Илья АВЕР­БУХ:

«ВПЕР­ВЫЕ ЗА ДЕ­СЯТЬ ЛЕТ Я ЖИ­ВУ НЕНОР­МАЛЬ­НОЙ ДЛЯ МЕ­НЯ ЖИЗ­НЬЮ»

MK Estonia - - ШОУ-БИЗНЕС - Улья­на КА­ЛАШ­НИ­КО­ВА.

В СО­ЧИ КИ­ПИТ СВЕТ­СКАЯ ЖИЗНЬ, И ЭТО СВЯ­ЗА­НО НЕ ТОЛЬ­КО С НЕДАВ­НЕЙ СВА­ДЬБОЙ ТА­ТЬЯ­НЫ НАВ­КИ. Сей­час пре­стиж­ный ку­рорт стал вре­мен­ным до­мом для звезд­ной ком­па­нии фи­гу­ри­стов, сре­ди ко­то­рых Ро­ман Ко­сто­ма­ров, Мак­сим Ма­ри­нин, Ма­рия Петрова, Мар­га­ри­та Дро­бяз­ко и дру­гие. Все они за­ня­ты в но­вой ле­до­вой по­ста­нов­ке «Кар­мен» Ильи Авер­бу­ха. Мы от­пра­ви­лись на ме­сто со­бы­тий и по­го­во­ри­ли с ре­жис­се­ром и про­дю­се­ром ле­до­во­го мю­зик­ла.

— Илья, вы уже не впер­вые удив­ля­е­те пуб­ли­ку ле­до­вы­ми по­ста­нов­ка­ми. Но сей­час ва­ши по­клон­ни­ки весь­ма за­ин­три­го­ва­ны. По­че­му вдруг «Кар­мен»?

— Идея «Кар­мен» ме­ня пре­сле­до­ва­ла все­гда, но я от нее по­сто­ян­но ухо­дил. От­пу­ги­ва­ло то, что по­ста­но­вок бы­ло очень мно­го. В ито­ге при под­го­тов­ке раз­ра­ба­ты­ва­лось очень мно­го сце­на­ри­ев, каж­дый из них при­во­дил ме­ня в ту­пик, по­то­му что я не ви­дел его во­пло­ще­ния на льду. Но «Кар­мен» все же про­кра­лась в мою го­ло­ву и всех уби­ла там. ( Сме­ет­ся.) Все на­ча­лось имен­но с убий­ства. В ка­кой-то мо­мент я внес из­ме­не­ния в от­но­ше­ния ге­ро­ев лю­бов­но­го тре­уголь­ни­ка, и та­ким об­ра­зом уда­лось со­здать объ­ем. Как толь­ко он у ме­ня по­явил­ся в го­ло­ве, я ска­зал: «Все! Де­ла­ем «Кар­мен»!» По­на­ча­лу все скеп­ти­че­ски от­но­си­лись к этой за­тее. Фи­гу­ри­сты то­же не бы­ли счаст­ли­вы, по­то­му что все они чем­пи­о­ны и всем им хо­чет­ся быть со­ли­ста­ми. Но сей­час, ко­гда в шоу по­яви­лось мно­го до­пол­ни­тель­ных об­ра­зов, эти про­бле­мы по­за­ди.

— Ес­ли поз­во­ли­те, еще од­но «по­че­му». По­че­му не Москва, а Со­чи?

— Я ду­маю, что это сте­че­ние об­сто­я­тельств, о ко­то­ром мож­но бы­ло толь­ко меч­тать. Ко­гда встал во­прос, что мы бу­дем де­лать с пост-олим­пий­ским насле­ди­ем, ко мне по­сту­пи­ло пред­ло­же­ние о еже­днев­ной ра­бо­те в ле­до­вом двор­це «Айс­берг». Я пол­но­стью оку­нул­ся в этот про­ект, и вот уже Со­чи стал на­шей лет­ней ре­зи­ден­ци­ей. Я уже до­вел до ав­то­ма­тиз­ма до­ро­гу из то­го ме­ста, где я жи­ву в Со­чи, до Моск­вы. Чуть боль­ше че­ты­рех ча­сов. Вы­счи­та­но все по ми­ну­там. Ко­неч­но, я не те­ряю связь со сто­ли­цей и прак­ти­че­ски жи­ву на два го­ро­да, но мне в Со­чи бе­зум­но ком­форт­но.

— Хо­те­лось бы узнать, чем же вы тут за­ни­ма­е­тесь кро­ме мю­зик­ла?

— В Со­чи у ме­ня по­яви­лось мно­го спор­тив­ных увле­че­ний. На­при­мер, с Ро­ма­ном Ко­сто­ма­ро­вым два ра­за в неде­лю у нас про­ис­хо­дит битва в тен­нис. И Ро­ма все­гда вы­иг­ры­ва­ет. ( Сме­ет­ся.) По­то­му что в Москве за­ни­мал­ся с пре­по­да­ва­те­лем. Но он ме­ня под­тя­ги­ва­ет, и я ду­маю, что в кон­це се­зо­на его сде­лаю. В дру­гие дни у нас фут­боль­ные мат­чи с ре­бя­та­ми. Во­об­ще для ме­ня это пер­вое ле­то за по­след­ние де­сять лет, ко­гда нет «Лед­ни­ко­во­го пе­ри­о­да». По­это­му я да­же в рас­те­рян­но­сти на­хо­жусь — по­яви­лось мно­го вре­ме­ни, ко­то­ро­го рань­ше ни­ко­гда не бы­ло. Впер­вые за де­сять лет я жи­ву ненор­маль­ной для ме­ня, но вполне нор­маль­ной для всех жиз­нью, в ко­то­рой есть ме­сто от­ды­ху, ка­фе и про­гул­кам по на­бе­реж­ной, о чем я, на­вер­ное, и не ду­мал рань­ше.

— Как стро­ит­ся ваш ра­бо­чий день на ку­рор­те?

— Ес­ли нет дел, мо­гу спать до де­ся­ти. Но ес­ли в пла­нах про­беж­ка, то вста­вать нуж­но ча­сов в де­вять. Утрен­ний спорт до по­лу­дня, по­том при­хо­жу в себя и уже в два ча­са еду в ле­до­вый дво­рец, где на­хо­жусь до ве­че­ра. Во-пер­вых, у ме­ня там офис. Во-вто­рых, к трем при­ез­жа­ют фи­гу­ри­сты и начинают рас­ка­ты­вать­ся, по­вто­рять ша­ги. Я спус­ка­юсь на лед и про­во­жу с ни­ми ре­пе­ти­ции. Они де­ла­ют это еже­днев­но. Не толь­ко ра­ди ве­чер­них шоу, но еще и для то­го, что­бы из­ба­вить­ся от пляж­но­го со­сто­я­ния, ведь по­те­рять на­вык мож­но очень быст­ро. По окон­ча­нии шоу я мо­гу про­во­дить ра­бо­ту над ошиб­ка­ми в те­че­ние ча­са с те­ми, кто так или ина­че пло­хо ра­бо­тал. Ну а за­тем — ужин и сон. К сво­е­му сты­ду, го­тов при­знать­ся, что не схо­дил еще ни на од­но мест­ное шоу, ни ра­зу не был в пар­ке ат­трак­ци­о­нов.

— И сло­во «пляж» то­же не про­зву­ча­ло...

— Не люб­лю пляж, вот и все. Мне че­рез де­сять ми­нут скуч­но ле­жать, нуж­но что-то де­лать. Хо­тя мо­ре за­ме­ча­тель­ное. И за­бе­жать оку­нуть­ся по­сле фут­боль­чи­ка мож­но с удо­воль­стви­ем.

— Го­во­рят, вас ви­де­ли еще и в го­ноч­ном ав­то­мо­би­ле!

— Тут есть за­ме­ча­тель­ное со­ору­же­ние — трас­са «Фор­му­лы-1», и нам предо­ста­ви­ли воз­мож­ность по­го­нять. Я не люб­лю ко­пать­ся в мо­то­рах, но от ско­ро­сти и драй­ва по­лу­чаю огром­ное удо­воль­ствие. Сей­час мно­гие об­лиз­нут­ся и ска­жут: ну, нор­маль­но они там устро­и­лись. (

Сме­ет­ся.) — По­чти все ва­ши кол­ле­ги жи­вут в Со­чи це­лы­ми се­мья­ми, а где ваш сын?

— При­е­дет в се­ре­дине ав­гу­ста, а сей­час он в Кры­му. У ме­ня уже мно­го лет там квар­ти­ра. Сын лю­бит эти ме­ста, он там про­во­дит вре­мя с мо­ей ма­мой, а до это­го ме­сяц от­ды­хал с дру­гой ба­буш­кой, с Ири­ной ма­мой, в Под­мос­ко­вье. Мы с ним уже при­ез­жа­ли сю­да зи­мой, ка­та­лись на гор­ных лы­жах. Так что я его то­же при­учаю к Со­чи.

— Мар­ти­ну уже 11 лет. Как у него скла­ды­ва­ют­ся вза­и­мо­от­но­ше­ния со спор­том?

— Мар­тин не за­ни­ма­ет­ся спор­том, толь­ко в свое удо­воль­ствие иг­ра­ет в тен­нис. Ак­цент сде­лан на об­ра­зо­ва­нии. Он за­ни­ма­ет­ся в се­рьез­ной шко­ле. Ду­маю, го­да че­рез два при­дет вре­мя, ко­гда его мож­но бу­дет от­пра­вить учить­ся за гра­ни­цу. А ин­те­ре­сы у него вполне со­вре­мен­ные. Он, как го­во­рят в ком­пью­тер­ном ми­ре, гей­мер. У ме­ня дво­я­кое от­но­ше­ние к это­му. С од­ной сто­ро­ны, хо­ро­шо бы во­об­ще за­пре­тить все эти план­ше­ты. А с дру­гой — мо­жет быть, дать на­иг­рать­ся, по­то­му что за­прет­ный плод, как из­вест­но, очень сла­док.

— Вы не ду­ма­ли о том, что сын мог бы пой­ти по ва­шим стопам?

— Це­на успе­хов в спор­те очень боль­шая. И мы с Ирой сра­зу опре­де­ли­лись, что ни­ка­ко­го фи­гур­но­го ка­та­ния в его жиз­ни не бу­дет. Плюс Мар­тин с необъ­яс­ни­мой нена­ви­стью от­но­сил­ся в дет­стве к конь­кам — ски­ды­вал, пла­кал. В об­щем, нет у него люб­ви к фи­гур­но­му ка­та­нию, и до­ма он не пе­ре­смат­ри­ва­ет вы­ступ­ле­ния па­пы и ма­мы.

— Ис­пол­ни­тель­ни­ца глав­ной ро­ли в шоу «Кар­мен» Та­тья­на Нав­ка вы­шла за­муж. Вас ее при­мер не вдох­но­вил на со­зда­ние но­вой се­мьи?

— Есть вы­ра­же­ние: ни­ко­гда не го­во­ри «ни­ко­гда». Но я не ду­маю на эту те­му. И да­же не ви­жу ни­ка­ких мо­ти­ва­ций, за­чем это нуж­но де­лать. Мне сей­час очень гар­мо­нич­но и ком­форт­но. Я счи­таю, что пол­но­цен­ная сов­мест­ная жизнь тре­бу­ет очень боль­шо­го внут­рен­не­го под­клю­че­ния, от­ни­ма­ет не­ве­ро­ят­но мно­го вре­ме­ни, ко­то­рое мне жал­ко на это тра­тить. Я го­во­рю аб­со­лют­но ис­крен­но. Брак — это боль­шая работа. Я луч­ше по­ра­бо­таю над тем, что дей­стви­тель­но при­не­сет мне удо­воль­ствие как твор­че­ской лич­но­сти. Ес­ли воз­вра­тить­ся к спек­так­лю «Кар­мен», то мож­но ска­зать, что он весь про любовь и про раз­лич­ные ее гра­ни, сре­ди ко­то­рых пре­да­тель­ство, из­ме­ны, рев­ность... Все это часть на­шей жиз­ни, но я бы не хо­тел ту­да по­гру­жать­ся. Мне ка­жет­ся, что я там все знаю и по­ни­маю. И мне уже там не так ин­те­рес­но...

Для ле­до­во­го мю­зик­ла «Кар­мен» бы­ло на­пи­са­но мно­же­ство сце­на­ри­ев и в ито­ге Илья Авер­бух внес из­ме­не­ния в клас­си­че­ский сю­жет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.