ПОСТОЙ, ПАССАЖИР

«Ве­чер­ка» про­дол­жа­ет под­слу­ши­вать, о чем су­да­чит на­род. Сплет­ни, слу­хи, до­су­жие раз­го­во­ры. Утром в ми­нув­ший втор­ник ме­стом дей­ствия бы­ла вы­бра­на ав­то­бус­ная оста­нов­ка.

Vecherniy Minsk - - ВЕЧЕРИНКА - Олег ПАХОЛКИН

Ред­кий слу­чай — оста­нов­ка ока­за­лась безы­мян­ной. От сло­ва «во­об­ще». Стан­дарт­ный же­стя­ной на­вес рас­по­ла­гал­ся на ули­це Аэро­дром­ной и был гу­сто вы­кра­шен ан­ти­ван­даль­ной ко­рич­не­вой крас­кой. Та­б­лич­ка с на­зва­ни­ем оста­нов­ки и рас­пи­са­ни­ем дви­же­ния транс­пор­та от­сут­ство­ва­ла. Опыт­ные пас­са­жи­ры мог­ли бы, на­вер­ное, вспом­нить, что в луч­шие го­ды оста­нов­ка име­но­ва­лась «Аэро­порт 1». Но то ли таб­лич­ку умык­ну­ли по­след­ние участ­ни­ки по­ле­тов за­крыв­ше­го­ся аэро­пор­та, то ли ее про­сто за­бы­ли по­ве­сить транс­порт­ни­ки, устро­ив­шие пер­ма­нент­ный ре­монт на­ве­са, — бог весть. Ав­то­бу­сы, впро­чем, в этом ме­сте по при­выч­ке при­тор­ма­жи­ва­ли. В ожи­да­нии по­сад­ки пас­са­жи­ры рас­смат­ри­ва­ли фо­нар­ный столб. Объ­яв­ле­ние «День­ги в долг» вы­де­ля­лось уже из­да­ли.

— И ведь берут, — рас­суж­да­ла зре­лых лет тет­ка. Цел­ло­фа­но­вый па­кет с ло­го­ти­пом тор­го­вой се­ти в ее ру­ках был за­терт до та­кой сте­пе­ни, что ста­но­ви­лось по­нят­но: лич­но она не ссу­дит день­га­ми да­же зя­тя.

— Ага, берут нар­ко­ма­ны, а от­да­вать при­хо­дит­ся ро­ди­те­лям, — хмык­нул угнез­див­ший­ся на лав­ке му­жик и по­ста­вил у ног фир­мен­ный кейс со стро­и­тель­ным ин­стру­мен­том.

— Рас­коль­ни­ко­ва на них нету, — под­дер­жа­ла бе­се­ду еще од­на пас­са­жир­ка.

При­сут­ству­ю­щие с ин­те­ре­сом по­смот­ре­ли на стро­и­тель­ный кейс. Сред­них раз­ме­ров то­пор в нем по­ме­стил­ся бы.

— Дол­ги на­до воз­вра­щать во­вре­мя, — му­жик за­дви­нул кейс под но­ги. — У мо­е­го зна­ко­мо­го слу­чай был в на­ча­ле де­вя­но­стых. Одол­жил он у дру­га дол­ла­ры на квар­ти­ру. В те вре­ме­на треш­ка на Чи­глад­зе все­го во­семь ты­сяч сто­и­ла. Ну, ку­пил, въе­хал, немно­го об­жил­ся. А долг-то воз­вра­щать на­до, хо­тя друг по­ка не тре­бу­ет. И од­на­жды ве­че­ром зна­ко­мо­го как пе­ре­мкну­ло. Взял всю сум­му, что в тум­боч­ке ле­жа­ла, и рва­нул на так­си к дру­гу. Тот для ви­ду по­упи­рал­ся: мол, за­чем на ночь гля­дя, мне не к спе­ху. Но день­ги, ра­зу­ме­ет­ся, взял. Вер­нул­ся зна­ко­мый до­мой, а в квар­ти­ре по­гром! Во­ры не толь­ко ме­бель — ли­но­ле­ум раз­во­ро­ти­ли.

— Не ина­че Ни­ко­лай-угод­ник знак ему свы­ше по­дал, — всплес­ну­ла ру­ка­ми пас­са­жир­ка, упо­ми­нав­шая всуе Ро­ди­о­на Рас­коль­ни­ко­ва.

— Ага. А Сер­гей-на­вод­чик пред­ва­ри­тель­но во­ров на­вел. Тот са­мый друг зна­ко­мо­го, — му­жик с кей­сом под­нял­ся. К оста­нов­ке цу­гом под­хо­ди­ли ав­то­бу­сы 45-го и 53-го марш­ру­тов. При­няв в се­бя рас­сказ­чи­ка, ав­то­бус вы­ста­вил на за­ме­ну рас­клей­щи­ка объ­яв­ле­ний. Так вот они ка­кие, са­мые за­га­доч­ные на све­те лю­ди! Впро­чем, рас­смот­реть это су­ще­ство не уда­лось. Вы­ныр­нув из 45-го ав­то­бу­са, рас­клей­щик при­шлеп­нул к стол­бу сма­зан­ный кле­ем ли­сток и успел за­ско­чить в от­хо­дя­щий 53-й. По­ми­мо де­нег в долг улич­ный ры­нок пред­ло­же­ний по­пол­нил­ся сан­тех­ни­че­ски­ми ра­бо­та­ми. При­чем ано­ним­ные ав­то­ры пред­ла­га­ли «весь СПЕКТОР услуг».

— Они еще и плит­ку «ло­жат», — съяз­ви­ла на­чи­тан­ная пас­са­жир­ка. Ее 82-й ав­то­бус все ни­как не по­яв­лял­ся, а спра­вить­ся о гра­фи­ке дви­же­ния бы­ло не у ко­го.

Ска­мей­ку на оста­нов­ке ощу­ти­мо трях­ну­ло. Но­вый пассажир при­та­щил из со­сед­не­го ма­га­зи­на тя­же­лый, как яд­ро, ар­буз. Раз­го­вор пе­ре­клю­чил­ся на за­го­тов­ку ово­щей. Со­бе­сед­ни­ки при­шли к мыс­ли, что це­ны на кар­тош­ку и лук по срав­не­нию с про­шлым го­дом да­же упа­ли.

— За­то по­до­ро­жа­ла ку­ря­ти­на, — по­да­ла ре­пли­ку не да­ю­щая в долг тет­ка.

— Сча­стье рас­по­зна­ет­ся в срав­не­нии, — про­ци­ти­ро­ва­ла Ль­ва Тол­сто­го на­чи­тан­ная оп­по­нент­ка. — При СССР и сред­ней зар­пла­те 130 руб­лей ку­ри­ца сто­и­ла 2 руб­ля 30 ко­пе­ек. Ес­ли, ко­неч­но, ее уда­ва­лось до­стать. Сей­час зар­пла­та вы­рос­ла в ра­зы, а ку­ри­ца — толь­ко в пол­то­ра. За­то про­езд на трам­вае по­до­ро­жал с 4 ко­пе­ек до 60.

Рас­пи­са­ние на оста­нов­ке от­сут­ство­ва­ло, вол­но­вать­ся бы­ло не о чем, раз­го­во­ры за жизнь про­дол­жа­лись.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.