ДЛИННЫЙ СЛЕД ЧЕРНОЙ КОШКИ

Как мин­ские га­стро­ли Вла­ди­ми­ра Ду­ро­ва-млад­ше­го разъ­яри­ли Вла­ди­ми­ра Ду­ро­ва-стар­ше­го

Vecherniy Minsk - - ЧАСЫ ВРЕМЕНИ - Сер­гей НЕХАМКИН

Ду­ро­вы — ле­ген­дар­ная цир­ко­вая фа­ми­лия. Еще в ХIХ ве­ке про­гре­ме­ли на всю Рос­сий­скую им­пе­рию име­на бра­тьев Вла­ди­ми­ра и Ана­то­лия Ду­ро­вых, кло­унов и дрес­си­ров­щи­ков, ос­но­ва­те­лей слав­но­го кла­на. А уж даль­ней­шая ис­то­рия — насто­я­щая «Сан­та-Бар­ба­ра», ведь в этом ро­ду все бы­ли не толь­ко та­лант­ли­вы, но и свое­нрав­ны.

«Стар­ший» и «на­сто­я­щий»

Этот сю­жет мне не смог­ли про­ком­мен­ти­ро­вать да­же в зна­ме­ни­том «Угол­ке Ду­ро­ва» в Москве. Не по­то­му что осо­бая тай­на, про­сто слиш­ком дав­но все бы­ло. Од­на­ко вы­ру­чи­ли ста­рые под­шив­ки га­зе­ты «Звяз­да» за 1929 год и жур­на­ла «Суд идет!» за 1931-й. (За­мет­ку в «Звяз­де» на­шел и предо­ста­вил «ВМ» из­вест­ный зна­ток мин­ской ис­то­рии В. Зе­лен­ков.)

А на­ча­лось все в на­ча­ле про­шло­го ве­ка, ко­гда Вла­ди­мир и Ана­то­лий Ду­ро­вы смерт­но по­ссо­ри­лись. Бывает так — про­бе­жит чер­ная кош­ка меж­ду са­мы­ми близ­ки­ми людь­ми и… Они хоть и бы­ли бра­тья­ми, но со­пер­ни­ча­ли с ма­лых лет. Вы­сту­па­ли сна­ча­ла каж­дый сам по се­бе. По­том при­ду­ма­ли об­щий но­мер. Со­об­ща раз­ра­бо­та­ли за­ме­ча­тель­ную си­сте­му без­бо­ле­вой дрес­си­ров­ки жи­вот­ных. И ре­ши­ли сно­ва раз­де­лить­ся.

По­то­му что ока­за­лось: уже не бра­тья, а кон­ку­рен­ты. Оди­на­ко­вые сце­ни­че­ские ко­стю­мы и ма­не­ра дер­жать­ся на ма­не­же, да и идея ат­трак­ци­о­нов схо­жая — зве­ри под­ра­жа­ют дей­стви­ям лю­дей, а дрес­си­ров­щик все со­про­вож­да­ет ост­ро­ум­ным ком­мен­та­ри­ем.

Раз­рыв был шум­ный, со вза­им­ны­ми об­ви­не­ни­я­ми в пла­ги­а­те, ру­га­нью в га­зе­тах. Вла­ди­мир стал име­но­вать­ся на афи­шах «Ду­ров-стар­ший». Ана­то­лий в пи­ку ему — «Ду­ров-на­сто­я­щий».

Вла­ди­мир жил в Москве. Цирк он со­че­тал с на­у­кой — не зря в юно­сти слу­шал лек­ции Се­че­но­ва, дру­жил с уче­ны­ми­био­ло­га­ми. Ку­пил боль­шой дом с участ­ком зем­ли под во­лье­ры, там и за­ни­мал­ся с жи­вот­ны­ми по сво­им ме­то­ди­кам. Так воз­ник его те­атр зве­рей, в 1919-м став­ший «Угол­ком Ду­ро­ва».

Ана­то­лий обос­но­вал­ся в Во­ро­не­же. Бо­лее ар­ти­стич­ный и эпа­таж­ный, он ши­ро­ко га­стро­ли­ро­вал. Умер в Ма­ри­у­по­ле от слу­чай­но под­хва­чен­но­го брюш­но­го ти­фа.

Се­мей­ная пу­та­ни­ца

Те­перь, как го­во­рит­ся, сле­ди­те за ру­кой. Сын Вла­ди­ми­ра Лео­ни­до­ви­ча, Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич, скон­чал­ся без­дет­ным. Что­бы бы­ло ко­му пе­ре­дать про­ект, Ду­ров-стар­ший пе­ре­вел на свою фа­ми­лию двух вну­ков от до­че­ри. Один по­том от цир­ко­вой ка­рье­ры от­ка­зал­ся, а вто­рой… Но к нему, Юрию, мы еще вер­нем­ся.

У Ана­то­лия Лео­ни­до­ви­ча после смер­ти оста­лись до­че­ри Ма­рия и Евлам­пия и сын Ана­то­лий. В клане Ду­ро­вых — тра­ди­ция: из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние сы­но­вей на­зы­ва­ют то Ана­то­ли­я­ми, то Вла­ди­ми­ра­ми, то Юри­я­ми, из-за че­го все­гда мас­са пу­та­ни­цы. Ана­то­лий Ана­то­лье­вич Ду­ров еще при жизни от­ца и дя­ди то­же на­чал вы­сту­пать как дрес­си­ров­щик — Ана­то­лий Ду­ров-млад­ший. Де­тей не имел. В 1928-м в Ижев­ске неле­по по­гиб. После че­го Вла­ди­мир Лео­ни­до­вич Ду­ров ока­зал­ся Ду­ро­вым-един­ствен­ным. Един­ствен­ным? Не на­до! После по­гиб­ше­го Ана­то­лия-млад­ше­го остал­ся огром­ный ат­трак­ци­он. А это це­лое пред­при­я­тие — жи­вот­ные, уход за ни­ми, за­куп­ка но­вых, обес­пе­че­ние пи­та­ни­ем, ко­ман­да по­мощ­ни­ков, транс­порт, фи­нан­сы… И что, все пра­хом?

Его сест­ра Ма­рия бы­ла за­му­жем за си­ло­вым ак­ро­ба­том Ва­си­ли­ем Хун­дад­зе, а сест­ра Евлам­пия — за че­ло­ве­ком, да­ле­ким от цир­ка, ап­те­ка­рем Гри­го­ри­ем Шев­чен­ко. Сын Евлам­пии и Гри­го­рия 20-лет­ний Вла­ди­мир Шев­чен­ко учил­ся в Москве на ве­те­ри­на­ра. Хун­дад­зе бро­сил­ся к нему: твой долг — при­нять се­мей­ное дело. Вла­ди­мир Шев­чен­ко от ма­не­жа был да­лек. Но… Ве­те­ри­нар — зна­чит, зве­рей по­ни­ма­ет. Да и за­ни­мал­ся у Мей­ер­холь­да на те­ат­раль­ных кур­сах. В об­щем, ре­шил по­про­бо­вать. Сна­ча­ла вы­сту­пал как «Вла­ди­мир Шев­чен­ко, пле­мян­ник Ду­ро­ва», ча­сто без уточ­не­ния, ка­ко­го имен­но.

За­бав­но: в на­ше вре­мя фа­ми­лия Шев­чен­ко очень да­же цир­ко­вая. Бы­ла це­лая ди­на­стия дрес­си­ров­щи­ков Шев­чен­ко, не раз вы­сту­пав­ших в Мин­ске.

Но то­гда на се­мей­ном со­ве­те ре­ши­ли: у аре­ны — свои за­ко­ны. Шев­чен­ко — хо­ро­шо, а Ду­ров — луч­ше. Так на афи­шах по­яви­лось но­вое имя: Вла­ди­мир Ду­ров-млад­ший. Что страш­но не по­нра­ви­лось жив­ше­му в Москве Вла­ди­ми­ру Лео­ни­до­ви­чу. Еще че­го! Два Вла­ди­ми­ра Ду­ро­ва?! Стар­ший об­ра­тил­ся в суд с тре­бо­ва­ни­ем за­пре­тить Вла­ди­ми­ру Шев­чен­ко име­но­вать­ся Вла­ди­ми­ром Ду­ро­вым.

Все по за­ко­ну

Но ведь тот стал Ду­ро­вым со­вер­шен­но офи­ци­аль­но! Это же 1920-е го­ды. Фа­ми­лии ме­ня­лись сплошь и ря­дом: за­яв­ле­ние в загс, объ­яв­ле­ние в прес­се — и, ес­ли нет про­те­стов тре­тьих лиц, по­жа­луй­ста, ты но­вый че­ло­век.

Шев­чен­ко жил в Та­ган­ро­ге, там все и про­де­лал. Что тут такого, граж­да­нин про­сто пе­ре­шел на де­ви­чью фа­ми­лию ма­те­ри. Ко­гда ле­том 1929-го Вла­ди­мир Ду­ров (недав­ний Шев­чен­ко) при­е­хал к нам в Минск, он имел пол­ное пра­во на но­вое имя.

Узнав о мин­ских га­стро­лях, Вла­ди­мир Ду­ров-стар­ший опро­те­сто­вал решение та­ган­рог­ско­го загса. Вла­ди­мир Ду­ровм­лад­ший сно­ва стал Шев­чен­ко. Толь­ко юри­ди­че­ские ше­сте­рен­ки кру­тят­ся небыст­ро. По­ка то да се, про­шло боль­ше го­да. А цирк — дело ко­че­вое. В 1931-м Вла­ди­мир Ду­ров-млад­ший уже га­стро­ли­ро­вал в Харь­ко­ве. И на те­бе — ме­няй фа­ми­лию на­зад! А как же афи­ши по все­му го­ро­ду? А до­го­во­ры, за­клю­чен­ные на ны­неш­нее имя? В кон­це кон­цов, не объ­яв­лять же пуб­ли­ке, что на аре­ну сей­час вый­дет Шев­чен­ко, а не Ду­ров! Люди на ко­го би­ле­ты бра­ли? И тут вы­яс­ни­лась од­на тон­кость. Та­ган­рог — это РСФСР. А Харь­ков — Укра­и­на. Пункт о про­те­сте тре­тьих лиц в рос­сий­ских за­ко­нах есть, а в укра­ин­ских — нет. На этом ос­но­ва­нии харь­ков­ский загс раз­ре­шил Вла­ди­ми­ру Гри­го­рье­ви­чу Шев­чен­ко оста­вать­ся Вла­ди­ми­ром Гри­го­рье­ви­чем Ду­ро­вым.

Суд идет!

Ци­ти­ру­ем жур­нал «Суд идет!». «Шесть дней Харь­ков­ский меж­рай­он­ный суд рас­смат­ри­вал это ред­кост­ное дело. (…) 14 сви­де­те­лей и экс­пер­ты во всех де­та­лях осве­ти­ли су­ду ро­до­слов­ную Ду­ро­вых. Вре­ме­на­ми труд­но бы­ло раз­ли­чить, кто яв­ля­ет­ся от­вет­чи­ком и кто ист­цом. (…) Суд при­знал, что Вл. Ду­ров-Шев­чен­ко, ме­няя фа­ми­лию, не пре­сле­до­вал ко­рыст­ных це­лей. В то же вре­мя ан­ну­ли­ро­вал за­пись харь­ков­ско­го загса о пе­ре­мене фа­ми­лии и предо­ста­вил пра­во Вла­ди­ми­ру Шев­чен­ко име­но­вать­ся Шев­чен­ко-Ду­ров. Обе сто­ро­ны оста­лись недо­воль­ны и по­да­ли кас­са­ци­он­ные жа­ло­бы…»

Бы­ло еще не­сколь­ко су­деб­ных про­цес­сов, «де­душ­ка Ду­ров» пи­сал Лу­на­чар­ско­му, Ка­ли­ни­ну, Ста­ли­ну… Но у тех, на­до ду­мать, дру­гих за­бот хва­та­ло.

Жизнь все ре­ши­ла

В 1934-м Вла­ди­мир Лео­ни­до­вич умер. Его дело на ма­не­же про­дол­жил уже упо­мя­ну­тый внук Юрий Вла­ди­ми­ро­вич Ду­ров. Кста­ти, это он, дра­ма­ти­че­ский ар­тист по пер­во­му об­ра­зо­ва­нию, че­рез мно­го лет в ки­но­э­по­пее «Осво­бож­де­ние» сыг­рал Чер­чил­ля.

Вла­ди­мир Гри­го­рье­вич Ду­ров (Шев­чен­ко) спо­кой­но вы­сту­пал как Вла­ди­мир Ду­ров, хо­тя до вой­ны на афи­шах еще ино­гда уточ­ня­лось: «млад­ший». То есть во­прос с фа­ми­ли­ей ка­кто ре­шил­ся. С Юри­ем Вла­ди­ми­ро­ви­чем они ни­ко­гда не враж­до­ва­ли. Есть упо­ми­на­ния, что ра­бо­та­ли одно вре­мя вме­сте. Оба с го­да­ми ста­ли на­род­ны­ми ар­ти­ста­ми СССР. Под­черк­нем: все Ду­ро­вы — ма­сте­ра вы­со­чай­ше­го клас­са, за­дан­ную ос­но­ва­те­ля­ми ро­да план­ку ни­кто не уро­нил. В «Угол­ке Ду­ро­ва» мне рас­ска­за­ли, что ес­ли и бы­ли тре­ния в обе­их вет­вях ро­да, то в вой­ну все за­бы­лось. И те, и дру­гие ока­за­лись в Ка­за­ни. Эва­ку­а­ци­он­ные про­бле­мы, нелег­кий быт, а тут — ат­трак­ци­о­ны, жи­вот­ные, ко­то­рых на­до кор­мить, ле­чить… По­том­ки плю­ну­ли на дав­ние раз­бор­ки де­дов и ста­ли дер­жать­ся друг дру­га.

Юрий Ду­ров в филь­ме «Осво­бож­де­ние»

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.