ЛЮ­БИ­МАЯ ЖЕН­ЩИ­НА РУС­СКО­ГО ШПИ­О­НА­ЖА

ОДУ СА­МОЙ ТА­ИН­СТВЕН­НОЙ РУС­СКОЙ КРА­СА­ВИ­ЦЕ XX ВЕ­КА — МА­РИИ БУДБЕРГ — ЛУЧ­ШЕ­ГО ВСЕ­ГО ПИ­САТЬ, ИС­ПОЛЬ­ЗУЯ ЦИ­ТА­ТЫ ИЗ... ДО­НЕ­СЕ­НИЙ РАЗ­ВЕД­КИ. Экс­клю­зив­ные по­дроб­но­сти жиз­ни и ро­ма­нов Ма­рии Будберг, за ко­то­рой век на­зад охо­ти­лись все раз­вед­ки ми­ра

MK Estonia - - ТАЙНЫ ХХ ВЕКА - Ева МЕРКАЧЕВА.

Эта жен­щи­на-за­гад­ка все­гда бы­ла под ее при­сталь­ным на­блю­де­ни­ем. Немец­кая по­ли­ция счи­та­ла, что ба­ро­нес­са со­труд­ни­ча­ет с со­вет­ской и ан­глий­ской раз­вед­ка­ми, ан­гли­чане ис­ка­ли ее свя­зи с гер­ман­ской и ЧК, а че­ки­сты бы­ли уве­ре­ны, что она, со­от­вет­ствен­но, немец­кая и ан­глий­ская шпи­он­ка. Но раз­вед­ку ин­те­ре­со­ва­ла не толь­ко и не столь­ко са­ма Ма­рия, сколь­ко те муж­чи­ны, что бы­ли ря­дом с ней. Лок­карт, Горь­кий, Фрейд, Риль­ке, Уэллс, Чу­ков­ский, Ниц­ше, Пе­терс, Ягода — это окру­же­ние на­шей ге­ро­и­ни. Очень близ­кое окру­же­ние. Все эти ве­ли­кие лю­ди бы­ли оча­ро­ва­ны Ма­ри­ей, до­ве­ря­ли ей без­раз­дель­но и го­то­вы бы­ли ра­ди нее риск­нуть всем, в том чис­ле ка­рье­рой и го­ло­вой. В ру­ки на­ше­го спец­ко­ра по­па­ли уни­каль­ные, ни­где до сих пор не пуб­ли­ко­вав­ши­е­ся до­ку­мен­ты. Бу­ма­ги, ко­то­рым по­чти век! Они под­твер­жда­ют мно­гое и од­но­вре­мен­но опро­вер­га­ют не мень­ше из то­го, о чем фан­та­зи­ро­ва­ли ав­то­ры ро­ма­нов о Ма­рии Будберг.

Муж­чи­на пер­вый. Бен­кен­дорф.

В 1910 го­ду ум­ни­ца и кра­са­ви­ца Ма­рия За­крев­ская, толь­ко что за­кон­чив­шая пан­си­о­нат бла­го­род­ных де­виц, оча­ро­ва­ла ди­пло­ма­та и при­двор­но­го Ни­ко­лая Вто­ро­го, вла­дель­ца по­ме­стья в Эсто­нии гос­по­ди­на Бен­кен­дор­фа.

Сва­дьбу от­кла­ды­вать не ста­ли. И вот Ма­рия Бен­кен­дорф ча­сто со­про­вож­да­ет му­жа в по­езд­ках за гра­ни­цу, неко­то­рое вре­мя да­же ра­бо­та­ет в рус­ском по­соль­стве в Бер­лине. А по­том на­ча­лась ре­во­лю­ция. При­шлось вер­нуть­ся на ро­ди­ну.

Ма­рия ста­ла ча­стым го­стем в ан­глий­ском по­соль­стве в Пет­ро­гра­де. Воз­мож­но, бла­го­да­ря дав­ней друж­бе с до­че­рью ан­глий­ско­го посла. Как бы то ни бы­ло, по­хо­же, что имен­но там она и зна­ко­мит­ся с из­вест­ным ан­глий­ским раз­вед­чи­ком Ро­бер­том Брю­сом Лок­кар­том.

Муж­чи­на вто­рой. Лок­карт.

Му­ра вско­ре ста­но­вит­ся его лю­бов­ни­цей. Не очень, ка­за­лось бы, сен­ти­мен­таль­ный, как и все шпи­о­ны, Лок­карт впо­след­ствии в «Ме­му­а­рах бри­тан­ско­го аген­та» так опи­сы­вал свои чув­ства: «Что-то во­шло в мою жизнь, что бы­ло силь­ней, чем са­ма жизнь. С той ми­ну­ты она уже не по­ки­да­ла ме­ня, по­ка не раз­лу­чи­ла нас во­ен­ная си­ла боль­ше­ви­ков». Сло­ва че­ло­ве­ка имен­но лю­бив­ше­го.

«А как же муж?» — спро­си­те вы. К то­му вре­ме­ни при­шло пе­чаль­ное из­ве­стие о его ги­бе­ли под Ре­ве­лем то ли от рук крас­ных, то ли бе­лых, то ли про­стых бан­ди­тов. Ко­гда ан­глий­ское по­соль­ство пе­ре­еха­ло из Пе­тер­бур­га в Моск­ву, его гла­ва Лок­карт по­звал Му­ру. Она при­е­ха­ла и ста­ла жить у него в до­ме №19 в Хлеб­ном пе­ре­ул­ке. В это вре­мя Лок­карт ста­но­вит­ся ви­нов­ни­ком гран­ди­оз­но­го по­ли­ти­че­ско­го скан­да­ла: его об­ви­ня­ют в по­пыт­ке во­ен­но­го пе­ре­во­ро­та и за­хва­те са­мо­го Ле­ни­на.

Из до­ку­мен­тов сле­ду­ет, что в ночь на 1 сен­тяб­ря 1918 го­да от­ряд че­ки­стов под ру­ко­вод­ством ко­мен­дан­та Крем­ля Маль­ко­ва про­во­дит в квар­ти­ре Лок­кар­та обыск. Вот что они уви­де­ли там: «Вазы с фрук­та­ми и цве­та­ми, ви­но и биск­вит­ный торт в го­сти­ной. Кра­си­вая жен­щи­на, со­жи­тель­ни­ца Лок­кар­та, некая Му­ра в спальне ди­пло­ма­та».

Му­ру аре­сто­ва­ли, и она ока­за­лась в под­ва­лах Лу­бян­ки. Од­на­ко Лок­карт, не бо­ясь, что его то­же арестуют, идет вы­ру­чать воз­люб­лен­ную. Сна­ча­ла он об­ра­ща­ет­ся в Ко­мис­са­ри­ат по ино­стран­ным де­лам с прось­бой о ее осво­бож­де­нии, по­том пря­мо к гроз­но­му зам. пред­се­да­те­ля ВЧК Яко­ву Пе­тер­су.

Муж­чи­на тре­тий. Пе­терс.

Лок­карт уве­ря­ет Пе­тер­са, что Му­ра ни в чем не ви­но­ва­та. Ду­маю, опыт­ный че­кист был, мяг­ко го­во­ря, удив­лен тем, как рис­ку­ет гла­ва бри­тан­ской мис­сии ра­ди «ка­кой-то рус­ской дамочки». Тем не ме­нее Пе­терс обе­ща­ет разо­брать­ся и... предъ­яв­ля­ет ор­дер на арест са­мо­го Лок­кар­та. До­прос обо­их аре­сто­ван­ных — Лок­кар­та и его лю­бов­ни­цы Му­ры — на Лу­бян­ке про­во­дил сам Пе­терс. И про­ис­хо­дит нечто фан­та­сти­че­ское: Пе­терс вы­пус­ка­ет Му­ру. И вско­ре они вме­сте при­хо­дят в ка­ме­ру к Лок­кар­ту (точ­нее, ме­стом его за­клю­че­ния бы­ла уют­ная квар­тир­ка быв­шей фрей­ли­ны им­пе­ра­три­цы в Крем­ле). Ма­рия бро­са­ет­ся ми­ло­му на шею и пе­ре­да­ет по­да­рок — «Ис­то­рию фран­цуз­ской ре­во­лю­ции». Меж­ду стра­ни­ца­ми кни­ги бы­ла за­пис­ка: «Ни­че­го не го­во­ри. Все бу­дет хо­ро­шо». При этом Пе­терс был очень дру­же­лю­бен и всем ви­дом по­ка­зы­вал, что он о чем-то с Му­рой до­го­во­рил­ся. Вы­хо­дит, она оча­ро­ва­ла и его! Хо­ро­шо знав­ший Ма­рию ли­те­ра­ту­ро­вед Ро­ман Якоб­сон рас­ска­зы­вал, что од­на­ж­ды он спро­сил Му­ру: «Спа­ла ли ты с Пе­тер­сом?» — и та от­ве­ти­ла: «Ко­неч­но».

Как бы то ни бы­ло, Лок­кар­та дей­стви­тель­но по­сле хло­пот Му­ры вско­ре осво­бож­да­ют, и он по­ки­да­ет Рос­сию.

Муж­чи­на чет­вер­тый. Мак­сим Горь­кий.

А что же Му­ра? Она оста­ет­ся в России, но уез­жа­ет из Моск­вы в Пет­ро­град, где зна­ко­мит­ся с Кор­не­ем Чу­ков­ским. А уже тот при­во­дит ее к Мак­си­му Горь­ко­му, ко­то­рый воз­глав­лял из­да­тель­ство «Все­мир­ная ли­те­ра­ту­ра». Горь­кий бе­рет Му­ру на долж­ность сек­ре­та­ря из­да­тель­ства и вско­ре влюб­ля­ет­ся, да так силь­но и страст­но, что жить без нее не мо­жет. Объ­яс­нить этот фе­но­мен — по­че­му вли­я­тель­ные муж­чи­ны так тя­ну­лись к Ма­рии — и слож­но, и про­сто од­но­вре­мен­но. Слож­но, по­то­му что все эти муж­чи­ны бы­ли со­вер­шен­но не по­хо­жи друг на дру­га ни внешне, ни по ха­рак­те­ру. Про­сто, по­то­му что Му­ра не при­спо­саб­ли­ва­лась к ним, не вы­жи­ва­ла — она лю­би­ла. С каж­дым из них она бы­ла как с един­ствен­ным: не жа­ле­ла неж­но­сти и лас­ки, не бо­я­лась об­на­жить себя и экс­пе­ри­мен­ти­ро-вать. Про экс­пе­ри­мен­ты на­до бы ска­зать от­дель­но — со­хра­ни­лись сви­де­тель­ства по­друг Ма­рии, ко­то­рые уве­ря­ли, что она лю­би­ла секс и иска­ла в нем но­виз­ны.

В 1919 го­ду Му­ру опять аре­сто­ва­ли. По­во­дов для это­го не бы­ло.

— Ду­маю, че­ки­сты за­ин­те­ре­со­ва­лись ее но­вой ра­бо­той у Горь­ко­го и ис­ка­ли воз­мож­но- сти при­влечь ее к со­труд­ни­че­ству, — го­во­рит ве­те­ран раз­вед­ки Лео­нид Ко­ло­сов (не так дав­но умер). — Кто зна­ет? Воз­мож­но, с ней рас­пра­ви­лись бы, как это де­ла­ли с дру­ги­ми. Но по­мог­ло вме­ша­тель­ство Горь­ко­го, ко­то­рый на­пи­сал да­же Гри­го­рию Зи­но­вье­ву — кан­ди­да­ту в чле­ны По­лит­бю­ро РКП, с ко­то­рым был в пло­хих от­но­ше­ни­ях: «Поз­воль­те еще раз на­пом­нить Вам о Ма­рии Бен­кен­дорф — нель­зя ли вы­пу­стить ее на по­ру­ки мне? К празд­ни­ку Пас­хи?»

Зиновьев прось­бу удо­вле­тво­рил, и Пас­ху Му­ра и Мак­сим Горь­кий встре­ча­ли вме­сте. Этой жен­щине глав­ный про­ле­тар­ский пи­са­тель по­свя­тил од­но из ос­нов­ных сво­их про­из­ве­де­ний — «Жизнь Кли­ма Сам­ги­на». Горь­кий пред­ла­га­ет ей вый­ти за­муж, но Ма­рия по­че­му-то от­ка­зы­ва­ет­ся (хо­тя жи­вет с ним, рас­по­ря­жа­ет­ся по хо­зяй­ству, за­прав­ля­ет все­ми де­ла­ми). Кста­ти, она так­же в свое вре­мя от­ка­за­лась от пред­ло­же­ния ру­ки и серд­ца Лок­кар­та. Стран­ная жен­щи­на, не прав­да ли? Раз­вед­чи­ки го­во­рят, что она меч­та­ла уехать из России. И дей­стви­тель­но, как толь­ко она по- лу­чи­ла раз­ре­ше­ние на вы­езд, от­пра­ви­лась в Эсто­нию, где сра­зу же вы­шла за­муж за ни­чем не при­ме­ча­тель­но­го ба­ро­на Ни­ко­лая Буд­бер­га.

Муж­чи­на пя­тый. Будберг.

Са­ма Ма­рия при­зна­ва­лась: ей очень нра­вил­ся ти­тул и фа­ми­лия. Вот и вся ис­то­рия это­го за­му­же­ства.

Муж­чи­на ше­стой. Гер­берт Уэллс.

Из­вест­ный пи­са­тель го­стил в Пет­ро­гра­де у Мак­си­ма Горь­ко­го и од­на­ж­ды «ошиб­ся две­рью» — по­пал в спальню его сек­ре­тар­ши и лю­бов­ни­цы Ма­рии Будберг. И за­быть этой сво­ей «ошиб­ки» он не смог по воз­вра­ще­нии в Лон­дон. Он при­гла­сил ее к себе. Она при­е­ха­ла, по­том на­ве­ща­ла его еще несколь­ко раз в кон­це 20-х го­дов. А по­сле (ко­гда Горь­кий из сво­их за­гра­нич­ных ка­ни­кул вер­нул­ся в СССР) ста­ла жить с ним в Лон­доне по­чти офи­ци­аль­но.

«Я люб­лю ее го­лос, люб­лю ее при­сут­ствие, ее си­лу и ее сла­бость» — это строч­ки из ав­то­био­гра­фии Гер­бер­та Уэлл­са, и они — о Муре. Он так же, как в свое вре­мя Лок­карт и Горь­кий, уго­ва­ри­вал ее вый­ти за него за­муж, но она от­ка­за­ла и ему! Был да­же слу­чай, ко­гда Ма­рия при­гро­зи­ла Уэлл­су, что вы­бро­сит­ся из так­си, в ко­то­ром они еха­ли, ес­ли он не пре­кра­тит на­ста­и­вать. При этом она неиз­мен­но по­вто­ря­ла, что лю­бит его, и он эту ее любовь чув­ство­вал всей ду­шой. Уже жи­вя с ним, она ез­ди­ла в го­сти в Моск­ву, к Горь­ко­му. Ко­неч­но, скры­ва­ла это (го­во­ри­ла, что едет про­ве­дать де­тей в Эсто­нии). Но в 1934 го­ду прав­да вскры­лась: Уэллс при­е­хал в Моск­ву, бе­се­до­вал со Ста­ли­ным и Горь­ким и вы­яс­нил, что толь­ко что здесь бы­ла Му­ра. Горь­кий так и ска­зал ему: «Она и в про­шлом го­ду при­ез­жа­ла ко мне три ра­за». «Я был ра­нен так, как ме­ня не ра­ни­ло ни од­но жи­вое су­ще­ство», — на­пи­сал Гер­берт Уэллс. Но вско­ре Му­ру про­стил. И не по­жа­лел об этом: ко­гда он тя­же­ло за­бо­лел, толь­ко Ма­рия за ним уха­жи­ва­ла и оста­ва­лась ря­дом вплоть до са­мой смер­ти.

Раз­вед­чи­ца? Блуд­ни­ца?

Все эти муж­чи­ны бы­ли от­нюдь не един­ствен­ны­ми в жиз­ни Му­ры. В раз­ные го­ды она встре­ча­лась (и толь­ко ли встре­ча­лась?!) с ве­ли­ким Зиг­мун­дом Фрей­дом, фи­ло­со­фом Ниц­ше, по­этом Риль­ке... Они все ви­де­ли в этой жен­щине что-то осо­бен­ное. Но бы­ла ли она шпи­он­кой? И ес­ли да, то сколь­ких стран?

— Я не счи­таю, что она бы­ла про­сто осве­до­ми­те­лем, — про­дол­жа­ет раз­вед­чик Ко­ло­сов. — Она пе­ре­пи­сы­ва­лась с вра­гом на­ро­да Яго­дой, что-то ему по­сто­ян­но со­об­ща­ла, а вза­мен по­лу­ча­ла че­рез него ви­зы на въезд в СССР и вы­езд за гра­ни­цу. И я все-та­ки уве­рен, что это имен­но она отра­ви­ла Мак­си­ма Горь­ко­го, ко­то­ро­го очень бо­ял­ся Ста­лин. Ягода как-то при­знал­ся, что Горь­ко­го убил один из са­мых тай­ных его аген­тов, ко­им бы­ла быв­шая лю­бов­ни­ца… Од­на­ж­ды я ока­зал­ся в ко­ман­ди­ров­ке в Ита­лии. По­се­тил вил­лу, на ко­то­рой про­жи­вал и тру­дил­ся Горь­кий. Так вот од­на из мест­ных старух со сле­да­ми бы­лой кра­со­ты по­ве­да­ла мне: «Я об­слу­жи­ва­ла Мас­си­мо, ко­гда он при­ез­жал сю­да ле­чить­ся от ча­хот­ки. О, это был на­сто­я­щий муж­чи­на! Не в при­мер на­шим си­ньо­рам, ко­то­рые уме­ют ра­бо­тать толь­ко сво­и­ми болт­ли­вы­ми язы­ка­ми. А Мас­си­мо был немно­го­сло­вен, но неуто­мим... Кста­ти, слы­ха­ла я от раз­ных го­стей, при­ез­жав­ших сю­да, что ва­ше­го ве­ли­ко­го пи­са­те­ля за­гу­би­ла ка­кая-то блуд­ни­ца со стран­ным име­нем». Так что я то­же счи­таю, что Ма­рия бы­ла бле­стя­щей пу­та­ной, сверх­про­фес­си­о­нал­кой.

Поз­во­лю себе не со­гла­сить­ся. Му­ра бы­ла про­зор­ли­вой и муд­рой жен­щи­ной. Все ее ве­ли­кие муж­чи­ны за­кон­чи­ли жизнь пла­чев­но, а она жи­ла и жи­ла. Ду­маю, она ве­ла некую иг­ру со мно­ги­ми раз­вед­ка­ми ми­ра. Де­ли­лась тем немно­гим, что зна­ла. И бла­го­да­ря это­му вы­жи­ва­ла са­ма и, ско­рее все­го, спа­са­ла сво­их муж­чин. А уж ко­му они слу­жи­ли, кто из них при­пи­сы­вал ее к сво­им аген­там — вряд ли она да­же ин­те­ре­со­ва­лась этим. Глав­ное, она лю­би­ла. Лю­би­ла как уме­ла.

1974 год. Ита­лия. Ма­рия Будберг ед­ва пе­ре­дви­га­лась по до­му. За­га­доч­ная кра­са­ви­ца пре­вра­ти­лась в ста­рую боль­ную жен­щи­ну, ко­то­рая но­си­ла с со­бой фла­кон­чик с на­стой­кой. Но сколь­ко сек­ре­тов хра­ни­ла в сво­ем серд­це! Пред­чув­ствуя смерть, Ма­рия Иг­на­тьев­на со­жгла ру­ко­пи­си и лич­ный ар­хив, ко­то­рые она дер­жа­ла по­че­му-то в ав­то­мо­биль­ном трей­ле­ре, сто­яв­шем око­ло до­ма. Все тай­ны ушли вме­сте с ней...

Ма­рия Будберг неза­дол­го до смер­ти в сво­ем до­ме в Ита­лии.

Сек­рет при­вле­ка­тель­но­сти Му­ры мно­гие ви­де­ли в ее уме­нии лю­бить каж­до­го муж­чи­ну как един­ствен­но­го.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.