Срав­ни­тель­ный ана­лиз пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ки Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь и Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции по огра­ни­че­нию спе­ци­аль­ных прав долж­ни­ков

Yustitsiya Belarusi - - Содержание В Этом Номере - Люд­ми­ла МАКАРЕНКО, Та­тья­на СТАРОВЕРОВА

На се­го­дняш­ний день не вы­зы­ва­ет со­мне­ний, что ис­пол­не­ние тре­бо­ва­ний су­деб­ных ак­тов и ак­тов иных упол­но­мо­чен­ных ор­га­нов мо­жет быть эф­фек­тив­ным, ес­ли для долж­ни­ка доб­ро­воль­ное ис­пол­не­ние яв­ля­ет­ся бо­лее вы­год­ным, чем при­ну­ди­тель­ное. Для вы­пол­не­ния дан­но­го усло­вия ме­ха­низм пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния пра­во­от­но­ше­ний, скла­ды­ва­ю­щих­ся в сфе­ре ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства, дол­жен преду­смат­ри­вать пра­во­вые огра­ни­че­ния, ве­ро­ят­ность на­ступ­ле­ния ко­то­рых бу­дет по­буж­да­ю­щим для долж­ни­ка фак­то­ром к доб­ро­воль­но­му ис­пол­не­нию тре­бо­ва­ний ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та. Ко­неч­но, есть и дру­гая фор­ма пра­во­во­го воз­дей­ствия на по­ве­де­ние субъ­ек­та пра­во­от­но­ше­ний – пра­во­вое по­ощ­ре­ние. Но его при­ме­не­ние со­пря­же­но с на­ли­чи­ем доб­ро­со­вест­но­го по­ве­де­ния субъ­ек­та.

Од­на­ко го­во­рить о за­слу­жен­ном по­ве­де­нии долж­ни­ка в рам­ках ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства, ко­то­рое уже по­сле ис­те­че­ния сро­ка для доб­ро­воль­но­го ис­пол­не­ния пе­ре­хо­дит непо­сред­ствен­но в при­ну­ди­тель­ную про­це­ду­ру, не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным, по­сколь­ку долж­ник на ука­зан­ное вре­мя по сво­ей су­ти уже яв­ля­ет­ся злост­ным на­ру­ши­те­лем. В част­но­сти, им:

на­ру­ше­ны пра­ва взыс­ка­те­ля, что вы­ну­ди­ло его об­ра­тить­ся в упол­но­мо­чен­ный ор­ган за за­щи­той сво­их прав;

не вы­пол­не­ны обя­за­тель­ные для ис­пол­не­ния тре­бо­ва­ния всту­пив­ше­го в за­кон­ную си­лу юрис­дик­ци­он­но­го ак­та. В свою оче­редь, это по­влек­ло за со­бой предъ­яв­ле­ние ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та для ис­пол­не­ния в ор­ган при­ну­ди­тель­но­го ис­пол­не­ния;

не ис­пол­не­ны тре­бо­ва­ния ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та в срок, уста­нов­лен­ный су­деб­ным при­ста­во­мис­пол­ни­те­лем (су­деб­ным ис­пол­ни­те­лем) для доб­ро­воль­но­го ис­пол­не­ния.

Пред­став­ля­ет­ся, что ис­поль­зо­ва­ние имен­но пра­во­вых огра­ни­че­ний в от­но­ше­нии долж­ни­ка адек­ват­но об- сто­я­тель­ствам, скла­ды­ва­ю­щим­ся в рам­ках ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства.

Как по­ка­зы­ва­ют ре­зуль­та­ты про­ве­ден­ной Фе­де­раль­ной служ­бой су­деб­ных при­ста­вов Рос­сии VI Меж­ду­на­род­ной на­уч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции по во­про­сам при­ну­ди­тель­но­го ис­пол­не­ния (2015 год, г. Улан-удэ (Рес­пуб­ли­ка Бу­ря­тия)), в хо­де ко­то­рой рас­смат­ри­ва­лись но­вел­лы за­ко­но­да­тель­ства и прак­ти­ка при­ме­не­ния в сфе­ре огра­ни­че­ний прав долж­ни­ков, сей­час сре­ди пра­во­вых мер воз­дей­ствия наи­боль­ший ин­те­рес для це­лей ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства вы­зы­ва­ют огра­ни­че­ния, не свя­зан­ные непо­сред­ствен­но с при­нуж­де­ни­ем.

Это вполне за­ко­но­мер­но, ведь ме­ры пря­мо­го при­нуж­де­ния це­ле­со­об­раз­ны толь­ко при на­ли­чии у долж­ни­ков иму­ще­ства, за счет ко­то­ро­го мо­гут быть удо­вле­тво­ре­ны тре­бо­ва­ния взыс­ка­те­лей. В то же вре­мя, как сви­де­тель­ству­ет прак­ти­ка, долж­ни­ки все ча­ще со­вер­ша­ют дей­ствия для со­кры­тия иму­ще­ства, оформ­ле­ния его на тре­тьих лиц, тем са­мым ис­клю­чая воз­мож­ность об­ра­ще­ния на него взыс­ка­ния, ли­бо во­все его не име­ют.

В свя­зи с этим пред­став­ля­ет­ся це­ле­со­об­раз­ным ис­поль­зо­вать огра­ни­че­ние неиму­ще­ствен­ных прав в це­лях по­нуж­де­ния долж­ни­ков к свое­вре­мен­но­му, доб­ро­воль­но­му и пра­виль­но­му ис­пол­не­нию тре­бо­ва­ний ис­пол­ни­тель­ных до­ку­мен­тов.

Ин­сти­тут огра­ни­че­ния лич­ных прав долж­ни­ка оди­на­ко­во пред­став­лен в за­ко­но­да­тель­стве об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции и Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь.

Воз­мож­ность при­ме­не­ния су­деб­ным ис­пол­ни­те­лем Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь дан­ных огра­ни­че­ний преду­смот­ре­на ст. 60 За­ко­на Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от 24 ок­тяб­ря 2016 го­да

«Об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве» (да­лее – За­кон об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве), ко­то­рая при­ме­ня­ет­ся на прак­ти­ке во вза­и­мо­свя­зи со ст. 469 Граж­дан­ско­го про­цес­су­аль­но­го ко­дек­са Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь (да­лее – ГПК) и ст. 334 Хо­зяй­ствен­но­го про­цес­су­аль­но­го ко­дек­са Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь (да­лее – ХПК).

В Рос­сии – ст.ст. 67, 67.1 Фе­де­раль­но­го за­ко­на от 2 ок­тяб­ря 2017 го­да №229-ФЗ «Об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве» (да­лее – За­кон РФ об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве).

В то же вре­мя в двух го­су­дар­ствах со­дер­жа­ние и по­ря­док при­ме­не­ния дан­но­го ин­сти­ту­та раз­ли­чен. Это за­ко­но­мер­но, по­то­му что в каж­дой стране ра­бо­та ор­га­на при­ну­ди­тель­но­го ис­пол­не­ния вы­стра­и­ва­ет­ся с уче­том осо­бен­но­стей со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия, го­су­дар­ствен­но­го и по­ли­ти­че­ско­го строя, пра­во­вой куль­ту­ры на­се­ле­ния и ря­да дру­гих фак­то­ров, ко­то­рые при­су­щи го­су­дар­ству.

Ес­ли срав­нить пе­ре­чень воз­мож­ных огра­ни­че­ний неиму­ще­ствен­ных прав долж­ни­ков в рам­ках ис­пол­ни­тель­ных про­из­водств, то в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь он бо­лее ши­ро­кий. В на­шем го­су­дар­стве на­ря­ду с огра­ни­че­ни­ем долж­ни­ку пра­ва на вы­езд из стра­ны и пра­ва на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством преду­смот­ре­на воз­мож­ность огра­ни­че­ния пра­ва на по­се­ще­ние игор­ных за­ве­де­ний и пра­ва на охо­ту.

В на­сто­я­щей пуб­ли­ка­ции рас­смот­рим и срав­ним толь­ко огра­ни­че­ние пра­ва на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством. Рас­смот­ре­ние все­го пе­реч­ня спе­ци­аль­ных прав, ко­то­рые мо­гут быть огра­ни­че­ны, пред­став­ля­ет­ся невоз­мож­ным вви­ду от­сут­ствия на при­ме­ре Рос­сии пред­ме­та срав­не­ния.

В Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь ос­но­ва­ния, про­це­ду­ра рас­смот­ре­ния во­про­са о при­ме­не­нии огра­ни­че­ний в от­но­ше­нии долж­ни­ков преду­смот­ре­на ст.ст. 469 ГПК, 334 ХПК. Неза­ви­си­мо от пред­ме­та огра­ни­че­ния, ка­те­го­рии ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства они яв­ля­ют­ся еди­ны­ми.

Во­прос рас­смат­ри­ва­ет­ся су­дом по ини­ци­а­ти­ве су­деб­но­го ис­пол­ни­те­ля или взыс­ка­те­ля. Сто­ро­ны ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства в обя­за­тель­ном по­ряд­ке из­ве­ща­ют­ся о фак­те и ре­зуль­та­те ини­ци­и­ро­ва­ния про­це­ду­ры.

Са­мо по се­бе огра­ни­че­ние рас­це­ни­ва­ет­ся не как исполнительное дей­ствие, а как ме­ра по обес­пе­че­нию ис­пол­не­ния ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та, при­ня­тие ко­то­рой до­пус­ка­ет­ся на лю­бой ста­дии ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства, ес­ли ее непри­ня­тие мо­жет за­труд­нить или сде­лать невоз­мож­ным ис­пол­не­ние ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та.

При этом ст.ст. 469 ГПК и 334 ХПК, ст. 60 За­ко­на об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве не со­дер­жат ука­за­ний, при ис­пол­не­нии ка­кой ка­те­го­рии ис­пол­ни­тель­ных до­ку­мен­тов и при на­ли­чии ка­кой сум­мы взыс­ка­ния до­пус­ка­ет­ся огра­ни­че­ние. По дан­но­му во­про­су в ста­тьях ис­поль­зу­ет­ся об­щий тер­мин «ис­пол­ни­тель­ный до­ку­мент».

Та­кая фор­му­ли­ров­ка до­пус­ка­ет при со­блю­де­нии дру­гих усло­вий, преду­смот­рен­ных за­ко­но­да­тель­ством Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь, при­ме­не­ние огра­ни­че­ний спе­ци­аль­ных прав долж­ни­ков по лю­бой ка­те­го­рии ис­пол­ни­тель­ных про­из­водств неза­ви­си­мо от сум­мы, под­ле­жа­щей взыс­ка­нию.

В це­лом, по­сколь­ку в дан­ной си­ту­а­ции огра­ни­че­ние прав долж­ни­ков мо­жет быть при­ме­не­но в це­лях обес­пе­че­ния ин­те­ре­сов бо­лее ши­ро­ко­го кру­га взыс­ка­те­лей, чем ес­ли бы за­ко­но­да­тель­ство Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь со­дер­жа­ло чет­кие ука­за­ния на то, по ка­кой ка­те­го­рии ис­пол­ни­тель­ных про­из­водств и при ка­кой сум­ме, под­ле­жа­щей взыс­ка­нию, мо­гут быть при­ме­не­ны ме­ры пра­во­во­го воз­дей­ствия.

При этом прак­ти­ка при­ме­не­ния по­ка­зы­ва­ет, что су­да­ми удо­вле­тво­ря­ют­ся не все хо­да­тай­ства взыс­ка­те­лей или пред­став­ле­ния су­деб­ных ис­пол­ни­те­лей об огра­ни­че­нии спе­ци­аль­ных прав долж­ни­ков.

По­сколь­ку в каж­дом кон­крет­ном слу­чае су­дья, рас­смат­ри­ва­ю­щий во­прос, или су­деб­ный ис­пол­ни­тель (взыс­ка­тель), об­ра­ща­ю­щий­ся с пред­став­ле­ни­ем (хо­да­тай­ством), ис­хо­дит из об­сто­я­тельств каж­до­го ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства, в рам­ках ко­то­ро­го рас­смат­ри­ва­ет­ся во­прос об огра­ни­че­нии долж­ни­ка в спе­ци­аль­ных пра­вах.

Иные под­хо­ды по огра­ни­че­нию в спе­ци­аль­ных пра­вах долж­ни­ка за­ло­же­ны в за­ко­но­да­тель­стве Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве.

Со­глас­но ст. 67.1 За­ко­на РФ об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве пра­во долж­ни­ка на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством мо­жет быть огра­ни­че­но в слу­чае неис­пол­не­ния долж­ни­ком тре­бо­ва­ний ис­пол­ни­тель­ных до­ку­мен­тов о взыс­ка­нии али­мен­тов, воз­ме­ще­нии вре­да, при­чи­нен­но­го здо­ро­вью, воз­ме­ще­нии вре­да в свя­зи со смер­тью кор­миль­ца, иму­ще­ствен­но­го ущер­ба и (или) мо­раль­но­го вре­да, при­чи­нен­ных пре­ступ­ле­ни­ем, тре­бо­ва­ний неиму­ще­ствен­но­го ха­рак­те­ра, свя­зан­ных с вос­пи­та­ни­ем де­тей, а так­же тре­бо­ва­ний о взыс­ка­нии ад­ми­ни­стра­тив­но­го штра­фа, на­зна­чен­но­го за на­ру­ше­ние по­ряд­ка поль­зо­ва­ния спе­ци­аль­ным пра­вом.

При этом для всех иму­ще­ствен­ных тре­бо­ва­ний уста­нов­лен по­рог сум­мы, под­ле­жа­щей взыс­ка­нию, – 10 000 рос­сий­ских руб­лей, ни­же ко­то­ро­го спе­ци­аль­ное пра­во долж­ни­ка огра­ни­че­но быть не мо­жет.

Пе­ре­чень ка­те­го­рий ис­пол­ни­тель­ных про­из­водств, в рам­ках ко­то­рых до­пус­ка­ет­ся огра­ни­че­ние пра­ва на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством, яв­ля­ет­ся за­кры­тым, а со­от­вет­ствен­но, в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции рас­ши­ри­тель­ное тол­ко­ва­ние не мо­жет быть при­ме­не­но.

Раз­лич­ны­ми в двух стра­нах так­же яв­ля­ют­ся ос­но­ва­ния для при­ме­не­ния огра­ни­че­ний и срок, по ис­те­че­нии ко­то­ро­го пра­во­вое воз­дей­ствие мо­жет быть ре­а­ли­зо­ва­но.

По­ло­же­ния за­ко­но­да­тель­ства Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции преду­смат­ри­ва­ют огра­ни­че­ние пра­ва на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством при неис­пол­не­нии долж­ни­ком тре­бо­ва­ний ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та в срок, уста­нов­лен­ный для доб­ро­воль­но­го ис­пол­не­ния (ч. 2 ст. 67.1 За­ко­на РФ об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве).

Со­глас­но ч. 12 ст. 30 За­ко­на РФ об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве ука­зан­ный срок со­став­ля­ет пять дней со дня по­лу­че­ния долж­ни­ком по­ста­нов­ле­ния о воз­буж­де­нии ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства или с уче­том по­ло­же­ний ст. 29 это­го же За­ко­на – с мо­мен­та, ко­гда долж­ник счи­та­ет­ся над­ле­жа­щим об­ра­зом из­ве­щен­ным о фак­те воз­буж­де­ния ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства.

До­пол­ни­тель­ных ос­но­ва­ний, усло­вий для при­ме­не­ния огра­ни­че­ния за­ко­но­да­тель­ство Рос­сии не преду­смат­ри­ва­ет, за ис­клю­че­ни­ем, как уже бы­ло ука­за­но вы­ше, на­ли­чия на при­ну­ди­тель­ном ис­пол­не­нии опре­де­лен­ной ка­те­го­рии ис­пол­ни­тель­ных до­ку­мен­тов.

Та­ким об­ра­зом, ес­ли с мо­мен­та из­ве­ще­ния долж­ни­ка о воз­буж­де­нии ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства про­шло пять дней и на ис­пол­не­нии у су­деб­но­го при­ста­ва-ис­пол­ни­те­ля есть исполнительное про­из­вод­ство со­от­вет­ству­ю­щей ка­те­го­рии, то спе­ци­аль­ное пра­во долж­ни­ка уже мо­жет быть огра­ни­че­но.

В Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь ме­ха­низм при­ме­не­ния огра­ни­че­ния пра­ва на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством в ча­сти ос­но­ва­ний и сро­ка вы­стро­ен ина­че.

Срок, по ис­те­че­нии ко­то­ро­го спе­ци­аль­ное пра­во долж­ни­ка мо­жет быть огра­ни­че­но, не уста­нов­лен. Дан­ная ме­ра при­ме­ня­ет­ся в слу­чае, ес­ли их непри­ня­тие мо­жет за­труд­нить или сде­лать невоз­мож­ным ис­пол­не­ние ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та (ч. 1 ст. 60 За­ко­на об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве).

Для ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства, ко­гда необ­хо­ди­ма опе­ра­тив­ность дей­ствий су­деб­но­го ис­пол­ни­те­ля в це­лях пре­ду­пре­жде­ния со­вер­ше­ния долж­ни­ком дей­ствий, на­прав­лен­ных на невоз­мож­ность ис­пол­не­ния тре­бо­ва­ний ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та, пред­ла­га­е­мая за­ко­но­да­тель­ством Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь пра­во­вая кон­струк­ция, при по­стро­е­нии ко­то­рой до­пус­ка­ет­ся огра­ни­че­ние спе­ци­аль­но­го пра­ва, яв­ля­ет­ся бо­лее дли­тель­ной по вре­ме­ни ее ре­а­ли­за­ции.

В Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь ре­ше­ние об огра­ни­че­нии пра­ва при­ни­ма­ет суд. Рас­смот­ре­ние дан­но­го во­про­са су­дом тре­бу­ет до­пол­ни­тель­но­го вре­ме­ни, по­сколь­ку за­яв­ле­ние (пред­став­ле­ние) о при­ня­тии мер по обес­пе­че­нию ис­пол­не­ния ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та рас­смат­ри­ва­ет­ся в су­деб­ном за­се­да­нии с из­ве­ще­ни­ем сто­рон ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства о вре­ме­ни и ме­сте су­деб­но­го за­се­да­ния, в рам­ках ко­то­ро­го за­слу­ши­ва­ет­ся мне­ние, изу­ча­ют­ся об­сто­я­тель­ства ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства.

В Рос­сии дан­ная про­це­ду­ра вы­гля­дит ина­че. Про­цес­су­аль­ное ре­ше­ние об огра­ни­че­нии долж­ни­ку пра­ва на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством при­ни­ма­ет су­деб­ный при­став-ис­пол­ни­тель пу­тем вы­не­се­ния со­от­вет­ству­ю­ще­го по­ста­нов­ле­ния, ко­то­рое утвер­жда­ет­ся стар­шим су­деб­ным при­ста­вом или его за­ме­сти­те­лем.

Рос­сий­ские су­ды мо­гут при­ни­мать ре­ше­ния об огра­ни­че­нии долж­ни­ку спе­ци­аль­но­го пра­ва, но толь­ко, ес­ли речь идет об огра­ни­че­нии пра­ва в рам­ках ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства, воз­буж­ден­но­го на ос­но­ва­нии ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та, не яв­ля­ю­ще­го­ся су­деб­ным ак­том или вы­дан­но­го не на ос­но­ва­нии су­деб­но­го ак­та. По­во­дом для рас­смот­ре­ния во­про­са су­дом яв­ля­ет­ся за­яв­ле­ние су­деб­но­го при­ста­ва-ис­пол­ни­те­ля или взыс­ка­те­ля по ис­пол­ни­тель­но­му про­из­вод­ству.

Но та­кие слу­чаи на прак­ти­ке в об­щей мас­се огра­ни­че­ний спе­ци­аль­ных прав долж­ни­ков не яв­ля­ют­ся ча­сты­ми, по­это­му для це­лей на­сто­я­щей пуб­ли­ка­ции ис­поль­зу­ет­ся прак­ти­ка пра­во­при­ме­не­ния су­деб­ных при­ста­вов-ис­пол­ни­те­лей.

Срок рас­смот­ре­ния в Рос­сии во­про­са об огра­ни­че­нии долж­ни­ку спе­ци­аль­но­го пра­ва со­став­ля­ет не бо­лее де­ся­ти дней (ч. 5 ст. 64.1 За­ко­на РФ об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве), ес­ли по­во­дом для огра­ни­че­ния яв­ля­ет­ся хо­да­тай­ство, по­сту­пив­шее от взыс­ка­те­ля. В слу­чае ес­ли огра­ни­че­ние обу­слов­ле­но ини­ци­а­ти­вой са­мо­го су­деб­но­го при­ста­ва-ис­пол­ни­те­ля, то за­ко­ном срок не преду­смот­рен и огра­ни­че­ние мо­жет быть при­ме­не­но в день по­яв­ле­ния необ­хо­ди­мых усло­вий.

К преду­смот­рен­ным за­ко­но­да­тель­ством Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь усло­ви­ям, при ко­то­рых до­пус­ка­ет­ся огра­ни­че­ние, от­но­сят­ся неис­пол­не­ние долж­ни­ком ли­бо укло­не­ние от ис­пол­не­ния тре­бо­ва­ний, со­дер­жа­щих­ся в ис­пол­ни­тель­ном до­ку­мен­те, или недо­ста­точ­ность мер по обес­пе­че­нию ис­пол­не­ния ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та, при­ня­тых су­деб­ным ис­пол­ни­те­лем в ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве, что, как пра­ви­ло, на­кла­ды­ва­ет на су­деб­но­го ис­пол­ни­те­ля обя­зан­ность при­ме­нить к долж­ни­ку иные ме­ры пра­во­во­го воз­дей­ствия, а это тре­бу­ет до­пол­ни­тель­но­го вре­ме­ни.

По ре­зуль­та­там рас­смот­ре­ния пред­став­ле­ния су­деб­но­го ис­пол­ни­те­ля о при­ня­тии мер по обес­пе­че­нию ис­пол­не­ния ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та суд вы­но­сит опре­де­ле­ние, ко­то­рым удо­вле­тво­ря­ет пред­став­ле­ние су­деб­но­го ис­пол­ни­те­ля и, со­от­вет­ствен­но, при­ме­ня­ет к долж­ни­ку ме­ру по обес­пе­че­нию ис­пол­не­ния в ви­де вре­мен­но­го огра­ни­че­ния пра­ва на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством ли­бо от­ка­зы­ва­ет в его удо­вле­тво­ре­нии. Су­ды впра­ве от­ка­зать в при­ме­не­нии огра­ни­че­ния пра­ва на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством, ес­ли долж­ни­ком на мо­мент рас­смот­ре­ния пред­став­ле­ния (хо­да­тай­ства) тре­бо­ва­ния ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та ис­полне-

ны ча­стич­но или, на­при­мер, со­вер­ше­ны дей­ствия, на­прав­лен­ные на ис­пол­не­ние тре­бо­ва­ний ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та, при­ня­ты ме­ры по тру­до­устрой­ству.

В Рос­сии с уче­том по­ло­же­ний за­ко­но­да­тель­ства об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве со сто­ро­ны су­деб­но­го при­ста­ва-ис­пол­ни­те­ля пе­ре­чис­лен­ные обя­зан­но­сти от­сут­ству­ют.

Огра­ни­че­ние спе­ци­аль­но­го пра­ва долж­ни­ка мо­жет при­ме­нять­ся на­ря­ду с дру­ги­ми огра­ни­че­ни­я­ми, ис­пол­ни­тель­ны­ми дей­стви­я­ми и ме­ра­ми при­ну­ди­тель­но­го ис­пол­не­ния. Воз­мож­ность при­ме­не­ния од­ной ме­ры не за­ви­сит от то­го, при­ме­ня­лись ли ка­кие-ли­бо дру­гие ме­ры воз­дей­ствия в рам­ках ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства.

Воз­мож­ность огра­ни­че­ния спе­ци­аль­но­го пра­ва ста­вит­ся в за­ви­си­мость от на­ли­чия или от­сут­ствия фак­та пол­но­го ис­пол­не­ния тре­бо­ва­ний ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та по ис­те­че­нии стро­го опре­де­лен­но­го сро­ка.

В то же вре­мя ст. 67.1 За­ко­на РФ об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве в ка­че­стве ос­но­ва­ния для огра­ни­че­ния долж­ни­ку пра­ва на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством преду­смат­ри­ва­ет не толь­ко факт неис­пол­не­ния тре­бо­ва­ний ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та, но и от­сут­ствие ува­жи­тель­ных при­чин со сто­ро­ны долж­ни­ка, обу­слов­ли­ва­ю­щих неис­пол­не­ние.

Учи­ты­вая, что ре­ше­ние об огра­ни­че­нии спе­ци­аль­но­го пра­ва в Рос­сии при­ни­ма­ет су­деб­ный при­став-ис­пол­ни­тель, то, ис­хо­дя из по­ло­же­ний за­ко­на, на него ло­жит­ся обя­зан­ность да­вать оцен­ку при­чи­нам, по­влек­шим неис­пол­не­ние.

Од­на­ко по смыс­лу п. 7 по­ста­нов­ле­ния Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции от 30 июля 2001 го­да №13-П «По де­лу о про­вер­ке кон­сти­ту­ци­он­но­сти по­ло­же­ний под­пунк­та 7 пунк­та 1 ста­тьи 7, пунк­та 1 ста­тьи 77 и пунк­та 1 ста­тьи 81 Фе­де­раль­но­го за­ко­на «Об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве» в свя­зи с за­про­са­ми Ар­бит­раж­но­го су­да Во­ро­неж­ской об­ла­сти, Ар­бит­раж­но­го су­да Са­ра­тов­ской об­ла­сти и жа­ло­бой от­кры­то­го ак­ци­о­нер­но­го об­ще­ства «Раз­рез «Изых­ский» имен­но долж­ник в слу­чае его доб­ро­со­вест­но­сти обя­зан уве­до­мить су­деб­но­го при­ста­ва – ис­пол­ни­те­ля в те­че­ние сро­ка, уста­нов­лен­но­го для доб­ро­воль­но­го ис­пол­не­ния, о том, что на­ру­ше­ние уста­нов­лен­ных сро­ков ис­пол­не­ния ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та вы­зва­но чрез­вы­чай­ны­ми, объ­ек­тив­но непредот­вра­ти­мы­ми об­сто­я­тель­ства­ми и дру­ги­ми непред­ви­ден­ны­ми, непре­одо­ли­мы­ми пре­пят­стви­я­ми, на­хо­дя­щи­ми­ся вне его кон­тро­ля, при со­блю­де­нии им той сте­пе­ни за­бот­ли­во­сти и осмот­ри­тель­но­сти, ка­кая тре­бо­ва­лась от него в це­лях над­ле­жа­ще­го ис­пол­не­ния обя­зан­но­сти.

В слу­чае от­сут­ствия ука­зан­но­го уве­дом­ле­ния при­чи­ны неис­пол­не­ния тре­бо­ва­ний ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та ав­то­ма­ти­че­ски счи­та­ют­ся неува­жи­тель­ны­ми, в свя­зи с чем в та­кой си­ту­а­ции рас­смот- ре­ние во­про­са об огра­ни­че­нии долж­ни­ку пра­ва на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством сво­дит­ся к про­вер­ке фак­та ис­пол­не­ния тре­бо­ва­ний ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та по­сле ис­те­че­ния сро­ка, уста­нов­лен­но­го для доб­ро­воль­но­го ис­пол­не­ния, при обя­за­тель­ном со­блю­де­нии ра­нее упо­мя­ну­тых усло­вий, преду­смот­рен­ных За­ко­ном РФ об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве.

В то же вре­мя та­кой под­ход к про­вер­ке ос­но­ва­ний для огра­ни­че­ния долж­ни­ку пра­ва на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством не озна­ча­ет, что за­ко­но­да­тель­ство Рос­сии об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве ни­как не учи­ты­ва­ет ин­те­ре­сы долж­ни­ка по ис­пол­ни­тель­но­му про­из­вод­ству. При­чем это при­су­ще обо­им го­су­дар­ствам.

Так, во-пер­вых, и в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, и в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь за­ко­но­да­тель­ством преду­смот­рен пе­ре­чень слу­ча­ев, ко­гда огра­ни­че­ние спе­ци­аль­но­го пра­ва не мо­жет быть при­ме­не­но к долж­ни­ку.

В со­от­вет­ствии со ст.ст. 469 ГПК, 334 ХПК, 60 За­ко­на об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве долж­ник не мо­жет быть огра­ни­чен в пра­ве на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти поль­зо­ва­ния этим пра­вом в свя­зи с ин­ва­лид­но­стью ли­бо в ка­че­стве един­ствен­но­го сред­ства по­лу­че­ния до­хо­дов.

Ана­ло­гич­ные по­ло­же­ния со­дер­жит рос­сий­ское за­ко­но­да­тель­ство. В Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции пе­ре­чень огра­ни­че­ний на при­ме­не­ние рас­смат­ри­ва­е­мой ме­ры пра­во­во­го воз­дей­ствия на долж­ни­ка бо­лее ши­ро­кий. В дан­ном го­су­дар­стве в ка­че­стве до­пол­ни­тель­ных ис­клю­че­ний уста­нов­ле­но:

ис­поль­зо­ва­ние транс­порт­но­го сред­ства яв­ля­ет­ся для долж­ни­ка и про­жи­ва­ю­щих сов­мест­но с ним чле­нов его се­мьи един­ствен­ным сред­ством для обес­пе­че­ния их жиз­не­де­я­тель­но­сти с уче­том огра­ни­чен­ной транс­порт­ной до­ступ­но­сти ме­ста по­сто­ян­но­го про­жи­ва­ния;

на­ли­чие у долж­ни­ка на ижди­ве­нии ли­ца, при­знан­но­го в уста­нов­лен­ном за­ко­но­да­тель­ством Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции по­ряд­ке ин­ва­ли­дом I или II груп­пы ли­бо ре­бен­ка-ин­ва­ли­да.

Во-вто­рых, су­ще­ству­ю­щие в рас­смат­ри­ва­е­мых го­су­дар­ствах ме­ха­низ­мы ис­пол­не­ния про­цес­су­аль­но­го ре­ше­ния о при­ме­не­нии огра­ни­че­ния спе­ци­аль­но­го пра­ва преду­смат­ри­ва­ют обя­за­тель­ность из­ве­ще­ния долж­ни­ка о фак­те огра­ни­че­ния, без со­блю­де­ния ко­то­рой са­мо ре­ше­ние не под­ле­жит ис­пол­не­нию, а долж­ник не мо­жет быть при­вле­чен к от­вет­ствен­но­сти за на­ру­ше­ние уста­нов­лен­но­го огра­ни­че­ния.

В за­ко­но­да­тель­стве Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь преду­смот­ре­но, что ко­пии опре­де­ле­ния су­да о при­ня­тии мер на­прав­ля­ют­ся взыс­ка­те­лю и долж­ни­ку, а так­же дру­гим ли­цам, на ко­то­рых воз­ло­же­на обя­зан­ность по ис­пол­не­нию это­го опре­де­ле­ния. Но оно под­ле­жит ис­пол­не­нию толь­ко с мо­мен­та из­ве­ще­ния

долж­ни­ка. По­сле у долж­ни­ка изы­ма­ет­ся со­от­вет­ству­ю­щее во­ди­тель­ское удо­сто­ве­ре­ние (удо­сто­ве­ре­ние на пра­во управ­ле­ния).

Со­глас­но ч. 5 ст. 67.1 За­ко­на РФ об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве по­ста­нов­ле­ни­ем о вре­мен­ном огра­ни­че­нии на поль­зо­ва­ние долж­ни­ком спе­ци­аль­ным пра­вом су­деб­ный при­став-ис­пол­ни­тель разъ­яс­ня­ет долж­ни­ку его обя­зан­ность со­блю­дать уста­нов­лен­ное огра­ни­че­ние и пре­ду­пре­жда­ет об ад­ми­ни­стра­тив­ной от­вет­ствен­но­сти за его на­ру­ше­ние. Ко­пии ука­зан­но­го по­ста­нов­ле­ния не позд­нее дня, сле­ду­ю­ще­го за днем его вы­не­се­ния, вру­ча­ют­ся долж­ни­ку лич­но, на­прав­ля­ют­ся взыс­ка­те­лю и в под­раз­де­ле­ние ор­га­на ис­пол­ни­тель­ной вла­сти, осу­ществ­ля­ю­ще­го го­су­дар­ствен­ный кон­троль и над­зор в со­от­вет­ству­ю­щей сфе­ре де­я­тель­но­сти.

Оче­вид­но, что в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции и в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь ме­ха­низ­мы ис­пол­не­ния ре­ше­ний об огра­ни­че­нии спе­ци­аль­ных прав долж­ни­ков раз­лич­ны. Тем не ме­нее в ко­неч­ном ито­ге их ре­а­ли­за­ция при­во­дит к оди­на­ко­вым по­след­стви­ям – поз­во­ля­ет со­здать усло­вия, при ко­то­рых долж­ник аб­со­лют­но точ­но зна­ет о при­ме­не­нии в от­но­ше­нии него ме­ры пра­во­во­го воз­дей­ствия и о по­след­стви­ях на­ру­ше­ния за­пре­та.

Для рос­сий­ской прак­ти­ки пра­во­при­ме­не­ния мо­мен­том фик­са­ции яв­ля­ет­ся факт лич­но­го вру­че­ния долж­ни­ку ко­пии по­ста­нов­ле­ния су­деб­но­го при­ста­ва-ис­пол­ни­те­ля, для бе­ло­рус­ской – с мо­мен­та из­ве­ще­ния долж­ни­ка о при­ня­тии к нему ме­ры об огра­ни­че­нии спе­ци­аль­но­го пра­ва.

Со­блю­де­ние уста­нов­лен­но­го огра­ни­че­ния в двух го­су­дар­ствах обес­пе­чи­ва­ет­ся ме­ра­ми ад­ми­ни­стра­тив­ной от­вет­ствен­но­сти.

В Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь ли­цо, огра­ни­чен­ное в пра­ве на управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством, рас­це­ни­ва­ет­ся как ли­цо, не име­ю­щее пра­ва управ­ле­ния этим сред­ством, по­это­му за­ко­но­да­тель­ством не преду­смот­рен от­дель­ный со­став ад­ми­ни­стра­тив­но­го пра­во­на­ру­ше­ния за на­ру­ше­ние огра­ни­че­ния, уста­нов­лен­но­го в рам­ках ис­пол­ни­тель­но­го про­из­вод­ства.

В со­от­вет­ствии со ст. 18.19 Ко­дек­са Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь об ад­ми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях управ­ле­ние транс­порт­ным сред­ством ли­цом, не име­ю­щим пра­ва управ­ле­ния этим сред­ством, вле­чет на­ло­же­ние штра­фа в раз­ме­ре от пя­ти до два­дца­ти ба­зо­вых ве­ли­чин.

В Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции для дан­но­го слу­чая преду­смот­рен от­дель­ный со­став – на­ру­ше­ние долж­ни­ком уста­нов­лен­но­го в со­от­вет­ствии с за­ко­но­да­тель­ством об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве вре­мен­но­го огра­ни­че­ния на поль­зо­ва­ние спе­ци­аль­ным пра­вом в ви­де пра­ва управ­ле­ния транс­порт­ным сред­ством (ст. 17.17 Ко­дек­са Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции об ад­ми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях).

В срав­не­нии с бе­ло­рус­ским за­ко­но­да­тель­ством в Рос­сии преду­смот­ре­ны бо­лее стро­гие ме­ры ад- ми­ни­стра­тив­ной от­вет­ствен­но­сти. Долж­ни­ку мо­жет быть на­зна­че­но на­ка­за­ние в ви­де обя­за­тель­ных ра­бот на срок до 50 ча­сов или ли­ше­ния спе­ци­аль­но­го пра­ва на срок до од­но­го го­да.

От­ме­на огра­ни­че­ния спе­ци­аль­но­го пра­ва как в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, так и в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь про­из­во­дит­ся тем же субъ­ек­том, ко­то­рый та­кое огра­ни­че­ние уста­но­вил, за ис­клю­че­ни­ем слу­ча­ев, ко­гда огра­ни­че­ние от­ме­ня­ет­ся вы­ше­сто­я­щим долж­ност­ным ли­цом (ор­га­ном) в ка­че­стве неза­кон­но­го.

Ос­но­ва­ни­ем для от­ме­ны в обо­их го­су­дар­ствах с уче­том прак­ти­ки пра­во­при­ме­не­ния яв­ля­ет­ся пол­ное ис­пол­не­ние тре­бо­ва­ний ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та или воз­ник­но­ве­ние усло­вий, при ко­то­рых огра­ни­че­ние не до­пус­ка­ет­ся (ст.ст. 469 ГПК, 334 ХПК, ст. 61 За­ко­на об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве, ч. 6 ст. 67.1 За­ко­на РФ об ис­пол­ни­тель­ном про­из­вод­стве).

Сро­ки рас­смот­ре­ния во­про­са об от­мене огра­ни­че­ния и вы­не­се­ния про­цес­су­аль­но­го ре­ше­ния раз­лич­ны. В Рос­сии су­деб­ный при­став-ис­пол­ни­тель не позд­нее дня, сле­ду­ю­ще­го за днем воз­ник­но­ве­ния ос­но­ва­ния, вы­но­сит по­ста­нов­ле­ние о сня­тии дан­но­го огра­ни­че­ния, ко­то­рое утвер­жда­ет­ся стар­шим су­деб­ным при­ста­вом или его за­ме­сти­те­лем.

В Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь опре­де­ле­ние су­да об от­мене обес­пе­че­ния ис­пол­не­ния ис­пол­ни­тель­но­го до­ку­мен­та при­ни­ма­ет­ся в срок не позд­нее трех дней со дня за­яв­ле­ния со­от­вет­ству­ю­ще­го хо­да­тай­ства (пред­став­ле­ния).

С уче­том ре­зуль­та­тов про­ве­ден­но­го срав­ни­тель­но­го ана­ли­за пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ки Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции и Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь по огра­ни­че­нию спе­ци­аль­ных прав долж­ни­ков мож­но кон­ста­ти­ро­вать от­сут­ствие аб­со­лют­но­го пре­иму­ще­ства од­но­го под­хо­да пе­ред дру­гим, по­сколь­ку каж­дый из них име­ет свои до­сто­ин­ства и недо­стат­ки.

Вме­сте с тем к огра­ни­че­нию прав че­ло­ве­ка, га­ран­ти­ро­ван­ных Кон­сти­ту­ци­ей, все­гда необ­хо­ди­мо под­хо­дить очень взве­шен­но и ак­ку­рат­но.

Бе­з­услов­но, в Рос­сии пра­во­вой ме­ха­низм огра­ни­че­ния долж­ни­ка в пра­ве управ­ле­ния транс­порт­ным сред­ством яв­ля­ет­ся бо­лее про­стым в ча­сти его ре­а­ли­за­ции на прак­ти­ке, по­сколь­ку в рас­смот­ре­нии дан­но­го во­про­са за­дей­ство­ван толь­ко су­деб­ный при­став-ис­пол­ни­тель. При этом и от­вет­ствен­ность, воз­ло­жен­ная на су­деб­но­го при­ста­ва­ис­пол­ни­те­ля при рас­смот­ре­нии по­доб­ных во­про­сов, то­же зна­чи­тель­ная.

В свою оче­редь, в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь ме­ха­низм огра­ни­че­ния долж­ни­ка в пра­ве управ­ле­ния транс­порт­ным сред­ством пред­по­ла­га­ет бо­лее дли­тель­ный про­цесс, по­сколь­ку имен­но суд при­ни­ма­ет со­от­вет­ству­ю­щее ре­ше­ние. Но в дан­ном слу­чае речь идет о неза­ви­си­мом ор­гане вла­сти, ко­то­рый да­ет оцен­ку всем со­бран­ным до­ка­за­тель­ствам, что ис­клю­ча­ет субъ­ек­тив­ный под­ход при рас­смот­ре­нии во­про­са.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.