Со­тво­ре­ние ми­ра

Vecherny Minsk - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - На­та­лья КОТЕЛЕВА

Наш кор­ре­спон­дент по­бы­ва­ла на стро­и­тель­стве Ва­ви­лон­ской баш­ни и за­од­но узна­ла, за­чем бо­га

Ва­а­ла по­ста­ви­ли в угол.

Ч— «На­бук­ко», по­жа­луй, са­мый тех­ни­че­ски на­сы­щен­ный спек­такль. Здесь за­дей­ство­ва­на по­чти вся ма­ши­не­рия сце­ны, — от­ме­тил за­ме­сти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра те­ат­ра по про­из­вод­ствен­ным во­про­сам Алек­сандр Про­хо­рен­ко, ко­гда мы взо­шли на под­мост­ки.

На при­выч­ную зри­те­лю те­ат­раль­ную рос­кошь здесь еще и на­ме­ка нет. По де­ре­вян­но­му по­лу шар­ка­ют бо­тин­ка­ми два де­сят­ка ра­бо­чих. Кто-то та­щит ча­сти де­ко­ра­ций, кто-то, ла­ви­руя в пе­ре­пле­те­нии тро­сов, уста­нав­ли­ва­ет ку­ли­сы. Тут же мон­ти­ру­ют и са­мую слож­ную часть ан­ту­ра­жа — Ва­ви­лон­скую баш­ню.

— Со­ору­же­ние мо­жет пе­ре­дви­гать­ся по сцене, по­во­ра­чи­вать­ся во­круг сво­ей оси и да­же под­рас­ти вверх по­чти на

Наш кор­ре­спон­дент по­бы­ва­ла на стро­и­тель­стве Ва­ви­лон­ской баш­ни и за­од­но узна­ла, за­чем бо­га

Ва­а­ла по­ста­ви­ли в угол

то­бы со­здать це­лый мир, семь дней не по­на­до­бит­ся. Обыч­но бри­га­да ра­бо­чих На­ци­о­наль­но­го ака­де­ми­че­ско­го Боль­шо­го те­ат­ра опе­ры и ба­ле­та справ­ля­ет­ся с та­ким за­да­ни­ем за од­ну сме­ну. И только к по­ста­нов­ке «На­бук­ко» сце­ну го­то­вят два дня.

Те­атр на­чи­на­ет­ся с мон­те­ра

два с по­ло­ви­ной мет­ра, — рас­ска­зы­ва­ет о башне мой со­бе­сед­ник. — Кста­ти, око­ло по­ло­ви­ны сце­но­гра­фии спек­так­ля со­став­ля­ют про­ек­ции. На сте­ны баш­ни, на­при­мер, спе­ци­аль­ное обо­ру­до­ва­ние бу­дет про­еци­ро­вать изоб­ра­же­ние гру­ды ко­стей и че­ре­пов — сим­во­ла стра­да­ний и смер­тей, ко­то­рые при­нес­ло стро­и­тель­ство гран­ди­оз­но­го со­ору­же­ния биб­лей­ских вре­мен.

По­ка мы сле­ди­ли за по­строй­кой те­ат­раль­но­го ко­лос­са, непо­да­ле­ку вдруг на­чал под­ни­мать­ся вну­ши­тель­ный квад­рат по­ла. Как ока­за­лось, сце­на со­сто­ит из двух де­сят­ков та­ких пло­ща­док. Каж­дая из них под­ни­ма­ет­ся по­чти на 5 мет­ров и опус­ка­ет­ся бо­лее чем на 3. Это поз­во­ля­ет со­зда­вать лю­бой сце­ни­че­ский ланд­шафт.

— 20 мет­ров вниз и 24 — Под сце­ной те­ат­ра опе­ры и ба­ле­та со­сре­до­то­че­но

ме­тал­ла. вверх. Та­кое про­стран­ство окру­жа­ет сце­ну, — буд­нич­но про­ком­мен­ти­ро­вал мое удив­ле­ние Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич, ко­гда я с опас­кой за­гля­ну­ла в от­крыв­шу­ю­ся под под­мост­ка­ми те­ат­раль­ную без­дну.

В кар­мане — рек­ви­зит на ар­кане

В уг­лу од­но­го из кар­ма­нов сце­ны скром­но при­та­и­лась вто­рая по ве­ли­чине де­ко­ра­ция к «На­бук­ко» — го­ло­ва ва­ви­лон­ско­го бо­га Ва­а­ла. Она впе­чат­ля­ет лишь во вре­мя спек­так­ля. Сей­час гро­мад­ная пла­сти­ко­вая мас­ка, при­креп­лен­ная к де­ре­вян­ной ра­ме, ко­то­рая в свою оче­редь кре­пит­ся к ме­тал­ли­че­ской ос­но­ве на ко­ле­си­ках, вы­гля­дит да­же слег­ка оби­жен­но. Еще бы, та­ко­го ве­ли­ко­го — и в угол до­жи­дать­ся сво­е­го ча­са.

Невы­со­кая де­ре­вян­ная плат­фор­ма в окру­же­нии мел­ко­го те­ат­раль­но­го рек-

За­ку­лис­ный сло­варь

— неви­ди­мые зри­те­лю по­ме­ще­ния, ко­то­рые рас­по­ла­га­ют­ся по бо­кам сце­ны. Пред­на­зна­че­ны для хра­не­ния те­ат­раль­но­го рек­ви­зи­та.

— скры­тые от глаз зри­те­ля ма­ши­ны и ме­ха­низ­мы, ко­то­рые со­став­ля­ют тех­ни­че­скую оснаст­ку сце­ны.

на­клад­ные вы­движ­ные по­лы.

креп­ле­ние для спус­ка и подъ­ема раз­лич­ных эле­мен­тов де­ко­ра­ци­он­но­го оформ­ле­ния — ку­лис, за­на­ве­са. ви­зи­та раз­ме­сти­лась во вто­ром кар­мане.

— Этот пол уме­ет пе­ре­дви­гать­ся, и управ­ля­ют им с по­мо­щью ком­пью­те­ра, — ки­ва­ет на внешне невзрач­ное тех­ни­че­ское сред­ство мой со­бе­сед­ник. — Так мож­но пе­ре­ме­щать ак­те­ра или це­лую груп­пу дей­ству­ю­щих лиц во вре­мя те­ат­раль­но­го дей­ствия.

Мон­таж сце­ны — дело да­ле­ко не ти­хое. За сту­ком и гу­де­ни­ем по­рой не рас­слы­шать да­же соб­ствен­но­го го­ло­са. Как же здесь мож­но ре­пе­ти­ро­вать?

— В боль­шин­стве слу­ча­ев ре­пе­ти­ции про­во­дят лишь пе­ред пре­мье­рой, — от­ве­ча­ет Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич. — А по­сле за­пус­ка спек­так­ля в про­из­вод­ство ар­ти­сты уже не со­би­ра­ют­ся для про­го­на сце­на­рия. Но­вый же ак­тер, готовясь к спек­так­лю, ру­ко­вод­ству­ет­ся ви­део­за­пи­ся­ми. За пол­то­ра ча­са до под­ня­тия за­на­ве­са он еще успе­ет изу­чить сце­ну и сори­ен­ти­ро­вать­ся. К это­му вре­ме­ни мон­таж сце­ны уже за­кон­чат.

Па­ра­докс на про­ща­ние

Клум­бы на сто­ле, лу­жай­ка на по­лу и да­же ве­се­лый го­во­рок воз­ле бу­та­фор­ско­го гро­ба — нор­маль­ные яв­ле­ния в че­ты­рех те­ат­раль­ных це­хах.

— Пря­мо в зда­нии те­ат­ра шьем и ре­мон­ти­ру­ем сце­ни­че­ские ко­стю­мы, де­ла­ем бу­та­фо­рию, ри­су­ем де­ко­ра­ции. И нуж­ный от­те­нок тка­ням то­же при­хо­дит­ся при­да­вать про­ве­рен­ным де­дов­ским спо­со­бом, — ком­мен­ти­ру­ет мой экс­кур­со­вод необыч­ную кар­ти­ну за од­ной из две­рей. Там ра­бот­ни­ца вруч­ную окра­ши­ва­ла огром­ное по­лот­но.

Бо­га­ми твор­цы те­ат­раль­ных ми­ров се­бя не чув­ству­ют. Ведь каж­дое мгно­ве­ние спек­так­ля сде­ла­но люд­ски­ми ру­ка­ми.

Так стро­ят Ва­ви­лон­скую баш­ню в на­ши дни

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.