòо она òоч­но çна­еò. На äðуãой фоòоãðа­фии ýòа же äе­вочêа ñ êðаñи­вой мо­лоäой женùи­ной и Анäðе­ем.

— Не мо­жеò бы­òь! Гоñïоäи, чòо ñо мной?! Эòо же моя äочь! — êаçа­лоñь, она çаêðи­ча­ла на веñь äом, но ãу­бы òоль­êо беççвуч­но ше­ве­ли­лиñь.

Ва­ля меä­лен­но ñïолç­ла на ïол и ïоòеðя­ла ñоç­на­ние. Ñлов­но иçäа­леêа, äо­ноñи­лиñь ñло­ва äе­вочêи:

— Паïа, ïаïа, òеòя уïа­ла, ей ïлоõо! — ïоä­бе­жав­ший Анäðей ïеðе­неñ Ва­лю на äи­ван…

Анäðей ãлаäил, уñïоêа­и­вал Ва­лю, а она вñе ïлаêа­ла и ниêаê не моã­ла оñòа­но­виòь­ñя.

— По­че­му òы мне ñðаçу вñе не ðаññêаçа­ла? Каê же я не äоãаäалñя! Я веäь òо­же виäел ïоõо­жую фоòоãðа­фию у òе­бя в аль­бо­ме.

Чеðеç меñяц Ва­ленòи­на ïеðе­еõа­ла в Ìинñê. Ñ Анäðе­ем они ðаñïиñа­лиñь òиõо и ñêðом­но. Пðи­еõа­ли Ва­ли­ны ðоäиòе­ли. Ñòоль­êо ïоäаðêов Да­ша не виäе­ла, на­веð­ное, çа вñю ñвою жиçнь. Деäу­шêа и ба­бу­шêа на ñвои ñбеðе­же­ния ñêуïи­ли вñе, чòо òоль­êо мож­но бы­ло. Каçа­лоñь, у вñеõ на­ча­лаñь но­вая жиçнь. Ва­ля ни на ми­нуòу не оòïуñêа­ла Да­шу оò ñе­бя, а Анäðей был ñа­мым ñчаñò­ли­вым че­ло­веêом на ñвеòе.

Пðо­шел ãоä. Ва­ленòи­на ïðеïоäа­ва­ла в оä­ной иç шêол Ìинñêа, Да­ша учи­лаñь в ïðеж­ней, воç­ле äо­ма, Анäðей äоïоçä­на ïðоïаäал на ðа­боòе.

Каê-òо Ва­ля ñ Да­шей воçвðаùа­лиñь äо­мой иç маãаçи­на. Они о чем-òо ожив­лен­но ðаçãо­ваðи­ва­ли. Вäðуã женùи­на ðеçêо ïо­шаò­ну­лаñь, ñõ­ваòи­лаñь çа ñеðä­це и ïоб­леä­не­ла. Она òиõо ïоïðоñи­ла Да­шу вы­ç­ваòь «ñêоðую». Вñю äоðоãу äо боль­ни­цы äе­вочêа äеð­жа­ла Ва­лю çа ðуêу, òиõонь­êо ïлаêа­ла и мо­ли­ла Боãа не çа­биðаòь у нее ма­му, êоòоðую òаê ïо­лю­би­ла. Коãäа ïðимчалñя Анäðей, вðа­чи уñïоêо­и­ли:

— Ни­чеãо ñòðаш­ноãо. Таêое бы­ва­еò ïðи беðе­мен­ноñòи.

Уç­нав, чòо у нее буäеò бðаòиê, Да­ша ïу­лей влеòе­ла в ïа­лаòу:

— Ìа­ма, ма­мочêа, ýòо ïðавäа? У ме­ня буäеò бðаòиê? Ìа­ма, ми­лая, ñïаñи­бо!

Да­ша ñме­я­лаñь и об­ни­ма­ла Ва­лю, а Ва­ля еле ñäеð­жи­ва­ла ñлеçы. Да­ша вïеð­вые наç­ва­ла ее ма­мой. Ва­ля ïðи­жа­ла Да­шу ê ñе­бе и êðеïêо ïо­це­ло­ва­ла:

— Пðоñòи ме­ня, äо­чень­êа, çа вñе ïðоñòи!

А ñчаñò­ли­вый Анäðей уже неñ лю­би­мой буêеò бе­лыõ ðо­ма­шеê.

Та­ма­ра Зай­ко

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.