Вы всё ещё Шар­ли?

MK Estonia - - ПАНОПТИКУМ - АН­ДРЕЙ ТИ­ТОВ Глав­ный ре­дак­тор

Помни­те акцию «Я – Шар­ли», про­ка­тив­шу­ю­ся по все­му ми­ру по­сле то­го, как тер­ро­ри­сты рас­стре­ля­ли ре­дак­цию фран­цуз­ско­го са­ти­ри­че­ско­го жур­на­ла Charlie Hebdo?

Твор­че­ство это­го из­да­ния вы­зы­ва­ет очень неод­но­знач­ные эмо­ции. Од­ни при­зна­ют, что сво­и­ми ка­ри­ка­ту­ра­ми жур­нал по­рою пе­ре­хо­дит все гра­ни­цы доз­во­лен­но­го, по­то­му что есть ве­щи, над ко­то­ры­ми шу­тить нель­зя. Дру­гие воз­ра­жа­ют, го­во­ря в пи­ку, что сво­бо­да сло­ва (или – в дан­ном кон­тек­сте – ско­рее ри­сун­ка) долж­на быть пол­ной, под­ра­зу­ме­вая, что лю­бые огра­ни­че­ния уже озна­ча­ют цен­зу­ру.

Од­на­ко цен­зу­ра все рав­но бы­ла, есть и бу­дет. Дру­гое де­ло, что нор­маль­но­му че­ло­ве­ку не нуж­ны рам­ки, в ко­то­рые его по­ме­ща­ет го­су­дар­ство или кто-то еще, он и сам спо­со­бен по­нять, что есть ве­щи за гра­нью добра и зла. И вот тут-то на­чи­на­ешь со­мне­вать­ся, нас­коль­ко нор­маль­ны лю­ди, ра­бо­та­ю­щие в жур­на­ле Charlie Hebdo.

По­сле рас­стре­ла тер­ро­ри­ста­ми несколь­ких со­труд­ни­ков из­да­ние на слу­ху, за ним, я бы да­же ска­зал, при­сталь­но сле­дят. И что ви­дят? Недав­но мир воз­му­ти­ла ка­ри­ка­ту­ра на по­гиб­ше­го при по­пыт­ке бег­ства в Ев­ро­пу трех­лет­не­го си­рий­ско­го маль­чи­ка и его от­ца.

А те­перь на стра­ни­цах фран­цуз­ско­го жур­на­ла по­яви­лись оче­ред­ные ци­нич­ные ка­ри­ка­ту­ры и шутки на­счет кру­ше­ния рос­сий­ско­го са­мо­ле­та в Егип­те. На од­ном ри­сун­ке изоб­ра­жен тер­ро­рист, ко­то­ро­му на го­ло­ву па­да­ют об­лом­ки лай­не­ра и те­ла. Под­пись гла­сит: «Рос­сий­ская авиа­ция уси­ли­ла свои бом­бар­ди­ров­ки». Шу­тят же в жур­на­ле так, что, де­скать, для тер­ро­ри­стов за­пре­щен­ной на тер­ри­то­рии Рос­сии груп­пи­ров­ки ИГИЛ это был «един­ствен­ный спо­соб до­быть 224 пор­ции бес­плат­ной еды».

И хо­чет­ся спро­сить: это нор­маль­но? Вы, на­дев­шие по­сле на­па­де­ния тер­ро­ри­стов на ре­дак­цию май­ки «Я – Шар­ли» или раз­ме­стив­шие у се­бя на стра­ни­це в соц­се­ти со­от­вет­ству­ю­щую кар­тин­ку, все еще Шар­ли?

Да, та ак­ция го­во­ри­ла не столь­ко о том, что жур­нал прав, поз­во­ляя се­бе глу­мить­ся над тем, что ко­му-то ка­жет­ся со­вер­шен­но непри­ем­ле­мым. Она бы­ла ско­рее о том, что лю­бой по­сту­пок не заслу­жи­ва­ет та­кой от­вет­ной ме­ры, как убий­ство. И глав­ное, как по­ка­за­ла прак­ти­ка и даль­ней­шая де­я­тель­ность Charlie Hebdo, убий­ство и не оста­нав­ли­ва­ет. Ско­рее раз­за­до­ри­ва­ет, что ли. Раз­ве что охрану на вхо­де в ре­дак­цию уси­ли­ли.

В рус­ском язы­ке есть вы­ра­же­ние: за это убить ма­ло! Дей­стви­тель­но ма­ло. Нуж­но боль­ше: мас­со­вое по­ри­ца­ние, об­струк­ция, иг­но­ри­ро­ва­ние. И хо­чет­ся на­де­ять­ся, что лю­дей, осуж­да­ю­щих та­кой, с поз­во­ле­ния ска­зать, юмор, боль­шин­ство.

Newspapers in Russian

Newspapers from Estonia

© PressReader. All rights reserved.