Опять о язы­ке

MK Estonia - - МК-НЕДЕЛЯ - АН­ДРЕЙ ТИТОВ Глав­ный ре­дак­тор

Од­ну эс­тон­ку, по­се­тив­шую Нарву, воз­му­ти­ло, что в мест­ном ки­но­те­ат­ре идут филь­мы с рус­ским дуб­ля­жом и не все се­ан­сы со­про­вож­да­ют­ся пе­ре­во­дом на эс­тон­ский язык. Она со­об­щи­ла об этом в Язы­ко­вую ин­спек­цию. Ту дол­го упра­ши­вать не на­до, по та­ко­му слу­чаю тут же на­ча­ли де­ло­про­из­вод­ство. Ки­но­те­атр оправ­ды­ва­ет­ся, но у язы­ко­вых ин­спек­то­ров своя, аль­тер­на­тив­ная ло­ги­ка.

И в то же са­мое вре­мя пра­во­за­щит­ная ор­га­ни­за­ция Human Rights Watch пуб­ли­ку­ет ра­порт о со­блю­де­нии Эсто­ни­ей меж­ду­на­род­ных обя­за­тельств в об­ла­сти прав че­ло­ве­ка. Там мно­го все­го и, по су­ти, ма­ло но­во­го, на что пра­во­за­щит­ни­ки не об­ра­ща­ли бы вни­ма­ния рань­ше. Но сре­ди про­че­го го­во­рит­ся и о язы­ке. Ци­та­та: «В ря­де слу­ча­ев эс­тон­ская язы­ко­вая по­ли­ти­ка и спо­со­бы ее ре­а­ли­за­ции но­сят дис­кри­ми­на­ци­он­ный ха­рак­тер».

По мне­нию Human Rights Watch, де­я­тель­ность той же Язы­ко­вой ин­спек­ции по­рой не учи­ты­ва­ет ре­ги­о­наль­ную спе­ци­фи­ку. И при­ве­ден­ный в на­ча­ле за­мет­ки слу­чай – как раз из этой опе­ры.

Мно­го ли в той Нарве го­во­ря­щих по­э­с­тон­ски? По ста­ти­сти­ке – где-то па­роч­ка про­цен­тов. А на прак­ти­ке – их еще по­ис­кать на­до. По­чи­тай­те на с. 12-13 про жур­на­лист­ский экс­пе­ри­мент, он очень по­ка­за­те­лен.

А сколь­ко вот та­ких слу­чай­ных ту­ри­стов, ко­то­рые, при­быв в Нарву, еще и в ки­но там за­хо­тят схо­дить? Без пре­уве­ли­че­ния – на­вер­ня­ка на паль­цах од­ной ру­ки со­счи­тать мож­но. И вот ра­ди этих «несколь­ких паль­цев» вла­дель­цы биз­не­са долж­ны пе­ре­смот­реть всю свою мо­дель при­вле­че­ния кли­ен­тов в дан­ном кон­крет­ном ре­ги­оне?

Мне во­об­ще непо­нят­но, по­че­му Язы­ко­вая ин­спек­ция вме­ши­ва­ет­ся в част­ный биз­нес. Ну хо­ро­шо, до­пу­стим, что опре­де­лен­ные мо­мен­ты еще мож­но как-то оправ­дать. На­при­мер, ко­гда тре­бу­ют пе­ре­во­да на­руж­ной ре­кла­мы. Это же все в от­кры­том до­сту­пе экс­по­ни­ру­ет­ся, вдруг ка­кой нез­до­ро­вый че­ло­век слу­чай­но уви­дит и бу­дет очень по это­му по­во­ду пе­ре­жи­вать.

Но тот же ки­но­те­атр – за­кры­тое по­ме­ще­ние, ку­да вход до­сту­пен лишь по би­ле­там. Сна­ру­жи ни­ко­го раз­дра­жать не мо­жет. А ес­ли кто спе­ци­аль­но идет внутрь, что­бы по­лу­чить пор­цию раз­дра­же­ния, то во­прос уже вста­ет об ум­ствен­ных спо­соб­но­стях кон­крет­но­го пер­со­на­жа.

Эдак ко мне со­сед-эсто­нец за со­лью зай­ти мо­жет, уви­дит на стене ка­лен­дарь на рус­ском язы­ке и в Язы­ко­вую ин­спек­цию на­сту­чит, а та за­ста­вит ме­ня эс­тон­ский ка­лен­дарь по­ве­сить?

По­жа­луй, к ре­ко­мен­да­ци­ям Human Rights Watch сто­и­ло бы до­ба­вить и невме­ша­тель­ство в част­ное пред­при­ни­ма­тель­ство. И в лич­ную жизнь – так, на вся­кий слу­чай.

Ма­ло­при­год­ные ли­де­ры

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.