Сер­гей КАСЬЯНЧИК

Yustitsiya Belarusi - - Содержание В Этом Номере -

Кон­кре­ти­за­ция пол­но­мо­чий со­труд­ни­ка как усло­вие эф­фек­тив­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния си­сте­мы ор­га­нов внут­рен­них дел .............................................................

За­ло­гом эф­фек­тив­но­сти аб­со­лют­но лю­бо­го на­прав­ле­ния го­су­дар­ствен­но-слу­жеб­ной де­я­тель­но­сти вы­сту­па­ет ка­че­ствен­ное пра­во­вое за­креп­ле­ние за­дач, функ­ций и пол­но­мо­чий ее субъ­ек­тов. Не яв­ля­ет­ся ис­клю­че­ни­ем и си­сте­ма ор­га­ни­за­ции слу­жеб­ной де­я­тель­но­сти в ОВД: ес­ли за­да­чи дан­ных ор­га­нов свою прак­ти­че­скую ре­а­ли­за­цию по­лу­ча­ют в функ­ци­ях, то по­след­ние пре­тво­ря­ют­ся в жизнь по­сред­ством ком­плек­са пол­но­мо­чий, за­вер­ша­ю­щих по­сле­до­ва­тель­ную цепь эле­мен­тов ме­ха­низ­ма фор­ми­ро­ва­ния ком­пе­тен­ции. Из при­ве­ден­но­го по­ло­же­ния сле­ду­ет, что по­сколь­ку невоз­мож­но построить дей­ствен­ную си­сте­му пол­но­мо­чий со­труд­ни­ков ОВД без ка­че­ствен­но­го за­креп­ле­ния функ­ций этих ор­га­нов, по­столь­ку без долж­но­го оформ­ле­ния си­сте­мы пол­но­мо­чий их долж­ност­ных лиц невоз­мож­но до­бить­ся эф­фек­тив­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния ОВД. Дан­ное об­сто­я­тель­ство объ­яс­ня­ет тео­ре­ти­че­скую и прак­ти­че­скую зна­чи­мость ре­ше­ния во­про­сов ка­че­ствен­ной пра­во­вой фик­са­ции и со­зда­ния дей­ствен­но­го ме­ха­низ­ма ре­а­ли­за­ции си­сте­мы пол­но­мо­чий со­труд­ни­ка ОВД.

По­ня­ти­ем «пол­но­мо­чия» в об­щей тео­рии пра­ва обо­зна­ча­ет­ся со­во­куп­ность слу­жеб­ных прав, свя­зан­ных с вы­пол­не­ни­ем долж­ност­ных обя­зан­но­стей [1, с. 190]. В та­ком кон­тек­сте дан­ное по­ня­тие неред­ко ин­тер­пре­ти­ру­ет­ся в ад­ми­ни­стра­тив­ном пра­ве [2, с. 139; 3, с. 477], что со­гла­су­ет­ся с соб­ствен­ным (лек­си­че­ским) зна­че­ни­ем ука­зан­но­го спе­ци­аль­но­го тер­ми­на, тол­ко­ва­ние ко­то­ро­го сво­дит­ся к офи­ци­аль­но предо­став­лен­но­му ко­му-ли­бо пра­ву ка­кой-ли­бо де­я­тель­но­сти [4, с. 479].

Од­на­ко по по­во­ду опре­де­ле­ния со­дер­жа­ния при­ве­ден­но­го по­ня­тия в юри­ди­че­ской ли­те­ра­ту­ре вы­ска­зы­ва­лись и иные мне­ния. Неред­ко дан­ный тер­мин упо­треб­ля­ет­ся в зна­че­нии со­во­куп­но­сти прав и обя­зан­но­стей [5, л. 223] и да­же отож­деств­ля­ет­ся с функ­ци­я­ми (обя­зан­но­стя­ми) [1, с. 58]. Кро­ме то­го, в тео­рии пра­ва так­же вы­ска­зы­ва­лись и иные суж­де­ния, в том чис­ле о том, что «во мно­гих слу­ча­ях пол­но­мо­чие со­став­ля­ет… и обя­зан­ность, и, на­обо­рот, обя­зан­ность яв­ля­ет­ся пра­вом» [6, с. 98], а так­же что оно пред­став­ля­ет со­бой «опре­де­лен­ные за­ко­ном вид и ме­ру воз­мож­но-долж­но­го по­ве­де­ния» [7, с. 285].

Ре­ше­ни­ем про­бле­мы по­ляр­но­го тол­ко­ва­ния дан­но­го по­ня­тия пред­став­ля­ет­ся вы­ра­бо­тан­ная юри­ди­че­ской на­у­кой воз­мож­ность диф­фе­рен­ци­а­ции его со­дер­жа­ния с уче­том сфер при­ме­не­ния. В свя­зи с этим да­ле­ко не слу­чай­ной (и, без­услов­но, оправ­дан­ной) ви­дит­ся до­пус­ка­е­мая неко­то­ры­ми уче­ны­ми при опре­де­ле­нии по­ня­тия «пол­но­мо­чия» ого­вор­ка о сфе­ре его при­ме­не­ния.

АННОТАЦИЯ Рас­смат­ри­ва­ет­ся со­дер­жа­ние по­ня­тия и про­блем­ное по­ле ре­гла­мен­та­ции пол­но­мо­чий как клю­че­во­го эле­мен­та си­сте­мы ор­га­ни­за­ции ад­ми­ни­стра­тив­но-пра­во­во­го ста­ту­са (да­лее – АПС) со­труд­ни­ка ор­га­нов внут­рен­них дел Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь (да­лее – ОВД). В це­лях обес­пе­че­ния эф­фек­тив­ной ре­а­ли­за­ции обя­зан­но­стей, преду­смот­рен­ных ч. 1 ст. 23 За­ко­на Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от 17 июля 2007 го­да «Об ор­га­нах внут­рен­них дел Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь» (да­лее – За­кон об ОВД), пред­ла­га­ет­ся вне­се­ние из­ме­не­ний и до­пол­не­ний в дей­ству­ю­щую ре­дак­цию ст. 25 на­зван­но­го За­ко­на.

ANNOTATION The article deals with the content of the concept and the problematic field of the regulation of authority as a key element of the system of organization of the administrative and legal status of an employee of the internal affairs bodies of the Republic of Belarus. In order to ensure the effective implementation of the obligations provided for in part one of Art. 23 of the Law of the Republic of Belarus of July 17, 2007 №. 263-З “On the Internal Affairs Bodies of the Republic of Belarus”, it is proposed to introduce changes and additions to the current version of Art. 25 of that Law.

Так, со­глас­но по­зи­ции В.в.под­гру­ши, в граж­дан­ском пра­ве под пол­но­мо­чи­ем по­ни­ма­ет­ся пра­во ли­ца, ос­но­ван­ное на до­ве­рен­но­сти, ад­ми­ни­стра­тив­ном ак­те или за­ко­но­да­тель­стве, со­вер­шать от име­ни дру­го­го ли­ца сдел­ки и иные юри­ди­че­ски зна­чи­мые дей­ствия, тем са­мым со­зда­вая, из­ме­няя или пре­кра­щая пра­ва и обя­зан­но­сти пред­став­ля­е­мо­го [8].

Дан­ной по­зи­ции в опре­де­лен­ной ме­ре со­от­вет­ству­ет мне­ние линг­ви­стов Л.в.ти­хо­ми­ро­вой и М.ю.ти­хо­ми­ро­ва в том, что «в на­у­ке управ­ле­ния, ад­ми­ни­стра­тив­ном, го­су­дар­ствен­ном и неко­то­рых иных от­рас­лях пра­ва пол­но­мо­чие рас­смат­ри­ва­ет­ся как со­став­ная часть ком­пе­тен­ции и ста­ту­са ор­га­на, долж­ност­но­го ли­ца… и пред­став­ля­ет со­бой пра­во (и од­но­вре­мен­но обя­зан­ность) со­от­вет­ству­ю­ще­го субъ­ек­та дей­ство­вать в опре­де­лен­ной си­ту­а­ции спо­со­бом, преду­смот­рен­ным за­ко­ном или иным пра­во­вым ак­том» [9, с. 331].

Вме­сте с тем с ме­то­до­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния нель­зя не со­гла­сить­ся с за­ме­ча­ни­ем Ю.п.со­ло­вья о том, что од­но­вре­мен­ное при­зна­ние од­но­го и то­го же дей­ствия и пра­вом, и обя­зан­но­стью со­зда­ет си­ту­а­цию по­гло­ще­ния, ней­тра­ли­за­ции пра­ва обя­зан­но­стью. Ю.п.со­ло­вей в этой свя­зи за­ко­но­мер­но от­ме­ча­ет, что «фор­му­ли­ров­ки ти­па „не толь­ко пра­во, но и обя­зан­ность“… ве­дут к под­мене пра­во­вых спо­со­бов ре­гу­ли­ро­ва­ния ад­ми­ни­стри­ро­ва­ни­ем» [10, с. 253].

Неред­ко встре­ча­е­мое в юри­ди­че­ской ли­те­ра­ту­ре утвер­жде­ние, что пол­но­мо­чия пред­став­ля­ют со­бой та­кие пра­ва субъ­ек­та го­су­дар­ствен­но­го управ­ле­ния, ко­то­рые он обя­зан ре­а­ли­зо­вать при на­ступ­ле­нии со­от­вет­ству­ю­щих об­сто­я­тельств (усло­вий), ло­ги­че­скую за­вер­шен­ность при­об­ре­та­ет лишь то­гда, ко­гда нор­ма­тив­но за­креп­лен­ное за долж­ност­ным ли­цом пра­во ре­а­ли­зу­ет­ся им ис­клю­чи­тель­но в це­лях вы­пол­не­ния кон­крет­ной за­ко­но­да­тель­но опре­де­лен­ной обя­зан­но­сти. С уче­том это­го мож­но утвер­ждать, что пра­ва со­труд­ни­ка ОВД, ко­то­ры­ми он на­де­ля­ет­ся в це­лях вы­пол­не­ния сто­я­щих пе­ред ним обя­зан­но­стей, в си­сте­ме с по­след­ни­ми об­ра­зу­ют по­ня­тие «пол­но­мо­чия». В кон­тек­сте при­ве­ден­ных до­во­дов пред­став­ля­ет­ся пра­виль­ным го­во­рить о пол­но­мо­чии не как о пра­ве, од­но­вре­мен­но яв­ля­ю­щим­ся обя­зан­но­стью, а как о вза­и­мо­свя­зи и вза­и­мо­обу­слов­лен­но­сти та­ких обя­зан­но­стей и прав, их си­стем­ном един­стве.

Бу­дучи вза­и­мо­свя­зан­ны­ми, но раз­лич­ны­ми по со­дер­жа­нию, обя­зан­но­сти и пра­ва долж­ност­но­го ли­ца го­су­дар­ствен­но­го ор­га­на как струк­тур­ные эле­мен­ты ка­те­го­рии «пол­но­мо­чие», по спра­вед­ли­во­му за­ме­ча­нию Ю.п.со­ло­вья, ха­рак­те­ри­зу­ют­ся раз­ной на­прав­лен­но­стью: ес­ли обя­зан­но­стя­ми дан­ное ли­цо об­ла­да­ет пе­ред го­су­дар­ством, то пра­ва­ми – в от­но­ше­нии граж­дан и ор­га­ни­за­ций [10, с. 253]. В дан­ном слу­чае пра­во вы­сту­па­ет ме­рой юри­ди­че­ской воз­мож­но­сти, предо­став­лен­ной долж­ност­но­му ли­цу (ор­га­ну) ис­клю­чи­тель­но для ис­пол­не­ния про­фес­си­о­наль­ных обя­зан­но­стей. С уче­том при­ве­ден­ных за­ме­ча­ний по­ла­га­ем вер­ным утвер­жде­ние В.в.ели­стра­то­вой о воз­мож­но­сти рас­смот­ре­ния пол­но­мо­чия в ка­че­стве со­во­куп­но­сти власт­ву­ю­щих воз­мож­но­стей и обя­зан­но­стей пол­но­моч­но­го субъ­ек­та в от­но­ше­нии сфер об­ще­ствен­ной жиз­ни и го­су­дар­ствен­но­го устрой­ства [11, с. 213].

О при­ме­ни­мо­сти при­ве­ден­ных вы­ска­зы­ва­ний в от­но­ше­нии норм за­ко­но­да­тель­ства Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь сви­де­тель­ству­ет преду­смот­рен­ное ст. 25 За­ко­на об ОВД пра­во со­труд­ни­ка тре­бо­вать от граж­дан со­блю­де­ния об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка. Следуя ло­ги­ке при­ве­ден­ных суж­де­ний, ука­зан­ное пра­во яв­ля­ет­ся не чем иным, как сред­ством ре­а­ли­за­ции за­креп­лен­ной в ст. 23 на­зван­но­го За­ко­на обя­зан­но­сти со­труд­ни­ков при­ни­мать воз­мож­ные ме­ры по пре­се­че­нию пра­во­на­ру­ше­ний. Ук­ло­не­ние от ре­а­ли­за­ции та­кой обя­зан­но­сти яв­ля­ет­ся на­ру­ше­ни­ем слу­жеб­ной дис­ци­пли­ны и вле­чет за со­бой при от­сут­ствии при­зна­ков уго­лов­но на­ка­зу­е­мо­го де­я­ния, преду­смот­рен­но­го ст. 425 «Без­дей­ствие долж­ност­но­го ли­ца» Уго­лов­но­го ко­дек­са Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь (да­лее – УК), при­ме­не­ние мер дис­ци­пли­нар­ной от­вет­ствен­но­сти, вплоть до уволь­не­ния из ОВД. При этом ис­пол­не­ние ука­зан­но­го тре­бо­ва­ния ст. 23 За­ко­на об ОВД с уче­том за­креп­лен­ных ст. 26 дан­но­го За­ко­на усло­вий пра­во­мер­но­сти при­ме­не­ния мер пре­се­че­ния преду­смат­ри­ва­ет вы­пол­не­ние та­кой обя­зан­но­сти в первую оче­редь по­сред­ством предъ­яв­ле­ния к пра­во­на­ру­ши­те­лю тре­бо­ва­ния о со­блю­де­нии об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка (на­при­мер, при­ме­не­нию фи­зи­че­ской си­лы и спе­ци­аль­ных средств долж­ны пред­ше­ство­вать тре­бо­ва­ние со­труд­ни­ка пре­кра­тить про­ти­во­прав­ное поведение и пре­ду­пре­жде­ние о на­ме­ре­нии их при­ме­нить). Ины­ми сло­ва­ми, по­сред­ством за­креп­ле­ния усло­вий ре­а­ли­за­ции от­дель­ных прав со­труд­ни­ков ОВД за­ко­но­да­тель кон­стру­и­ру­ет мо­дель их долж­но­го по­ве­де­ния, от­ступ­ле­ние от ко­то­рой мо­жет по­влечь при­ме­не­ние взыс­ка­ний в от­но­ше­нии са­мо­го со­труд­ни­ка.

Од­на­ко зна­чи­тель­но ча­ще нор­мы, упол­но­мо­чи­ва­ю­щие со­труд­ни­ка ОВД на со­вер­ше­ние опре­де­лен­но­го ро­да дей­ствий, не со­дер­жат опи­са­ния об­сто­я­тельств их ре­а­ли­за­ции и не свя­зы­ва­ют дан­ную воз­мож­ность (необ­хо­ди­мость) с кон­крет­ны­ми юри­ди­че­ски­ми фак­та­ми. В та­ких слу­ча­ях, фор­маль­но уста­нав­ли­вая лишь об­щие рам­ки (пре­де­лы) воз­мож­но­го по­ве­де­ния со­труд­ни­ков ОВД, за­кон остав­ля­ет за ни­ми аль­тер­на­ти­ву из­бра­ния кон­крет­ных пра­во­мо­чий для ре­а­ли­за­ции их слу­жеб­ных обя­зан­но­стей, предо­став­ляя при этом дис­кре­цию вы­бо­ра та­ких пра­во­вых средств (на­при­мер, пра­во со­труд­ни­ка вы­бо­роч­ной про­вер­ки руч­ной кла­ди при вхо­де на охра­ня­е­мую ОВД тер­ри­то­рию (ре­жим­ный объ­ект) в це­лях ре­а­ли­за­ции обя­зан­но­сти по осу­ществ­ле­нию кон­троль­но-про­пуск­но­го ре­жи­ма).

На­де­ле­ние со­труд­ни­ка ОВД пра­во­мо­чи­ем дис­кре­ци­он­ной оцен­ки об­ста­нов­ки и при­ня­тия на ее ос­но­ве ре­ше­ния о воз­мож­но­сти (необ­хо­ди­мо­сти) дей­ство­вать, и ес­ли да, то ка­ким об­ра­зом, обу­слов­ли­ва­ет су­ще­ство­ва­ние бо­лее слож­ной свя­зи меж­ду его слу­жеб­ны­ми обя­зан­но­стя­ми и со­от­вет­ству­ю­щи­ми им пра­ва­ми. Та­кая связь сви­де­тель­ству­ет о невоз­мож­но­сти в рам­ках дей­ству­ю­ще­го за­ко­но­да­тель­ства Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь рас­смат­ри­вать со­дер­жа­ние пол­но­мо­чий со­труд­ни­ков ОВД в точ­ном со­от­вет­ствии с по­ло­же­ни­я­ми тео­рии пра­во­обя­зан­но­стей, ос­но­ван­ной на сли­я­нии прав долж­ност­но­го ли­ца го­су­дар­ствен­но­го ор­га­на с его обя­зан­но­стью ре­а­ли­зо­вать их, ведь предо­став­ле­ние со­труд­ни­ку кон­крет­но­го пра­ва при воз­мож­но­сти вы­бо­ра раз­лич­ных ва­ри­ан­тов его за­кон­но­го по­ве­де­ния не озна­ча­ет, что это пра­во долж­но быть и бу­дет им ре­а­ли­зо­ва­но.

При­ве­ден­ные до­во­ды поз­во­ля­ют в це­лом со­гла­сить­ся с вы­ска­зы­ва­ни­ем С.п.чи­г­ри­но­ва, что «в ши­ро­ком фи­ло­соф­ском смыс­ле… субъ­ек­тив­ное пра­во вы­ра­жа­ет воз­мож­ность, а пол­но­мо­чие – необ­хо­ди­мость» [12, с. 83]. Та­кой же по­зи­ции при­дер­жи­ва­ет­ся Кон­сти­ту­ци­он­ный Суд Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь, ко­то­рый в сво­ем ре­ше­нии от 10 но­яб­ря 2010 г. №Р-509/2010 «О со­от­вет­ствии Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь За­ко­на Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь «О на­име­но­ва­ни­ях гео­гра­фи­че­ских объ­ек­тов» ука­зал, что «тер­мин „пол­но­мо­чие“рас­смат­ри­ва­ет­ся в пуб­лич­ном пра­ве как со­став­ная часть ста­ту­са го­су­дар­ствен­но­го ор­га­на или долж­ност­но­го ли­ца» и «пред­по­ла­га­ет на­ли­чие у опре­де­лен­но­го субъ­ек­та прав и обя­зан­но­стей дей­ство­вать в опре­де­лен­ных си­ту­а­ци­ях спо­со­ба­ми, преду­смот­рен­ны­ми нор­ма­тив­ны­ми пра­во­вы­ми ак­та­ми». При этом «пол­но­мо­чие, ре­а­ли­зу­е­мое в рам­ках пуб­лич­но-пра­во­вых от­но­ше­ний, обес­пе­чи­ва­ет­ся воз­мож­но­стью при­ня­тия упол­но­мо­чен­ным субъ­ек­том… ре­ше­ний… в ко­то­рых сфор­му­ли­ро­ва­ны пред­пи­са­ния, обя­за­тель­ные для ис­пол­не­ния дру­ги­ми ли­ца­ми» (п. 3).

Ука­зан­ное поз­во­ля­ет го­во­рить о пол­но­мо­чи­ях в пуб­лич­но-пра­во­вой сфе­ре не толь­ко в си­сте­ме ре­а­ли­за­ции пра­во­охра­ни­тель­ных функ­ций, но и при­ме­ни­тель­но к вы­пол­не­нию ре­гу­ля­тив­но-слу­жеб­ных функ­ций при усло­вии со­блю­де­ния из­вест­ной иерар­хии меж­ду субъ­ек­та­ми слу­жеб­ной де­я­тель­но­сти в ОВД. Это умо­за­клю­че­ние да­ет воз­мож­ность услов­но под­раз­де­лять все ста­тус­ные пол­но­мо­чия со­труд­ни­ков ОВД на пра­во­охра­ни­тель­ные (пол­но­мо­чия, име­ю­щие го­су­дар­ствен­но-власт­ный ха­рак­тер и ре­а­ли­зу­е­мые в охра­ни­тель­ных пра­во­от­но­ше­ни­ях) и ор­га­ни­за­ци­он­но-управ­лен­че­ские. По­след­ние от­ра­жа­ют иерар­хию управ­лен­че­ских от­но­ше­ний внут­ри си­сте­мы ОВД по фор­му­ле «ру­ко­во­ди­тель – под­чи­нен­ный» и ос­но­вы­ва­ют­ся на со­блю­де­нии слу­жеб­ной суб­ор­ди­на­ции, в ос­но­ве ко­то­рой ле­жит ста­тус за­ни­ма­е­мой со­труд­ни­ком долж­но­сти.

Рас­смот­ре­ние пол­но­мо­чий в ка­че­стве ос­нов­но­го струк­тур­но­го эле­мен­та ад­ми­ни­стра­тив­но-пра­во­во­го ста­ту­са со­труд­ни­ка ОВД пред­по­ла­га­ет воз­мож­ность экс­тра­по­ля­ции на их си­сте­му об­щих клас­си­фи­ка­ци­он­ных ха­рак­те­ри­стик та­ко­го ста­ту­са. Ос­но­вы­вая свою по­зи­цию на воз­мож­но­сти вы­де­ле­ния об­ще­го и спе­ци­аль­ных АПС (со­труд­ни­ка от­дель­но­го функ­ци­о­наль­но­го зве­на (на­при­мер, ми­ли­ции), ор­га­на, ор­га­ни­за­ции, под­раз­де­ле­ния или служ­бы) со­труд­ни­ка ОВД вполне ло­гич­ным ви­дит­ся рас­смот­ре­ние та­ких пол­но­мо­чий в си­сте­ме об­ще­ста­тус­ных (об­щих) и спе­ци­аль­ных их раз­но­вид­но­стей. C уче­том вы­ше­опи­сан­ных уров­ней пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния ста­ту­са та­ко­го субъ­ек­та пра­ва все слу­жеб­ные пол­но­мо­чия со­труд­ни­ков ОВД по сфе­ре их ре­а­ли­за­ции мо­гут быть под­раз­де­ле­ны на об­щие (ха­рак­те­ри­зу­ю­щие об­щий пра­во­вой ста­тус со­труд­ни­ка ОВД – об­ще­ста­тус­ные) и спе­ци­аль­ные (в том чис­ле долж­ност­ные).

Со­став­ляя ос­но­ву об­ще­го АПС со­труд­ни­ка ОВД, об­щие (об­ще­ста­тус­ные) пол­но­мо­чия пре­иму­ще­ствен­но за­креп­ля­ют­ся нор­ма­ми За­ко­на об ОВД. Су­ще­ствен­ным при­зна­ком дан­ной ка­те­го­рии пол­но­мо­чий яв­ля­ет­ся необ­хо­ди­мость (воз­мож­ность) их ре­а­ли­за­ции аб­со­лют­но все­ми ка­те­го­ри­я­ми со­труд­ни­ков ОВД, вне за­ви­си­мо­сти от за­ни­ма­е­мой ими долж­но­сти.

О на­де­ле­нии со­труд­ни­ков ОВД спе­ци­аль­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми сле­ду­ет ве­сти речь то­гда, ко­гда ре­а­ли­за­ция та­ких пол­но­мо­чий на­хо­дит­ся в ком­пе­тен­ции от­дель­ных функ­ци­о­наль­ных зве­ньев, ор­га­нов, служб или под­раз­де­ле­ний си­сте­мы ОВД. От­дель­ные пра­во­вые пред­по­сыл­ки для на­де­ле­ния со­труд­ни­ков ОВД спе­ци­аль­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми (в том чис­ле долж­ност­ны­ми) со­дер­жат­ся в ст.ст. 23 и 25 За­ко­на об ОВД, огра­ни­чи­ва­ю­щих обя­зан­но­сти и пра­ва со­труд­ни­ка ОВД его ком­пе­тен­ци­ей.

Каж­дой груп­пе пол­но­мо­чий со­от­вет­ству­ет уро­вень пра­во­вой ре­гла­мен­та­ции ком­пе­тен­ции со­труд­ни­ка ОВД, в нор­ма­ти­ви­за­ции ко­то­рой про­яв­ля­ет­ся ре­зуль­тат опре­де­ле­ния со­от­но­ше­ния объ­е­ма предо­став­лен­ных со­труд­ни­ку ОВД пол­но­мо­чий с со­дер­жа­ни­ем и си­сте­мой вы­пол­ня­е­мых им функ­ций.

Ана­лиз дей­ству­ю­щих ста­тус­ных нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов и прак­ти­ки их ре­а­ли­за­ции сви­де­тель­ству­ет об от­сут­ствии долж­ной до­ста­точ­но­сти, си­стем­но­сти пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния ком­пе­тен­ции со­труд­ни­ков ОВД, су­ще­ство­ва­нии мно­же­ства про­блем­ных во­про­сов, ме­ха­низм ре­ше­ния ко­то­рых тре­бу­ет на­уч­но­го осмыс­ле­ния в по­ряд­ке дис­кус­сии и скру­пу­лез­ной ар­гу­мен­та­ции.

Пе­ре­чень пра­во­охра­ни­тель­ных пол­но­мо­чий, ко­то­ры­ми мо­гут на­де­лять­ся со­труд­ни­ки ОВД, за­креп­лен в ст.ст. 23 и 25 За­ко­на об ОВД. В со­от­вет­ствии с нор­ма­ми ука­зан­ных ста­тей со­труд­ник ОВД упол­но­мо­чи­ва­ет­ся на вы­пол­не­ние обя­зан­но­стей и

ре­а­ли­за­цию прав, преду­смот­рен­ных за­ко­но­да­тель­ны­ми ак­та­ми Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь, в пре­де­лах сво­ей ком­пе­тен­ции (вы­де­ле­но ав­то­ром).

В на­у­ке ад­ми­ни­стра­тив­но­го пра­ва при­ня­то вы­де­лять три со­став­ля­ю­щие ком­пе­тен­ции пра­во­охра­ни­тель­но­го ор­га­на и долж­ност­но­го ли­ца: функ­ци­о­наль­ную, пред­мет­ную и тер­ри­то­ри­аль­ную [13, с. 50]. Все из этих раз­но­вид­но­стей ком­пе­тен­ции ОВД (их со­труд­ни­ков) так или ина­че опре­де­ле­ны за­ко­но­да­тель­но и ча­ще все­го кон­кре­ти­зи­ру­ют­ся по­ло­же­ни­я­ми об ор­га­нах, служ­бах и под­раз­де­ле­ни­ях.

Ана­лиз су­ще­ству­ю­щих раз­но­вид­но­стей ком­пе­тен­ции поз­во­ля­ет сде­лать вы­вод, что нор­ма­тив­но за­креп­лен­ные ст. 25 За­ко­на об ОВД пра­ва со­труд­ник ОВД мо­жет ре­а­ли­зо­вать лишь в со­во­куп­ном объ­е­ме, ко­то­рый за­ви­сит от на­ли­чия сле­ду­ю­щих об­сто­я­тельств: со­труд­ник про­хо­дит служ­бу в од­ном из под­раз­де­ле­ний та­ко­го функ­ци­о­наль­но­го зве­на си­сте­мы ОВД, к ком­пе­тен­ции ко­то­ро­го от­не­се­но ре­ше­ние со­от­вет­ству­ю­щей за­да­чи; ре­ше­ние дан­ной за­да­чи вхо­дит в пред­ме­ты ве­де­ния со­труд­ни­ка ОВД; за­кон не за­пре­ща­ет со­труд­ни­ку ре­а­ли­за­цию кон­крет­но­го ста­тус­но­го пра­ва на со­от­вет­ству­ю­щей тер­ри­то­рии.

Ана­ли­зи­ру­е­мые на­ми по­ло­же­ния об огра­ни­че­нии со­дер­жа­щих­ся в За­коне об ОВД пол­но­мо­чий со­труд­ни­ка ОВД пре­де­ла­ми его ком­пе­тен­ции не ка­са­ют­ся ре­а­ли­за­ции об­щих обя­зан­но­стей, в на­уч­ной ли­те­ра­ту­ре опре­де­ля­е­мых как «улич­ные» [14, с. 85]. Их ос­но­ву со­став­ля­ет за­креп­лен­ная за все­ми со­труд­ни­ка­ми ОВД ст. 23 За­ко­на об ОВД обя­зан­ность неза­ви­си­мо от за­ни­ма­е­мой со­труд­ни­ком долж­но­сти, ме­ста на­хож­де­ния и иных субъ­ект­но свя­зан­ных об­сто­я­тельств в слу­ча­ях об­ра­ще­ния к нему граж­дан с за­яв­ле­ни­я­ми или со­об­ще­ни­я­ми о со­бы­ти­ях, угро­жа­ю­щих лич­ной или об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти, ли­бо в слу­ча­ях непо­сред­ствен­но­го вы­яв­ле­ния та­ко­вых при­ни­мать воз­мож­ные ме­ры по пре­се­че­нию пра­во­на­ру­ше­ний (пре­ступ­ле­ний), уста­нов­ле­нию и за­дер­жа­нию лиц, их со­вер­шив­ших, вы­яв­ле­нию оче­вид­цев, охране ме­ста про­ис­ше­ствия и так да­лее. Им­пе­ра­тив­ность та­ко­го пра­во­во­го пред­пи­са­ния обес­пе­чи­ва­ет­ся де­ликт­ным за­ко­но­да­тель­ством: его неис­пол­не­ние (ненад­ле­жа­щее ис­пол­не­ние) рас­це­ни­ва­ет­ся в ка­че­стве пра­во­на­ру­ше­ния, вле­ку­ще­го при­вле­че­ние со­труд­ни­ка к дис­ци­пли­нар­ной, а при на­ли­чии при­зна­ков со­ста­ва пре­ступ­ле­ния, преду­смот­рен­но­го ст. 425 УК «Без­дей­ствие долж­ност­но­го ли­ца» – и к уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти. Как в пер­вом, так и во вто­ром слу­чае со­труд­ник под­ле­жит уволь­не­нию из ОВД (подп. 12.9 п. 12 по­ста­нов­ле­ния Ми­ни­стер­ства внут­рен­них дел Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от 8 июня 2012 г. №164 «О неко­то­рых во­про­сах за­клю­че­ния кон­трак­тов о служ­бе в ор­га­нах внут­рен­них дел Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь»).

Свя­зы­вая рас­смат­ри­ва­е­мую обя­зан­ность со сло­вом «воз­мож­ный», по­ла­га­ем, оте­че­ствен­ный за­ко­но- да­тель хо­тел под­черк­нуть, что она долж­на быть ре­а­ли­зо­ва­на упол­но­мо­чен­ным долж­ност­ным ли­цом с ис­поль­зо­ва­ни­ем толь­ко та­ких юри­ди­че­ских средств, пра­вом на ре­а­ли­за­цию ко­то­рых оно об­ла­да­ет. Сле­до­ва­тель­но, пе­ре­чень пра­во­вых средств (прав со­труд­ни­ка ОВД), до­пу­сти­мых к ис­поль­зо­ва­нию при вы­пол­не­нии пред­пи­са­ний ст. 23 За­ко­на об ОВД, не дол­жен вы­хо­дить за пре­де­лы си­сте­мы пра­во­мо­чий, предо­став­лен­ных со­труд­ни­ку ОВД ст. 25 За­ко­на об ОВД и ины­ми ак­та­ми за­ко­но­да­тель­ства.

Вме­сте с тем необ­хо­ди­мо об­ра­тить вни­ма­ние на то, что в со­от­вет­ствии с ч. 1 ст. 25 За­ко­на об ОВД пе­ре­чень со­дер­жа­щих­ся в ней прав со­труд­ник ОВД мо­жет ре­а­ли­зо­вы­вать лишь в пре­де­лах сво­ей ком­пе­тен­ции. Ины­ми сло­ва­ми, в от­ли­чие от си­сте­мы обя­зан­но­стей (ст. 23 За­ко­на об ОВД), аб­со­лют­но все пра­ва со­труд­ни­ка ОВД огра­ни­че­ны ком­пе­тен­ци­ей со­труд­ни­ка. При этом из бук­валь­но­го тол­ко­ва­ния при­ве­ден­ной нор­мы сле­ду­ет, что как со­дер­жа­ние слу­жеб­ных пол­но­мо­чий со­труд­ни­ка ОВД, так и их объ­ем в ко­неч­ном сче­те за­ви­сит от за­ни­ма­е­мой им долж­но­сти.

За­ко­но­да­тель­но оформ­лен­ное огра­ни­че­ние си­сте­мы прав со­труд­ни­ка ОВД его ком­пе­тен­ци­ей озна­ча­ет, что по­сколь­ку все име­ю­щи­е­ся слу­жеб­ные пра­ва со­труд­ни­ка ОВД огра­ни­че­ны ком­пе­тен­ци­ей по за­ни­ма­е­мой им долж­но­сти, то пра­во­мер­ной мо­жет быть лишь та­кая их ре­а­ли­за­ция, при ко­то­рой не до­пу­щен вы­ход за гра­ни­цы его ком­пе­тен­ции.

Как от­ме­ча­лось вы­ше, функ­ци­о­наль­ная ком­пе­тен­ция со­труд­ни­ка ОВД под­ле­жит рас­смот­ре­нию на двух уров­нях: 1) об­ще­го АПС со­труд­ни­ка ОВД (та­кая ком­пе­тен­ция ха­рак­те­ри­зу­ет­ся на­ли­чи­ем об­щей груп­пы обя­зан­но­стей и прав (об­ще­ста­тус­ных пол­но­мо­чий), ко­то­ры­ми на­де­ля­ют­ся все со­труд­ни­ки ОВД вне за­ви­си­мо­сти от при­над­леж­но­сти к од­ной из функ­ци­о­наль­ных групп) и 2) спе­ци­аль­но­го АПС со­труд­ни­ка ОВД (та­кая ком­пе­тен­ция опре­де­ля­ет­ся как со­во­куп­но­стью обя­зан­но­стей и прав от­дель­ных уни­фи­ци­ро­ван­ных функ­ци­о­наль­ных групп со­труд­ни­ков (на­при­мер, ми­ли­ции), так и со­во­куп­но­стью бо­лее кон­кре­ти­зи­ро­ван­ных нор­ма­тив­но опре­де­лен­ных обя­зан­но­стей и прав со­труд­ни­ка по за­ни­ма­е­мой долж­но­сти (долж­ност­ных пол­но­мо­чий)). Ес­ли на уровне об­ще­го АПС со­труд­ни­ка ОВД ос­но­вы ре­гла­мен­та­ции ком­пе­тен­ции за­кла­ды­ва­ют­ся нор­ма­ми За­ко­на об ОВД, то нор­ма­ти­ви­за­ция ком­пе­тен­ци­он­ной со­став­ля­ю­щей спе­ци­аль­но­го ста­ту­са осу­ществ­ля­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но в по­ло­же­ни­ях об ор­га­нах (ор­га­ни­за­ци­ях, под­раз­де­ле­ни­ях, служ­бах) и долж­ност­ных ин­струк­ци­ях (обя­зан­но­стях).

Огра­ни­че­ние всех ста­тус­ных прав со­труд­ни­ка ОВД его ком­пе­тен­ци­ей (и со­пут­ству­ю­щее это­му на­ли­чие об­щих обя­зан­но­стей, не огра­ни­чен­ных та­ко­вой) обу­слов­ли­ва­ет су­ще­ство­ва­ние про­бе­лов, свя­зан­ных с юри­ди­че­ской неопре­де­лен­но­стью пра­во­во­го по­ло­же­ния со­труд­ни­ка, вре­мен­но от­стра­нен-

но­го от за­ни­ма­е­мой им долж­но­сти ли­бо на­хо­дя­ще­го­ся в рас­по­ря­же­нии со­от­вет­ству­ю­ще­го на­чаль­ни­ка ор­га­на внут­рен­них дел. На со­труд­ни­ка, пре­бы­ва­ю­ще­го в та­ком пра­во­вом со­сто­я­нии, про­дол­жа­ет рас­про­стра­нять­ся дей­ствие преду­смот­рен­ных ч. 2 ст. 23 За­ко­на об ОВД об­ще­ста­тус­ных обя­зан­но­стей. В то же вре­мя ком­пе­тен­ци­он­ные пра­во­вые ак­ты, на­це­лен­ные на уре­гу­ли­ро­ва­ние спе­ци­аль­но­го ад­ми­ни­стра­тив­но-пра­во­во­го ста­ту­са со­труд­ни­ка ОВД, на­при­мер долж­ност­ные ин­струк­ции (долж­ност­ные обя­зан­но­сти), к та­ко­му со­труд­ни­ку не при­ме­ня­ют­ся, что фак­ти­че­ски ис­клю­ча­ет воз­мож­ность по­лу­че­ния пол­но­цен­но­го от­ве­та на во­прос: мо­жет ли он в це­лях ре­а­ли­за­ции преду­смот­рен­ных ч. 2 ст. 23 За­ко­на об ОВД обя­зан­но­стей поль­зо­вать­ся пра­ва­ми, уста­нов­лен­ны­ми ст. 25 это­го За­ко­на; ес­ли да, то ка­ки­ми имен­но и в ка­ком объ­е­ме? По­ла­га­ем, что в дан­ном слу­чае на­ли­цо си­ту­а­ция, ко­гда, преду­смот­рев для со­труд­ни­ка ОВД обя­зан­ность, за­ко­но­да­тель не опре­де­лил объ­ем прав по ее ре­а­ли­за­ции.

От­сут­ствие пра­во­вой ре­гла­мен­та­ции об­щих (не огра­ни­чен­ных функ­ци­о­наль­ной ком­пе­тен­ци­ей со­труд­ни­ка то­го или ино­го под­раз­де­ле­ния ОВД) слу­жеб­ных прав, на­це­лен­ных на вы­пол­не­ние пред­пи­са­ний ч. 2 ст. 23 За­ко­на об ОВД (так на­зы­ва­е­мых «улич­ных обя­зан­но­стей» [14, с. 85]), пре­пят­ству­ет их ка­че­ствен­ной и си­стем­ной ре­а­ли­за­ции, как и ком­плекс­но­му уре­гу­ли­ро­ва­нию АПС со­труд­ни­ка ОВД в це­лом.

Ре­а­ли­за­ция пол­но­мо­чий в рам­ках пуб­лич­но-пра­во­вых от­но­ше­ний обес­пе­чи­ва­ет­ся воз­мож­но­стью при­ме­не­ния упол­но­мо­чен­ным субъ­ек­том пред­пи­са­ний, обя­за­тель­ных для ис­пол­не­ния дру­ги­ми ли­ца­ми, по­это­му осо­бую важ­ность при­об­ре­та­ет со­блю­де­ние ба­лан­са власт­ных обя­зан­но­стей и прав.

Ана­лиз обо­зна­чен­ных про­блем пра­во­во­го оформ­ле­ния си­сте­мы об­щих пол­но­мо­чий со­труд­ни­ка ОВД и име­ю­щих­ся дан­ных о прак­ти­ке их ре­а­ли­за­ции поз­во­ля­ет утвер­ждать о прак­ти­че­ской вос­тре­бо­ван­но­сти за­креп­ле­ния за со­труд­ни­ком ОВД груп­пы об­щих (об­ще­ста­тус­ных, не огра­ни­чен­ных спе­ци­аль­ной функ­ци­о­наль­ной ком­пе­тен­ци­ей со­труд­ни­ка) прав, на­прав­лен­ных на обес­пе­че­ние ре­а­ли­за­ции обя­зан­но­стей, при­ве­ден­ных в ч. 2 ст. 23 За­ко­на об ОВД. Пе­ре­чень та­ких прав дол­жен рас­про­стра­нять­ся на все ка­те­го­рии со­труд­ни­ков ОВД вне за­ви­си­мо­сти от за­ни­ма­е­мой долж­но­сти. Дан­ное пред­ло­же­ние воз­мож­но осу­ще­ствить, до­пол­нив ст. 25 За­ко­на Об ОВД по­сле ч. 2 ча­стью, за­креп­ля­ю­щей пе­ре­чень прав, не огра­ни­чен­ных ком­пе­тен­ци­ей со­труд­ни­ка по за­ни­ма­е­мой им долж­но­сти, обес­пе­чи­ва­ю­щих ре­а­ли­за­цию за­ко­но­да­тель­но уре­гу­ли­ро­ван­ных ч. 2 ст. 23 дан­но­го За­ко­на об­щих для всех функ­ци­о­наль­ных групп со­труд­ни­ков обя­зан­но­стей.

При­ни­мая во вни­ма­ние то об­сто­я­тель­ство, что в си­сте­ме ста­тус­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния пол­но­мо­чий долж­ност­но­го ли­ца ка­те­го­рия «пра­ва» яв­ля­ет­ся про­из­вод­ной от ка­те­го­рии «обя­зан­но­сти» (ведь на­зна­че­ние пер­вых за­клю­ча­ет­ся в обес­пе­че­нии ре­а­ли­за­ции вто­рых), си­сте­му об­ще­ста­тус­ных прав со­труд­ни­ка ОВД ло­гич­но за­кре­пить ис­хо­дя из тре­бо­ва­ний, предъ­яв­ля­е­мых к его слу­жеб­но­му по­ве­де­нию нор­ма­ми ч. 2 ст. 23 За­ко­на об ОВД.

Обес­пе­че­ние предъ­яв­ля­е­мо­го к каж­до­му со­труд­ни­ку ОВД тре­бо­ва­ния при­ни­мать воз­мож­ные ме­ры по пре­се­че­нию пре­ступ­ле­ний и ад­ми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ний неза­ви­си­мо от ка­ких бы то ни бы­ло субъ­ект­но-свя­зан­ных об­сто­я­тельств с уче­том за­креп­лен­ных ст. 26 За­ко­на об ОВД усло­вий пра­во­мер­но­сти при­ме­не­ния мер пре­се­че­ния преду­смат­ри­ва­ет необ­хо­ди­мость вы­пол­не­ния та­кой обя­зан­но­сти в первую оче­редь по­сред­ством воз­мож­но­сти предъ­яв­ле­ния к пра­во­на­ру­ши­те­лю тре­бо­ва­ния о со­блю­де­нии об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка. На­до ска­зать, что пра­во предъ­яв­лять та­кое тре­бо­ва­ние уже се­го­дня со­дер­жит­ся в ст. 25 на­зван­но­го За­ко­на об ОВД, од­на­ко осо­бен­но­сти ее дей­ству­ю­щей фор­му­ли­ров­ки огра­ни­чи­ва­ют его функ­ци­о­наль­ной ком­пе­тен­ци­ей со­труд­ни­ка, невзи­рая на то, что кор­ре­ли­ру­ю­щая это­му пра­ву обя­зан­ность рас­про­стра­не­на в от­но­ше­нии аб­со­лют­но всех функ­ци­о­наль­ных групп со­труд­ни­ков ОВД.

Опре­де­ляя необ­хо­ди­мость за­креп­ле­ния пра­ва предъ­яв­ле­ния ука­зан­но­го тре­бо­ва­ния в За­коне об ОВД в ка­че­стве об­ще­ста­тус­но­го, за­ме­тим, что его дей­ству­ю­щая фор­му­ли­ров­ка пол­но­стью по­вто­ря­ет ана­ло­гич­ную нор­му утра­тив­ше­го за­кон­ную си­лу в 2007 го­ду За­ко­на Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от 26 фев­ра­ля 1991 го­да «О ми­ли­ции». Вме­сте с тем бук­валь­ное тол­ко­ва­ние дан­ной нор­мы поз­во­ля­ет го­во­рить о том, что дей­ству­ю­щая ре­дак­ция нор­ма­тив­ной фор­му­ли­ров­ки ука­зан­но­го пра­во­мо­чия несколь­ко аб­стракт­на, сво­дя в со­вре­мен­ных усло­ви­ях его бук­валь­но к воз­мож­но­сти про­фи­лак­ти­ки пра­во­на­ру­ше­ний, но не к их пре­се­че­нию. По­ла­га­ем оче­вид­ным то, что тре­бо­вать со­блю­де­ния об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка мож­но лишь до тех пор, по­ка он не на­ру­шен.

Сле­до­ва­тель­но, при на­ру­ше­нии об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка речь мо­жет и долж­на ид­ти не о со­блю­де­нии, а о его вос­ста­нов­ле­нии. В ре­ше­нии это­го во­про­са ви­дит­ся пра­виль­ной по­зи­ция рос­сий­ско­го за­ко­но­да­те­ля, преду­смот­рев­ше­го в Фе­де­раль­ном за­коне Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции от 7 фев­ра­ля 2011 г. №3-ФЗ «О по­ли­ции» пра­во тре­бо­вать от граж­дан и долж­ност­ных лиц пре­кра­ще­ния про­ти­во­прав­ных дей­ствий.

Еще бо­лее праг­ма­тич­ной ви­дит­ся фор­му­ли­ров­ка та­ко­го пра­ва в За­коне Рес­пуб­ли­ки Ка­зах­стан от 23 ап­ре­ля 2014 г. №199-V ЗРК «Об ор­га­нах внут­рен­них дел Рес­пуб­ли­ки Ка­зах­стан». Дан­ным нор­ма­тив­ным пра­во­вым ак­том ОВД предо­став­ле­но пра­во тре­бо­вать от фи­зи­че­ских и юри­ди­че­ских лиц не толь­ко со­блю­де­ния за­ко­но­да­тель­ства Рес­пуб­ли­ки Ка­зах­стан,

но и пре­кра­ще­ния про­ти­во­прав­ных дей­ствий, а в слу­чае невы­пол­не­ния та­ких тре­бо­ва­ний – пра­во при­ме­нять со­от­вет­ству­ю­щие ме­ры при­нуж­де­ния. Дан­ное по­ло­же­ние со­че­та­ет воз­мож­ность пре­ду­пре­ждать (про­фи­лак­ти­ро­вать) пра­во­на­ру­ше­ния и пра­во тре­бо­вать их пре­кра­ще­ния (пре­се­кать сло­вес­но), а при их невы­пол­не­нии – пре­се­кать по­сред­ством мер при­нуж­де­ния.

В ас­пек­те прак­ти­че­ской со­став­ля­ю­щей дан­но­го во­про­са необ­хо­ди­мо от­ме­тить, что, как по­ка­зы­ва­ет прак­ти­ка слу­жеб­ной де­я­тель­но­сти ОВД, неред­ко од­ни и те же дей­ствия граж­да­ни­на при раз­лич­ных об­сто­я­тель­ствах мо­гут быть рас­це­не­ны и как про­ти­во­прав­ные, и как не про­ти­во­ре­ча­щие тре­бо­ва­ни­ям за­ко­на. Пра­виль­но ква­ли­фи­ци­ро­вать та­кие дей­ствия на ме­сте их со­вер­ше­ния за­ча­стую весь­ма за­труд­ни­тель­но. Это об­сто­я­тель­ство с уче­том осо­бен­но­стей ре­гла­мен­та­ции ста­тус­ных ха­рак­те­ри­стик со­труд­ни­ка ОВД в за­ко­но­да­тель­стве Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь поз­во­ля­ет го­во­рить о це­ле­со­об­раз­но­сти из­ло­же­ния ука­зан­но­го пра­во­мо­чия в сле­ду­ю­щей фор­му­ли­ров­ке: «тре­бо­вать от граж­дан со­блю­де­ния об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка и пре­кра­ще­ния про­ти­во­прав­ных дей­ствий».

Важ­ным пра­вом, необ­хо­ди­мым для вы­пол­не­ния обя­зан­но­сти при­ни­мать воз­мож­ные ме­ры по уста­нов­ле­нию и за­дер­жа­нию лиц, со­вер­шив­ших пре­ступ­ле­ние (административное пра­во­на­ру­ше­ние), а так­же вы­яв­ле­нию оче­вид­цев пре­ступ­ле­ния (ад­ми­ни­стра­тив­но­го пра­во­на­ру­ше­ния), вы­сту­па­ет пра­во про­ве­рять у лиц, по­до­зре­ва­е­мых в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ний и ад­ми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ний, до­ку­мен­ты, удо­сто­ве­ря­ю­щие лич­ность граж­да­ни­на. Це­ля­ми обес­пе­че­ния ре­а­ли­за­ции ука­зан­ных обя­зан­но­стей объ­ек­тив­но оправ­да­но и за­креп­ле­ние в ка­че­стве об­ще­ста­тус­но­го пра­ва при­ме­нять и ис­поль­зо­вать ору­жие, при­ме­нять фи­зи­че­скую си­лу, спе­ци­аль­ные сред­ства, бо­е­вую и спе­ци­аль­ную тех­ни­ку по ос­но­ва­ни­ям и в по­ряд­ке, преду­смот­рен­ным За­ко­ном об ОВД и ины­ми за­ко­но­да­тель­ны­ми ак­та­ми Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь. Од­на­ко в кон­тек­сте рас­смат­ри­ва­е­мых про­блем­ных ас­пек­тов сле­ду­ет об­ра­тить вни­ма­ние на то, что в си­сте­ме нор­ма­тив­но за­креп­лен­ных прав со­труд­ни­ка ОВД от­сут­ству­ют та­кие, ко­то­рые обес­пе­чи­ва­ли бы ре­а­ли­за­цию обя­зан­но­сти по вы­яв­ле­нию оче­вид­цев пре­ступ­ле­ния (ад­ми­ни­стра­тив­но­го пра­во­на­ру­ше­ния). Преж­де все­го это ка­са­ет­ся пра­ва про­вер­ки до­ку­мен­тов, удо­сто­ве­ря­ю­щих лич­ность граж­да­ни­на, у лиц, яв­ля­ю­щих­ся (мо­гу­щих быть) оче­вид­цем пре­ступ­ле­ния или ад­ми­ни­стра­тив­но­го пра­во­на­ру­ше­ния. По­сле­ду­ю­щий опрос та­ко­го граж­да­ни­на мо­жет дать от­вет на мно­гие во­про­сы, под­ле­жа­щие раз­ре­ше­нию в про­цес­се уста­нов­ле­ния ли­ца, ви­нов­но­го в со­вер­ше­нии пра­во­на­ру­ше­ния (пре­ступ­ле­ния). Од­на­ко пря­мо­го пра­во­во­го за­креп­ле­ния дан­ное пра­во­мо­чие со­труд­ни­ка ОВД так­же не по­лу­чи­ло. В усло­ви­ях со­здан­ной в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь мо­де­ли пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния ста­ту­са со­труд­ни­ка ОВД дан­ное об­сто­я­тель­ство поз­во­ля­ет ве­сти речь о необес­пе­чен­но­сти обя­зан­но­стей в си­сте­ме ре­гу­ли­ро­ва­ния об­ще­ста­тус­ных пол­но­мо­чий со­труд­ни­ка ОВД груп­пой кор­ре­ли­ру­ю­щих им прав, а сле­до­ва­тель­но, и необес­пе­чен­но­сти си­сте­мы функ­ци­о­ни­ро­ва­ния ОВД со­от­вет­ству­ю­щи­ми пра­во­вы­ми сред­ства­ми.

С этих по­зи­ций по­ла­га­ем це­ле­со­об­раз­ным рас­про­стра­нить воз­мож­ность ре­а­ли­за­ции пра­ва та­ко­го тре­бо­ва­ния и в от­но­ше­нии ука­зан­ной ка­те­го­рии лиц.

В кон­тек­сте вы­ска­зан­но­го пред­ло­же­ния об­ра­ща­ет на се­бя вни­ма­ние фор­му­ли­ров­ка та­ко­го тре­бо­ва­ния, при­ме­нен­ная в ч. 2 ст. 6 «Пол­но­мо­чия ор­га­нов внут­рен­них дел» За­ко­на Рес­пуб­ли­ки Ка­зах­стан от 23 ап­ре­ля 2014 го­да №199-V «Об ор­га­нах внут­рен­них дел Рес­пуб­ли­ки Ка­зах­стан». Здесь опре­де­ле­но, что ОВД в пре­де­лах сво­ей ком­пе­тен­ции име­ют пра­во про­ве­рять у фи­зи­че­ских лиц до­ку­мен­ты, удо­сто­ве­ря­ю­щие их лич­ность, а так­же дру­гие до­ку­мен­ты, необ­хо­ди­мые для про­вер­ки со­блю­де­ния уста­нов­лен­ных пра­вил, кон­троль за вы­пол­не­ни­ем ко­то­рых воз­ло­жен на ОВД. Из при­ве­ден­ной фор­му­ли­ров­ки вид­но, что за­ко­но­да­тель не свя­зы­ва­ет ре­а­ли­за­цию пол­но­мо­чий на про­вер­ку до­ку­мен­тов с воз­ник­но­ве­ни­ем кон­крет­ных юри­ди­че­ских фак­тов, а опре­де­ля­ет та­кую воз­мож­ность необ­хо­ди­мо­стью осу­ществ­ле­ния функ­ций, воз­ло­жен­ных на си­сте­му ОВД.

Бо­лее про­стран­но из­ло­же­на нор­ма о про­вер­ке до­ку­мен­тов по­ли­ци­ей в За­коне Укра­и­ны от 2 июля 2015 го­да №580-VIII «О На­ци­о­наль­ной по­ли­ции». Дан­ным за­ко­ном (ст. 32) уста­нов­лен ис­чер­пы­ва­ю­щий пе­ре­чень слу­ча­ев, при ко­то­рых по­ли­цей­ский име­ет пра­во тре­бо­вать от ли­ца предъ­яв­ле­ния им до­ку­мен­тов, удо­сто­ве­ря­ю­щих лич­ность, и/или до­ку­мен­тов, под­твер­жда­ю­щих со­от­вет­ству­ю­щее пра­во ли­ца. На­ря­ду с про­чим, в чис­ле та­ких слу­ча­ев ука­за­ны си­ту­а­ции на­хож­де­ния ли­ца в ме­сте со­вер­ше­ния пра­во­на­ру­ше­ния или до­рож­но-транс­порт­но­го про­ис­ше­ствия, дру­гой чрез­вы­чай­ной си­ту­а­ции, а так­же на­хож­де­ния ли­ца в ме­сте осу­ществ­ле­ния спе­ци­аль­но­го по­ли­цей­ско­го кон­тро­ля.

Опре­де­лен­ная дис­кре­ция по­ве­де­ния субъ­ек­та пра­во­охра­ни­тель­ной де­я­тель­но­сти в си­сте­ме ре­а­ли­за­ции та­ких по­ли­цей­ских мер преду­смат­ри­ва­ет­ся и за­ко­но­да­тель­ством за­пад­ных го­су­дарств. В ка­че­стве при­ме­ра мо­жет вы­сту­пать при­ня­тый в Фе­де­ра­тив­ной Рес­пуб­ли­ке Гер­ма­ния 13 сен­тяб­ря 1990 го­да За­кон «О за­да­чах и пол­но­мо­чи­ях по­ли­ции» [15]. В со­т­вет­ствии с по­ло­же­ни­я­ми §15 дан­но­го за­ко­на по­ли­ция мо­жет при­нять необ­хо­ди­мые ме­ры для уста­нов­ле­ния лич­но­сти, а по­ли­цей­ский име­ет пра­во оста­но­вить ли­цо и вы­яс­нить его лич­ные дан­ные, по­тре­бо­вав предо­став­ле­ния со­от­вет­ству­ю­щей ин­фор­ма­ции и предъ­яв­ле­ния до­ку­мен­тов. При этом за­ко­ном до­пус­ка­ет­ся за­дер­жа­ние ли­ца, ес­ли иным

спо­со­бом удо­сто­ве­рить лич­ность не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным или та­кое удо­сто­ве­ре­ние лич­но­сти пред­став­ля­ет­ся за­труд­ни­тель­ным.

В кон­тек­сте дей­ству­ю­щей нор­ма­тив­ной мо­де­ли ре­гу­ли­ро­ва­ния ста­ту­са ОВД и их со­труд­ни­ков, пред­по­ла­га­ю­щей пре­об­ла­да­ние в ме­ха­низ­ме его ор­га­ни­за­ции за­пре­ти­тель­но­го спо­со­ба пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, ре­а­ли­за­ция об­щих обя­зан­но­стей со­труд­ни­ков ОВД осу­ществ­ля­ет­ся в усло­ви­ях до­ста­точ­но стро­гой нор­ма­тив­ной опре­де­лен­но­сти пре­де­лов дей­ствий со­труд­ни­ков ОВД. При­ни­мая это во вни­ма­ние, ве­дя речь об обес­пе­че­нии ре­а­ли­за­ции при­ве­ден­ных вы­ше «улич­ных» обя­зан­но­стей, по­ла­га­ем, сле­ду­ет при­знать объ­ек­тив­но оправ­дан­ной необ­хо­ди­мость нор­ма­тив­ной фик­са­ции пра­ва тре­бо­вать от ли­ца, по­до­зре­ва­е­мо­го в со­вер­ше­нии пре­ступ­ле­ния, а рав­но ли­ца, в от­но­ше­нии ко­то­ро­го име­ют­ся до­ста­точ­ные ос­но­ва­ния по­ла­гать, что оно со­вер­ши­ло административное пра­во­на­ру­ше­ние, оста­вать­ся на ме­сте до при­бы­тия долж­ност­ных лиц тер­ри­то­ри­аль­но­го ор­га­на внут­рен­них дел, при­ни­мать иные ме­ры про­цес­су­аль­но­го обес­пе­че­ния, преду­смот­рен­ные за­ко­но­да­тель­ством Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь. В рам­ках срав­ни­тель­но-пра­во­во­го ис­сле­до­ва­ния от­ме­тим, что пра­во та­ко­го тре­бо­ва­ния за­креп­ле­но за­ко­но­да­тель­но Фе­де­раль­ным За­ко­ном от 7 фев­ра­ля 2011 г. №3-ФЗ «О по­ли­ции» за каж­дым со­труд­ни­ком по­ли­ции Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции и на про­тя­же­нии дли­тель­но­го пе­ри­о­да вре­ме­ни успеш­но при­ме­ня­ет­ся в прак­ти­ке де­я­тель­но­сти ОВД ука­зан­но­го го­су­дар­ства.

Под­во­дя итог на­сто­я­ще­му ис­сле­до­ва­нию, с уче­том при­ве­ден­ных до­во­дов и по­ло­же­ний по­ла­га­ем воз­мож­ным сде­лать неко­то­рые обоб­ща­ю­щие вы­во­ды.

1. За­ко­но­мер­но­сти фор­ми­ро­ва­ния ком­пе­тен­ции долж­ност­ных лиц го­су­дар­ствен­ных ор­га­нов поз­во­ля­ют кон­ста­ти­ро­вать, что без долж­но­го оформ­ле­ния си­сте­мы их пол­но­мо­чий невоз­мож­но до­бить­ся эф­фек­тив­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния го­су­дар­ствен­но­го ап­па­ра­та.

2. Под пол­но­мо­чи­я­ми со­труд­ни­ка ОВД как пуб­лич­но-пра­во­вой ка­те­го­ри­ей сле­ду­ет по­ни­мать си­стем­ное един­ство слу­жеб­ных обя­зан­но­стей и кор­ре­спон­ди­ру­ю­щих им прав со­труд­ни­ка ОВД, обу­слов­лен­ное со­дер­жа­ни­ем де­я­тель­но­сти по ре­а­ли­за­ции функ­ций ОВД и ста­ту­сом за­ни­ма­е­мой со­труд­ни­ком ОВД долж­но­сти.

3. В за­ви­си­мо­сти от объ­е­ма предо­став­лен­ной со­труд­ни­ку ком­пе­тен­ции все пол­но­мо­чия со­труд­ни­ка ОВД мо­гут быть раз­де­ле­ны на об­ще­ста­тус­ные (об­щие), ко­то­ры­ми на­де­ля­ет­ся каж­дый со­труд­ник ОВД вне за­ви­си­мо­сти от за­ни­ма­е­мой долж­но­сти, и спе­ци­аль­ные, опре­де­ля­е­мые функ­ци­о­наль­ным по­ло­же­ни­ем ор­га­на (под­раз­де­ле­ния), в ко­то­ром со­труд­ник про­хо­дит служ­бу, и ста­ту­сом за­ни­ма­е­мой им долж­но­сти. 4. Сле­до­ва­ни­ем тра­ди­ци­он­но­му для ад­ми­ни­стра­тив­но­го пра­ва под­хо­ду к опре­де­ле­нию со­дер­жа­ния ка­те­го­рии «пол­но­мо­чия», при­ме­нен­но­му в ад­ми­ни­стра­тив­ном за­ко­но­да­тель­стве Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь, опре­де­ле­на це­ле­со­об­раз­ность нор­ма­тив­ной фик­са­ции на­ря­ду с об­щи­ми для всех ка­те­го­рий со­труд­ни­ков обя­зан­но­стей так­же об­щих прав, обес­пе­чи­ва­ю­щих их ре­а­ли­за­цию. Нор­ма­тив­ное опре­де­ле­ние пе­реч­ня та­ких прав в ст. 25 За­ко­на об ОВД бу­дет спо­соб­ство­вать обес­пе­че­нию ка­че­ствен­ной ре­а­ли­за­ции об­щих обя­зан­но­стей, уре­гу­ли­ро­ван­ных нор­ма­ми ч. 2 ст. 23 За­ко­на об ОВД, а зна­чит, и ком­плекс­но­сти (си­стем­но­сти) пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния ста­ту­са со­труд­ни­ка ОВД. 1. Мар­чен­ко, М.Н. Пра­во­ве­де­ние: учеб­ник / М.н.мар­чен­ко, Е.м.де­ря­би­на. – М.: Про­спект: Вел­би, 2003. – 416 с.

2. Административное пра­во Рос­сии: учеб­ник: в 3 ч. / под ред. А.п.ко­ре­не­ва. – 4-е изд., с изм. и доп. – М.: Щит, 2002. – Ч. 1: Го­су­дар­ствен­ное управ­ле­ние и административное пра­во. – 299 с.

3. Бахрах, Д.Н. Административное пра­во Рос­сии: учеб­ник / Д.н.бахрах. – 3-е изд., ис­пр. и доп. – М.: Экс­мо, 2008. – 528 с.

4. Оже­гов, С.И. Сло­варь рус­ско­го язы­ка: око­ло 57 000 слов / С.и.оже­гов; под ред. Н.ю.шве­до­вой. – 18-е изд., стер. – М.: Рус. яз., 1986. – 797 с.

5. Ди­не­ка, В.И. От­вет­ствен­ность за долж­ност­ные пре­ступ­ле­ния по уго­лов­но­му пра­ву Рос­сии (уго­лов­но-пра­во­вой и кри­ми­но­ло­ги­че­ский ас­пект): дис. … д-ра юрид. на­ук: 12.00.08 / В.и.ди­не­ка. – М., 2000. – 345 л.

6. Нед­бай­ло, П.Е. При­ме­не­ние со­вет­ских пра­во­вых норм / П.е.нед­бай­ло. – М.: Го­сю­р­из­дат, 1960. – 511 с.

7. Фат­кул­лин, Ф.Н. Про­бле­мы тео­рии го­су­дар­ства и пра­ва / Ф.н.фат­кул­лин. – Ка­зань: Изд-во Ка­зан. ун-та, 1987. – 334 с.

8. Под­гру­ша, В. Юри­ди­че­ский сло­варь со­вре­мен­но­го граж­дан­ско­го пра­ва (от «А» до «Я») [Элек­трон­ный ре­сурс]: [по со­сто­я­нию на 01.01.2009 г.] / В.под­гру­ша // Кон­суль­тант­плюс. Бе­ла­русь / ООО «Юр­спектр», Нац. центр пра­во­вой ин­форм. Респ. Бе­ла­русь. – Минск, 2016.

9. Ти­хо­ми­ро­ва, Л.В. Юри­ди­че­ская эн­цик­ло­пе­дия / Л.в.ти­хо­ми­ро­ва, М.ю.ти­хо­ми­ров; под ред. М.ю.ти­хо­ми­ро­ва. – М.: М.Ю.ТИ­хо­ми­ров, 1999. – 525 с.

10. Со­ло­вей, Ю.П. Пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние де­я­тель­но­сти ми­ли­ции в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции / Ю.п.со­ло­вей; на­уч. ред. Л.м.ко­лод­кин. – Омск: ОВШМ МВД Рос. Фе­де­ра­ции, 1993. – 503 с.

11. Ели­стра­то­ва, В.В. О раз­гра­ни­че­нии по­ня­тий «ком­пе­тен­ция», «пред­ме­ты ве­де­ния» и «пол­но­мо­чия» / В.в.ели­стра­то­ва // Пра­во­вая по­ли­ти­ка и пра­во­вая жизнь. – 2010. – №2. – С. 212–213.

12. Чи­г­ри­нов, С.П. Юри­ди­че­ская ка­те­го­рия «пол­но­мо­чие граж­да­ни­на» в ак­тах за­ко­но­да­тель­ства, пра­во­вой док­трине и ре­ше­ни­ях Кон­сти­ту­ци­он­но­го Су­да / С.п.чи­г­ри­нов // Вестн. Кон­сти­туц. Су­да Респ. Бе­ла­русь. – 2012. – №1. – С. 82–88.

13. Гай­дов, В.Б. О неко­то­рых по­ли­цей­ских пол­но­мо­чи­ях со­труд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов / В.б.гай­дов // По­лиц. пра­во. – 2007. – №1. – С. 50–58.

14. Кон­дра­шов, Б.П. Рос­сий­ский за­кон о ми­ли­ции / Б.П.КОН­дра­шов, Ю.п.со­ло­вей, В.в.чер­ни­ков. – М.: Вер­дикт, 1992 – 174 с.

15. Gesetz über die Aufgaben und Befugnisse der Polizei = За­кон Фе­де­ра­тив­ной Рес­пуб­ли­ки Гер­ма­ния от 13.09.1990 г. «О за­да­чах и пол­но­мо­чи­ях по­ли­ции» [Electronic resource]: Verfassungen.de. – Mode of access: http://www.verfassungen.de/ de/ddr/polizeigesetz90.htm. – Date of access: 22.05.2018.

Сер­гей КАСЬЯНЧИК, кан­ди­дат юри­ди­че­ских на­ук, стар­ший пре­по­да­ва­тель ка­фед­ры управ­ле­ния ор­га­на­ми внут­рен­них дел фа­куль­те­та по­вы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции и пе­ре­под­го­тов­ки ру­ко­во­дя­щих кад­ров Ака­де­мии Ми­ни­стер­ства внут­рен­них дел Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.