ТЕО­РИЯ И ПРАК­ТИ­КА ОТ­ГРА­НИ­ЧЕ­НИЯ КРИ­МИ­НО­ЛО­ГИ­ЧЕ­СКОЙ И ЮРИ­ДИ­ЧЕ­СКОЙ ЭКС­ПЕР­ТИЗ ПРО­ЕК­ТОВ НОР­МА­ТИВ­НЫХ ПРА­ВО­ВЫХ АК­ТОВ

Yustitsiya Belarusi - - Комментарий. Анализ. Мнение Наука И Право Криминол -

Икан­ди­дат юри­ди­че­ских на­ук, на­чаль­ник от­де­ла кри­ми­но­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний На­уч­но­прак­ти­че­ско­го цен­тра про­блем укреп­ле­ния за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ры Республики Бе­ла­русь нсти­тут кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы был вве­ден в за­ко­но­да­тель­ство Республики Бе­ла­русь в 2004 го­ду в рам­ках ре­а­ли­за­ции меж­ду­на­род­ных обя­за­тельств в ча­сти им­пле­мен­та­ции стан­дар­тов по фор­ми­ро­ва­нию ан­ти­кор­руп­ци­он­но­го за­ко­но­да­тель­ства. В этом го­ду Рес­пуб­ли­ка Бе­ла­русь ра­ти­фи­ци­ро­ва­ла Кон­вен­цию ООН про­тив кор­руп­ции*, взяв на се­бя обя­за­тель­ство про­во­дить оцен­ку со­от­вет­ству­ю­щих пра­во­вых до­ку­мен­тов и ад­ми­ни­стра­тив­ных мер с це­лью опре­де­ле­ния их адек­ват­но­сти с точ­ки зре­ния пре­ду­пре­жде­ния кор­руп­ции и борь­бы с ней.

Из го­су­дарств пост­со­вет­ско­го про­стран­ства Рес­пуб­ли­ка Бе­ла­русь пер­вой за­кре­пи­ла на­чаль­ник от­де­ла ме­то­до­ло­ги­че­ско­го обес­пе­че­ния кри­ми­но­ло­ги­че­ских экс­пер­тиз На­уч­но-прак­ти­че­ско­го цен­тра про­блем укреп­ле­ния за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ры Республики Бе­ла­русь

в сво­ем за­ко­но­да­тель­стве воз­мож­ность про­ве­де­ния кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы про­ек­тов пра­во­вых ак­тов (пра­во­вых ак­тов). Бо­лее чем за де­ся­ти­лет­ний пе­ри­од сво­е­го су­ще­ство­ва­ния ин­сти­тут кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы ор­га­ни­че­ски впи­сал­ся в про­цесс нор­мо­твор­че­ской де­я­тель­но­сти Республики Бе­ла­русь. Он слу­жит дей­ствен­ным ин­стру­мен­том, поз­во­ля­ю­щим од­но­вре­мен­но вли­ять на де­тер­ми­нан­ты пре­ступ­но­сти и фор­ми­ро­вать эф­фек­тив­ное пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние, по­вы­шать уро­вень за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка в стране, обес­пе­чи­ва­ет раз­ви­тие по­зи­тив­но­го пра­ва во вза­и­мо­свя­зи с усто­яв­ши­ми­ся и про­грес­сив­ны­ми на­уч­ны­ми ме­то­да­ми и под­хо­да­ми.

В на­сто­я­щее вре­мя вви­ду до­ка­зан­ной на прак­ти­ке эф­фек­тив­но­сти экс­перт­но-кри­ми­но­ло­ги­че­ской де­я­тель­но­сти име­ют­ся пред­по­сыл­ки ее даль­ней­ше­го раз­ви­тия, в том чис­ле на­прав­лен­но­го на соз­да­ние кон­цеп­ту­аль­но обос­но­ван­ных тех­но­ло­гий рас­ши­ре­ния сфе­ры прак­ти­че­ско­го при­ме­не­ния кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы. В то же вре­мя вви­ду от­но­си­тель­ной но­виз­ны рас­смат­ри­ва­е­мо­го ин­сти­ту­та воз­ни­ка­ют во­про­сы, свя­зан­ные с иден­ти­фи­ка­ци­ей тео­ре­ти­ко-при­клад­но­го ин­стру­мен­та­рия экс­перт­но-кри­ми­но­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний за­ко­но­да­тель­ства и тре­бу­ю­щие все­сто­рон­не­го и объ­ек­тив­но­го раз­ре­ше­ния.

Кри­ми­но­ло­ги­че­ская экс­пер­ти­за пред­став­ля­ет со­бой осо­бую раз­но­вид­ность пра­во­вой экс­пер­ти­зы, ко­то­рая об­ла­да­ет спе­ци­фи­кой це­ли, объ­ек­та и за­дач ис­сле­до­ва­ния, ме­то­до­ло­гии и эм­пи­ри­че­ской ба­зы про­ве­де­ния, со­че­тая в се­бе дан­ные пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ки и до­сти­же­ния пра­во­вой на­у­ки. От иных ви­дов экс­перт­но-пра­во­вой де­я­тель­но­сти она от­ли­ча­ет­ся ря­дом зна­чи­мых в тео­рии и на прак­ти­ке при­зна­ков. Ба­зо­вы­ми кри­те­ри­я­ми от­гра­ни­че­ния вы­сту­па­ют:

сущ­ност­ные ха­рак­те­ри­сти­ки (цель, за­да­чи, пред­мет, объ­ект, струк­ту­ра ис­сле­до­ва­ния);

фор­маль­но-опре­де­лен­ные при­зна­ки (пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние, субъ­ек­ты, обя­за­тель­ность и по­сле­до­ва­тель­ность про­ве­де­ния, сте­пень уче­та ре­зуль­та­тов);

ме­то­до­ло­гия (ме­то­ды про­ве­де­ния, осо­бен­но­сти их при­ме­не­ния, тре­бо­ва­ния к экс­пер­там, эм­пи­ри­че­ская ба­за экс­перт­но­го ис­сле­до­ва­ния).

Рас­смот­рим дан­ные при­зна­ки по­дроб­нее на при­ме­ре от­гра­ни­че­ния кри­ми­но­ло­ги­че­ской и юри­ди­че­ской экс­пер­тиз.

Олег РУСЕЦКИЙ, АННОТАЦИЯ В ста­тье пред­став­ле­ны по­ло­же­ния, от­ра­жа­ю­щие взгля­ды ав­то­ров на сущ­ност­ные и со­дер­жа­тель­ные ха­рак­те­ри­сти­ки кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы про­ек­тов нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов, поз­во­ля­ю­щие иден­ти­фи­ци­ро­вать дан­ный ин­сти­тут в тео­ре­ти­че­ском и прак­ти­че­ском ра­кур­се, от­гра­ни­чить его от иных ви­дов экс­перт­но-пра­во­вой де­я­тель­но­сти, в част­но­сти от юри­ди­че­ской экс­пер­ти­зы.

ANNOTATION The article contains provisions reflecting the authors’ views on the essential and informative characteristics of the criminological expertise of draft normative legal acts that make it possible to identify this institution in a theoretical and practical perspective, to delimit it from other kinds of expert and legal activities, in particular from legal expertise. * За­клю­че­на в г. Нью-йор­ке 31 ок­тяб­ря 2003 го­да. Оль­га ТОПОРИКОВА,

Це­лью про­ве­де­ния кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы яв­ля­ет­ся вы­яв­ле­ние и устра­не­ние рис­ков кри­ми­но­ген­но­го ха­рак­те­ра, под ко­то­ры­ми по­ни­ма­ют­ся де­струк­тив­ные пра­во­вые фак­то­ры, за­клю­чен­ные в нор­мах пра­ва и обу­слов­лен­ные их со­ци­аль­ной неадап­ти­ро­ван­но­стью, про­ти­во­ре­чи­во­стью, неопре­де­лен­но­стью, вслед­ствие че­го в про­цес­се их ре­а­ли­за­ции (со­блю­де­ния, ис­пол­не­ния, ис­поль­зо­ва­ния и при­ме­не­ния) со­зда­ют­ся объ­ек­тив­ные пред­по­сыл­ки (усло­вия) и мо­ти­ва­ция до­пу­сти­мо­го или воз­мож­но­го от­кло­не­ния от пра­во­мер­но­го по­ве­де­ния.

Юри­ди­че­ская экс­пер­ти­за, дей­ствуя в рам­ках прин­ци­па обя­за­тель­но­сти иерар­хии уста­нов­ле­ний по­зи­тив­но­го пра­ва, по­ла­га­ет сво­ей це­лью вы­явить про­ти­во­ре­чия под­го­тов­лен­но­го про­ек­та с апри­о­ри ле­ги­тим­ны­ми по­ло­же­ни­я­ми дей­ству­ю­щих нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов.

Для до­сти­же­ния ука­зан­ной вы­ше це­ли кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы необ­хо­ди­мо раз­ре­ше­ние сле­ду­ю­щих ос­нов­ных за­дач: вы­явить де­фект­ные в кри­ми­но­ло­ги­че­ском плане нор­мы и кон­струк­ции; опре­де­лить схе­мы по­тен­ци­аль­ных пра­во­на­ру­ше­ний; пред­ло­жить ва­ри­ан­ты норм, осво­бож­ден­ных от рис­ков; по­вы­сить пре­вен­тив­ный по­тен­ци­ал нор­ма­тив­но­го пра­во­во­го ак­та.

За­да­чи юри­ди­че­ской экс­пер­ти­зы свя­за­ны с опре­де­ле­ни­ем сте­пе­ни со­гла­со­ван­но­сти под­го­тов­лен­но­го про­ек­та с Кон­сти­ту­ци­ей Республики Бе­ла­русь, дей­ству­ю­щи­ми нор­ма­тив­ны­ми пра­во­вы­ми ак­та­ми бо­лее вы­со­кой си­лы, вы­яв­ле­ни­ем на­ру­ше­ний нор­мо­твор­че­ской тех­ни­ки, пред­ло­же­ни­ем спо­со­бов устра­не­ния вы­яв­лен­ных недо­стат­ков.

Пред­ме­том кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы яв­ля­ет­ся про­ект или дей­ству­ю­щий нор­ма­тив­ный пра­во­вой акт, объ­ек­том – нор­ма­тив­ный пра­во­вой акт во вза­и­мо­свя­зи с объ­ек­тив­ной ре­аль­но­стью, де­тер­ми­нан­та­ми пре­ступ­но­сти и пре­ду­пре­жде­ни­ем про­ти­во­прав­но­го по­ве­де­ния.

Юри­ди­че­ская экс­пер­ти­за так­же про­во­дит­ся в от­но­ше­нии про­ек­тов нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов, од­на­ко объ­ек­том дан­ной де­я­тель­но­сти вы­сту­па­ют от­но­ше­ния по уста­нов­ле­нию со­от­вет­ствия тек­ста про­ек­та пра­во­во­го ак­та пра­ви­лам по­стро­е­ния си­сте­мы за­ко­но­да­тель­ства и пра­ви­лам нор­мо­твор­че­ской тех­ни­ки.

Рас­смот­рен­ные вы­ше раз­ли­чия опре­де­ля­ют осо­бен­но­сти струк­ту­ры про­во­ди­мых экс­пер­тиз. В си­сте­ме экс­перт­но-кри­ми­но­ло­ги­че­ско­го ис­сле­до­ва­ния норм за­ко­но­да­тель­ства вы­де­ля­ют­ся три ос­нов­ных бло­ка:

1) ана­ли­ти­че­ский, пред­по­ла­га­ю­щий функ­ци­о­наль­ный ана­лиз норм ис­сле­ду­е­мо­го ак­та в си­сте­ме пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния со­от­вет­ству­ю­щей сфе­ры об­ще­ствен­ных от­но­ше­ний;

2) экс­перт­ная оцен­ка – опре­де­ле­ние по­тен­ци­аль­но кри­ми­но­ген­ных норм, со­по­став­ле­ние их с эта­ло­на­ми, мо­де­ли­ро­ва­ние по­след­ствий при­ме­не­ния, обос­но­ва­ние на­ли­чия рис­ка;

3) устра­не­ние рис­ков – ан­ну­ли­ро­ва­ние (кор­рек­ция) де­фект­ных норм и кон­струк­ций, раз­ра­бот­ка пре­вен­тив­ных по­ло­же­ний, на­прав­лен­ных на сни­же­ние рис­ка воз­ник­но­ве­ния нега­тив­ных по­след­ствий пра­во­при­ме­не­ния.

Юри­ди­че­ская экс­пер­ти­за так­же со­дер­жит струк­тур­ные эле­мен­ты ана­ли­за (на пред­мет встра­и­ва­е­мо­сти при­ни­ма­е­мо­го ак­та в си­сте­му по­зи­тив­но­го пра­ва), экс­перт­ной оцен­ки (на­прав­лен­ной на опре­де­ле­ние со­гла­со­ван­но­сти вво­ди­мо­го пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния с дей­ству­ю­щим за­ко­но­да­тель­ством бо­лее вы­со­кой юри­ди­че­ской си­лы, со­от­вет­ствия про­ек­та пра­ви­лам нор­мо­твор­че­ской тех­ни­ки), а так­же этап под­го­тов­ки пред­ло­же­ний по устра­не­нию вы­яв­лен­ных недо­стат­ков.

В пра­во­при­ме­ни­тель­ном ра­кур­се кри­ми­но­ло­ги­че­ская и юри­ди­че­ская экс­пер­ти­зы раз­ли­ча­ют­ся по ря­ду фор­маль­но-опре­де­лен­ных при­зна­ков.

Пра­во­вые ос­но­вы и ре­гу­ли­ро­ва­ние по­ряд­ка про­ве­де­ния кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы со­дер­жат­ся в за­ко­нах Республики Бе­ла­русь от 15 июля 2015 го­да «О борь­бе с кор­руп­ци­ей» (ст. 5), от 4 ян­ва­ря 2014 го­да «Об ос­но­вах де­я­тель­но­сти по про­фи­лак­ти­ке пра­во­на­ру­ше­ний» (ст. 22), от 10 ян­ва­ря 2000 го­да «О нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тах Республики Бе­ла­русь» (ст. 491), По­ло­же­нии о по­ряд­ке про­ве­де­ния кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы, утвер­жден­ном Ука­зом Пре­зи­ден­та Республики Бе­ла­русь от 29 мая 2007 г. №244, Ме­то­ди­че­ских ре­ко­мен­да­ци­ях по про­ве­де­нию кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы про­ек­тов пра­во­вых ак­тов (пра­во­вых ак­тов), утвер­жден­ных при­ка­зом Ге­не­раль­но­го про­ку­ро­ра Республики Бе­ла­русь от 13 де­каб­ря 2011 г. №46.

Юри­ди­че­ская экс­пер­ти­за про­во­дит­ся в со­от­вет­ствии с За­ко­ном Республики Бе­ла­русь от 10 ян­ва­ря 2000 го­да «О нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тах Республики Бе­ла­русь», ука­за­ми Пре­зи­ден­та Республики Бе­ла­русь от 30 де­каб­ря 2010 г. №711 «О неко­то­рых во­про­сах осу­ществ­ле­ния обя­за­тель­ной юри­ди­че­ской экс­пер­ти­зы нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов», от 11 ав­гу­ста 2003 г. №359 «О ме­рах по со­вер­шен­ство­ва­нию нор­мо­твор­че­ской де­я­тель­но­сти», по­ста­нов­ле­ни­ем Со­ве­та Ми­ни­стров Республики Бе­ла­русь от 23 сен­тяб­ря 2006 г. №1244 «Об обя­за­тель­ной юри­ди­че­ской экс­пер­ти­зе нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов».

Субъ­ек­том про­ве­де­ния кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы яв­ля­ет­ся На­уч­но-прак­ти­че­ский центр про­блем укреп­ле­ния за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ры Республики Бе­ла­русь. Юри­ди­че­скую экс­пер­ти­зу про­во­дят На­ци­о­наль­ный центр за­ко­но­да­тель­ства и пра­во­вых ис­сле­до­ва­ний Республики Бе­ла­русь, Ми­ни­стер­ство юс­ти­ции Республики Бе­ла­русь, Ад­ми­ни­стра­ция Пре­зи­ден­та Республики Бе­ла­русь, ве­дом­ствен­ные струк­тур­ные под­раз­де­ле­ния го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов.

Кри­ми­но­ло­ги­че­ская экс­пер­ти­за осу­ществ­ля­ет­ся по­сле про­ве­де­ния юри­ди­че­ской экс­пер­ти­зы. Обя-

за­тель­ной кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зе под­ле­жат про­ек­ты законов, нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов Пре­зи­ден­та Республики Бе­ла­русь, Со­ве­та Ми­ни­стров Республики Бе­ла­русь, Ко­ми­те­та го­су­дар­ствен­но­го кон­тро­ля, На­ци­о­наль­но­го бан­ка, Управ­ле­ния де­ла­ми Пре­зи­ден­та Республики Бе­ла­русь, След­ствен­но­го ко­ми­те­та, Го­су­дар­ствен­но­го ко­ми­те­та су­деб­ных экс­пер­тиз.

Обя­за­тель­ной юри­ди­че­ской экс­пер­ти­зе под­ле­жат все про­ек­ты нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов. Экс­пер­ти­за при­ня­тых ве­дом­ствен­ных и пра­во­вых ак­тов ор­га­нов мест­но­го управ­ле­ния и са­мо­управ­ле­ния про­во­дит­ся в спе­ци­аль­ном по­ряд­ке.

За­клю­че­ния кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы име­ют обя­за­тель­ный ха­рак­тер, про­ек­ты с вы­яв­лен­ны­ми рис­ка­ми под­ле­жат до­ра­бот­ке. Уста­нов­лен спе­ци­аль­ный по­ря­док об­жа­ло­ва­ния ре­зуль­та­тов кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы.

За­клю­че­ния юри­ди­че­ской экс­пер­ти­зы но­сят ре­ко­мен­да­тель­ный ха­рак­тер и под­ле­жат рас­смот­ре­нию на­равне с ины­ми за­ме­ча­ни­я­ми по про­ек­ту нор­ма­тив­но­го пра­во­во­го ак­та.

Ме­то­до­ло­гия, ле­жа­щая в ос­но­ве про­ве­де­ния кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы, вхо­дит в пред­мет по­лу­чив­шей на современном эта­пе раз­ви­тие от­рас­ли кри­ми­но­ло­гии – кри­ми­но­ло­гии пра­во­об­ра­зо­ва­ния (кри­ми­но­ло­гии за­ко­на). Ос­нов­ны­ми сфе­ра­ми на­уч­но­го по­ис­ка дан­но­го на­прав­ле­ния вы­сту­па­ют право­твор­че­ство и пра­во­при­ме­не­ние в ас­пек­те вли­я­ния на фор­ми­ро­ва­ние и дей­ствие си­сте­мы де­тер­ми­нант пре­ступ­но­сти, изу­че­ние ме­ха­низ­мов та­ко­го вли­я­ния, по­вы­ше­ние пре­вен­тив­но­го пра­во­во­го воз­дей­ствия на су­ще­ству­ю­щую в об­ще­стве си­сте­му свя­зей и вза­и­мо­дей­ствий.

Тео­ре­ти­че­ская ос­но­ва про­ве­де­ния при­клад­ных экс­перт­но-кри­ми­но­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний за­ко­но­да­тель­ства сфор­ми­ро­ва­на на ос­но­ве пред­став­ле­ний о сущ­но­сти и ро­ли по­зи­тив­но­го пра­ва в ге­не­зи­се и раз­ви­тии пре­ступ­но­сти. В кон­тек­сте до­ми­ни­ру­ю­ще­го в со­вре­мен­ной кри­ми­но­ло­гии де­тер­ми­на­ци­он­но­го ме­то­до­ло­ги­че­ско­го под­хо­да пре­ступ­ность рас­смат­ри­ва­ет­ся как мас­со­вое, пер­ма­нент­но при­сут­ству­ю­щее в со­ци­у­ме яв­ле­ние, про­ис­хож­де­ние и раз­ви­тие ко­то­ро­го обу­слов­ле­но ря­дом си­стем­но вза­и­мо­свя­зан­ных де­тер­ми­нант – про­цес­сов, яв­ле­ний, фак­тов, со­бы­тий, об­сто­я­тельств со­ци­аль­но­го и лич­ност­но­го про­ис­хож­де­ния.

Важ­ное зна­че­ние в си­сте­ме де­тер­ми­нант пре­ступ­но­сти при­да­ет­ся фак­то­рам пра­во­во­го ха­рак­те­ра. Это обу­слов­ле­но функ­ци­о­наль­но-сущ­ност­ной спе­ци­фи­кой пра­во­вых уста­нов­ле­ний. По срав­не­нию с ины­ми со­ци­аль­ны­ми ре­гу­ля­то­ра­ми (мо­раль, ре­ли­гия, куль­ту­ра, эко­но­ми­ка) нор­мы пра­ва яв­ля­ют­ся наи­бо­лее ди­на­мич­ным, со­зда­ва­е­мым, при­ме­ня­е­мым и кон­тро­ли­ру­е­мым го­су­дар­ством фор­ма­ли­зо­ван­ным ис­точ­ни­ком и сред­ством упо­ря­до­чи­ва­ния об­ще­ствен­ной де­я­тель­но­сти. Пра­во­вые нор­мы, при­зван­ные вы­ра­жать ба­ланс ин­те­ре­сов всех со­ци­аль­ных групп, лич­но­сти и об­ще­ства, фор­ми­ру­ют­ся и уста­нав­ли­ва­ют­ся го­су­дар­ством, охра­ня­ют­ся им от на­ру­ше­ний с по­мо­щью мер го­су­дар­ствен­но­го при­нуж­де­ния.

Учи­ты­вая мас­со­вый (все­об­щий) ха­рак­тер дан­ной фор­мы со­ци­аль­ной ре­гу­ля­ции, а так­же субъ­ек­тив­ную обу­слов­лен­ность про­цес­са нор­мо­твор­че­ства, для норм дей­ству­ю­ще­го пра­ва за­ко­но­мер­ны недо­стат­ки, спо­соб­ные ока­зы­вать нега­тив­ное вли­я­ние на кри­ми­наль­ную си­ту­а­цию в об­ще­стве. Де­фект­ная в кри­ми­но­ло­ги­че­ском плане нор­ма мо­жет быть со­ци­аль­но-ино­род­ной, то есть неадек­ват­ной объ­ек­тив­ным (со­ци­аль­ным, эко­но­ми­че­ским, пра­во­вым и дру­гим) за­ко­но­мер­но­стям со­от­вет­ству­ю­щей сфе­ры, функ­ци­о­наль­но (в ре­гу­ля­тив­ном плане) неза­вер­шен­ной ли­бо из­бы­точ­ной, что не ме­нее опасно с точ­ки зре­ния воз­ник­но­ве­ния кри­ми­но­ген­ных по­след­ствий [1, с. 37]. Сущ­ность дан­ных по­след­ствий за­клю­ча­ет­ся как в непо­сред­ствен­ном вли­я­нии фор­ма­ли­зо­ван­но­го пра­ви­ла по­ве­де­ния на мо­ти­ва­цию со­вер­ше­ния кон­крет­но­го пре­ступ­ле­ния субъ­ек­том ре­гу­ли­ру­е­мых пра­во­от­но­ше­ний, так и в опо­сре­до­ван­ном воз­дей­ствии на про­цесс фор­ми­ро­ва­ния усло­вий, спо­соб­ству­ю­щих со­вер­ше­нию преступлений, вик­ти­ми­за­ции на­се­ле­ния.

В рам­ках ме­то­до­ло­гии экс­перт­но-кри­ми­но­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний за­ко­но­да­тель­ства в от­но­ше­нии вво­ди­мых пра­вил по­ве­де­ния при­ме­ня­ет­ся мо­де­ли­ро­ва­ние кри­ми­но­ген­ных по­след­ствий пра­во­при­ме­не­ния. При этом пред­мет ис­сле­до­ва­ния экс­пер­та не огра­ни­чи­ва­ет­ся схе­ма­ми (ме­ха­низ­мом и по­след­стви­я­ми) по­тен­ци­аль­ных пра­во­на­ру­ше­ний, а объ­ек­тив­но вклю­ча­ет по­иск ком­про­мисс­ных ре­ше­ний, свя­зан­ных с фор­ми­ро­ва­ни­ем эф­фек­тив­но­го и без­опас­но­го в кри­ми­но­ло­ги­че­ском плане ре­гу­ли­ру­ю­ще­го воз­дей­ствия пра­ва. В этом кон­тек­сте кри­ми­но­ло­ги­че­скую экс­пер­ти­зу мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать как ана­ли­ти­ко-про­гно­сти­че­ское экс­перт­ное ис­сле­до­ва­ние пра­во­во­го ак­та, ре­зуль­та­та­ми ко­то­ро­го яв­ля­ют­ся обос­но­ван­ное за­клю­че­ние о на­ли­чии ли­бо от­сут­ствии рис­ков кри­ми­но­ген­но­го ха­рак­те­ра, а так­же ре­ко­мен­да­ции по устра­не­нию де­фек­тов пра­во­вых норм и кон­струк­ций.

Не ме­нее важ­ны­ми ме­то­ди­че­ски­ми сред­ства­ми ре­а­ли­за­ции кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы яв­ля­ют­ся струк­тур­но-функ­ци­о­наль­ный ана­лиз вво­ди­мых в си­сте­му дей­ству­ю­ще­го пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния норм, про­гно­зи­ро­ва­ние вы­зван­ной пра­во­при­ме­не­ни­ем со­ци­аль­ной на­пря­жен­но­сти на ос­но­ве опре­де­ле­ния сте­пе­ни со­ци­аль­ной обу­слов­лен­но­сти пред­ла­га­е­мых из­ме­не­ний, срав­ни­тель­ная де­фек­то­ло­ги­че­ская оцен­ка, ко­то­рая про­во­дит­ся с це­лью иден­ти­фи­ка­ции кри­ми­но­ген­ных недо­стат­ков про­ек­та пу­тем со­по­став­ле­ния вво­ди­мых пра­во­вых норм с уни­вер­саль­ны­ми эта­ло­на­ми раз­лич­ных ви­дов пра­во­во­го кри­ми­но­ло­ги­че­ско­го рис­ка. В ка­че­стве эта­ло­нов вы­сту­па­ют апри­о­ри кри­ми­но­ген­ные кон­струк­ции пра­во­вых норм, за­креп­ля­е­мые, как пра­ви­ло, в ме­то­ди­че­ских

ре­ко­мен­да­ци­ях по осу­ществ­ле­нию экс­перт­но-кри­ми­но­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний за­ко­но­да­тель­ства.

По­след­ний ме­тод по­лу­чил наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние в прак­ти­ке про­ве­де­ния кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы за пре­де­ла­ми на­шей стра­ны, где для обо­зна­че­ния экс­перт­но-кри­ми­но­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний за­ко­но­да­тель­ства пре­иму­ще­ствен­но ис­поль­зу­ет­ся тер­мин «ан­ти­кор­руп­ци­он­ная экс­пер­ти­за». Та­кой под­ход в опре­де­лен­ной сте­пе­ни оправ­дан це­ле­вой на­прав­лен­но­стью экс­перт­ной де­я­тель­но­сти, ха­рак­те­ром вы­яв­ля­е­мых де­фек­тов нор­мо­твор­че­ства, в ос­нов­ном име­ю­щих имен­но кор­руп­цио­ген­ный по­тен­ци­ал, чет­кой опре­де­лен­но­стью и огра­ни­чен­но­стью при­ме­ня­е­мых ме­то­дов.

В Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь ан­ти­кор­руп­ци­он­ная экс­пер­ти­за рас­смат­ри­ва­ет­ся как часть кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы. Под рис­ка­ми кри­ми­но­ген­но­го ха­рак­те­ра по­ни­ма­ют­ся недо­стат­ки пра­во­вых норм, со­зда­ю­щие объ­ек­тив­ные пред­по­сыл­ки (усло­вия) для на­ступ­ле­ния нега­тив­ных по­след­ствий их при­ме­не­ния, свя­зан­ных не толь­ко со зло­упо­треб­ле­ни­ем пра­вом (пра­во­мо­чи­я­ми, пра­во­охра­ня­е­мы­ми ин­те­ре­са­ми), но и с мо­ти­ва­ци­ей про­ти­во­прав­но­го ли­бо ино­го де­струк­тив­но­го де­ви­ант­но­го по­ве­де­ния.

Та­ким об­ра­зом, в рам­ках рас­смот­рен­ной вы­ше ме­то­до­ло­гии для кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы свой­ствен­но при­ме­не­ние об­ще­на­уч­ных, спе­ци­аль­ных и кри­ми­но­ло­ги­че­ских ме­то­дов (си­стем­но-диа­лек­ти­че­ский и струк­тур­но-функ­ци­о­наль­ный ана­лиз, срав­ни­тель­но-пра­во­вой, ма­те­ма­ти­ко-ста­ти­сти­че­ский, кон­тент-ана­лиз до­ку­мен­тов, ме­тод экс­перт­ных оце­нок, со­ци­аль­но-пра­во­вое про­гно­сти­че­ское мо­де­ли­ро­ва­ние по­след­ствий при­ме­не­ния нор­мы пра­ва и дру­гие).

Юри­ди­че­ская экс­пер­ти­за так­же ис­поль­зу­ет об­ще­на­уч­ные ме­то­ды, до­пол­няя их спе­ци­аль­ны­ми ме­то­да­ми нор­мо­твор­че­ства и юри­ди­че­ской тех­ни­ки.

Эм­пи­ри­че­ская ба­за про­во­ди­мых экс­перт­но-кри­ми­но­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний за­ко­но­да­тель­ства су­ще­ствен­но бо­лее об­шир­на, чем в слу­чае с юри­ди­че­ской экс­пер­ти­зой, и, как пра­ви­ло, по­ми­мо со­про­во­ди­тель­ных ма­те­ри­а­лов к про­ек­ту пра­во­во­го ак­та и ак­тов за­ко­но­да­тель­ства в сфе­ре, на ре­гу­ли­ро­ва­ние ко­то­рой на­прав­лен про­ект, вклю­ча­ет:

от­ве­ты на за­про­сы экс­пер­та, на­прав­ля­е­мые в го­су­дар­ствен­ные ор­га­ны, иные ор­га­ни­за­ции;

дан­ные уго­лов­ной, ад­ми­ни­стра­тив­ной, ме­ди­цин­ской и иной со­ци­аль­ной ста­ти­сти­ки, ха­рак­те­ри­зу­ю­щие субъ­ек­тов пра­во­от­но­ше­ний и сфе­ру пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния в це­лом;

опуб­ли­ко­ван­ные ре­зуль­та­ты кри­ми­но­ло­ги­че­ских, со­цио­ло­ги­че­ских, де­мо­гра­фи­че­ских и дру­гих ис­сле­до­ва­ний;

офи­ци­аль­ные ана­ли­ти­че­ские ма­те­ри­а­лы в сред­ствах мас­со­вой ин­фор­ма­ции, в том чис­ле в Ин­тер­не­те;

иные ис­точ­ни­ки до­сто­вер­ной эм­пи­ри­че­ской ин­фор­ма­ции.

Тре­бо­ва­ния к экс­пер­ту, осу­ществ­ля­ю­ще­му про­ве­де­ние кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы, охва­ты­ва­ют его тео­ре­ти­че­ские по­зна­ния в об­ла­сти кри­ми­но­ло­гии пра­во­об­ра­зо­ва­ния, уче­ний о де­тер­ми­на­ции пре­ступ­но­го и ино­го де­ви­ант­но­го по­ве­де­ния, уго­лов­но­го и ад­ми­ни­стра­тив­но­го пра­ва, кри­ми­на­ли­сти­ки, тео­рии пра­ва, а так­же прак­ти­че­ские на­вы­ки нор­мо­твор­че­ства, осу­ществ­ле­ния кри­ми­но­ло­ги­че­ско­го ана­ли­за, про­гно­зи­ро­ва­ния, при­ме­не­ния иных ме­то­дов на­уч­но­го по­зна­ния.

Сле­ду­ет от­ме­тить, что во­про­сы срав­ни­тель­но­го ана­ли­за раз­лич­ных ви­дов пра­во­вой экс­пер­ти­зы за­тро­ну­ты в пуб­ли­ка­ци­ях ря­да бе­ло­рус­ских и рос­сий­ских ис­сле­до­ва­те­лей [2, 3, 4]. Спе­ци­а­ли­ста­ми уде­ля­ет­ся вни­ма­ние со­дер­жа­нию по­ня­тий объ­ек­та и пред­ме­та рас­смат­ри­ва­е­мых экс­пер­тиз [5, 6]. На ос­но­ве ана­ли­за по­ня­тий «де­фект за­ко­но­да­тель­ной тех­ни­ки» и «кор­руп­цио­ген­ный фак­тор» сфор­му­ли­ро­ван вы­вод о фак­ти­че­ской иден­тич­но­сти от­дель­ных де­фек­тов за­ко­но­да­тель­ной тех­ни­ки и кор­руп­цио­ген­ных фак­то­ров [7].

В то же вре­мя де­фек­ты нор­мо­твор­че­ской тех­ни­ки как рис­ки кри­ми­но­ген­но­го ха­рак­те­ра со­зда­ют усло­вия для на­ру­ше­ния прав и за­кон­ных ин­те­ре­сов субъ­ек­тов пра­во­от­но­ше­ний, в том чис­ле в си­лу на­ли­чия кон­фликт­ных по­ло­же­ний мо­гут сти­му­ли­ро­вать про­ти­во­прав­ную де­я­тель­ность.

Ос­нов­ные де­фек­ты нор­мо­твор­че­ской тех­ни­ки, вы­яв­ля­е­мые при про­ве­де­нии кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы это: пра­во­вая неопре­де­лен­ность, непол­но­та (неза­вер­шен­ность) пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния (на­ли­чие про­бе­лов), ко­то­рая обу­слов­ли­ва­ет невоз­мож­ность при­ме­не­ния норм в со­от­вет­ствии с це­ля­ми пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния; на­ли­чие вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих (вза­и­мо­про­ти­во­ре­ча­щих) норм, спо­соб­ных вы­звать кон­фликт пра­во­охра­ня­е­мых ин­те­ре­сов субъ­ек­тов пра­во­вых от­но­ше­ний (кол­ли­зии норм пра­ва); необос­но­ван­ное ис­поль­зо­ва­ние блан­кет­ных и от­сы­лоч­ных норм; оце­ноч­ные по­ня­тия, вы­сту­па­ю­щие в ка­че­стве ос­но­ва­ний или усло­вий воз­ник­но­ве­ния, из­ме­не­ния или пре­кра­ще­ния пра­во­вых от­но­ше­ний.

Пра­во­вая неопре­де­лен­ность норм ли­бо неза­вер­шен­ность пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния в опре­де­лен­ном пра­во­вом кон­тек­сте, как пра­ви­ло, со­зда­ют усло­вия для про­из­воль­но­го тол­ко­ва­ния норм пра­ва, необос­но­ван­но­го рас­ши­ре­ния или суже­ния пол­но­мо­чий, при­ме­не­ния санк­ций. На прак­ти­ке это мо­жет быть свя­за­но с кри­ми­но­ген­ны­ми по­след­стви­я­ми пра­во­при­ме­не­ния: необос­но­ван­ным от­ка­зом от кон­курс­ных про­це­дур, от­сут­стви­ем или непол­но­той ад­ми­ни­стра­тив­ных про­це­дур, от­сут­стви­ем ме­ха­низ­мов кон­тро­ля за ис­пол­не­ни­ем пред­ла­га­е­мо­го пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, от­сут­стви­ем спо­со­бов при­ну­ди­тель­но­го ис­пол­не­ния норм, вос­ста­нов­ле­ния на­ру­шен­но­го пра­ва и пра­во­охра­ня­е­мых ин­те­ре­сов.

В ка­че­стве при­ме­ра непол­но­ты (неза­вер­шен­но­сти) пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния мож­но при­ве­сти по-

ло­же­ния про­ек­та За­ко­на «О вне­се­нии до­пол­не­ний и из­ме­не­ний в неко­то­рые за­ко­ны Республики Бе­ла­русь по во­про­сам охра­ны об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка и обес­пе­че­ния об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти при про­ве­де­нии спор­тив­но-мас­со­вых ме­ро­при­я­тий, спор­тив­ных со­рев­но­ва­ний». Дан­ным про­ек­том вво­дил­ся но­вый вид ад­ми­ни­стра­тив­но­го на­ка­за­ния в ви­де за­пре­та на по­се­ще­ние физ­куль­тур­но-спор­тив­ных со­ору­же­ний. При этом в тек­сте нор­мы был ис­поль­зо­ван оце­ноч­ный тер­мин «спе­ци­аль­но обо­ру­до­ван­ные ме­ста для бо­лель­щи­ков», сущ­ность и со­дер­жа­ние ко­то­ро­го в за­ко­но­да­тель­стве не рас­кры­ты. Это не поз­во­ля­ло чет­ко опре­де­лить, ка­кие имен­но ме­ста бу­дут от­но­сить­ся к объ­ек­там, пра­во на по­се­ще­ние ко­то­рых огра­ни­че­но в свя­зи с при­вле­че­ни­ем к ад­ми­ни­стра­тив­ной от­вет­ствен­но­сти.

По­доб­ный де­фект нор­мо­твор­че­ской тех­ни­ки, свя­зан­ный с непол­но­той пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния и необос­но­ван­ным ис­поль­зо­ва­ни­ем оце­ноч­ных тер­ми­нов, фор­ми­ро­вал неопре­де­лен­ность ос­но­ва­ний и усло­вий для при­ме­не­ния мер ад­ми­ни­стра­тив­ной от­вет­ствен­но­сти и со­зда­вал пред­по­сыл­ки для фор­ми­ро­ва­ния кол­ли­зий пра­во­вых ин­те­ре­сов у субъ­ек­тов пра­во­от­но­ше­ний, в том чис­ле для необос­но­ван­но­го огра­ни­че­ния прав и при­ме­не­ния мер воз­дей­ствия.

Еще од­ним из рас­про­стра­нен­ных недо­стат­ков нор­мо­твор­че­ской тех­ни­ки, вле­ку­щих воз­ник­но­ве­ние рис­ков кри­ми­но­ген­но­го ха­рак­те­ра, яв­ля­ют­ся кол­ли­зии пра­ва, свя­зан­ные с на­ли­чи­ем вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих (вза­и­мо­про­ти­во­ре­ча­щих) норм, спо­соб­ные (в про­цес­се при­ме­не­ния) вы­звать кон­фликт пра­во­охра­ня­е­мых ин­те­ре­сов субъ­ек­тов пра­во­вых от­но­ше­ний.

При­ме­ром та­ко­го недо­стат­ка яв­ля­ет­ся про­ект по­ста­нов­ле­ния Со­ве­та Ми­ни­стров Республики Бе­ла­русь «О вне­се­нии до­пол­не­ний и из­ме­не­ний в по­ста­нов­ле­ние Со­ве­та Ми­ни­стров Республики Бе­ла­русь от 28 июня 2013 г. №569 «О ме­рах по ре­а­ли­за­ции За­ко­на Республики Бе­ла­русь «О го­су­дар­ствен­ных по­со­би­ях се­мьям, вос­пи­ты­ва­ю­щим де­тей», ко­то­рым уста­нав­ли­ва­лись тре­бо­ва­ния по предо­став­ле­нию до­ку­мен­та, не преду­смот­рен­но­го За­ко­ном Республики Бе­ла­русь от 29 де­каб­ря 2012 го­да «О го­су­дар­ствен­ных по­со­би­ях се­мьям, вос­пи­ты­ва­ю­щим де­тей» и за­ко­но­да­тель­ством об ад­ми­ни­стра­тив­ных про­це­ду­рах. Дан­ный под­за­кон­ный акт пред­по­ла­гал за­креп­ле­ние пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ки, от­лич­ной от преду­смот­рен­ной ак­том вы­ше­сто­я­щей си­лы, и поз­во­лял от­ка­зы­вать в вы­пла­те по­со­бия в слу­чае, ес­ли рож­ден­ный ре­бе­нок умер до мо­мен­та ре­ги­стра­ции по ме­сту жи­тель­ства, что не преду­смат­ри­ва­лось нор­ма­ми ак­тов, ука­зан­ных вы­ше.

По­доб­ное про­ти­во­ре­чие про­ек­та пра­во­во­го ак­та дей­ству­ю­ще­му за­ко­но­да­тель­ству рас­смат­ри­ва­лось как со­ци­аль­но и кри­ми­наль­но рис­ко­ван­ное, посколь­ку поз­во­ля­ло су­ще­ствен­но огра­ни­чи­вать пра­ва граж­дан и фор­ми­ро­ва­ло неопре­де­лен­ность ос­но­ва­ний и усло­вий при­ня­тия ре­ше­ний или со- вер­ше­ния дей­ствий долж­ност­ны­ми ли­ца­ми го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов, со­зда­ва­ло усло­вия для раз­ре­ше­ния кон­фликт­ных си­ту­а­ций по­сред­ством кор­руп­ци­он­ных со­гла­ше­ний.

Как вид­но из при­ве­ден­ных при­ме­ров, де­фек­ты нор­мо­твор­че­ской тех­ни­ки при про­ве­де­нии кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы при­ни­ма­ют­ся во вни­ма­ние при усло­вии воз­мож­но­го на­ступ­ле­ния нега­тив­ных по­след­ствий, что яв­ля­ет­ся су­ще­ствен­ным от­ли­чи­ем экс­перт­но-кри­ми­но­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний за­ко­но­да­тель­ства от иных ви­дов пра­во­вых экс­пер­тиз.

Под­во­дя итог из­ло­жен­но­му вы­ше, от­ме­тим, что ин­сти­тут кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы яв­ля­ет­ся са­мо­сто­я­тель­ным, необ­хо­ди­мым и ак­ту­аль­ным для со­вре­мен­ных усло­вий эле­мен­том си­сте­мы нор­мо­твор­че­ства и си­сте­мы про­фи­лак­ти­ки пра­во­на­ру­ше­ний в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь. Сле­ду­ет го­во­рить о пер­спек­тив­ном при­да­нии дан­ной кон­троль­но-пре­вен­тив­ной, оп­ти­ми­зи­ру­ю­щей по­зи­тив­ное пра­во де­я­тель­но­сти все­объ­ем­лю­ще­го ха­рак­те­ра, ка­че­ствен­ном рас­ши­ре­нии на­уч­но­го по­тен­ци­а­ла экс­перт­но-кри­ми­но­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний при­ни­ма­е­мо­го и дей­ству­ю­ще­го за­ко­но­да­тель­ства. Ре­а­ли­за­ция за­дач кри­ми­но­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы в прак­ти­че­ской пра­во­охра­ни­тель­ной де­я­тель­но­сти по­спо­соб­ству­ет ее ка­че­ствен­но­му со­вер­шен­ство­ва­нию, в даль­ней­шем по­вы­сит уро­вень за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка в стране.

1. Хо­мич, В.М. НПЦ Ге­не­раль­ной про­ку­ра­ту­ры Республики Бе­ла­русь как син­тез ме­то­до­ло­ги­че­ско­го кон­тек­ста прак­тич­но­сти фун­да­мен­таль­ной юри­ди­че­ской на­у­ки и на­уч­но­сти пра­во­охра­ни­тель­ной де­я­тель­но­сти / В.м.хо­мич, О.в.русецкий // Про­бле­мы укреп­ле­ния за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка: на­у­ка, прак­ти­ка, тен­ден­ции: сб. на­уч. тр.: в 2 т. / На­уч.-практ. центр про­блем укреп­ле­ния за­кон­но­сти и пра­во­по­ряд­ка Ге­нер. про­ку­ра­ту­ры Респ. Бе­ла­русь; ред­кол.: В.м.хо­мич [и др.]. – Минск: Изд. центр БГУ, 2016. – Вып. 9, т. 1: спец. юби­лейн. изд. – С. 14–46.

2. Юле­ги­на, Е.И. Ан­ти­кор­руп­ци­он­ная, пра­во­вая, кри­ми­но­ло­ги­че­ская экс­пер­ти­за нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов (срав­ни­тель­ный ана­лиз) / Е.и.юле­ги­на // Ак­ту­аль­ные про­бле­мы эко­но­ми­ки и пра­ва. – 2014. – №3. – С. 197–206.

3. По­ля­щук, Н.А. Ин­сти­тут кри­ми­но­ло­ги­че­ской (ан­ти­кор­руп­ци­он­ной) экс­пер­ти­зы в меж­ду­на­род­но-пра­во­вых до­ку­мен­тах о борь­бе с пре­ступ­но­стью и кор­руп­ци­ей / Н.а.по­ля­щук // Кон­суль­тант Плюс: Бе­ла­русь. Тех­но­ло­гия 3000 [Элек­трон­ный ре­сурс] / ООО «Юр­спектр». – Минск, 2017.

4. Ро­че­ва, Е.А. Пра­во­вые ос­но­вы ор­га­ни­за­ции и про­ве­де­ния кри­ми­но­ло­ги­че­ской (ан­ти­кор­руп­ци­он­ной) экс­пер­ти­зы в стра­нах Со­дру­же­ства Неза­ви­си­мых Го­су­дарств. Объ­ект и субъ­ект про­ве­де­ния экс­пер­ти­зы (ча­сти 1, 2, 3) / Е.а.ро­че­ва // Кон­суль­тант Плюс: Бе­ла­русь. Тех­но­ло­гия 3000 [Элек­трон­ный ре­сурс]. – ООО «Юр­спектр». – Минск, 2015.

5. Га­зим­зя­нов, Р.Р. Объ­ект ан­ти­кор­руп­ци­он­ной экс­пер­ти­зы / Р.р.га­зим­зя­нов // Ак­ту­аль­ные про­бле­мы эко­но­ми­ки и пра­ва. – 2009. – №4. – С. 32–35.

6. Ме­леш­ко, А.О. Объ­ект и пред­мет ан­ти­кор­руп­ци­он­ной экс­пер­ти­зы / А.о.ме­леш­ко // Вест­ник Ом­ско­го уни­вер­си­те­та. – Се­рия «Пра­во». – 2012. – №1 (30). – С. 155–163.

7. Со­ко­ло­ва, Н.Г. Транс­фор­ма­ция пра­вил за­ко­но­да­тель­ной тех­ни­ки в ан­ти­кор­руп­ци­он­ную экс­пер­ти­зу / Н.г.со­ко­ло­ва // Пра­во и со­вре­мен­ные го­су­дар­ства. – 2015. – №2. – С. 78–87.

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.