ТРУДОВОЕ ПРА­ВО

Yustitsiya Belarusi - - СОДЕРЖАНИЕ -

Пла­ни­ру­е­мые из­ме­не­ния в Тру­до­вой ко­декс Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь (но­вел­лы, спор­ные и нере­шен­ные во­про­сы)

В на­сто­я­щей ста­тье со­сре­до­то­чим вни­ма­ние на про­ек­те За­ко­на Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь «Об из­ме­не­нии неко­то­рых за­ко­нов Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь» (да­лее – за­ко­но­про­ект, объ­еди­нен­ный за­ко­но­про­ект), ко­то­рый 29 июня 2018 го­да был при­нят в пер­вом чте­нии Па­ла­той пред­ста­ви­те­лей На­ци­о­наль­но­го Со­бра­ния Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь. Дан­ный объ­еди­нен­ный за­ко­но­про­ект во­брал в се­бя два про­ек­та за­ко­на. Пер­вый из этих про­ек­тов за­ко­нов («О вне­се­нии до­пол­не­ний и из­ме­не­ний в неко­то­рые за­ко­ны Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь по во­про­сам тру­до­вых от­но­ше­ний») на­хо­дил­ся в Пар­ла­мен­те с 5 мая 2016 го­да (вх. №2361), вто­рой за­ко­но­про­ект («О вне­се­нии из­ме­не­ний в Тру­до­вой ко­декс Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь») был вне­сен в На­ци­о­наль­ное Со­бра­ние Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от­но­си­тель­но недав­но – 19 мар­та 2018 го­да (вх. №1578). Вес­ной 2018 го­да в Ко­мис­сии по тру­ду и со­ци­аль­ным во­про­сам Па­ла­ты пред­ста­ви­те­лей На­ци­о­наль­но­го Со­бра­ния Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь два вы­ше­упо­мя­ну­тых за­ко­но­про­ек­та бы­ли объ­еди­не­ны в про­ект за­ко­на с но­вым на­зва­ни­ем – «Об из­ме­не­нии неко­то­рых за­ко­нов Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь» (вх. №2361) 1. Имен­но об этом за­ко­но­про­ек­те2 и пой­дет речь в дан­ной ста­тье. Сайт Па­ла­ты пред­ста­ви­те­лей На­ци­о­наль­но­го со­бра­ния Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь // Ре­жим до­сту­па: http://www. house.gov.by/ru/zakony-ru/view/o-vnesenii-dopolneniji-izmenenij-v-nekotorye-zakony-respubliki-belarus-povoprosam-trudovyx- otnoshenij-122/. Да­та до­сту­па: 05.08.2018. Текст объ­еди­нен­но­го за­ко­но­про­ек­та раз­ме­щен на На­ци­о­наль­ном пра­во­вом Ин­тер­нет-пор­та­ле Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь и до­сту­пен по ссыл­ке http://www.pravo.by/do cument/?guid=3941&p0=2018008022.

Объ­еди­нен­ный за­ко­но­про­ект мож­но оце­нить в ка­че­стве тре­тьей гло­баль­ной ре­фор­мы Тру­до­во­го ко­дек­са Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь (да­лее – ТК), при­ня­то­го 26 июля 1999 го­да и ко­то­ро­му в сле­ду­ю­щем го­ду ис­пол­ня­ет­ся 20 лет. Пер­вая круп­ная ре­фор­ма ТК бы­ла свя­за­на с при­ня­ти­ем За­ко­на Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от 20 июля 2007 го­да «О вне­се­нии из­ме­не­ний и до­пол­не­ний в Тру­до­вой ко­декс Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь», вто­рая – с при­ня­ти­ем За­ко­на Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от 8 ян­ва­ря 2014 го­да «О вне­се­нии из­ме­не­ний и до­пол­не­ний в Тру­до­вой ко­декс Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь».

О гло­баль­но­сти ны­неш­ней тре­тьей ре­фор­мы сви­де­тель­ству­ет тот факт, что объ­еди­нен­ный за­ко­но­про­ект кор­рек­ти­ру­ет бо­лее 155 ста­тей ТК, до­пол­ня­ет ко­декс дву­мя но­вы­ми гла­ва­ми, ко­то­рые вво­дят 10 но­вых ста­тей, столь­ко же ста­тей ис­клю­ча­ет. За­ме­тим, что в ныне дей­ству­ю­щем ко­дек­се со­дер­жит­ся око­ло 410 ста­тей (с уче­том ис­клю­чен­ных и вве­ден­ных позд­нее).

Хо­тя в ря­де ста­тей вы­ше­ука­зан­ные про­ек­ты за­ко­нов и объ­еди­нен­ный за­ко­но­про­ект уже бы­ли пред­ме­том об­суж­де­ния со сто­ро­ны спе­ци­а­ли­стов в тру­до­вом пра­ве [1; 2; 3; 4; 5], сто­ит еще раз об­ра­тить­ся к наи­бо­лее дис­кус­си­он­ным но­во­вве­де­ни­ям, пред­ла­га­е­мым за­ко­но­про­ек­том, ко­то­рые еще мо­гут быть скор­рек­ти­ро­ва­ны до при­ня­тия его в Пар­ла­мен­те во вто­ром чте­нии.

Не­сты­ков­ки в тер­ми­но­ло­гии

Пред­став­ля­ют­ся неудач­ны­ми но­вые ле­галь­ные де­фи­ни­ции тру­до­вой функ­ции, ква­ли­фи­ка­ции и кон­трак­та, а так­же ис­клю­че­ние из ст. 1 ТК опре­де­ле­ния спе­ци­аль­но­сти (п. 1 ст. 2 за­ко­но­про­ек­та).

Во-пер­вых, в ст. 1 ТК раз­ра­бот­чи­ки пы­та­ют­ся опре­де­лить тру­до­вую функ­цию как ра­бо­ту по од­ной или несколь­ким долж­но­стям слу­жа­щих (про­фес­си­ям ра­бо­чих) с ука­за­ни­ем ква­ли­фи­ка­ции в со­от­вет­ствии со штат­ным рас­пи­са­ни­ем на­ни­ма­те­ля, долж­ност­ной (ра­бо­чей) ин­струк­ци­ей, тех­но­ло­ги­че­ски­ми кар­та­ми и дру­ги­ми до­ку­мен­та­ми). Из дан­но­го опре­де­ле­ния ока­за­лась упу­ще­на чет­вер­тая ха­рак­те­ри­сти­ка тру­до­вой функ­ции – спе­ци­аль­ность, что на прак­ти­ке мо­жет при­ве­сти к ма­ни­пу­ли­ро­ва­нию ею со сто­ро­ны на­ни­ма­те­лей. Оши­боч­но ис­клю­че­ние из опре­де­ле­ния тру­до­вой функ­ции и ря­да ста­тей ТК по­ня­тия «спе­ци­аль­ность», по­сколь­ку по­след­нее поз­во­ля­ет бо­лее точ­но кон-

кре­ти­зи­ро­вать тру­до­вую функ­цию пу­тем до­пол­не­ния про­фес­сии (долж­но­сти) еще и спе­ци­аль­но­стью (не про­сто «врач», а «врач-пе­ди­атр», не про­сто «ин­же­нер», а «ин­же­нер-тех­но­лог» и так да­лее). До­воль­но точ­ное опре­де­ле­ние спе­ци­аль­но­сти да­но в дей­ству­ю­щей ре­дак­ции ТК, и его сле­ду­ет со­хра­нить. От­сыл­ка в опре­де­ле­нии тру­до­вой функ­ции к долж­ност­ной (ра­бо­чей) ин­струк­ции яв­ля­ет­ся из­лиш­ней, так как по­ми­мо этих до­ку­мен­тов тру­до­вая функ­ция мо­жет опре­де­лять­ся, к при­ме­ру, уста­вом (в от­но­ше­нии ру­ко­во­ди­те­ля ор­га­ни­за­ции), по­ло­же­ни­ем о струк­тур­ном под­раз­де­ле­нии (в от­но­ше­нии ру­ко­во­ди­те­лей струк­тур­ных под­раз­де­ле­ний, вклю­чая обособ­лен­ные), тех­но­ло­ги­че­ски­ми кар­та­ми и так да­лее.

В этой свя­зи на­ми пред­ла­га­ет­ся за­кре­пить в ст. 1 или в п. 3 ч. 2 ст. 19 ТК сле­ду­ю­щее опре­де­ле­ние тру­до­вой функ­ции: «Тру­до­вая функ­ция – это обя­за­тель­ное усло­вие тру­до­во­го до­го­во­ра о ра­бо­те по од­ной или несколь­ким про­фес­си­ям, долж­но­стям с ука­за­ни­ем или без ука­за­ния спе­ци­аль­но­сти и ква­ли­фи­ка­ции, в пре­де­лах ко­то­рых ра­бот­ник обя­зан вы­пол­нять тру­до­вые обя­зан­но­сти.».

Во-вто­рых, ква­ли­фи­ка­ция – это не при­зна­ние ка­ким-ли­бо ор­га­ном или ор­га­ни­за­ци­ей уров­ня под­го­тов­ки ра­бот­ни­ка. Ква­ли­фи­ка­ция – это не дей­ствие, а со­сто­я­ние, то есть это сам уро­вень про­фес­си­о­наль­ной (об­щей и спе­ци­аль­ной) под­го­тов­ки ра­бот­ни­ка, под­твер­жда­е­мый опре­де­лен­ны­ми до­ку­мен­та­ми.

В-тре­тьих, опре­де­ляя «кон­тракт» в ст. 1 ТК как «тру­до­вой до­го­вор, за­клю­ча­е­мый в пись­мен­ной фор­ме на опре­де­лен­ный в нем срок для вы­пол­не­ния ра­бо­ты и со­дер­жа­щий осо­бен­но­сти ре­гу­ли­ро­ва­ния тру­до­вых от­но­ше­ний с ра­бот­ни­ком», раз­ра­бот­чи­ки за­ко­но­про­ек­та ни­ве­ли­ру­ют от­ли­чия кон­трак­та от иных ви­дов сроч­но­го тру­до­во­го до­го­во­ра, по­сколь­ку под это опре­де­ле­ние в пол­ной ме­ре под­па­да­ют и тру­до­вые до­го­во­ры с вре­мен­ны­ми ра­бот­ни­ка­ми, с се­зон­ны­ми ра­бот­ни­ка­ми, на вре­мя вы­пол­не­ния вре­мен­но от­сут­ству­ю­ще­го ра­бот­ни­ка и так да­лее, по­сколь­ку все они но­сят сроч­ный ха­рак­тер, за­клю­ча­ют­ся в пись­мен­ной фор­ме и со­дер­жат осо­бен­но­сти ре­гу­ли­ро­ва­ния тру­до­вых от­но­ше­ний с дан­ной ка­те­го­ри­ей ра­бот­ни­ков.

Од­но­вре­мен­но раз­ра­бот­чи­ки за­ко­но­про­ек­та от­ка­зы­ва­ют­ся устра­нить оче­вид­ную тав­то­ло­гию в ле­галь­ном опре­де­ле­нии за­ко­но­да­тель­ства о тру­де в ст. 1 ТК в ча­сти пред­ме­та пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния: «об­ще­ствен­ные от­но­ше­ния в сфе­ре тру­до­вых и свя­зан­ных с ни­ми от­но­ше­ний», о чем мы неод­но­крат­но пи­са­ли [6, с. 204; 7, с. 134–135]. По­ла­га­ем, что це­ле­со­об­раз­но за­кре­пить од­ну из сле­ду­ю­щих, бо­лее точ­ных де­фи­ни­ций: за­ко­но­да­тель­ство о тру­де – со­во­куп­ность нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов, ре­гу­ли-

ру­ю­щих тру­до­вые и свя­зан­ные с ни­ми от­но­ше­ния» ли­бо «за­ко­но­да­тель­ство о тру­де – со­во­куп­ность при­ня­тых в цен­тра­ли­зо­ван­ном по­ряд­ке нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов, ре­гу­ли­ру­ю­щих тру­до­вые и свя­зан­ные с ни­ми от­но­ше­ния».

Вто­рая де­фи­ни­ция пред­став­ля­ет­ся бо­лее пред­по­чти­тель­ной, так как поз­во­ля­ет от­гра­ни­чить нор­ма­тив­ные пра­во­вые ак­ты о тру­де, со­во­куп­ность ко­то­рых со­став­ля­ет за­ко­но­да­тель­ство о тру­де, от ло­каль­ных нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов, не вхо­дя­щих в него.

Раз­ра­бот­чи­ки за­ко­но­про­ек­та про­дол­жа­ют оши­боч­но сме­ши­вать по­ня­тия ло­каль­ных нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов и кол­лек­тив­ных до­го­во­ров и со­гла­ше­ний, что сле­ду­ет из пред­ла­га­е­мой де­фи­ни­ции пер­вых в ст. 1 ТК. Од­на­ко сле­ду­ет учи­ты­вать, что со­гла­ше­ния (Ге­не­раль­ное, та­риф­ные и мест­ные) ни­ко­гда ло­каль­ны­ми нор­ма­тив­ны­ми пра­во­вы­ми ак­та­ми не яв­ля­лись и не мо­гут яв­лять­ся, по­сколь­ку они при­ни­ма­ют­ся и дей­ству­ют на рес­пуб­ли­кан­ском уровне (Ге­не­раль­ное со­гла­ше­ние), от­рас­ле­вом (та­риф­ное со­гла­ше­ние) или мест­ном уровне (мест­ное со­гла­ше­ние). Вме­сте с тем кол­лек­тив­ные до­го­во­ры, хо­тя и схо­жи с ло­каль­ны­ми нор­ма­тив­ны­ми пра­во­вы­ми ак­та­ми по уров­ню при­ня­тия, но од­но­вре­мен­но име­ют и мно­же­ство от­ли­чий (по пра­во­вой при­ро­де, сро­кам дей­ствия, по­ряд­ку за­клю­че­ния, сфе­ре дей­ствия по кру­гу ра­бот­ни­ков и так да­лее) [6, с. 238–241, 276–281].

На­ко­нец, один из клю­че­вых тер­ми­нов в ТК – «трудовое от­но­ше­ние» не опре­де­ля­ет­ся ни в ст. 1 ТК, ни в ка­кой-ли­бо иной его ста­тье. Для устра­не­ния дан­но­го про­бе­ла с уче­том док­три­наль­ных раз­ра­бо­ток [8] и фор­му­ли­ро­вок дру­гих го­су­дарств – чле­нов ЕАЭС пред­ла­га­ем вклю­чить в за­ко­но­про­ект и до­пол­нить ст. 1 ТК но­вой де­фи­ни­ци­ей:

«тру­до­вые от­но­ше­ния – это об­ще­ствен­ные от­но­ше­ния меж­ду ра­бот­ни­ком и на­ни­ма­те­лем о лич­ном вы­пол­не­нии ра­бот­ни­ком тру­до­вой функ­ции в ин­те­ре­сах, под управ­ле­ни­ем и кон­тро­лем на­ни­ма­те­ля с под­чи­не­ни­ем внут­рен­не­му тру­до­во­му рас­по­ряд­ку за воз­на­граж­де­ние в ви­де за­ра­бот­ной пла­ты.» .

Недо­ра­бот­ки в ча­сти сроч­ных тру­до­вых до­го­во­ров и кон­трак­тов

Ста­тью 17 ТК раз­ра­бот­чи­ки пла­ни­ру­ют из­ло­жить в но­вой ре­дак­ции. Са­мо по се­бе воз­вра­ще­ние к клас­си­фи­ка­ции тру­до­вых до­го­во­ров по сро­ку на тру­до­вые до­го­во­ры с неопре­де­лен­ным сро­ком и сроч­ные тру­до­вые до­го­во­ры за­слу­жи­ва­ет под­держ­ки – это об­ще­при­знан­ный под­ход, от­ступ­ле­ния от ко­то­ро­го в бе­ло­рус­ском ко­дек­се в пе­ри­од с 1999 по 2014 год с уз­ким зна­че­ни­ем тер­ми­на «сроч­ный тру­до­вой до­го­вор» дав­но вы­зы­ва­ло на­ре­ка­ния спе­ци­а­ли­стов и услож­ня­ло кад­ро­вую прак­ти­ку.

Прин­ци­пи­аль­ное от­ли­чие пред­ла­га­е­мой но­вой ре­дак­ции ст. 17 ТК от дей­ству­ю­щей – это по­яв­ле­ние

в ней ч.ч. 3 и 4 с пе­реч­ня­ми слу­ча­ев обя­за­тель­но­го или до­пу­сти­мо­го за­клю­че­ния сроч­но­го тру­до­во­го до­го­во­ра. В этом под­хо­де яв­но про­сле­жи­ва­ет­ся вли­я­ние ст. 59 Тру­до­во­го ко­дек­са Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. От­ли­чие же вы­ра­жа­ет­ся в том, что бе­ло­рус­ский за­ко­но­да­тель, учтя в этой ча­сти рос­сий­ский опыт, во­все не со­би­ра­ет­ся вслед за Рос­си­ей от­ка­зы­вать­ся от вве­ден­ной в Бе­ла­ру­си с 1999 го­да прак­ти­ки неогра­ни­чен­но­го ис­поль­зо­ва­ния кон­трак­тов (ч. 5 ст. 17 пред­ла­га­е­мой ре­дак­ции ТК), что ни­ве­ли­ру­ет воз­мож­ный по­ло­жи­тель­ный эф­фект от дан­но­го но­во­вве­де­ния.

При­чем раз­ра­бот­чи­ки оши­боч­но по­ме­сти­ли пра­ви­ла о кон­трак­тах в гла­ву 181, рас­по­ло­жен­ную в раз­де­ле III «Осо­бен­но­сти ре­гу­ли­ро­ва­ния тру­да от­дель­ных ка­те­го­рий ра­бот­ни­ков». Не­ло­гич­ность та­ко­го рас­по­ло­же­ния объ­яс­ня­ет­ся тем, что ра­бот­ни­ки, при­ня­тые по кон­трак­там, – это не от­дель­ная ка­те­го­рия ра­бот­ни­ков, а лю­бые ра­бот­ни­ки, но с ко­то­ры­ми бе­ло­рус­ским на­ни­ма­те­лям раз­ре­ше­но за­клю­чать кон­трак­ты, вы­сту­па­ю­щие раз­но­вид­но­стью сроч­ных тру­до­вых до­го­во­ров. Ес­ли эту гла­ву и вклю­чать в ТК, то не в раз­дел III, а в раз­дел II (на­при­мер, в ви­де гла­вы 21).

При­ме­ни­тель­но к кон­тракт­ной си­сте­ме най­ма и за­ко­но­да­тель­но­му огра­ни­че­нию ее ис­поль­зо­ва­ния сто­ит учесть опыт Ка­зах­ста­на, где в п. 1 ст. 30 Тру­до­во­го ко­дек­са Рес­пуб­ли­ки Ка­зах­стан име­ют­ся сле­ду­ю­щие две нор­мы, огра­ни­чи­ва­ю­щие прак­ти­ку еже­год­но­го про­дле­ния сроч­ных тру­до­вых до­го­во­ров с ра­бот­ни­ка­ми: «Ко­ли­че­ство про­дле­ний сро­ка тру­до­во­го до­го­во­ра, за­клю­чен­но­го на опре­де­лен­ный срок не ме­нее од­но­го го­да, не мо­жет пре­вы­шать двух раз. При про­дол­же­нии тру­до­вых от­но­ше­ний тру­до­вой до­го­вор счи­та­ет­ся за­клю­чен­ным на неопре­де­лен­ный срок.».

Вклю­че­ние ана­ло­гич­ных пра­вил в ст. 17 ТК, на наш взгляд, поз­во­лит со­здать за­ко­но­да­тель­ный ба­рьер для неогра­ни­чен­но­го ис­поль­зо­ва­ния кон­трак­тов на­ни­ма­те­ля­ми при по­сто­ян­ном ха­рак­те­ре ра­бо­ты с прак­ти­кой его мно­го­крат­но­го про­дле­ния на ми­ни­маль­ный го­дич­ный срок.

По­ря­док под­пи­са­ния тру­до­во­го до­го­во­ра

Про­ект преду­смат­ри­ва­ет до­пол­не­ние ст. 18 ТК нор­мой о том, что каж­дая стра­ни­ца тру­до­во­го до­го­во­ра и при­ло­же­ний к нему ну­ме­ру­ет­ся и под­пи­сы­ва­ет­ся сто­ро­на­ми. В це­лом по­ло­жи­тель­но оце­ни­вая дан­ное но­во­вве­де­ние, за­ме­тим, что та­кой по­ря­док под­пи­са­ния тру­до­во­го до­го­во­ра за­щи­ща­ет ин­те­ре­сы обе­их сто­рон тру­до­во­го до­го­во­ра от зло­упо­треб­ле­ний с дру­гой сто­ро­ны, вно­ся­щей несо­гла­со­ван­ные кор­рек­ти­ров­ки в уже под­пи­сан­ный тру­до­вой до­го­вор.

Из­ме­не­ния и до­пол­не­ния норм о пе­ре­во­дах

Пла­ни­ру­е­мые из­ме­не­ния в ст.ст. 30, 31, 32, 33 и 34 ТК но­сят пре­иму­ще­ствен­но тер­ми­но­ло­ги­че­ский ха­рак­тер и свя­за­ны с воз­мож­ным суже­ни­ем по­ня­тия тру­до­вой функ­ции за счет ис­клю­че­ния из него спе­ци­аль­но­сти, о чем шла речь в на­ча­ле ста­тьи.

Оста­но­вим­ся чуть по­дроб­нее на пред­ла­га­е­мой за­ко­но­про­ек­том но­вой ст. 321 о вре­мен­ных пе­ре­во­дах.

В вы­ше­ука­зан­ной ста­тье Про­ек­та пред­ла­га­ет­ся скон­цен­три­ро­вать об­щие пра­ви­ла о вре­мен­ных пе­ре­во­дах на дру­гую ра­бо­ту, что в це­лом за­слу­жи­ва­ет под­держ­ки. Вме­сте с тем по пред­ло­жен­ным нор­мам име­ют­ся и ре­дак­ци­он­ные за­ме­ча­ния.

Часть 1 дан­ной ста­тьи по­ми­мо двух слу­ча­ев вре­мен­ных пе­ре­во­дов, не тре­бу­ю­щих со­гла­сия ра­бот­ни­ка (про­стой и про­из­вод­ствен­ная необ­хо­ди­мость), до­пус­ка­ет вре­мен­ный пе­ре­вод ра­бот­ни­ка с его со­гла­сия на срок до ше­сти ме­ся­цев в те­че­ние ка­лен­дар­но­го го­да. Воз­ни­ка­ет за­ко­но­мер­ный во­прос: чем обу­слов­лен этот срок в шесть ме­ся­цев? По­че­му вре­мен­ный пе­ре­вод по со­гла­ше­нию сто­рон нель­зя офор­мить на семь или во­семь ме­ся­цев или да­же на один, два или три го­да, к при­ме­ру, ес­ли он обу­слов­лен ухо­дом дру­го­го ра­бот­ни­ка в от­пуск по ухо­ду за ре­бен­ком до до­сти­же­ния им воз­рас­та трех лет?

Непо­нят­но, за­чем в ч. 2 ст. 321 за­креп­лять нор­му об озна­ком­ле­нии на­ни­ма­те­лем ра­бот­ни­ка под рос­пись с при­ка­зом (рас­по­ря­же­ни­ем) о вре­мен­ном пе­ре­во­де, ведь в п. 15 ст. 55 ТК уже име­ет­ся нор­ма об обя­зан­но­сти на­ни­ма­те­ля оформ­лять из­ме­не­ния усло­вий и пре­кра­ще­ние тру­до­во­го до­го­во­ра с ра­бот­ни­ком при­ка­зом и рас­по­ря­же­ни­ем. К то­му же та­кая про­це­ду­ра оформ­ле­ния ис­поль­зу­ет­ся не толь­ко при вре­мен­ных, но при лю­бых пе­ре­во­дах, вклю­чая и по­сто­ян­ные.

Ку­да ло­гич­нее бы­ло бы за­кре­пить в на­ча­ле гл. 3 об­щую ст. 291 об из­ме­не­нии тру­до­во­го до­го­во­ра, преду­смот­рев в ней пра­ви­ло о при­каз­ном по­ряд­ке оформ­ле­ния из­ме­не­ний усло­вий тру­до­во­го до­го­во­ра, а так­же пе­ре­ме­ще­ний, из­ме­не­ний су­ще­ствен­ных усло­вий тру­да, от­стра­не­ния от ра­бо­ты с озна­ком­ле­ни­ем с ним ра­бот­ни­ка под рос­пись.

В пред­ло­жен­ной ст. 321 по-преж­не­му оста­ет­ся неуре­гу­ли­ро­ван­ным во­прос о «ме­ха­низ­ме воз­вра­ще­ния ра­бот­ни­ка к вы­пол­не­нию преж­них тру­до­вых обя­зан­но­стей», на что ра­нее об­ра­ща­лось вни­ма­ние в ли­те­ра­ту­ре [9, с. 124].

Из­ме­не­ния и до­пол­не­ния норм об от­стра­не­нии от ра­бо­ты

Пла­ни­ру­е­мые кор­рек­ти­ров­ки в ст. 49 «От­стра­не­ние от ра­бо­ты» сво­дят­ся к ле­галь­ной де­фи­ни­ции от­стра­не­ния от ра­бо­ты и двум но­вым про­це­дур­ным пра­ви­лам.

Итак, в за­ко­но­про­ек­те пред­ла­га­ет­ся до­пол­нить ст. 49 ч. 1 сле­ду­ю­ще­го со­дер­жа­ния: « От­стра­не­ни­ем от ра­бо­ты яв­ля­ет­ся вре­мен­ное недо­пу­ще­ние ра­бот­ни­ка к ис­пол­не­нию сво­их тру­до­вых обя­зан­но­стей в свя­зи с об­сто­я­тель­ства­ми, преду­смот­рен­ны­ми на­сто­я­щей ста­тьей, ко­то­рое оформ­ля­ет­ся при­ка­зом (рас­по­ря­же­ни­ем) на­ни­ма­те­ля ли­бо упол­но­мо­чен­но­го долж­ност­но­го ли­ца на­ни­ма­те­ля».

Кро­ме то­го, ст. 49 ТК пла­ни­ру­ет­ся до­пол­нить та­ки­ми нор­ма­ми:

«по­сле от­стра­не­ния от ра­бо­ты до­пуск к ра­бо­те оформ­ля­ет­ся в та­ком же по­ряд­ке;

на­ни­ма­тель име­ет пра­во неза­мед­ли­тель­но от­стра­нять ра­бот­ни­ка от ра­бо­ты при вы­яв­ле­нии до­пу­щен­ных им на­ру­ше­ний про­из­вод­ствен­но-тех­но­ло­ги­че­ской, ис­пол­ни­тель­ской или тру­до­вой дис­ци­пли­ны, по­влек­ших или спо­соб­ных по­влечь при­чи­не­ние ор­га­ни­за­ции ущер­ба, на пе­ри­од устра­не­ния на­ру­ше­ний».

По­след­нее пра­ви­ло пе­ре­не­се­но в Про­ект из подп. 3.4 п. 3 Де­кре­та Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от 15 де­каб­ря 2014 г. №5 «Об уси­ле­нии тре­бо­ва­ний к ру­ко­во­дя­щим кад­рам и ра­бот­ни­кам ор­га­ни­за­ций».

По­след­ние два пра­ви­ла осо­бых воз­ра­же­ний не вы­зы­ва­ют, а вот са­ма нор­ма-де­фи­ни­ция пред­став­ля­ет­ся не со­всем точ­ной.

С уче­том пред­ше­ству­ю­щих на­уч­ных раз­ра­бо­ток (И.г.во­ро­бьев [10, с. 30], В.и.кри­вой [11, с. 49] и ав­тор на­сто­я­щей ста­тьи [9, с. 169–171] – в Бе­ла­ру­си; Л.ю.буг­ров [12, с. 422] – в Рос­сии; И.о.ло­си­ца, С.н.при­лип­ко, Д.в.тру­би­цин и О.н.яро­шен­ко – в Укра­ине [13, с. 22–32]) пред­ла­га­ем уточ­нить опре­де­ле­ние по­ня­тия «от­стра­не­ние от ра­бо­ты» в п. 32 Про­ек­та (по ч. 1 ст. 49 ТК):

«От­стра­не­ние от ра­бо­ты – вре­мен­ное при­оста­нов­ле­ние тру­до­во­го от­но­ше­ния пу­тем недо­пу­ще­ния ра­бот­ни­ка на­ни­ма­те­лем к вы­пол­не­нию тру­до­вой функ­ции по ос­но­ва­ни­ям и в по­ряд­ке, преду­смот­рен­ным в на­сто­я­щей ста­тье и дру­гих за­ко­но­да­тель­ных ак­тах.».

Кор­рек­ти­ров­ки норм о пре­кра­ще­нии тру­до­во­го до­го­во­ра

Ста­тью 35 ТК пред­ла­га­ет­ся на­звать «Об­щие ос­но­ва­ния пре­кра­ще­ния тру­до­во­го до­го­во­ра» , что сле­ду­ет оце­нить по­ло­жи­тель­но, так как в ней дей­стви­тель­но скон­цен­три­ро­ва­ны те ос­но­ва­ния, ко­то­рые мо­гут при­ме­нять­ся к лю­бым ка­те­го­ри­ям ра­бот­ни­ков.

Вме­сте с тем ч. 1 ст. 35 ТК сто­и­ло все же из­ло­жить в но­вой ре­дак­ции: «Тру­до­вой до­го­вор мо­жет быть пре­кра­щен толь­ко по ос­но­ва­ни­ям, преду­смот­рен­ным на­сто­я­щим Ко­дек­сом, ины­ми за­ко­но­да­тель­ны­ми ак­та­ми, а в слу­ча­ях, до­пус­ка­е­мым на­сто­я­щим Ко­дек­сом, – тру­до­вым до­го­во­ром.». Пред­ла­га­е­мое из­ме­не­ние, ес­ли бы оно бы­ло вос­при­ня­то за­ко­но­да­те­лем, от­ра­зи­ло бы ре­аль­ную си­ту­а­цию, сло­жив­шу­ю­ся в Бе­ла­ру­си, ко­гда от­дель­ные ос­но- ва­ния пре­кра­ще­ния тру­до­во­го до­го­во­ра за­креп­ле­ны вре­мен­ны­ми де­кре­та­ми Пре­зи­ден­та (Де­кре­том Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от 26 июля 1999 г. №29 «О до­пол­ни­тель­ных ме­рах по со­вер­шен­ство­ва­нию тру­до­вых от­но­ше­ний, укреп­ле­нию тру­до­вой и ис­пол­ни­тель­ской дис­ци­пли­ны» (да­лее – Де­крет №29) и Де­кре­том Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от 15 де­каб­ря 2014 г. №5 «Об уси­ле­нии тре­бо­ва­ний к ру­ко­во­дя­щим кад­рам и ра­бот­ни­кам ор­га­ни­за­ций»), а так­же за­ко­на­ми (на­при­мер, За­ко­ном Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь от 14 июня 2003 го­да «О го­су­дар­ствен­ной служ­бе в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь» (да­лее – За­кон о го­су­дар­ствен­ной служ­бе), ко­то­рые при­ме­ня­ют­ся в до­пол­не­ние к ос­но­ва­ни­ям, за­креп­лен­ным в ТК. Кро­ме то­го, ТК до­пус­ка­ет уста­нов­ле­ние с до­маш­ни­ми ра­бот­ни­ка­ми ос­но­ва­ний пре­кра­ще­ния тру­до­во­го до­го­во­ра, свя­зан­ных с на­ру­ше­ни­ем его усло­вий, в са­мом тру­до­вом до­го­во­ре (ч. 2 ст. 311 ТК).

К тех­ни­че­ско­му бра­ку мож­но от­не­сти за­ме­ну в п. 3 ст. 35 ТК слов «(ста­тья 40)» сло­ва­ми «(ста­тьи 40 и 401)», при­том что ни в дей­ству­ю­щем ТК, ни в за­ко­но­про­ек­те но­вой ст. 401 нет.

Ку­да бо­лее ра­зум­ным и учи­ты­ва­ю­щим опыт че­ты­рех го­су­дарств – чле­нов ЕАЭС (Рос­сии, Ка­зах­ста­на, Кыр­гыз­ста­на и Ар­ме­нии) бы­ло бы из­ме­не­ние ч. 3 ст. 35 ТК с за­ме­ной двух ос­но­ва­ний «по же­ла­нию [(ста­тья 40), или по тре­бо­ва­нию ра­бот­ни­ка (ста­тья 41)»] на од­но ос­но­ва­ние «по ини­ци­а­ти­ве ра­бот­ни­ка (ста­тья 40)».

В свою оче­редь, ст. 41 ТК сле­до­ва­ло бы ис­клю­чить, а на­зва­ние и ч. 1 ст. 40 ТК из­ло­жить в но­вой ре­дак­ции, рас­про­стра­нив это ос­но­ва­ние на лю­бые тру­до­вые до­го­во­ры: «Ста­тья 40. Рас­тор­же­ние тру­до­во­го до­го­во­ра по ини­ци­а­ти­ве ра­бот­ни­ка

Ра­бот­ник име­ет пра­во рас­торг­нуть тру­до­вой до­го­вор, пре­ду­пре­див об этом на­ни­ма­те­ля пись­мен­но за один ме­сяц.».

Осо­бо­го вни­ма­ния тре­бу­ет ана­лиз но­вой ре­дак­ции ст. 42 ТК, за­креп­ля­ю­щей ос­но­ва­ния рас­тор­же­ния тру­до­во­го до­го­во­ра по ини­ци­а­ти­ве на­ни­ма­те­ля. Кон­цеп­ция дан­ной ста­тьи в за­ко­но­про­ек­те ло­ма­ет­ся, так как раз­ра­бот­чи­ка­ми в нее вклю­че­ны как об­щие ос­но­ва­ния, так и неко­то­рые до­пол­ни­тель­ные ос­но­ва­ния, свя­зан­ные с ви­нов­ным по­ве­де­ни­ем от­дель­ных ка­те­го­рий ра­бот­ни­ков (со­кры­тие ру­ко­во­ди­те­лем ор­га­ни­за­ции фак­тов на­ру­ше­ния ра­бот­ни­ка­ми тру­до­вых обя­зан­но­стей ли­бо непри­вле­че­ние без ува­жи­тель­ных при­чин ви­нов­ных лиц к уста­нов­лен­ной за­ко­но­да­тель­ством от­вет­ствен­но­сти за та­кие на­ру­ше­ния; при­чи­не­ние в свя­зи с ис­пол­не­ни­ем тру­до­вых обя­зан­но­стей го­су­дар­ству, юри­ди­че­ским и (или) фи­зи­че­ским ли­цам иму­ще­ствен­но­го ущер­ба, уста­нов­лен­но­го всту­пив­шим в за­кон­ную си­лу ре-

ше­ни­ем су­да; неод­но­крат­ное (два ра­за и бо­лее в те­че­ние ше­сти ме­ся­цев) на­ру­ше­ние уста­нов­лен­но­го за­ко­но­да­тель­ством по­ряд­ка рас­смот­ре­ния об­ра­ще­ний граж­дан и юри­ди­че­ских лиц, а так­же непра­во­мер­ный от­каз в рас­смот­ре­нии от­но­ся­щих­ся к ком­пе­тен­ции со­от­вет­ству­ю­ще­го го­су­дар­ствен­но­го ор­га­на об­ра­ще­ний граж­дан и юри­ди­че­ских лиц; неза­кон­ное при­вле­че­ние к от­вет­ствен­но­сти граж­дан и юри­ди­че­ских лиц; неод­но­крат­ное (два ра­за и бо­лее в те­че­ние ше­сти ме­ся­цев) пред­став­ле­ние в упол­но­мо­чен­ные ор­га­ны непол­ных ли­бо недо­сто­вер­ных све­де­ний; со­вер­ше­ние ви­нов­ных дей­ствий ра­бот­ни­ком, непо­сред­ствен­но об­слу­жи­ва­ю­щим де­неж­ные и ма­те­ри­аль­ные цен­но­сти, ес­ли эти дей­ствия яв­ля­ют­ся ос­но­ва­ни­ем для утра­ты до­ве­рия к нему со сто­ро­ны на­ни­ма­те­ля; со­вер­ше­ние ра­бот­ни­ком, вы­пол­ня­ю­щим вос­пи­та­тель­ные функ­ции, амо­раль­но­го про­ступ­ка, несов­ме­сти­мо­го с про­дол­же­ни­ем дан­ной ра­бо­ты). За­чем раз­ра­бот­чи­кам по­тре­бо­ва­лось п.п. 2 и 3 пе­ре­но­сить из ст. 47 в ст. 42, а так­же до­пол­нять ст. 42 ТК до­пол­ни­тель­ны­ми ос­но­ва­ни­я­ми, вклю­ча­е­мы­ми в кон­трак­ты с от­дель­ны­ми (как пра­ви­ло, ру­ко­во­дя­щи­ми) ра­бот­ни­ка­ми, оста­ет­ся за­гад­кой. Вы­ше­ука­зан­ные ос­но­ва­ния рас­тор­же­ния тру­до­во­го до­го­во­ра, вклю­чен­ные за­ко­но­про­ек­том в ст. 42 ТК, но­сят не об­щий, а спе­ци­аль­ный ха­рак­тер (мо­гут со­вер­шать­ся не лю­бым ра­бот­ни­ком, а лишь от­дель­ны­ми ка­те­го­ри­я­ми ра­бот­ни­ков), то есть это до­пол­ни­тель­ные ос­но­ва­ния, ко­то­рые сле­ду­ет вклю­чать не в ст. 42, а в ст. 47 ТК, а те, что рас­счи­та­ны на го­су­дар­ствен­ных слу­жа­щих (п.п. 9 и 10), – в За­кон о го­су­дар­ствен­ной служ­бе.

Раз­ра­бот­чи­ки по­пы­та­лись уре­гу­ли­ро­вать про­бель­ную на дан­ный мо­мент си­ту­а­цию с при­оста­нов­ле­ни­ем или пре­кра­ще­ни­ем де­я­тель­но­сти ад­во­ка­та ли­бо но­та­ри­уса, фи­зи­че­ско­го ли­ца, осу­ществ­ля­ю­ще­го де­я­тель­ность по ока­за­нию услуг в сфе­ре аг­ро­эко­ту­риз­ма, ис­поль­зу­ю­щих труд на­ем­ных ра­бот­ни­ков. В том слу­чае, ес­ли пре­кра­ще­ние их де­я­тель­но­сти ини­ци­и­ро­ва­но ими са­ми­ми, уволь­не­ние ра­бот­ни­ков долж­но про­из­во­дить­ся по но­вой ре­дак­ции п. 2 ст. 42 ТК, то есть ана­ло­гич­но пре­кра­ще­нию де­я­тель­но­сти ин­ди­ви­ду­аль­но­го пред­при­ни­ма­те­ля, а ес­ли обу­слов­ле­но при­зы­вом ад­во­ка­та, но­та­ри­уса на во­ен­ную служ­бу, на­прав­ле­ни­ем их на аль­тер­на­тив­ную служ­бу – со­глас­но п. 8, вклю­ча­е­мо­му в ст. 44 ТК. Та­кое ре­ше­ние ра­зум­но, по­сколь­ку в пер­вом слу­чае при­сут­ству­ет ини­ци­а­ти­ва на­ни­ма­те­ля, а во вто­ром – об­сто­я­тель­ство, не за­ви­ся­щее от во­ли сто­рон. При­чем при рас­тор­же­нии тру­до­во­го до­го­во­ра в со­от­вет­ствии с но­вым п. 2 ст. 42 ТК на­ни­ма­тель обя­зан за­ме­нить пре­ду­пре­жде­ние о пред­сто­я­щем уволь­не­нии вы­пла­той ком­пен­са­ции в раз­ме­ре двух­ме­сяч­но­го сред­не­го за­ра­бот­ка, что за­креп­ле­но в но­вой ре­дак­ции ст. 43 ТК.

В ча­сти 9 ст. 43 ТК пред­ла­га­ет­ся уре­гу­ли­ро­вать си­ту­а­цию «для­ще­го­ся про­гу­ла», ко­гда ра­бот­ник пе­ре­стал вы­хо­дить на ра­бо­ту по неува­жи­тель­ным при­чи­нам. На прак­ти­ке дав­но об­суж­да­ет­ся во­прос, ка­кой да­той его сле­ду­ет уволь­нять: да­той пер­во­го дня про­гу­ла или да­той об­на­ру­же­ния неува­жи­тель­но­сти при­чин невы­хо­да и так да­лее. Пред­ла­га­ет­ся за­кре­пить в ТК пер­вый ва­ри­ант: «В слу­ча­ях, ко­гда про­гул без ува­жи­тель­ной при­чи­ны про­дол­жа­ет­ся несколь­ко ра­бо­чих дней под­ряд, на­ни­ма­тель впра­ве из­дать при­каз (рас­по­ря­же­ние) об уволь­не­нии ра­бот­ни­ка с пер­во­го дня про­гу­ла.»

Ста­тью 47 ТК пред­ла­га­ет­ся до­пол­нить но­вым до­пол­ни­тель­ным ос­но­ва­ни­ем пре­кра­ще­ния тру­до­во­го до­го­во­ра: «8) неис­пол­не­ния, ненад­ле­жа­ще­го или несвое­вре­мен­но­го ис­пол­не­ния долж­ност­ным ли­цом вы­ра­жен­но­го в уста­нов­лен­ной за­ко­но­да­тель­ством фор­ме тре­бо­ва­ния долж­ност­но­го ли­ца, осу­ществ­ля­ю­ще­го го­су­дар­ствен­ный кон­троль и (или) над­зор, пред­пи­са­ния ор­га­на го­су­дар­ствен­ной без­опас­но­сти, пред­став­ле­ния ор­га­на го­су­дар­ствен­ной охра­ны ли­бо непри­ня­тия мер по устра­не­нию ука­зан­ных в них на­ру­ше­ний.». В этом по­ло­же­нии за­ко­но­про­ек­та сму­ща­ет толь­ко упо­ми­на­ние пред­пи­са­ний ор­га­на го­су­дар­ствен­ной без­опас­но­сти, пред­став­ле­ния ор­га­на го­су­дар­ствен­ной охра­ны, ко­то­рые не име­ют пря­мо­го от­но­ше­ние к над­зо­ру и кон­тро­лю за со­блю­де­ни­ем за­ко­но­да­тель­ства о тру­де.

В но­вой ре­дак­ции п. 7 ст. 42 ТК преду­смат­ри­ва­ет­ся воз­мож­ность уволь­не­ния ра­бот­ни­ка по ини­ци­а­ти­ве на­ни­ма­те­ля в слу­чае «од­но­крат­но­го гру­бо­го на­ру­ше­ния ра­бот­ни­ком сво­их тру­до­вых обя­зан­но­стей, при­зна­ва­е­мо­го та­ко­вым в со­от­вет­ствии с за­ко­но­да­тель­ны­ми ак­та­ми, в том чис­ле... ». Та­кая фор­му­ли­ров­ка мо­жет при­ве­сти на прак­ти­ке к су­ще­ствен­ным зло­упо­треб­ле­ни­ям со сто­ро­ны на­ни­ма­те­лей, так как сло­ва «в том чис­ле» мо­гут тол­ко­вать­ся так, что осталь­ные слу­чаи «од­но­крат­но­го гру­бо­го на­ру­ше­ния ра­бот­ни­ком сво­их тру­до­вых обя­зан­но­стей» от­не­се­ны за­ко­но­да­те­лем на усмот­ре­ние на­ни­ма­те­ля, и по­след­ний бу­дет за лю­бые на­ру­ше­ния уволь­нять ра­бот­ни­ков по дан­но­му пунк­ту. Что­бы из­бе­жать та­ко­го рас­ши­ри­тель­но­го тол­ко­ва­ния вы­ше­ука­зан­ной нор­мы и субъ­ек­ти­виз­ма в оцен­ке на­ни­ма­те­лем гру­бо­сти на­ру­ше­ний со сто­ро­ны ра­бот­ни­ка, сло­ва «в том чис­ле» сле­ду­ет за­ме­нить на « а имен­но: ».

При этом сле­ду­ет со­хра­нить до­пол­ни­тель­ное ос­но­ва­ние уволь­не­ния в от­но­ше­нии ру­ко­во­ди­те­лей ор­га­ни­за­ции и иных топ-ме­не­дже­ров в п. 1 ст. 47 ТК, ко­то­рые раз­ра­бот­чи­ки за­ко­но­про­ек­та пред­ла­га­ют ис­клю­чить из ТК (в слу­чае «од­но­крат­но­го гру­бо­го на­ру­ше­ния тру­до­вых обя­зан­но­стей ру­ко­во­ди­те­лем ор­га­ни­за­ции (обособ­лен­но­го под­раз­де­ле­ния) и его

за­ме­сти­те­ля­ми, глав­ным бух­гал­те­ром и его за­ме­сти­те­ля­ми»).

В пред­ла­га­е­мом за­ко­но­про­ек­том абз. 5 п. 7 ст. 42 ТК «на­ру­ше­ния тре­бо­ва­ний по охране тру­да, по­влек­ше­го уве­чье или смерть дру­гих ра­бот­ни­ков» пред­ла­га­ем сло­ва «дру­гих ра­бот­ни­ков» за­ме­нить сло­ва­ми «дру­го­го ра­бот­ни­ка» , так как име­ю­ще­е­ся рас­хож­де­ние в фор­му­ли­ров­ках п. 9 ст. 42 ТК и подп. 2.10 п. 2 Де­кре­та №29 в на­сто­я­щее вре­мя в су­деб­ной и кад­ро­вой прак­ти­ке тол­ку­ет­ся огра­ни­чи­тель­но как од­но­крат­ное гру­бое на­ру­ше­ние пра­вил охра­ны тру­да, ко­гда до­ста­точ­но уве­чья или смер­ти хо­тя бы од­но­го дру­го­го ра­бот­ни­ка, а не дру­гих ра­бот­ни­ков (двух и бо­лее).

Спор­ная нор­ма в от­но­ше­нии ди­стан­ци­он­ных ра­бот­ни­ков

От­ме­чая в це­лом ре­аль­ную по­треб­ность в но­вой гл. 251 «Осо­бен­но­сти ре­гу­ли­ро­ва­ния тру­да ра­бот­ни­ков, осу­ществ­ля­ю­щих ди­стан­ци­он­ную ра­бо­ту», к со­жа­ле­нию, в ст. 3072 вкра­лось непро­ду­ман­ное пра­ви­ло о том, что за­клю­че­ние тру­до­во­го до­го­во­ра с ра­бот­ни­ком, осу­ществ­ля­ю­щим ди­стан­ци­он­ную ра­бо­ту, до­пус­ка­ет­ся толь­ко при лич­ном при­сут­ствии та­ко­го ра­бот­ни­ка. Оста­ет­ся толь­ко до­га­ды­вать­ся, как бу­дет обес­пе­че­но лич­ное при­сут­ствие ди­стан­ци­он­но­го ра­бот­ни­ка в том слу­чае, ес­ли он, на­при­мер, ра­бо­та­ет из-за гра­ни­цы (для ди­стан­ци­он­ных ра­бот­ни­ков, в том чис­ле It-спе­ци­а­ли­стов, ра­бот­ни­ков сфе­ры об­ра­зо­ва­ния, это яв­ля­ет­ся об­ще­ми­ро­вой прак­ти­кой). Ка­кой смысл име­ет лич­ное при­сут­ствие ра­бот­ни­ка, ес­ли за­клю­чить тру­до­вой до­го­вор с ним мож­но вна­ча­ле че­рез об­мен пись­ма­ми по­сред­ством Ин­тер­не­та, а за­тем пу­тем под­пи­са­ния ори­ги­на­ла тру­до­во­го до­го­во­ра, пе­ре­сы­ла­е­мо­го по по­чте? Оче­вид­но, эту нор­му необ­хо­ди­мо скор­рек­ти­ро­вать.

Недо­ра­бот­ки в ча­сти ма­те­ри­аль­ной от­вет­ствен­но­сти ра­бот­ни­ков

Пред­ла­га­е­мые объ­еди­нен­ным за­ко­но­про­ек­том кор­рек­ти­ров­ки в ст.ст. 400, 405, 406 и 408 ТК устра­ня­ют ряд про­бе­лов и кол­ли­зий в ин­сти­ту­те ма­те­ри­аль­ной от­вет­ствен­но­сти, од­на­ко да­ле­ко не все.

В ка­че­стве на­зрев­ших и все еще не ре­шен­ных во­про­сов, тре­бу­ю­щих сво­е­го за­ко­но­да­тель­но­го устра­не­ния, ука­жем сле­ду­ю­щие:

1) бе­ло­рус­ско­му за­ко­но­да­те­лю сто­ит вер­нуть­ся к кон­цеп­ции об­ще­го пра­ви­ла об огра­ни­чен­ной ма­те­ри­аль­ной от­вет­ствен­но­сти пу­тем из­ме­не­ния ст. 402 ТК, как это ре­а­ли­зо­ва­но в тру­до­вом за­ко­но­да­тель­стве Ар­ме­нии, Ка­зах­ста­на, Кыр­гыз­ста­на и Рос­сии (Бе­ла­русь из пя­ти го­су­дарств – чле­нов ЕАЭС оста­ет­ся един­ствен­ным ис­клю­че­ни­ем, где дей­ству­ет об­щее пра­ви­ло о пол­ной ма­те­ри­аль­ной от­вет­ствен­но­сти ра­бот­ни­ка) [14, с. 398];

2) пра­ви­ла на­ступ­ле­ния пол­ной ма­те­ри­аль­ной от­вет­ствен­но­сти долж­ны быть еди­ны как для ра­бот­ни­ков, при­ни­ма­е­мых по кон­трак­там, так и на ос­но­ва­нии иных тру­до­вых до­го­во­ров, за­клю­ча­е­мых на неопре­де­лен­ный срок и сроч­ных тру­до­вых до­го­во­ров, как это пра­виль­но обос­но­вы­ва­ет Фе­де­ра­ция проф­со­ю­зов Бе­ла­ру­си, что­бы ис­клю­чить дис­кри­ми­на­цию пер­вых. К со­жа­ле­нию, в за­ко­но­про­ек­те эти пред­ло­же­ния не на­шли сво­е­го от­ра­же­ния;

3) из ст. 404 ТК сле­ду­ет ис­клю­чить п. 6, ко­то­рый преду­смат­ри­ва­ет не ос­но­ва­ние пол­ной ма­те­ри­аль­ной от­вет­ствен­но­сти, а слу­чай граж­дан­ско-пра­во­вой от­вет­ствен­но­сти (де­ликт), ко­то­рая на­сту­па­ет по нор­мам Граж­дан­ско­го ко­дек­са Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь.

1. Томашевский, К.Л. Но­во­вве­де­ния в Тру­до­вой ко­декс Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь, пла­ни­ру­е­мые на 2018 год (неза­ви­си­мая экс­перт­ная оцен­ка) / К.л.томашевский // Трудовое и со­ци­аль­ное пра­во. – 2017. – №3. – С. 19–24.

2. Томашевский, К.Л. Но­во­вве­де­ния в Тру­до­вой ко­декс Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь, пла­ни­ру­е­мые на 2018 год (неза­ви­си­мая экс­перт­ная оцен­ка) / К.л.томашевский // Трудовое и со­ци­аль­ное пра­во. – 2017. – №4. – С. 11–15.

3. Томашевский, К.Л. Объ­еди­нен­ный за­ко­но­про­ект по вне­се­нию из­ме­не­ний и до­пол­не­ний в Тру­до­вой ко­декс Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь (про­блем­ные ме­ста) / К.л.томашевский // Трудовое и со­ци­аль­ное пра­во. – 2018. – №2. – С. 12–16.

4. Чер­но­руц­кая, Н. По­прав­ки в Тру­до­вой ко­декс: от уволь­не­ния топ-ме­не­дже­ра до ди­стан­ци­он­ной ра­бо­ты / Н.чер­но­руц­кая // Ре­жим до­сту­па: https://neg.by/novosti/otkrytj/popravki-vtrudovoj-kodeks. – Да­та до­сту­па: 05.08.2018.

5. Ку­ры­ле­ва, О.С. Тру­до­вой ко­декс Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь: кон­цеп­ту­аль­ные из­ме­не­ния / О.с.ку­ры­ле­ва, Е.в.мо­ти­на, Т.м.пе­то­чен­ко // Трудовое и со­ци­аль­ное пра­во. – 2018. – №2. – С. 17–24.

6. Томашевский, К.Л. Си­сте­ма ис­точ­ни­ков тру­до­во­го пра­ва Бе­ла­ру­си (ис­то­рия, тео­рия и прак­ти­ка): мо­но­гра­фия / К.л.томашевский. – Минск: Амал­фея; Межд. ун-т «МИТСО», 2013. – 460 с.

7. Томашевский, К. Л. Ис­точ­ни­ки тру­до­во­го пра­ва го­су­дарств – чле­нов Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го со­ю­за (про­бле­мы тео­рии и прак­ти­ки): мо­но­гра­фия / К.л.томашевский. – Минск: Меж­ду­нар. ун-т «МИТСО», 2017. – 560 с.

8. Томашевский, К. Л. Опре­де­ле­ние тру­до­во­го от­но­ше­ния: от док­три­наль­ных раз­ра­бо­ток к ле­галь­но­му за­креп­ле­нию в го­су­дар­ствах – чле­нах ЕАЭС / К.л.томашевский // Трудовое пра­во в Рос­сии и за ру­бе­жом. – 2018. – №1. – С. 3–6.

9. Томашевский, К.Л. Из­ме­не­ние тру­до­во­го до­го­во­ра и усло­вий тру­да: сравн. ана­лиз за­ко­но­да­тель­ства Рос­сии, Бе­ла­ру­си, др. стран СНГ и За­пад­ной Ев­ро­пы / К.л.томашевский. – М.: Из­дво де­лов. и учеб. лит., 2005. – 208 с.

10. Во­ро­бьев, И.Г. От­стра­не­ние от ра­бо­ты: пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние / И.г.во­ро­бьев. – Минск: Амал­фея, 2004. – 304 с.

11. Кри­вой, В.И. Из­ме­не­ние тру­до­во­го до­го­во­ра: практ. по­со­бие / В.и.кри­вой. – Минск: ЗАО «Бел­биз­не­спресс», 1998. – 64 с.

12. Буг­ров, Л.Ю. Тру­до­вой до­го­вор в Рос­сии и за ру­бе­жом: мо­но­гра­фия / Л.ю.буг­ров. – Пермь: Перм. гос. нац. ис­след. ун-т, 2013. – 642 с.

13. Пробле­ми пра­во­во­го ре­гу­лю­ван­ня від­стро­нен­ня пра­ціи­ків від ро­бо­ти за за­ко­но­дав­ством Украï­ни: мо­но­гра­фія / І.о.ло­си­ця, С.м.при­лип­ко, Д.в.трубі, О.м.яро­шен­ко. – Хар­ків: Вид-во «ФІНН», 2011. – 224 с.

14. Евразий­ское трудовое пра­во: учеб­ник / Е.а.волк [и др.]; под общ. ред. М.в.луш­ни­ко­вой, К.с.ра­ман­ку­ло­ва, К.л.то­ма­шев­ско­го. – М.: Про­спект, 2017. – 494 с. Ма­те­ри­ал по­сту­пил в ре­дак­цию 06.08.2018

Ки­рилл ТОМАШЕВСКИЙ, кан­ди­дат юри­ди­че­ских на­ук, до­цент, про­фес­сор ка­фед­ры тру­до­во­го и хо­зяй­ствен­но­го пра­ва, ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник Цен­тра ис­сле­до­ва­ния проф­со­юз­но­го дви­же­ния и тру­до­во­го пра­ва НИИ ТИСО Меж­ду­на­род­но­го уни­вер­си­те­та «МИТСО»

Newspapers in Russian

Newspapers from Belarus

© PressReader. All rights reserved.