УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!

Vashe Zdorovie - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

Ес­ли­вы­по­ка­ким‐ли­бо­при­чи­на­м­не­успе­ли­под­пи­сать­ся на вто­рое по­лу­го­дие 2017 го­да на со­вре­мен­ное, прак­ти­че­ски по­лез­ное, по­пу­ляр­ное из­да­ние — га­зе­ту «Ва­ше здо­ро­вье», не огор­чай­тесь. Вы мо­же­те офор­мить под­пис­ку в лю­бом поч­то­вом от­де­ле­нии свя­зи до 27 ав­гу

ста. Га­зе­ту нач­не­те по­лу­чать уже с сен­тяб­ря 2017 го­да.

ВМЕ­СТО ВСТУПЛЕНИЯ. В ста­ро­сти че­ло­век очень бо­лез­нен­но вос­при­ни­ма­ет равнодушие. Осо­бен­но ес­ли это ис­хо­дит от род­ных и близ­ких…

…Уже про­шел не один де­ся­ток лет, как я окон­чил уни­вер­си­тет. Но из мо­ей па­мя­ти так и не ис­че­за­ют все мои од­но­группни­ки. По пра­ву мо­гу гор­дить­ся каж­дым из них. Не­да­ром на­ша груп­па счи­та­лась од­ной из луч­ших. И жизнь под­твер­ди­ла это. Де­вять док­то­ров на­ук, семь про­фес­со­ров, два ака­де­ми­ка, ра­бо­та­ю­щих дол­гие го­ды в раз­лич­ных об­ла­стях на­у­ки. Ме­ди­ци­на, био­ло­гия, фи­зио­ло­гия, хи­мия, пси­хо­ло­гия — вот оно, твор­че­ское ли­цо на­ших быв­ших вы­пуск­ни­ков. Жаль толь­ко, что не­ко­то­рые из них уже ушли из жиз­ни... К лю­бо­му те­ле­фон­но­му звон­ку, а тем бо­лее ко встре­че с дав­ни­ми дру­зья­ми по уни­вер­си­те­ту, от­но­шусь с ра­до­стью и боль­шим же­ла­ни­ем об­ме­нять­ся но­во­стя­ми, по­го­во­рить о жиз­ни. А ес­ли на­до — и под­ста­вить свое пле­чо, что­бы по­мочь, по­со­ве­то­вать…

…От Ни­ко­лая Дмит­ри­е­ви­ча, с ко­то­рым про­шли луч­шие сту­ден­че­ские го­ды, я уже дав­но не по­лу­чал ни­ка­ких ве­стей. Лишь недав­но узнал, что он, об­ме­няв квар­ти­ру, пе­ре­ехал жить из Грод­но в Минск. За­хо­тел быть по­бли­же к де­тям, вну­кам, пра­вну­кам. Круп­ный био­лог, профессор, он по-преж­не­му про­дол­жа­ет ра­бо­тать кон­суль­тан­том в од­ной из бе­ло­рус­ско-немец­ких на­уч­но­ис­сле­до­ва­тель­ских ком­па­ний. Как-то ра­но утром ме­ня раз­бу­дил те­ле­фон­ный звонок. Я сра­зу узнал го­лос Ни­ко­лая Дмит­ри­е­ви­ча. Он был все­гда осо­бый, чуть при­глу­шен­ный. Из­ви­нив­шись за дли­тель­ное мол­ча­ние, мой дав­ний друг пред­ло­жил:

— Да­вай, Ми­ха­ил, на­ко­нец-то встре­тим­ся! Ведь те­перь я жи­ву в Мин­ске. Пла­ни­ро­вал пред­ло­жить те­бе на­шу встре­чу рань­ше, но, к со­жа­ле­нию, по­сле пе­ре­ез­да по­пал в боль­ни­цу. Пе­ре­нес ин­фаркт… Сло­вом, по­го­во­рим, ведь за это вре­мя про­изо­шло очень мно­го со­бы­тий. Мы с то­бой в по­след­ний раз ви­де­лись на по­хо­ро­нах мо­ей Ве­ры? Вот уже три го­да не мо­гу сми­рить­ся, что нет ее ря­дом. Но не бу­ду о груст­ном… Сло­вом, ес­ли не воз­ра­жа­ешь, с удо­воль­стви­ем при­гла­шаю те­бя с су­пру­гой к се­бе на да­чу на вы­ход­ные дни. Мы обыч­но в это вре­мя со­би­ра­ем­ся всей се­мьей: сын, дочь, трое вну­ков, вось­ми­лет­ний пра­внук, моя сест­ра. Это неда­ле­ко — в Не­го­ре­лом. Там остал­ся ста­рый ро­ди­тель­ский дом. Так за­хо­те­лось уви­деть­ся с то­бой и не рас­ста­вать­ся на­дол­го! Ведь го­ды ле­тят… Не вол­нуй­ся, за то­бой за­едет мой внук, Ди­ма.

Ну раз­ве я мог от­ка­зать­ся? Встре­ча с Ни­ко­ла­ем Дмит­ри­е­ви­чем, его род­ны­ми, са­ма ат­мо­сфе­ра го­сте­при­им­ства оста­ви­ли са­мое доб­рое впе­чат­ле­ние. Мы с же­ной слов­но по­бы­ва­ли сре­ди са­мых близ­ких лю­дей. У ме­ня не раз воз­ни­ка­ло чув­ство ра­до­сти, что мой друг на ста­ро­сти лет не остал­ся оди­но­ким. Теп­ло­та от­но­ше­ний к нему, не раз услы­шан­ные сло­ва «род­ной де­ду­ля», «па­пу­ля» вы­ра­жа­ли глу­бо­кую ис­крен­ность, за­бо­ту и вни­ма­ние со сто­ро­ны не толь­ко де­тей, но и невест­ки с зя­тем. От дру­га мы с су­пру­гой уез­жа­ли до­мой не толь­ко хо­ро­шо от­дох­нув­ши­ми, но и с ощу­ще­ни­ем, что уви­де­ли друж­ную се­мью, в ко­то­рой сер­деч­ные от­но­ше­ния друг к дру­гу це­ни­лись боль­ше все­го. Это под­твер­ди­лось и сло­ва­ми Ни­ко­лая, ко­то­рый, про­во­жая нас, ска­зал:

— Как бы я жил без мо­их род­ных… Ты не пред­став­ля­ешь, сколь­ко за­бо­ты я по­лу­чил во вре­мя бо­лез­ни от мо­их вну­ков и да­же пра­вну­ка. Каж­дый день кто-ли­бо из них на­ве­щал ме­ня в больнице. А невест­ка и зять, не го­во­ря уже о де­тях, и в этот раз про­яви­ли обо мне боль­шую за­бо­ту. Сло­вом, род­ные бы­ли ря­дом в эти труд­ные ми­ну­ты мо­ей жиз­ни. Как же это не це­нить! Вот хо­чу те­бе при­ве­сти толь­ко один при­мер: я ле­жу в больнице, и вдруг по­яв­ля­ет­ся вме­сте с невест­кой мой вось­ми­лет­ний пра­внук Пла­тон. В ру­ках у него ба­ноч­ка с зем­ля­ни­кой. Он креп­ко об­нял ме­ня и, про­тя­ги­вая мне эту ба­ноч­ку, ска­зал: «Де­ду­ля, я сам со­би­рал! Мы бы­ли с ро­ди­те­ля­ми в ле­су, и я спе­ци­аль­но эти яго­ды под­го­то­вил для те­бя. Ты ведь ско­ро по­пра­вишь­ся? А яго­ды те­бе по­мо­гут по­быст­рее вы­здо­ро­веть».

…Эта встре­ча по­слу­жи­ла на­ча­лом на­ше­го тес­но­го дру­же­ско­го об­ще­ния. Мы с ним не раз вспо­ми­на­ли на­ших сту­ден­че­ских дру­зей. И вот как-то од­на­ж­ды в на­шей бе­се­де Ни­ко­лай Дмит­ри­е­вич по­де­лил­ся со мной од­ной жиз­нен­ной ис­то­ри­ей, ко­то­рая ка­са­лась судь­бы еще од­но­го дру­га, Вла­ди­ми­ра Сер­ге­е­ви­ча. Ко­гда он на­звал это имя, я тут же вспом­нил кра­си­во­го, ры­же­во­ло­со­го, все­гда улы­ба­ю­ще­го­ся Вла­ди­ми­ра. Из-за веч­ной за­ня­то­сти я, к со­жа­ле­нию, ма­ло знал о его судь­бе. Лишь слы­шал, что он стал док­то­ром ме­ди­цин­ских на­ук и воз­глав­лял круп­ную ла­бо­ра­то­рию в од­ном из НИИ Го­ме­ля. Ни­ко­лай Дмит­ри­е­вич все­гда был как-то бли­же к Вла­ди­ми­ру. Они бы­ли дру­зья­ми еще со школь­ной ска­мьи и все эти дол­гие го­ды ча­сто встре­ча­лись.

— А ты зна­ешь, — ска­зал мне на од­ной из на­ших встреч Ни­ко­лай Дмит­ри­е­вич, — что Вла­ди­мир сей­час то­же жи­вет в Мин­ске? Недав­но пе­ре­брал­ся сю­да с же­ла­ни­ем быть по­бли­же к де­тям, ведь он все­гда был очень пре­дан­ным, за­бот­ли­вым от­цом. Но ока­за­лось, что он не ощу­тил от сво­их род­ных теп­ла и вни­ма­ния. О мно­гом рас­ска­зал он мне. Так слу­чи­лось, что в по­след­ний раз мы встре­ти­лись в больнице. Бы­ва­ет и та­кое! Пред­ставь се­бе, он по­пал с тя­же­лой сте­но­кар­ди­ей в од­ну па­ла­ту со мной. Вре­мя у нас шло мед­лен­но, и, ко­неч­но, бе­се­до­ва­ли мы о мно­гом… Од­на­ж­ды, все­гда до­воль­но ску­пой на сло­ва, Вла­ди­мир вдруг раз­от­кро­вен­ни­чал­ся и по­де­лил­ся не­ко­то­ры­ми по­дроб­но­стя­ми из сво­ей жиз­ни. Уве­рен, что этот мой рас­сказ и те­бя не оста­вит рав­но­душ­ным…

…Очень ра­но Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич стал вдов­цом. Ему еще не бы­ло и трид­ца­ти, ко­гда из жиз­ни ушла его же­на. Он остал­ся с дву­мя детьми. Сы­ну Вя­че­сла­ву бы­ло все­го де­сять лет, а до­че­ри На­та­ше — шесть. И он один, прак­ти­че­ски без вся­кой по­мо­щи, сам под­ни­мал де­тей, к то­му же го­то­вил док­тор­скую дис­сер­та­цию по он­ко­хи­рур­гии. Бо­ял­ся вновь же­нить­ся. В его го­ло­ве все­гда воз­ни­ка­ли со­мне­ния о том, ста­нет ли бу­ду­щая же­на ма­те­рью для его де­тей? И каж­дый раз, ко­гда разговор сре­ди дру­зей за­хо­дил на эту те­му, го­во­рил од­но и то же:

— У ме­ня де­ти, и мой долг — обес­пе­чить им счаст­ли­вую жизнь.

Сло­вом, де­ти рос­ли в по­сто­ян­ной оте­че­ской за­бо­те и лас­ке.

…Про­шли го­ды. Сын окон­чил эко­но­ми­че­ское от­де­ле­ние уни­вер­си­те­та и быст­ро под­нял­ся по ка­рьер­ной лест­ни­це. Удач­но же­нил­ся на де­вуш­ке из се­мьи биз­не­сме­на. Отец Оль­ги, так зва­ли из­бран­ни­цу Вя­че­сла­ва, ко­неч­но же, спо­соб­ство­вал то­му, что­бы его зять стал со­вла­дель­цем ком­па­нии, ко­то­рую он воз­глав­лял.

Дочь На­та­ша, бро­сив ин­сти­тут, вы­шла за­муж в непол­ные 19 лет, а че­рез год ста­ла ма­те­рью — ро­ди­ла сы­на Же­неч­ку. Ее су­пруг был на­мно­го стар­ше, ра­бо­тал ди­рек­то­ром круп­ной част­ной стро­и­тель­ной фир­мы.

Дол­гое вре­мя Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич очень пе­ре­жи­вал, что де­ти, слов­но сго­во­рив­шись, да­же не по­зна­ко­ми­ли его со сво­и­ми бу­ду­щи­ми су­пру­га­ми. Да и с их ро­ди­те­ля­ми он впер­вые уви­дел­ся толь­ко на сва­дьбе. Ка­за­лось бы, от­но­ше­ния меж­ду ним, сы­ном и до­че­рью все­гда бы­ли до­ве­ри­тель­ны­ми. А здесь они по­ста­ви­ли от­ца пе­ред фак­том. А на во­прос, за­дан­ный сы­ну, по­че­му он при­нял столь от­вет­ствен­ное ре­ше­ние, не по­со­ве­то­вав­шись с от­цом, да­же не по­зна­ко­мив его с неве­стой, Вя­че­слав до­воль­но дерз­ко от­ве­тил:

— Это моя жизнь. И мое ре­ше­ние, па­па.

В это вре­мя дочь, на­хо­див­ша­я­ся ря­дом, не про­из­нес­ла ни сло­ва. Зна­чит, и она так ду­ма­ла?

Неожи­дан­но вспом­ни­лось о кон­флик­те, воз­ник­шем впер­вые в жиз­ни меж­ду от­цом и детьми бук­валь­но за несколь­ко недель до сва­дьбы сы­на. Он усу­губ­лял­ся еще и тем, что меж­ду сва­дьба­ми де­тей раз­ни­ца бы­ла лишь в несколь­ко ме­ся­цев.

В тот ве­чер Вла­ди­мир Сер­ге- евич при­шел до­мой очень устав­ший — его ла­бо­ра­то­рия пред­став­ля­ла ав­то­ри­тет­ной ко­мис­сии но­вый ле­кар­ствен­ный пре­па­рат. Ат­те­ста­ция про­шла успеш­но, но ему при­шлось до­кла­ды­вать о ре­зуль­та­тах мно­гих про­ве­ден­ных в те­че­ние несколь­ких лет экс­пе­ри­мен­тов, а это по­тре­бо­ва­ло боль­шой со­сре­до­то­чен­но­сти и точ­но­сти в от­ве­тах. На­та­ша, ко­то­рая обыч­но в это вре­мя го­то­ви­ла ужин, си­де­ла в ком­на­те и вы­гля­де­ла рас­стро­ен­ной. Угрю­мым был и Вя­че­слав. Отец по­нял, что меж­ду детьми про­изо­шла ссо­ра. И не ошиб­ся.

Не успел Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич вой­ти в квар­ти­ру, как Вя­че­слав за­те­ял разговор на очень ще­пе­тиль­ную те­му, ска­зав, что его бу­ду­щий тесть пред­ло­жил опла­тить толь­ко по­ло­ви­ну за­трат на сва­дьбу. Де­нег, ко­неч­но, у сы­на не бы­ло, и по­это­му, по­чти тре­буя, он об­ра­тил­ся к от­цу с прось­бой взять дру­гую по­ло­ви­ну рас­хо­дов на се­бя. Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич опе­шил и, раз­дев­шись, при­сел в лю­би­мое крес­ло. Не пред­ло­жив от­цу по­ужи­нать, хо­тя он се­го­дня да­же не обе­дал, в разговор вме­ша­лась На­та­ша:

— Па­па, день­ги нуж­ны и на мою сва­дьбу. Та­кие же усло­вия ста­вит и мой бу­ду­щий муж. Он го­во­рит, что это твоя обя­зан­ность — по­за­бо­тить­ся о том, что­бы сва­дьба за­пом­ни­лась го­стям на­дол­го.

Ли­цо от­ца ста­ло баг­ро­вым. Он, об­хва­тив го­ло­ву ру­ка­ми, несколь­ко ми­нут не мог про­ро­нить ни сло­ва, а по­том, со­брав­шись, от­ве­тил:

— Де­ти, род­ные мои, са­мые лю­би­мые, я всю жизнь по­свя­тил вам. По­сле смер­ти ма­мы стал для вас не толь­ко от­цом, но и ма­те­рью, де­лал все, что­бы вы ни в чем не нуж­да­лись, бы­ли сы­ты, оде­ты, име­ли воз­мож­ность по­лу­чить хо­ро­шее обра­зо­ва­ние. Я ни­ко­гда не за­ни­мал­ся биз­не­сом, по­лу­чал толь­ко зар­пла­ту в го­су­дар­ствен­ном учре­жде­нии. Но я все-та­ки смог на­ко­пить неболь­шую сум­му, ко­то­рую, ко­неч­но, по­де­лю меж­ду ва­ми. Боль­ше у ме­ня ни­ка­ких ис­точ­ни­ков до­хо­да нет и не мо­жет быть.

Ко­гда же отец озву­чил сум­му, ко­то­рую он смо­жет им пред­ло­жить, они оба рас­хо­хо­та­лись, а Вя­че­слав с над­ры­вом про­из­нес:

— Па­па, ты что, сме­ешь­ся над на­ми? Это все, что мы, твои де­ти, от те­бя за­слу­жи­ли?

— Нет, вы за­слу­жи­ли боль­ше­го. Но тех де­нег, ко­то­рые вам нуж­ны, у ме­ня в дан­ный мо­мент нет, — с го­ре­чью от­ве­тил отец.

— А ты про­дай свою квар­ти­ру! — пред­ло­жи­ла На­та­ша. — Ты ведь бу­дешь жить здесь один. Как я знаю, мой бра­тик сей­час бу­дет жить в от­дель­ном кот­те­дже, ко­то­рый ему по­да­рил тесть. Да и мой муж не от­стал — у нас то­же есть кот­тедж. При этом мы бу­дем жить неда­ле­ко друг от дру­га — до­ма по­чти ря­дом в лес­ном мас­си­ве, неда­ле­ко от Мин­ска.

— Нет уж, поз­воль­те, — рез­ко от­ве­тил Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич, — сво­им иму­ще­ством я бу­ду рас­по­ря­жать­ся сам. И во­об­ще, по­че­му вы уве­ре­ны, что я бу­ду в этой квар­ти­ре один? Раз уж вы так по­сту­па­е­те, то и я по­за­бо­чусь о се­бе, мне ведь все­го 55 лет. Жизнь моя на этом не кон­ча­ет­ся, — ска­зал он, а по­том под­нял­ся и вы­шел из ком­на­ты.

Са­ми со­бой на гла­зах вы­сту­пи­ли сле­зы. Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич по­до­шел к бал­ко­ну, по­смот­рел

в го­лу­бые да­ли чи­сто­го неба и как бы об­ра­тил­ся к сво­ей жене:

— Как жаль, что те­бя нет ря­дом со мной. Не­уже­ли на­ши де­ти так небла­го­дар­ны? А о те­бе я вспо­ми­наю с бо­лью в ду­ше каж­дый день. Спи спо­кой­но, до­ро­гая! Ты на­вер­ня­ка в раю…

По­сле это­го раз­го­во­ра с детьми Вла­ди­ми­ру Сер­ге­е­ви­чу не хо­те­лось воз­вра­щать­ся в его лю­би­мую квар­ти­ру. Меж­ду ним и детьми встал ка­кой-то ба­рьер от­чуж­ден­но­сти. Вя­че­слав и На­та­ша сво­им внеш­ним ви­дом все­гда вы­ра­жа­ли недо­воль­ство. Дочь пре­кра­ти­ла го­то­вить, ста­ла ча­ще ухо­дить из до­ма, ино­гда оста­ва­лась где-то но­че­вать, не оправ­ды­ва­ясь пе­ред от­цом. Бро­са­лось в гла­за и то, что у нее на шее вне­зап­но по­яви­лось до­ро­гое ко­лье. Да и гар­де­роб до­че­ри по­сто­ян­но по­пол­нял­ся но­вы­ми мод­ны­ми ве­ща­ми. А од­на­ж­ды, ко­гда Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич при­шел с ра­бо­ты, то за­стал дочь, ко­то­рая до­ста­ва­ла из сво­е­го ко­шель­ка боль­шую сум­му де­нег. На во­прос от­ца: «От­ку­да это?» На­та­ша, гор­до под­няв го­ло­ву, от­ве­ти­ла: — Это все по­дар­ки мо­е­го же­ни­ха. Не от­ста­вал от нее и Вя­че­слав, в раз­го­во­ре ко­то­ро­го все ча­ще по­яв­ля­лись та­кие вы­ра­же­ния, как «На­до жить, как мой тесть. У него есть все. Это поз­во­ля­ет ему все­гда быть сво­бод­ным. Ты же, па­па, жи­вешь от зар­пла­ты до зар­пла­ты. А я так не хо­чу. У ме­ня все бу­дет в этой жиз­ни. Вот же­нюсь на Оле — и, по­верь, все у ме­ня бу­дет со­всем по-дру­го­му».

Эти сло­ва осо­бо ра­ни­ли ду­шу Вла­ди­ми­ра Сер­ге­е­ви­ча. Он стал се­бя ху­же чув­ство­вать, по­сто­ян­но нерв­ни­чал и ни­че­го не мог сде­лать. Од­на­ж­ды, при­дя до­мой и бу­дучи на­едине с са­мим со­бой, глу­бо­ко за­ду­мал­ся. «По­че­му так про­изо­шло, что мои де­ти, вос­пи­тан­ные на доб­рых чув­ствах, все­гда от­ли­чав­ши­е­ся скром­но­стью, вдруг так рез­ко и быст­ро из­ме­ни­лись? Не­уже­ли бо­га­тая неве­ста сы­на и обес­пе­чен­ный же­них до­че­ри мог­ли так по­вли­ять на мо­их де­тей? Они с каж­дым днем пе­ре­ни­ма­ют у сво­их бу­ду­щих су­пру­гов та­кие ка­че­ства, как мер­кан­тиль­ность, за­висть, пре­не­бре­же­ние к тем, кто жи­вет на за­ра­бо­тан­ные сред­ства. Я ни­че­го пло­хо­го не мо­гу ска­зать о биз­не­сме­нах, их уда­чах и рас­цве­те тех дел, ко­то­ры­ми они за­ни­ма­ют­ся, но в этом слу­чае я серд­цем чув­ствую, как черст­ве­ют ду­ши мо­их де­тей, и ни­че­го не мо­гу сде­лать. А сми­рить­ся с этим невоз­мож­но».

Все эти мыс­ли от­ца под­твер­ди­лись и на со­сто­яв­ших­ся сва­дьбах. Они бы­ли бо­га­ты­ми, бро­са­лось в гла­за, как пре­кло­ня­ет­ся Вя­че­слав пе­ред от­цом неве­сты, а На­та­ша — пе­ред сво­им му­жем. Отец был един­ствен­ным при­гла­шен­ным го­стем на сва­дьбы сы­на и до­че­ри со сто­ро­ны же­ни­ха и неве­сты. Да­же род­ную те­тю, очень ми­лую сель­скую учи­тель­ни­цу, ко­то­рая столь­ко сер­деч­но­го теп­ла от­да­ла его де­тям, не при­гла­си­ли. А ко­гда до­ма за­шел разговор о том, кто, по мне­нию де­тей, мо­жет быть в чис­ле го­стей с их сто­ро­ны, они ска­за­ли, что раз отец внес в бюд­жет сва­деб неболь­шие сум­мы, то ре­шать, ко­го при­гла­сить, бу­дут толь­ко они са­ми.

Ко­гда по­сле сва­дьбы про­шло несколь­ко ме­ся­цев, Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич при­гла­сил сво­их дру­зей, сест­ру же­ны в го­сти, что­бы отметить это важ­ное се­мей­ное тор­же­ство в кру­гу близ­ких лю­дей, по­то­му что на сва­дьбах, на ко­то­рых он при­сут­ство­вал, чув­ство­вал се­бя очень неком­форт­но. Де­ти на этот се­мей­ный празд­ник так и не при­шли.

…Дол­гие ме­ся­цы Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич с тру­дом пе­ре­жи­вал оди­но­че­ство. При­дет в пу­стую квар­ти­ру, за­ду­ма­ет­ся, и на ду­ше как-то очень тоск­ли­во ста­но­вит­ся. Но жизнь по­рой мно­гое ме­ня­ет. Ко­неч­но, о же­нить­бе он пе­ре­стал да­же за­ду­мы­вать­ся — как-то с го­да­ми от­вык от мыс­лей об этом. И вдруг со­всем неожи­дан­но к нему в ла­бо­ра­то­рию на ста­жи­ров­ку из Мин­ска при­сла­ли мо­ло­дую об­во­ро­жи­тель­ную ас­пи­рант­ку. Зва­ли ее ми­лым бе­ло­рус­ским име­нем Але­ся. Она сра­зу вли­лась в друж­ный кол­лек­тив, при- об­щи­лась к экс­пе­ри­мен­там, по­рой за­дер­жи­ва­ясь на ра­бо­те до позд­не­го ве­че­ра.

…Од­на­ж­ды Вла­ди­ми­ру Сер­ге­е­ви­чу нуж­но бы­ло под­го­то­вить оче­ред­ной от­чет о хо­де экс­пе­ри­мен­та по раз­ра­бот­ке но­во­го ле­кар­ствен­но­го пре­па­ра­та, и он то­же за­дер­жал­ся на ра­бо­те. Меж­ду ним и Але­сей за­вя­зал­ся ду­шев­ный разговор. Де­вуш­ка рас­ска­за­ла о сво­ей се­мье, о том, что недав­но от­ме­ти­ла трид­ца­ти­ле­тие, дол­гое вре­мя бы­ла влюб­ле­на в од­но­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, но разо­ча­ро­ва­лась в нем и от­ка­за­лась вы­хо­дить за него за­муж. И не жа­ле­ет об этом. Ска­за­ла, что в Мин­ске жи­вет от­дель­но от ро­ди­те­лей, в соб­ствен­ной од­но­ком­нат­ной квар­ти­ре.

Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич от­влек­ся от от­че­та, взгля­нул на Але­сю и вдруг ощу­тил при­ят­ную нелов­кость. «Как кра­си­ва эта де­вуш­ка, — по­ду­мал он. — А что, ес­ли при­гла­сить ее к се­бе на ужин? До­ма пол­ный хо­ло­диль­ник, мож­но что-то при­го­то­вить».

Але­ся на при­гла­ше­ние от­ве­ти­ла со­гла­си­ем.

— Да­вай­те я са­ма что-ни­будь при­го­тов­лю! Я при­вык­ла хо­зяй­ни­чать, ведь жи­ву од­на. Уже знаю кое-что и о вас. Мне мно­гое рас­ска­за­ли жен­щи­ны из ла­бо­ра­то­рии. Они все вас лю­бят!

Так, сло­во за сло­во, они по­зна­ко­ми­лись по­бли­же. Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич по­сле пре­крас­но про­ве­ден­но­го ве­че­ра вы­звал так­си и от­вез Але­сю в об­ще­жи­тие. Они ста­ли ча­ще встре­чать­ся, и со­всем неожи­дан­но для се­бя Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич по­чув­ство­вал, что Але­ся ему нра­вит­ся. Но он, тут же от­го­няя эти мыс­ли, го­во­рил сам се­бе: «Нет, нель­зя ло­мать этой ми­лой де­вуш­ке жизнь. Те­бе уже 55 лет, а ей — все­го лишь 30. Ка­кой из ме­ня же­них?! Да к то­му же с не очень здо­ро­вым серд­цем».

Але­се он по­нра­вил­ся сра­зу. Она уви­де­ла в об­ли­ке это­го че­ло­ве­ка на­сто­я­ще­го муж­чи­ну, очень эле­гант­но­го, по-спор­тив­но­му сло­жен­но­го и не по го­дам мо­ло­до­го. Но нра­вит­ся ли она ему? Это вол­но­ва­ло и тре­во­жи­ло ее.

Про­шло неко­то­рое вре­мя, Але­ся и Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич по­чти все­гда бы­ли вме­сте. И на­ко­нец, он, не вы­дер­жав, при­знал­ся ей в люб­ви, ска­зав при этом:

— Ме­ня пу­га­ет лишь од­но: на­ша раз­ни­ца в воз­расте. Но я чув­ствую непре­одо­ли­мую тя­гу к те­бе, Але­ся. А как ты?

У де­вуш­ки по­яви­лись сле­зы. Она об­ня­ла его и ти­хо ска­за­ла:

— Лю­би­мый мой, я дол­го ис­ка­ла сча­стье и, ка­жет­ся, его на­шла. На твое пред­ло­же­ние со­здать се­мью я со­глас­на.

…С тех пор про­шло бо­лее 20 лет. Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич оста­вил ра­бо­ту и ушел на за­слу­жен­ный от­дых. Але­ся не мог­ла на­ра­до­вать­ся сво­им сча­стьем. Она смог­ла укра­сить жизнь Вла­ди­ми­ра Сер­ге­е­ви­ча. Лю­бовь ца­ри­ла в их до­ме. Лишь од­на кро­во­то­ча­щая ра­на по­сто­ян­но тре­во­жи­ла Вла­ди­ми­ра Сер­ге­е­ви­ча — от­но­ше­ния с детьми. Вер­нее, то, что они со­всем за­бы­ли его. Лишь ред­кие звон­ки и ни од­но­го при­гла­ше­ния в го­сти. Они за­ез­жа­ли к от­цу толь­ко в свои дни рож­де­ния за по­дар­ка­ми. К Але­се же Вя­че­слав и На­та­ша во­об­ще ни­как не от­но­си­лись — не за­ме­ча­ли ее, хо­тя та все­гда встре­ча­ла их как род­ных, на­кры­ва­ла празд­нич­ный стол, но вни­ма­ния ей так и не до­ста­ва­лось. Хо­тя они долж­ны бы­ли быть бла­го­дар­ны ей за то, что их отец не остал­ся оди­но­ким.

Ни­ко­лай Дмит­ри­е­вич и Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич те­перь ста­ли встре­чать­ся ча­ще. Од­на­ж­ды Ни­ко­лай по­де­лил­ся с дру­гом, что хо­чет пе­ре­брать­ся в Минск, что­бы быть бли­же к де­тям.

— Да и те­бе со­ве­тую по­ду­мать, мо­жет быть, твои Вя­че­слав и На­та­ша оду­ма­ют­ся и про­явят ка­кое-то вни­ма­ние к от­цу. Так что го­товь­ся к пе­ре­ез­ду. Тем бо­лее, как ты мне рас­ска­зал, твоя Але­ся по­лу­чи­ла при­гла­ше­ние на ра­бо­ту в один НИИ в Мин­ске. Она у те­бя уже док­тор на­ук и по-преж­не­му за­ни­ма­ет­ся раз­ра­бот­кой но­вых ле­кар­ствен­ных пре­па­ра­тов?

— Да, этот так. Она у ме­ня ум­ни­ца. Ты не пред­став­ля­ешь, друг, как мне по­вез­ло.

…Вско­ре по­сле пе­ре­ез­да в Минск Ни­ко­лая Дмит­ри­е­ви­ча его друг так­же об­ме­нял свою квар­ти­ру и квар­ти­ру Але­си на двух­ком­нат­ную в но­вом мик­ро­рай­оне Мин­ска и пе­ре­ехал ту­да. По­зво­нил сво­им де­тям и рас­ска­зал, что уже жи­вет в сто­ли­це и бу­дет рад ви­деть их у се­бя. Он знал, что в жиз­ни де­тей все сло­жи­лось так, как они и пла­ни­ро­ва­ли. Они жи­вут по-преж­не­му бо­га­то, несколь­ко раз в год от­ды­ха­ют за гра­ни­цей.

В по­след­нем раз­го­во­ре с На­та­шей и Вя­че­сла­вом от них ни ра­зу не про­зву­ча­ло же­ла­ние встре­тить­ся с от­цом. Ни ра­зу не про­зву­чал во­прос: «А как ты по­жи­ва­ешь, па­па?». Все ред­кие раз­го­во­ры бы­ли толь­ко по мо­биль­но­му те­ле­фо­ну и под­твер­жда­ли, что де­тям в оди­на­ко­вой сте­пе­ни без­раз­лич­ны здо­ро­вье и судь­ба от­ца.

Это и под­твер­ди­лось, ко­гда он со­всем недав­но по­пал в боль­ни­цу. Каж­дый день его на­ве­ща­ла лишь Але­ся. Она про­яв­ля­ла столь­ко вни­ма­ния, за­бо­ты и теп­ло­ты, что Вла­ди­мир Сер­ге­е­вич до­воль­но быст­ро вы­здо­ро­вел. Не бы­ло и дня, что­бы Але­ся не при­нес­ла су­пру­гу ка­ки­е­то до­маш­ние го­стин­цы, а ко­гда ему на­до бы­ло по­сле од­ной из слож­ных ди­а­гно­сти­че­ских про­це­дур по­чти сут­ки на­хо­дить­ся в по­сте­ли — при­хо­ди­ла и кор­ми­ла его бук­валь­но с ло­жеч­ки. Ни­ко­лай Дмит­ри­е­вич ино­гда под­шу­чи­вал над дру­гом:

— Ви­дишь, а ты все вре­мя го­во­рил: «Бо­юсь же­нить­ся, она на­мно­го мо­ло­же ме­ня». Но по­верь мне, ес­ли че­ло­век добр и пре­дан, то воз­раст ни­ка­ко­го зна­че­ния не име­ет.

Ни­ко­лай Дмит­ри­е­вич чув­ство­вал: де­ти Вла­ди­ми­ра Сер­ге­е­ви­ча, зная, что отец по­пал в боль­ни­цу, не толь­ко не при­шли на­ве­стить его, но да­же ни ра­зу не по­зво­ни­ли ему.

…Про­шло вре­мя. Од­на­ж­ды на стан­ции тех­об­слу­жи­ва­ния Ни­ко­лай Дмит­ри­е­вич встре­тил Вя­че­сла­ва. И так как сы­на сво­е­го дру­га он знал с дет­ства, то и се­го­дня, гля­дя на взрос­ло­го, обрюзг­ше­го, с жи­во­ти­ком и лы­си­ной муж­чи­ну, ко­то­рый вы­гля­дел на­мно­го стар­ше сво­их лет, Ни­ко­лай Дмит­ри­е­вич сра­зу узнал Вя­че­сла­ва. По­дой­дя к нему, ска­зал: — Как те­бе не стыд­но от­но­сить­ся так без­душ­но к сво­е­му от­цу, ко­то­рый вы­рас­тил те­бя и На­та­шу один! Вы да­же не под­бод­ри­ли его хо­тя бы те­ле­фон­ным звон­ком, ко­гда мы вме­сте ле­жа­ли в больнице. Та­ко­му сы­ну, да и до­че­ри, я ни­ко­гда не по­дам ру­ки. Вас по­гло­ти­ло бо­гат­ство, оно овла­де­ло ва­ши­ми ду­ша­ми, вы по­те­ря­ли че­ло­ве­че­ское ли­цо. Про­щай! Жи­ви, как зна­ешь, но, по­верь мне, жизнь — это бу­ме­ранг.

ПОСЛЕСЛОВИЕ. Преж­де все­го, рас­ска­зы­вая эту дра­ма­ти­че­скую ис­то­рию, я хо­тел об­ра­тить­ся к мо­ло­дым чи­та­те­лям. Пом­ни­те и знай­те, что ста­рость на­до ува­жать уже толь­ко за то, что это ва­ше неда­ле­кое бу­ду­щее. И ес­ли вы се­го­дня без­раз­лич­ны к сво­им ро­ди­те­лям, близ­ким и род­ным лю­дям и же­сто­ко рав­но­душ­ны к ним — Бог воз­даст вам долж­ное!

Вы, воз­мож­но, по­лу­чи­те та­кой же «удар в спи­ну» и от сво­их де­тей.

Ми­ха­ил Ли­бин­тов, за­слу­жен­ный жур­на­лист

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.